Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Облачно
Среда
Облачно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.

В память о любви

  22.07.2011  |    Город

В августе этого года Наталье Ивановне Аминевой — вдове первого Героя Советского Союза — дзержинца Виктора Аминева исполнится 98 лет.

Несмотря на почтенный возраст, Наталья Ивановна не любит жаловаться на нездоровье, наоборот, все свое хозяйство — дом, огород, живность она обхаживает сама. Кошки, зная добрый нрав хозяйки, непрестанно трутся у ее ног, перед домом разбит цветочный садик, в доме — порядок и уют, на стареньком шкафчике — восстановленный с одной из немногих сохранившихся фотографий портрет мужа-героя. Живет Наталья Ивановна Аминева в небольшом деревянном домике в Володарском районе, совсем недалеко от деревни, в которой она родилась, выросла, где познакомилась с Виктором…


Виктор Аминев. 30-е годы ХХ века

Как давно это было. А кажется, нет этой бездны времени. Кажется, она все та же скромная красивая девчонка со светлыми волнистыми волосами, в красном крепдешиновом платье фасона полуклеш — первом и последнем подарке любимого мужа.
Всякий раз перед сном Наталье Ивановне видится эта картина, с годами становящаяся только ярче, отчетливее, со всеми мельчайшими деталями их с Виктором короткой любви. И каждую новую ночь она проживает эти редкие встречи с начала: знакомство, сказанные друг другу слова, расставание, боль потери. И плачет. Память о погибшем муже все эти годы с ней неотлучно. Память, которую она бережет, которой старается делиться и которая, значит, будет жить и после нее — вечно.
Наташа родилась в деревне Мысы Володарского района в 1913 году. Из семерых детей семьи Мотовых она была четвертой. Отец умер рано, ей и шести не было. Мама часто болела, не работала — пыталась растить детей на натуральном хозяйстве — собственном огороде, курах.
В школе Наталье прочили светлое будущее — больно уж хорошо и быстро схватывала она все науки. Педагоги советовали ей обязательно учиться дальше. Но, едва окончив восемь классов, 14 лет от роду, она устроилась работать на сетевязальную фабрику Решетихи — семье очень нужны были деньги. На работе смекалистую и ответственную девушку тоже заметили сразу и дали направление в Москву — повышать квалификацию. И опять Наташе пришлось отказаться от устройства собственной судьбы — кто поможет матери воспитывать ораву малышей? К тому времени старшие братья уехали на заработки, старшая сестра вышла замуж и ушла жить в дом мужа. Наталья осталась главным кормильцем в семье.
Пришлось ей принимать решение и о трудоустройстве в колхоз, работу в котором совсем уж юные жители села не жаловали — денег здесь не платили, за работу выдавали муку и овощи осенью. Зато Наташе помогли поставить новый дом, старый их домишко вот-вот готов был рухнуть от ветхости.
Здесь, в колхозе, познакомилась Наташа с парнем, который ухаживал за ней очень настойчиво, звал замуж, но она не спешила — не до любви, когда дома дети и мать на одну тебя надеются, да и чувствовала где-то внутри — самая важная встреча в ее жизни еще впереди.
Через два года ушла работать на мукомольный завод поселка Володары. Здесь и встретила настоящую любовь — мастер, работающий в соседнем цехе, Виктор Аминев сразу положил глаз на добросовестную и приветливую девушку.
«Пришлось выбирать между двумя женихами — первый ухажер отказывался меня отпускать без борьбы. И я выбрала Виктора. Почему? Пожалела, наверное. Он беднее был. Рос сиротой вдвоем с братом Иваном у тетки. Бедно они жили, плохо», — вспоминает Наталья Ивановна.
1935 год. Виктору и Наталье по 22 года, они — ровесники. Сыграть свадьбу тогда не довелось — не было денег, да и времени: Виктора призвали на службу в армию. Тогда у них уже родилась дочь Нина.


