Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Облачно
Сегодня
Облачно
Значительная облачность. Повышение -3C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
Пасмурно
Завтра
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 15 до 25 км/ч.
Пасмурно
Среда
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 10 до 15 км/ч.
Снег
Четверг
Снег
Снегопад утром. Повышение -7C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 40%.
Снег
Пятница
Снег
Снегопад утром. Повышение -12C. Ветер ССЗ от 15 до 25 км/ч. Вероятность снега 30%.
Небольшая Облачность
Суббота
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение -16C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.

Солдаты Победы

  04.05.2017  |    Ветераны

С окончанием Великой Отечественной войны многие офицеры продолжили нести службу в органах внутренних дел. Дзержинск не исключение. В послевоенные годы штат сотрудников дзержинской милиции существенно пополнился за счет демобилизованных солдат. Многие посвятили нашему городу всю оставшуюся жизнь. Воспоминания некоторых из них и поныне бережно хранятся в ветеранской организации.

Натиск и отвага
Михаил Герасимович Липич родом с Алтая. Свое будущее он связывал с родным селом, где собирался работать землеустроителем. Но в 1941 году его призвали на фронт. И уже в конце июня 19-летний сибиряк был зачислен в состав 196-й стрелковой дивизии, оборонявшей Днепропетровск. В октябре 1941 года Михаил Липич оказался под Харьковом, где шли ожесточенные бои. Спустя годы ветеран вспоминал, что бои под Харьковом ему запомнились непрерывным воем артиллерийской канонады. Орудия гремели днем и ночью. Осветительные ракеты превращали ночь в день. Каждый день шли ожесточенные бои. С воздуха — немцы, на земле — немцы.
Это был тот самый харьковский мешок, в который попала семидесятитысячная группа Красной армии. Именно тогда прозвучал грозный приказ: «Ни шагу назад!». А ведь было все: и паника, и расстрелы паникеров.
Липича взяли в разведку. Остается только удивляться, как он уцелел в мясорубке боев за Украину. Бои за каждый поселок, каждую деревушку. И отступление, отступление, отступление…
Наступивший 1942 год облегчения не принес. Часть, в которой служил Михаил, перебросили под Сталинград. В одном из боев Михаил был тяжело ранен. На восстановление здоровья понадобились долгие четыре месяца.
И снова котлован — Ленинградский фронт. По Дороге жизни разведчик Липич переправляется в блокадный Ленинград. Для того, чтобы до последнего дня держать оборону и сдерживать натиск врага. Сохранились уникальные воспоминания ветерана об этих днях. Это было боевое задание.
Приказ во что бы то ни стало взять «языка» получили сразу двенадцать разведчиков. Шли молча сквозь вьюгу и снег. И вдруг — землянка. Оказывается, в метели заблудились и зашли в тыл к противнику. На посту — немецкий часовой. Снять его бесшумно, с сожалением вспоминал ветеран, не удалось. Грянул выстрел. Чтобы не дать опомниться немцам, с боем ворвались в землянку и сразу открыли огонь на поражение. Четверых уцелевших фашистов захватили в плен и тут же повернули назад — домой. В спины затрещали очереди опомнившихся оккупантов из соседних землянок. В этом бою взвод потерял своего командира. Михаил выбрался живым.
В декабре 1942 года Михаил Липич был награжден медалью «За оборону Ленинграда». В это время вместе с однополчанами он стоял в обороне в районе Пушкино и Синявино.
В январе 1944 года началось массовое наступление советских войск. Разведке нередко приходилось брать на себя роль исследователей впереди лежащих территорий. И каждый раз, вспоминал ветеран, выручали солдатская находчивость и быстрота реакции. Однажды вместе с приятелем фронтовик отправился обследовать переправу. Неожиданно нарвались на грузовик, везущий немцев. Чтобы перехватить инициативу, открыли огонь первыми. Грузовик опрокинулся, враг был повержен, а разведчики остались живы. В другой раз пришлось разведчику прикрывать отступление товарищей, вызывая огонь на себя. Как говорится в наградных документах, «ефрейтор Липич огнем своего автомата уложил пять фашистов. Невзирая на трудности, рискуя жизнью, он продолжал вести огонь». Благодаря проявленной храбрости операция разведчиков удалась, а Михаил был представлен к главной солдатской награде — медали «За отвагу».
Спустя всего полгода Михаил Герасимович воевал уже в Прибалтике. Под Ригой он стал свидетелем того, как раскапывали братские могилы в спешке расстрелянных немцами военнопленных. Убитых было много. Настолько, что даже у солдата, прошедшего всю войну, сжалось сердце от боли. Тогда же под Ригой в ожесточенном бою Михаил смог обезоружить фашиста и захватить его в плен. За проявленную доблесть разведчика представили к ордену Славы III степени.
Окончание войны старший сержант Липич встречал в Курляндии. К этому времени он уже был парторгом дивизии и пользовался заслуженным уважением у однополчан.
В Дзержинске Михаил Герасимович оказался уже в начале 60-х. Проработал в дзержинском ГОВД более 15 лет.

