Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Вторник
Снег
Снегопад. Понижение -11C.
Пасмурно
Завтра
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер Ю и переменный.
Снег
Четверг
Снег
Снегопад утром. Повышение -7C. Ветер СЗ от 15 до 25 км/ч. Вероятность снега 30%.
Облачно
Пятница
Облачно
Значительная облачность. Повышение -11C. Ветер С и переменный.
Облачно
Суббота
Облачно
Значительная облачность. Повышение -10C. Ветер ВЮВ от 10 до 15 км/ч.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение -1C. Ветер Ю от 10 до 15 км/ч.

Сто лет тому назад

  02.03.2017  |    Краеведение

27 февраля 1917 года в России началась массовая политическая стачка под лозунгами «Долой войну!», «Да здравствует республика!». Кто бы мог подумать, что очередная забастовка может стать отправной точкой коренного переустройства Российской империи? Сегодня, в год столетия российских революций, внимание общественности вновь приковано к событиям тех лет. Мы вглядываемся в тьму времени и пытаемся вспомнить: а как это было?

Толстяк Родзянко пишет вздор
Собственно говоря, февральская общероссийская стачка стала продолжением множества забастовок, приуроченных к очередной годовщине Кровавого воскресенья. Возможно, поэтому власти сначала не придали особенного значения очередным выступлениям рабочих на заводах. Но уже 2 марта (все даты в статье даются по новому стилю) началась грандиозная забастовка на Путиловском заводе. В те дни в Петрограде сильно мело, и из-за непогоды возникли перебои с доставкой в столицу хлеба. Из цехов народное недовольство выплеснулось на улицу. Начались стихийные погромы пекарен, булочных, кондитерских.
В правительстве не волновались. Царю доложили, что верхушка бунтовщиков-революционеров арестована, волнения подавлены. Доверившись своим министрам, 7 марта Николай II со спокойным сердцем выехал из Петербурга в Могилёв в Ставку Верховного главнокомандующего. А на следующий день город Петра словно взорвало. На забастовку, посвященную Дню работницы, вышли 128 тысяч человек. Колонны демонстрантов шли с лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!», «Хлеба!».
Через день в Петербурге бастовали уже 214 тыс. рабочих.
Царю о начавшейся революции доложили лишь вечером 10 марта. К этому времени в столице начались столкновения бастующих с полицией. Николай все еще питал иллюзию, что это лишь небольшие беспорядки, которые полиция должна была немедленно устранить. Единственным, кто попытался обрисовать монарху настоящее положение дел, стал председатель Государственной думы Михаил Родзянко. В телеграмме царю он писал, что «в столице анархия» и «части войск стреляют друг в друга». Это было настолько невероятно (но правда!), что Николай II отказался верить сообщению, посетовав, что «этот толстяк Родзянко пишет мне всякий вздор». А между тем в столице начались массовые расстрелы рабочих. 12 марта были распущены Дума и Сенат. В тот же день в городе началось вооруженное восстание солдат, присоединившихся к демонстрантам. 13 марта власть в свои руки взял Временный комитет Государственной думы.

С оглядкой на Москву
В Нижегородской губернии следили за событиями в Петрограде с большим вниманием. Но все было тихо, мирно, и складывалось такое впечатление, что все ожидали: куда же вывернет революционный водоворот в Петрограде. Вести о военных волнениях в Москве и Петрограде достигли Нижнего Новгорода 14 марта. В этот день активисты социалистических партий стали «снимать» со смены служащих и рабочих Сор­мовского завода. Вскоре толпа численностью 5−6 тысяч человек с красными знамёнами двинулась по направлению к Нижнему Новгороду, собирая по пути сочувствующих. В колонне демонстрантов бок о бок шли большевики, социал-демократы, эсеры — объединенные общей идеей революции, на время они забыли о своих спорах и противоречиях. Но уже на Зеленском съезде, на подходе к Городской думе, среди демонстрантов стали распространять листовки в поддержку Временного правительства. Это вызвало недовольство среди левых социалистов. Но с таким же предложением — поддержать Временное правительство — обратился к демонстрантам и глава Нижнего Новгорода Дмитрий Сироткин. Причем планы Дмитрия Васильевича шли намного дальше. Вступив в переговоры с демонстрантами, он предложил создать некое временное правительство в Нижегородской губернии. Этот план был полностью отвергнут митингующими, поскольку мест для рабочих в новом правительстве предусматривалось совсем немного. Демонстранты самовольно бросились к городским тюрьмам и выпустили на волю всех заключенных, как политических, так и уголовных. На следующий день в Нижнем Новгороде прошли первые выборы в Совет рабочих депутатов.

