Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Сегодня
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -6C. Ветер ЮЮВ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 60%.
Облачно
Завтра
Облачно
Значительная облачность. Повышение -8C. Ветер ССВ и переменный.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Облачно. Повышение -9C. Ветер ССЗ от 10 до 15 км/ч.
Небольшая Облачность
Среда
Небольшая Облачность
Облачность утром с последующим полуденным солнцем. Повышение -13C. Ветер СЗ и переменный.
Небольшая Облачность
Четверг
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение -9C. Ветер ЮВ от 10 до 15 км/ч.
Облачно
Пятница
Облачно
Облачность утром с последующим полуденным солнцем. Повышение -12C. Ветер СЗ от 15 до 25 км/ч.

Врач — это доброта

  28.10.2010  |    Персона

Рудольф Иванович Сурков — человек, с которым хочется беседовать часами, расспрашивая о городе, о былых временах, небывалых историях, интересуясь современным, узнавая о новых достижениях науки и медицины, размышляя о реалиях современного бытия и метаморфозах общества. Вот только времени на душевный и неспешный разговор катастрофически не хватает. Рудольф Иванович — главный кардиолог города, заведующий первым кардиологическим отделением больницы № 2, и поток пациентов к нему не иссякает с раннего утра до позднего вечера. Для них он единственная надежда, главный советчик, наставник и утешитель. А потому наш разговор состоялся в перерывах между приемами пациентов, немного накоротке, но не суетно, а обстоятельно и емко.

— Рудольф Иванович, вы — коренной дзержинец. На ваших глазах и вместе с вами Дзержинск рос и менялся. Вы любите свой город?
— Безусловно, я люблю свой город. Я здесь родился, вырос. Мои родители приехали на строитель­ство Чернореченского химического завода совсем молодыми. Здесь познакомились и поженились. Все мое детство прошло в Калининском барачном поселке, где все друг друга знали и уважали. Поэтому Дзержинск для меня не просто любимый, а родной город, который с каждым годом хорошеет и развивается.

— А нет ностальгии по прошлому? Ведь многим людям вашего поколения кажется, что Дзержинск 60-х, 70-х был намного лучше.
— Каждая экономическая формация несет свои плюсы и свои перемены. Город меняется в соответ­ствии со временем. Мне кажется, что Дзержинск очень красивый город. У него уютные улочки, широкие проспекты, современные дома. Рядом река, лес. Что еще надо?

— В одном интервью вы сказали, что Дзержинск вам больше подходит по темпераменту, поэтому карьере в известных медицинских клиниках вы предпочли работу в скромном Дзержинске.
— Да нет. Просто в этом городе мне все знакомо. Здесь живет очень много людей, с которыми я вырос, которых я уважаю. И в одно время я подумал, что смогу принести больше пользы родному городу.

— А нет сожаления о высоких карьерных достижениях, которые могли бы состояться?
— Нет. Я уверен, что если специалист хороший, он придется к месту на любой работе. Конечно, когда я был молод, мне многое было интересно. По окончании ординатуры я получил направление в Среднюю Азию, где шли разработки урана. Мы должны были оказывать помощь не только жителям рабочего поселка, но и всему районному населению. В те времена большое внимание уделялось животновод­ству. И правительством была поставлена задача, чтобы чабаны — а их труд на самом деле невероятно тяжел — могли получить высоко­квалифицированную медицинскую помощь. И мне, как единственному врачу в округе, приходилось и роды принимать, и аппендицит удалять, и терапевтическую помощь оказывать. Ситуация была такова, что рядом специалистов не было и приходилось полагаться только на свои знания. Эта привычка выработалась на всю жизнь: самостоятельно принимать решения, не перекладывая ни на кого груз ответ­ственности.