Крещение Курской дугой
Василий Иванович Кузюткин также после войны по направлению работал в дзержинском ГОВД. Ветеран оставил много интересных воспоминаний, которыми с нами охотно поделились в ветеранской организации УМВД.
Кузюткин — наш, нижегородский. Он родился в селе Иванцево Лукояновского района. На момент начала войны Василию было только 17 лет. К этому времени его семья уже переехала в Горький, где вчерашний выпускник устроился на молочный завод.
В августе 1942 года Василия направили в 3-е Ленинградское пехотное училище. Спустя всего полгода новоиспеченного командира пулеметного взвода бросили в самое пекло войны — на Курскую дугу. Здесь ему срочно пришлось переучиваться на минометчика. Ветеран вспоминал, что в эти дни в небе над Курской дугой непрерывно шли воздушные бои. Десятки истребителей с той и с другой стороны ожесточенно бились за преимущество в воздухе. Горели и немцы, и наши. Падали из-под самых облаков объятые пламенем машины.
«Под утро 5 августа вдруг все пришло в движение, — пишет Василий Иванович. — Где-то сбоку от нас загудели танковые двигатели. Из предрассветного сумрака одна за другой выезжали на огневые позиции „Катюши“. По окопам пробежал заместитель комполка: „Держитесь, ребята! Скоро начнется!“. Ровно в пять взвились красные ракеты. И тут же небо будто раскололось, а земля заходила ходуном — это ударили реактивные минометы». Огненные стрелы взвивались в воздух и оттуда обрушивались на позиции врага. Вслед за «Катю­шами» подали свой голос пушки дивизионной артиллерии. В конце концов все загремело и загудело. Барабанные перепонки едва выдерживали стоящий кругом грохот. А огневой налет усиливался с каждой минутой. Ад, огонь и дым, перемежаемые черными, грибовидными столбами растерзанной земли, вскипали в глубине немецкой обороны. По команде «В атаку» мой взвод устремился вслед за пехотой" …
Все последующие дни бои за близлежащие деревушки не прекращались. Атаки сменялись контратаками. В одном из таких сражений Василий Иванович был тяжело ранен.
В ноябре 1943 года минометчик Кузюткин вернулся в строй. «Бои достигли невиданного накала, — вспоминал ветеран. — Перед нашим полком была поставлена задача во что бы то ни стало выбить немцев с господствующей высоты. Минометчики шли вслед за пехотой. А пехота шла прямо на немецкие пулемёты. Мертвые падали, живые атаковали, пока не становились мертвыми. В первые несколько минут боя полегла вся штрафная рота. Немцы расстреляли их почти в упор».
19 января 1944 года лейтенант Кузюткин был представлен к правительственной награде — ордену Красной Звезды. «Во время наступления в д. Липовый Рог, — говорится в представлении к награде, — лейтенант Кузюткин огнем своих минометов уничтожил немецкий станковый пулемет. Благодаря этому наша пехота смогла достичь намеченных рубежей… Во время контратаки у деревни Пивцы товарищ Кузюткин вместе со своим взводом вел беспрерывный огонь. Вследствие чего контратака была отбита с потерями для противника».
Это уже была Украина. Солдаты продолжали гнать врага с советской территории. «В начале февраля 1944 года мы заняли оборону на окраине деревни Журженицы, — пишет Василий Иванович. — В то утро шел густой мокрый снег. В десяти шагах ничегошеньки не было видно. Где немцы, где наши. Вдруг загрохотали „Катюши“, за ними — артиллерия. Ураган огня обрушился на немецкие позиции. Канонада бушевала еще минут двадцать. И вдруг все стихло. Даже снег перестал падать. Пред нами предстало чудовищно исковерканное поле. Оставшиеся в живых немцы сдавались в плен. Разгром противника был полным».
В апреле 1944 года продвинулись в глубь территории противника. Потом события замелькали, как на экране старого кино. Трансильвания, тяжелый штурм города Турда. Ранение в обе ноги, но зато за проявленный героизм и мужество — представление к ордену Отечественной войны II степени. Победу Василий Иванович встречал в Австрии. Вспоминал, что долго не мог поверить, что наконец-то война закончилась, что впереди его ждет мирная и счастливая жизнь.

Подготовила Евгения МАКАРОВА

Материалы к публикации предоставлены ветеранской организацией УМВД по г. Дзержинску.