Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Хусаин Сабитов: Не изменяю принципам

  12.08.2010  |    Персона

Очередной герой нашей постоянной рубрики «Персона» хорошо знаком многим дзержинцам. Днем и ночью, летом и зимой его можно встретить на трудовом посту — объезжающим дворы, проверяющим качество покрытия отремонтированных дорог и чистоту городских территорий, осматривающим клумбы и состояние декоративных кустарников и так далее. Ему до всего есть дело, потому что с детских лет этот человек приучен к трудолюбию, порядку и порядочности. И изменить принципам нельзя — много лет он возглавляет одну из самых хлопотных и таких важных для жизнедеятельности города сфер: дороги, чистота и красота улиц Дзержинска. Речь идет о начальнике управления дорожного строительства и благоустройства администрации Дзержинска Хусаине Сабитове. О своем детстве, трудовой биографии, семье, непростых ситуациях, с которыми приходилось сталкиваться на работе, а также жизненных принципах корреспонденту «Дзержинских ведомостей» рассказал сам Хусаин САБИТОВ.

— Я родился в Дзержинске, в поселке Красный химик, который находился на месте завода окиси этилена. Помню, что по утрам здесь часто был туман от химических выбросов, мы, дети, играли в нем в прятки, а родители, конечно, беспокоились за наше здоровье.
Поэтому отец всегда старался хотя бы на лето отправить меня подальше от «химического» поселка. Воспитывали меня мама, папа и бабушка. В семье росли еще две дочки-двойняшки, мои сестры.
С детства родители приучили меня к тому, что самый страшный грех — это воровство, что брать вещи, не принадлежащие тебе, нельзя ни при каких обстоятельствах.
И еще старшие всегда говорили мне, что нужно быть добрым, уметь сострадать и помогать тем, кто слабее.
Родителей уже нет в живых, но именно с этими их заветами я иду по жизни.

— Вы с детских лет уделяли большое значение спорту, занимаетесь им и сейчас. Была мечта стать профессиональным спортсменом?
— Действительно, еще со школы я усиленно тренировался. Причем занимался самыми разными видами спорта: боролся, поднимал штангу, стрелял, играл в волейбол, бегал на лыжах. Добился неплохих результатов. Мечта была стать и спортсменом, и тренером, мне кажется, у меня бы получилось учить спорту детей. Но из-за травмы глаз, полученной в восемнадцать лет, кстати, тоже на спортивной арене, мне пришлось надолго проститься со спортом и выбрать для себя другую профессию.

— Какое образование в итоге получили?
— Я поступил в Дзержинский политехнический институт на химический факультет, а потом перевелся на автомобильный факультет. Специальности эти совершенно разные, но в жизни мне пригодились обе.
Первое место работы — трест № 4 Дзержинска, где я приобрел сразу несколько рабочих профессий, что очень пригодилось мне в жизни впоследствии. Любые ремонтные работы дома делаю своими руками. Могу покрыть крышу.
Потом было автопредприятие — трест «Спецстройтранс», филиалы Не изменяю принципам которого действовали на территории всего СССР. Здесь трудился сначала инженером в отделе эксплуатации, потом занимал должность старшего инженера в производственно-техническом отделе.
Во время перестройки, когда на многое стали смотреть по-другому, меня пригласили на работу в Свердловский райисполком Дзержинска в комитет народного контроля.