—  У Чехова есть очень много рассказов о становлении молодых врачей. Не было у вас неуверенности, страхов, неординарных случаев?
— Ну как это не было. Были, конечно. Буквально в первые недели моего прибытия в Азию ко мне прибежала молодая женщина с ребенком на руках. Мальчик проглотил шестеренку от часов, и она перекрыла ему дыхательные пути. Ребенок весь синий, мать плачет. Я единственный доктор на всю округу, который может помочь. Если бы я тогда не справился, думаю, мой авторитет был бы подорван. Конечно, от своих пациентов я не убегал, но, подобно чеховским героям, частенько обращался к научной библиотеке, которую захватил с собой в дорогу вместо модных вещей, транзисторов и развлекательных журналов. Доктор не может обходиться без чтения литературы, он должен быть постоянно в курсе перемен, происходящих в медицине и особенно в фармакологии. Я и сейчас много читаю, отслеживаю всю новую информацию.
А кроме того, у меня была за плечами большая практика в московской ординатуре. Я хорошо разбирался в лекарственной терапии и мог уверенно назначать лечение. Ведь нас готовили как врачей широкого профиля. Мы обязаны были разбираться во всех спектрах недомоганий и оказывать немедленную помощь каждому обратившемуся. В Средней Азии, например, было очень много ядовитых змей, и если они кусали человека, я должен был помочь ему немедленно, а не пересылать к хирургу. За время пути человек мог просто умереть от интоксикации.

— Выходит, что курс, взятый на подготовку узких специалистов, не так уж хорош?
— Может быть, в будущем это и будет хорошо. Когда будут разработаны новые нанотехнологии, новые диагностические препараты. Пока же эта система дает сбои. Люди приходят к доктору в надежде, что ему окажут немедленную помощь, а его пересылают к другому специалисту. От этого — к третьему. И это, я думаю, вызывает некоторое недовольство среди населения. Кроме того, врач широкого профиля увереннее ориентируется в общей клинической картине. А с уверенным доктором, вы это знаете по себе, приятнее общаться. Ему больше верят. И если, как говорил Чехов, пациент ушел от врача и после разговора с ним не почув­ствовал себя лучше, значит, это был плохой доктор. Многим людям важно внимание и доброе отношение. Доброта способна творить чудеса и очень часто способствует выздоровлению. Без доброты не может состояться ни один врач.

— К сожалению, очень часто приходится встречаться с сухостью медицинского персонала…
— Мне кажется, что каждый человек, идущий в медицину, в первую очередь движим желанием помочь людям. Но у врачей сложная и очень напряженная работа. Чтобы содержать семью, они вынуждены брать дополнительную нагрузку, выходить в ночные смены, не думая об отдыхе, о чтении для души и сердца, общении с домашними и друзьями. Работая сутками напролет, сталкиваясь с огромным потоком пациентов, врач сам не замечает, как хроническая усталость накапливается в нем. К этому добавляются социальные проблемы, невысокая зарплата, отсутствие жилья, элементарного комфорта и достойных условий работы. Не все могут справиться с этим. Как добиться обратного? Может быть, вы правы и нужно больше читать классиков. С годами в них открываешь все новые и новые грани. Свой внутренний мир тоже нужно совершенствовать, не допуская чер­ствости и равнодушия.

— За 35 лет вашей службы в кардиологическом отделении сильно ли изменился возраст больных, их социальный статус?
— Да, изменился. Сейчас среди пациентов нашего отделения стало больше молодых и, как ни странно, пожилых людей. Раньше среди наших пациентов было больше людей среднего возраста. Теперь долгожителей, вопреки статистике, стало больше. Значительно больше среди больных людей с излишним весом. Сказывается гиподинамия и изменение углеводного обмена. Особенно среди молодых. Сидячий образ жизни, сидячая работа, машины, недостаток движения и калорийная быстроусваиваемая еда, приготовленная из-за недостатка времени на бегу, не самым лучшим образом сказываются на здоровье. Ну и, конечно, основная причина — курение.

— Именно курение, не алкоголь?
— Сейчас уже доказано, что фактором риска номер один является все-таки никотин, который разрушает внутренние стенки сосудов и способствует тромбообразованию. К нам все чаще люди попадают с тромбозами в сосудах головного мозга, в легких, в различных других сосудах. Посмотрите, сейчас очень много людей курят. И юноши, и девушки. Бутылку пива почти всегда сопровождает сигарета … Может, пиво и хороший напиток, но известно, что в него добавляют консервант, который очень вреден для организма, а в сочетании с сигаретой и вовсе дает убийственный эффект.