Без крови и волнений
А что же Черноречье? Документальных свидетельств о том, что происходило в дни Февральской революции в наших краях, крайне мало. Но то, что революция февраля не стала для чернореченцев чем-то уж совсем неожиданным, можно сказать точно.
Еще в 1905 году в селе Черном было создано «Общество народных чтений». Действовало оно на базе двухклассного училища. Как писал потом директор училища в ходатайстве о закрытии «вредного кружка», народные чтения больше походили на антиправительственные митинги. Через год, когда «Общество народных чтений» было закрыто, в Черном создается «Общество образования». И снова в него входят не только интеллигентные и образованные люди села, но и поднадзорные, не внушающие доверия личности. После лекции о Государственной думе в 1907 году общество приказали закрыть.
Это не помешало подпольным революционерам продолжать вести пропаганду среди жителей Чернореченской волости. «Летом, например, перед праздничным или воскресным днём, — вспоминал впоследствии революционер Маслов, — кончая работу по своей профессии, мы уходили ночью в ту или иную деревню, располагались там под видом рыболовов или сборщиков грибов. Крестьяне довольно охотно слушали то, что под видом разных новостей мы им передавали. В конце концов незаметно для них мы переходили на более серьёзные темы, так что наши беседы всегда затягивались до поздней ночи. Так у нас завязывалась связь с окружающими деревнями, и к 1907 году мы имели порядочное число „наших“ крестьян, которых снабжали литературой для чтения и распространения». Особенно часто такие сходки случались на Сейме. Там же происходили наиболее крупные и заметные для нашего края забастовки рабочих местных мануфактур и фабрик.
Не будем забывать и тот прелюбопытный факт, что на Дачном гостили знаменитые сестры Невзоровы. Те самые, у которых останавливался Ленин во время своих визитов в Нижний Новгород. Биографы революционерок утверждают, что всегда и везде они вели подпольную работу. Так неужели Дачное стало исключением?
Благодаря санаторно-курортной славе Нижегородская Ялта подпитывалась революционными новостями за счет прогрессивно настроенных дачников. Их влияние не могло не затронуть умы местного населения. В 1913 году под надзор полиции были взяты жители села Черное: педагоги М.Ф. Сорокин и Н.Н. Сергеев, врач А.А. Мошков, фельдшер А.С. Степанов, рабочий О.И. Коротков. Все они подозревались в связах с рабочими социал-революционерами.
Чернореченцы уже тогда были особым народом. Многие из них служили лоцманами, капитанами. Многие занимались рыболовством, судостроением, сплавом и продажей строевого леса. В волости действовало около десятка маленьких заводиков, мануфактур, фабрик. Жители Черноречья считались зажиточными людьми. Поэтому легко предположить, что революционные идеи не вызывали особенно большого отклика в сердцах простых обывателей. В дни Февральской революции в наших краях было тихо и спокойно.
Первые Советы в Растяпино были созданы на заводах. По мнению дзержинского краеведа Бориса Терехова, их организаторами выступили представители Канавинского комитета большевиков: Р. Штомберг, Н. Королев и К. Рождественский. Вероятно, революционную тройку делегировали в наши края уже после того, как смена власти произошла в губернском центре. В книгах по истории завода им. Свердлова указывается, что на заводе взрывчатых веществ новая власть устанавливалась под влиянием питерских рабочих. Первым председателем Совета рабочих депутатов завода стал меньшевик С.Мартовский. Исполком Совета депутатов возглавил эсер А. Силантьев.
Во второй половине марта 1917 года меньшевики взяли большинство везде. Они пользовались уважением и доверием у местного населения. Власть в их руки перешла без особого сопротивления и кровопролития. Люди даже и не подозревали, какие перемены им предстояло пережить. До октября 1917 года оставалось всего шесть месяцев.

Евгения МАКАРОВА