— Чем занималась эта структура?
— Основной ее задачей была проверка предприятий и выявление фактов нарушений со стороны их руководства: халатность, воровство и так далее. В каждом отдельном случае требовались тщательная проверка, неоспоримые доказательства нарушений. И если таковые были обнаружены и доказаны, человек должен был нести наказание. Меры к нарушителям предпринимались жесткие: увольнение, судебное разбирательство и так далее. Представители нашего комитета всегда старались довести дело до конца.
Много раз меня пытались подкупить, запугать, чтобы факты нарушений не были преданы огласке.
Конечно, иногда было страшно, не за себя — за семью, за маленьких детей. Но свою работу я не мог делать плохо, потому что верил, что работаю на благо города и простых людей, которые в нем живут.
Приятно было, что и люди нам верили, и сами помогали в разоблачении нерадивых и нечестных людей, занимающих руководящие должности. Дзержинский комитет народного контроля считался в области лучшим. Правда, и тем, кто стоял над нами, не всегда приходилась по душе такая принципиальность. Не все были готовы к радикальным мерам, предъявляемым к нарушителям. К тому же нередко приходилось сталкиваться с такой ситуацией, что на место нечестного человека приходил такой же нечестный человек. И от этого порой просто руки опускались.
Из комитета народного контроля я ушел, сказав, что не могу работать с полной отдачей, если этого не делают все. А вскоре после моего ухода комитет расформировали, такая структура в Дзержинске перестала существовать.
После этого работал в городском комитете охраны природы, экологическом фонде. За время моей работы в экологическом фонде в Дзержинске был построен канализационный коллектор, что решило многие проблемы, связанные с экологией, и в первую очередь — с перебоями подачи воды в город. Ведь старый коллектор приходилось постоянно ремонтировать, в это время в Дзержинске начинались проблемы с водоснабжением.
Тогда же произошла скандальная история с закупкой десяти машин скорой помощи для городской БСМП. Многие недоумевали: при чем здесь экологический фонд? Меня обвиняли в нецелевой растрате средств. А у нас люди умирали, потому что их не на чем было довезти до больницы. Экологическая безопасность — это в первую очередь забота о жизни и здоровье людей, и машины приобретались именно с этой целью.
Вообще эта работа была и сложная, и интересная, и очень востребованная. Мы проводили серьезные карстовые исследования. С самолета с помощью специальной съемки делали спектрозональные, многозональные, инфракрасные исследования и, опираясь на эти данные, составляли карты карстоопасных участков. До сих пор специалисты используют в работе эти данные, хотя давно необходимо делать новое подробное изучение местности.
В то время экологический мониторинг в Дзержинске признавался лучшим в России, к нам приезжали коллеги из разных городов, чтобы поучиться, перенять опыт составления мониторинга окружающей среды.
Помню, однажды на областном совещании глав городов и районов нас практически принуждали приобретать и ставить на очистных сооружениях озонаторы из Швейцарии. Это дорогостоящие установки для очистки воды. Но никто почему-то не подумал, почему в той же Швейцарии, как и во всей Европе, очищенная вода подается только как питьевая, а у нас хотели чистить всю воду. Я посчитал, во сколько обойдется приобретение и эксплуатация такого озонатора бюджету города, а также людям, которым придется платить за воду, которая станет из-за такого очистительного средства фактически «золотой». К тому же озонаторы были не способны очистить воду от некоторых химических соединений, находящихся в воде, и даже наоборот, из-за взаимодействия с ними сделали бы воду еще более непригодной для питья.
Я публично привел все свои расчеты и доводы, благодаря чему от установки озонаторов область отказалась. Хотя кто-то потерял изза этого большие деньги, а я в итоге — работу.

— Рано или поздно справедливость должна была восторжествовать.
— После экологического фонда я два года работал на «Синтезе» под руководством Сергея Трофимова. Вот это и были, наверное, мои самые счастливые трудовые годы. Здесь работали хорошие специалисты, добивались общей цели — выведения из кризиса стратегически важного для города предприятия. Трофимов не терпел некомпетентности и халтуры.
Когда его избрали мэром Дзержинска, мне предложили возглавить управление дорожного строительства, строить дороги, чем раньше я никогда не занимался. Дороги в городе были в плачевном состоянии. Но рядом с этим человеком нельзя было работать плохо, поэтому все те люди, которых он объединил вокруг себя, действительно работали на совесть.
Что касается городских дорог, то мы сразу поставили перед собой три основные задачи: ремонт центральных магистралей, по которым ездит общественный транспорт; ремонт дороги в восточной промышленной зоне, чтобы люди, работающие на предприятиях, могли комфортнее и быстрее добираться до своих рабочих мест; ремонт дороги в пригородных поселках.
По поводу ремонта дороги в промзоне было много сомнений, что она будет сделана быстро и качественно. Но эти сомнения оказались напрасными. Ремонтировала полотно фирма «Магистраль», все было сделано в течение трех недель. И вот уже двенадцать лет дорога безупречно служит дзержинцам.
В итоге с основными задачами, связанными с благоустройством дорог в Дзержинске, справиться удалось, но были планы отремонтировать и второстепенные дороги, а также дороги во дворах. При Трофимове все сделать не успели.
Поэтому я и вернулся в администрацию с приходом на должность мэра города Виктора Валентиновича Портнова с мечтой доделать то, что мы планировали несколько лет назад. И сейчас эти планы осуществляются.
Сделана дорога по проспекту Ленинского комсомола, дорога, соединяющая улицы Терешковой и Пушкинскую, маршрут трамвая № 3 заменен на троллейбусный, благодаря чему дорожное полотно стало гораздо шире, отремонтированы дороги на улицах Студенческой, Ватутина, в переулке Учебном.
Сейчас идут работы по ремонту дорог во дворах.

