Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
возможен дождь
Сегодня
возможен дождь
Проливные дожди. Повышение 7C. Ветер ЗСЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность дождя 40%.
Облачно
Завтра
Облачно
Значительная облачность. Повышение 5C. Ветер ЗСЗ от 15 до 30 км/ч.
Ясно
Четверг
Ясно
Малооблачно. Повышение 7C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
Небольшая Облачность
Пятница
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение 11C. Ветер ЮВ от 10 до 15 км/ч.
Снег
Суббота
Снег
Дождь, переходящий в снег утром. Повышение 5C. Ветер СЗ от 15 до 30 км/ч. Вероятность дождя 80%. Снегопад 2-3 см.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение 7C. Ветер З и переменный.

Почем зарплаты в Черноречье

  06.04.2017  |    Краеведение
16_Плетение-сетей-в-одно_Яркость

Сегодня, в год столетия Октябрьской революции, особенно интересно листать подшивку «Дзержинца», на страницах которого в разные годы рассказывалось о дореволюционном прошлом нашего края. Какие-то заметки в нынешние времена вызывают улыбку, но некоторые факты заставляют задуматься.

Не ждать милостей от царя
11 июля 1971 года «Дзержинец» публикует небольшую заметку Вячеслава Сафронова «1899 год. Черноречье». Согласно советским традициям автор рассматривает дореволюционное прошлое нашего края с позиций классовой борьбы.
В 1899 году, сообщает автор, произошла первая стачка рабочих в Черноречье. 30 июня рабочие алебастровых заводов Середина и Птицина после очередной зарплаты отказались работать в невыносимых условиях и потребовали увеличения заработка. Хозяева предложили обсудить положение дел и прийти к компромиссу. Тогда рабочие пошли на другие заводы с призывом к всеобщей стачке. Благодаря этому вся работа в Черноречье встала.
На следующий день, рассказывает Вячеслав Сафронов, из Нижнего Новгорода для усмирения бунта прибыли 60 солдат. Рабочие держались стойко и выходить в цеха отказывались. Через два дня Середин и Птицин приняли решение об увеличении заработной платы до 23 рублей, т. е. до 90 копеек в день. До стачки поденная оплата не превышала 40−50 копеек (на рубеже веков 400 г гречневой крупы можно было купить за 10 копеек, бутылку молока — за 8 копеек, тушку курицы — около 70 копеек — прим. редакции). «Это была первая и большая победа чернореченских рабочих», — отмечает автор статьи.
И если рабочие уже начинали бороться за свои права, то крестьяне все еще надеялись на милость царя. «Будьте нам, Ваше императорское величество, — обращались весной 1905 года крестьяне Чернореченской волости к Николаю II с просьбой о „прирезке“ земли и леса, — великим покровителем и осушите слезы на глазах многострадальных крестьян, не откажите нам в нашей просьбе, мы ждем от вас милостивого ответа… Если казна находит Чернорецкую дачу в бесспорном своём владении, тогда из всего этого выйдет, что крестьяне… могут помирать с голода и холода, так как иного выхода в нынешнем году нет».
Большую роль в распространении революционных настроений сыграла листовка «К крестьянам Чернорецкой волости», в которой Нижегородский комитет социал-демократов разъяснял необходимость сов­местной — рабочих и крестьян — организационной борьбы.
Тяжела была жизнь крестьян, продолжает Вячеслав Сафронов. Для годичного пропитания одного человека необходимо было около 18 пудов ржи, 5 пудов других сельскохозяйственных продуктов, не считая мяса, овощей, соли. Поэтому крестьяне нанимались в бурлаки, лоцманы, кормщики на Волгу, рабочими на сетевязальный завод Гурьева и Склянина. А когда в Черноречье возник свой химический завод, почти все они превратились в пролетариев.

У соседей
30 апреля 1977 года на страницах «Дзержинца» была опубликована прелюбопытная заметка «В бывшей Мысовской волости». Автор публикации, председатель плановой комиссии Дзержинского райисполкома А. Рассадин рассказывает о дореволюционном прошлом соседнего Володарского района.
Автор пишет о трудном житье-бытье крестьян будущего Володарского района, отмечает скудность земли, голодные годы. «Многие крестьяне района, — пишет А. Рассадин, — отчаявшись, бросали свое хозяйство и уходили на заработки». Как раз в это время в Володарске разворачивают мукомольное производство купцы Бугровы.
В 1862 году Бугровы построили у деревни Передельново водяную мельницу, а в 1872 году еще одну мельницу у р. Сейма, у деревни Новишки. Около мельницы стал расти поселок — выселок Ольгино. По данным переписи 1897 года, численность Ольгино составляла 598 человек, а ведь всего 40 лет тому назад поселка не было вовсе.
«На бугровских мельницах, — говорится в заметке, — происходил процесс раскрестьянивания». До 1905 года рабочий день длился 12 часов, после 1905 года — 10 часов. На работу Бугров брал с 12 лет. Подростки были «на побегушках» у взрослых мастеров. Летом их заработок составлял всего 3 рубля, а зимой 2 рубля 75 коп. (на 1 рубль в то время можно было купить 1 рубашку или парусиновые брюки — прим. ред.). Зато ребятню бесплатно кормили, давали портянки и лапти. Взрослые специальности ценились выше. Мукосеи получали
7 руб. 50 коп. в месяц, выбойщики — 33 рубля летом и 27 рублей зимой.
Кроме того, Бугров заготавливал и продавал лес. В 1910 году бугровский оборот достигал 8 млн. рублей.
Во второй половине XIX века в Решетихе был образован торговый дом «Гурьев и Склянин», продолжает автор. Он занимался производством рыболовных сетей. В 1908 году в связи со вступлением в торговый дом крупных торговцев рыболовными товарами братьев Карповых была образована прядильно-сетевязальная фабрика. К 1914 году это было значительное предприятие, оснащенное импортным оборудованием.
«Став впоследствии самым крупным сетеснастным производством России, — рассказывает Рассадин, — фабрика сосредотачивает в своих цехах большое количество рабочих, настроенных непримиримо к эксплуататорам. Фабрика формировала в человеке трудовую и политическую активность, стремление покончить с насилием власть имущих. В передовых слоях зрели классовое самосознание и жажда социального переустройства».
При этом в статье приводятся факты, которые свидетельствуют о невысоком уровне грамотности окрестных деревень. Из молодых мужчин лишь половина могли читать и писать, из женщин — лишь каждая третья.