— А как по поводу красного сухого вина?
— Здесь кардиологи выступают «за». Но при условии, что вино очень хорошее и имеет определенные сроки выдержки. Тогда оно действует как оксидант, улучшает обменные процессы, оказывает профилактическое воздействие, в частности, при артериосклеротических изменениях в сосудах. Но то недорогое сухое вино, которое сейчас в изобилии представлено на прилавках, мне кажется, не соответствует необходимым параметрам качества. В этом случае оно, конечно, никакого полезного эффекта оказать не может. Не нужно забывать и о мере.

— Приятнее думать, что мои болезни появляются в результате стрессов, а не потому, что я ем булки и целый день сижу за компьютером.
— Социальный фактор тоже нельзя исключать. Нервная система регулирует работу сердца, дыхательные процессы. Стресс провоцирует учащение сердцебиения, чувство страха, нарушение сна. Все это, безусловно, сказывается на работе сердца, которое работает круглые сутки. Сейчас считается, что даже 72 удара в минуту опасны для человека. Норма 50−60 ударов в минуту. Чем спокойнее работает сердце, тем больше насыщается кровь кислородом, лучше работает мозг, происходит хорошее снабжение всех периферических органов и одновременно с этим сердце успевает отдыхать. Но булки и неподвижность вредят не меньше…
В советские времена очень большое внимание уделялось профилактике заболеваний. Дома отдыха, профилактории, санатории делали свое дело и оказывали большое влияние на сохранение здоровья нации. Сейчас это направление сведено практически к нулю. Предполагается, что человек должен сам заботиться о сохранении своего здоровья. Хотя советы по здоровому образу жизни вы можете прочитать в любом журнале.
С другой стороны, в последнее время шагнула вперед фармакология и диагностика. Появилось дорогостоящее оборудование, позволяющее обследовать состояние организма вплоть до миллиметра, предсказать вероятность инфаркта, других заболеваний.

— В последнее время появилось мнение, что врачи специально придумывают дорогое лечение, чтобы вытянуть из пациентов больше денег.
— Не буду скрывать, нас тоже возмущают высокие цены, которые устанавливают на свои лекарства производители. Но они отмечают, что в изготовлении лекарств используются новые технологии, дорогостоящее оборудование, запатентованные процессы и так далее. Дорогим обслуживанием и уникальностью диагностического оборудования объясняются и высокие цены на обследование. Мне кажется, это не совсем правильно. Я думаю, что если больной поступил, он должен пройти полное обследование всеми доступными аппаратами независимо от наличия у него средств. К сожалению, это не так. И не все имеют доступ к дорогому оборудованию, не все могут позволить себе новое, эффективное, но дорогостоящее лекарство. Это вызывает разочарование у людей. И недовольство всей медициной.

—  У вас очень сильная гражданская позиция…
— Я думаю, что все дело в воспитании. Я же вам рассказывал, что вырос в рабочей среде. Тогда люди жили открыто. Были приветливы, дружны. И невозможно было сделать что-то плохое. Если ты покурил, то уже через несколько минут об этом знали все соседи. И пусть люди были не очень образованны, но если человек обладал какой-либо профессией, ремеслом, к нему относились уважительно. Поклоны совершали. По имени-отчеству называли. Недавно ко мне пришла одна женщина и сказала: папа прислал вам поклон. Сразу видно: старой закалки человек, отменного воспитания.
Мама приучила меня делать что-то доброе для людей. Ведь у каждого человека свой характер, один мимо беды равнодушно пройдет, а другой поможет чем сможет. У меня родители были именно такие: не проходили мимо, были милосердны и всем хотели помочь. Видимо, это стремление к доброте, помощи ближним передалось мне от родителей на генетическом уровне. Я совершенно искренне стремлюсь помочь всем страждущим. Вот сейчас веду прием беременных женщин, которых направляют ко мне на консультацию со всего города. Слушаю и маму, и ребеночка. Надеюсь, это будет мой небольшой вклад в развитие и возрождение города. Надо же помогать.

— А ваши дети?
— У нас с супругой двое взрослых детей. Младший сын Александр пошел по военной стезе. А вот дочь Юля пошла по моим стопам. Окончила Нижегородскую государ­ственную медицинскую академию. Теперь она врач-ординатор диагностической службы. Осваивает и налаживает работу с новым оборудованием. Думаю, мы с ней еще принесем пользу городу. По крайней мере, стараемся работать в этом направлении.

Евгения МАКАРОВА