Мемориал на центральной площади Володарска

Тяжело пришлось Наталье — одной растить дочь и по-прежнему помогать матери, младшим братьям и сестрам. Спасало одно: мастерица Наташа шила на заказ. Шила все: от пальто до обуви, днем и ночью — лишь бы получить деньги и купить на них продукты, отрезы ткани для своей семьи. Свои носили исключительно ее рук ладно скроенные и пошитые платья, рубашки, юбки, брюки.
Однажды в отлаженный быт Натальи и ее семьи, состоящий из трудовых дней, бессонных ночей рядом с маленькой дочкой и утомительного ожидания хоть какой-то весточки от Виктора, пришла беда. О муже, не писавшем ей полтора года, донеслась весть, что остался в армии на сверхсрочную службу и там же нашел новую подругу — живет теперь с ней и готов создать официальную семью. Нестерпимой болью отозвалась эта новость в сердце Натальи, в предательство Виктора она верить отказывалась. Но напоминать о себе не смела — он теперь офицер, а она так и осталась простой деревенской девчонкой. Помог случай. Брат Виктора в шутку сообщил ему в письме, что и Наталья, дескать, собирается замуж…
«Сижу я как-то, шью у окна, — с тихой улыбкой рассказывает Наталья Ивановна, — а по улице к нашему дому идет моя сестра Шура с красивым мужчиной в военной форме. Я сразу его и не узнала. Только когда в избу вошли — обмерла…»
Это был он — ее долгожданный Виктор.
— Плохо мужа встречаешь!
— Да ты вроде женился…
— Неправда это! Собирайся, завтра в ЗАГС пойдем. Какая же ты у меня красавица!
Все забылось после этих слов. А когда он повез ее гулять в Горький, купил красное платье в модном магазине, туфли, духи, платок, закружилась у Натальи голова от счастья и любви.
8 мая 1939 года в Володарском поселковом Совете они зарегистрировали свой брак. Вслед им оборачивались все сельчане: такой красивой пары доселе в Володарах и не видели: Наташа в новом платье, в туфлях на каблуках, с пучком-валиком из завитых волос, Виктор в танкистском костюме с военной выправкой, бравый, уверенный в себе, счастливый.
Неделю продлился медовый месяц Наташи. А затем муж стал настаивать: едем вместе с Ниной в воинскую часть на границу с Монголией, мой долг — служить Родине, а твой — быть рядом со мной.
Собрала два чемодана с одеждой, подушки с периной и отправилась вместе с дочкой вслед за мужем на самый край страны — Дальний Восток.
В Москве, пересаживаясь на другой поезд, семья Аминевых встретилась с сослуживцами Виктора, которые и рассказали: в Монголии началась война с Японией, ехать на границу с семьей опасно. Но они решили: дальше — только вместе, что бы ни случилось.
На душе тревожно, неизвестность, ожидающая впереди, холодом сковывает душу, а она, Наталья Аминева, жена офицера, счастлива, потому что совсем немного выпало на ее долю этого простого женского счастья — быть рядом с любимым человеком. Он показал ей из окна озеро Байкал, после короткой остановки принес пестрый букет — за окном стелились сплошные цветочные долины — предвестники степей.
Через неделю добрались до Улан-Удэ. Дальше Наталью с дочкой не пустили. Виктор, наспех сняв им комнату в коммунальной квартире, обещал вернуться вечером.


Наталья Ивановна Аминева с дочерью Ниной

Приехал сам не свой. В воинскую часть жене и дочери путь закрыт, оттуда еще несколько дней назад эвакуировали всех гражданских — началась война. Ему самому рано утром предстоит отправиться на линию фронта и воевать с японцами.
Всю ночь накануне отъезда они проговорили.