— Трудовая биография у вас непростая. Что в ней было самым сложным?
— Трудностей, связанных с работой непосредственно, я не боюсь. Самое страшное для меня отказать людям. Приходит, например, на прием бабушка, просит отремонтировать дорогу во дворе. Таких дворов в Дзержинске сотни, денег нет, а я понимаю, что этот человек проработал всю жизнь на благо города и что он имеет право хотя бы сейчас, на пенсии, жить достойно. Стараюсь помочь всем, и если даю обещание что-то сделать, то, может быть, и не сразу, но держу данное слово. Всегда понимаю, что мы должны работать для того, чтобы людям в нашем городе жилось лучше, мы — слуги народа, а не наоборот.

— Где черпали силы и вдохновение для преодоления трудностей на рабочем посту?
— Как и все, наверное, в семье. У меня очень хорошая семья: любящая и понимающая жена, которая всегда, что бы ни случилось, была моим лучшим другом и единомышленником, трое детей.
Когда дети были маленькие, мы с женой старались заинтересовать их самыми разными полезными вещами. В одной комнате нашей квартиры был «спортзал»: в ней стояли турник, шведская стенка, гантели в ассортименте. В другой — что-то вроде зоопарка. У нас были разные животные, птицы, которым мы постарались создать условия, максимально приближенные к природной среде. Детям это очень нравилось, и мы с женой только поощряли их интерес к природе и спорту.
К детям часто приходили в гости друзья, мы были только рады этому, дома всегда было многолюдно, весело. Старались жить дружно и быть гостеприимными хозяевами.

— Хусаин Хасанович, в чем секрет семейного счастья?
— Во взаимопонимании и уважении. Неважно, взрослый или ребенок, у себя дома в своей семье он должен чувствовать себя комфортно. Сейчас многие родители заняты настолько, что предпочитают всю ответственность за воспитание своих детей перекладывать на детский сад и школу. Но девяносто процентов того, каким вырастет этот ребенок, идет от того, что он получил именно в семье. Ничто не может быть важнее этого. Любая мама или папа должны отложить все самые важные, как им кажется, занятия и обязательно найти время для того, чтобы поговорить, объяснить, заинтересовать чем-то сына или дочь.
Мне всегда было непонятно то, что когда люди разводятся, то перестают общаться со своими детьми, бабушки, дедушки перестают считать внуков родными. Но ребенок не виноват в неурядицах взрослых, и он всегда будет счастливее и успешнее, если вырастет в полноценной семье, в окружении всех своих родственников.

— А вы счастливый человек?
— Это философский вопрос. Мне сложно ответить на него однозначно. Но если говорить о главном, у меня замечательная семья: жена, дети, сестры, с которыми мы всегда тепло и близко общаемся, хотя они со своими семьями живут в другом городе, у меня есть друзья, достижениями которых я горжусь и искренне радуюсь за эти успехи, случается, что незнакомые люди очень тепло благодарят за работу. Во мне нет злобы и зависти, и я всегда стараюсь быть честным с собой. Наверное, это и есть счастье.

Елена РОДИОНОВА