— Что с нами будет, Виктор?
— Не бойся ничего, говорят, война быстро закончится. Выгоним японцев, и заберу вас к себе. А пока — держитесь, дочь береги.
На рассвете офицер поцеловал спящую Нину, прижал к себе Наталью и уехал туда, где уже слышны были выстрелы и взрывы. Только один раз получила Наталья письмо от любимого мужа. И то не письмо, а конверт с деньгами — 25 рублей. Этих денег ей хватило как раз до конца августа.
30 августа 1939 года вестовой на загнанном коне привез Наталье извещение о гибели Виктора Аминева. Погиб он геройски. Три месяца на полях сражений, командуя бронемашиной «БА-10», Виктор Аминев подбил десятки вражеских танков и орудий. За мужество и героизм был награжден орденом Ленина.
В ночь с 27 на 28 августа его машина вместе с экипажем была взорвана то ли от прямого попадания из японского орудия, то ли попав на заминированное поле.
Наталья с Ниной бросилась в военкомат: правда ли муж погиб, что теперь делать. Военные развели руками: война окончена, но погибших и раненых так много, что сейчас точно судьбу каждого военного и не проследить.
Кто-то указал дорогу, откуда с поля боя везли раненых — обозы тянулись целый день, сотни санитаров, тысячи солдат. Наталья с дочкой на руках останавливала каждую машину, каждую телегу, всматривалась в лица людей, спрашивала о Викторе. Уже поздним вечером в полной темноте около них остановился последний обоз: снова бросилась к военным — ради Бога, скажите, есть ли надежда, остался ли кто живой?.. Ей ответили, что на поле боя осталась только братская могила, а сколько в ней похоронено и кто — не скажет уже никто и никогда.
Вернулась домой в отчаянии: Виктор погиб, денег нет, работы нет, даже домой вернуться не на что. Военные — сослуживцы Виктора навестили семью погибшего товарища, предлагали помощь и с трудоустройством, и с детским садом для Нины, даже грустно шутили, что сосватают ее снова — вон сколько военных рядом. Но Наталья твердила одно: будем добираться домой.
В поезде Наталья все плакала, Нину жалели попутчики, подкармливали, играли. Потом встрепенулась, как-то жить надо, дочь поднимать, она маленькая, не понимает еще ничего. И подумав так, подхватила Нину на руки и ну с ней кружиться в коридоре плацкарта в каком-то отчаянном вихре танца. Нина хохотала, а пассажиры смахивали слезы с лица — Наташа в свои 26 лет выглядела сухой жалкой старухой.


Нина Шубнякова (Аминева) чтит память отца

Вернулись в родное село, в дом матери, где к тому времени кроме младших жили два брата с семьями. Тесно, бедно. А за Наташу с Ниной и заступиться теперь некому. Только ночью отдушина — ляжет Наталья, прижмет к себе дочь, как две капли воды похожую на отца, уткнется в подушку и видит свои счастливые воспоминания: ее в красном платье кружит на руках Виктор: «Красавица моя!».
В ноябре 1939 года в село пришла весть: Виктору Аминеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Вдове Наталье Аминевой положены пенсия и привилегии. От привилегий отказалась, а вот деньги стала откладывать на строительство нового дома. Но тогда этим планам не суждено было стать реальностью — началась война.

Своим домом Аминевы обзавелись много позже, когда Нина стала уже взрослой девушкой. После гибели мужа жизнь Натальи Ивановны потеряла яркие краски: просто жила, да и все, тянула трудовое бремя, словно перебирала судьба одинаковые, как бусины в длинных четках, серые будни.
А вот сейчас большая радость каждый приезд гостей-родственников. У Нины две дочки Наталья и Лена. И правнучка есть у Натальи Ивановны — Евгения. Ей 26 — ровно столько, сколько было Виктору, когда он погиб, защищая чужую страну Монголию. Посидят, побалуют вниманием бабушку и — домой. А она каждый раз, провожая Нину, цветов ей нарежет — здесь в Володарском районе недалеко от дома Натальи Ивановны есть памятник солдатам-героям и небольшие именные стелы. Одна из них — Виктору Аминеву. Нина везет сюда букеты Натальи Ивановны. Собственно, за этим последняя и растит свой маленький цветочный палисад.
А когда дом пустеет — открывает шкаф и смотрит на красное крепдешиновое платье фасона полу­клеш, и снова видит себя кружащейся в крепких объятиях мужа. Он был счастлив, а она и сегодня счастлива и полна одновременно этими воспоминаниями… и памятью о нем, которая стала вечной.


Елена РОДИОНОВА