Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Понижение 8C.
возможен дождь
Завтра
возможен дождь
Проливные дожди. Повышение 11C. Ветер СЗ от 15 до 25 км/ч. Вероятность дождя 60%.
Пасмурно
Четверг
Пасмурно
Облачно. Повышение 11C. Ветер СЗ от 15 до 30 км/ч.
Небольшая Облачность
Пятница
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение 16C. Ветер Ю от 10 до 15 км/ч.
Небольшая Облачность
Суббота
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение 12C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
возможен дождь
Воскресенье
возможен дождь
Проливные дожди. Повышение 10C. Ветер С от 10 до 15 км/ч. Вероятность дождя 60%.

Николай Клещев: Не нужно поддаваться обстоятельствам

  16.12.2011  |    Персона
Kleshev

Имя Николая Федоровича Клещева мало известно в обывательской среде. Зато среди журналистов его знает и уважает практически каждый. И это неудивительно. Человек, много лет проработавший в знаменитой городской газете «Дзержинец», стоявший у истоков создания «Нижегородских новостей», выпустивший в свет полюбившийся в годы перестройки всем нам дайджест «Понедельник», буквально притягивал к себе талантливых людей, подпитывая их своими неординарными идеями, непоколебимой уверенностью в успехе задуманного и поразительно трезвым холодным расчетом и пониманием действительности. На днях Николай Федорович отметил 70-летний юбилей. Чем не повод, чтобы рассказать об этом интереснейшем человеке нашим читателям?

— Николай Федорович, как сложилось, что вы, мальчишка из обычной многодетной дзержинской семьи, вдруг подались в журналистику?
— Конечно, ни о какой журналистике я тогда не думал. Просто в те годы было не принято засиживаться дома. Все понимали, что нужно получать профессию, идти работать, помогать родителям, своей семье. Нас ведь было шесть человек детей. Поэтому я сразу после школы пошел работать, затем подал документы на художественно-графический факультет Костромского педагогического института им. Н.А. Некрасова.
Три года служил на Дальнем Востоке оператором связи, потом вернулся домой и устроился на завод им. Свердлова художником-оформителем.
— А как же состоялось знакомство с журналистикой?
— Первой газетой, с которой мне пришлось сотрудничать, стал «Суворовский натиск» — газета Дальневосточного военного округа. По поручению своего армейского начальства я начал писать в нее репортажи. Публиковались мои заметки и рисунки также в армей­ской газете «Авиатор». И, к слову, на этих заметках я неплохо по тем временам зарабатывал. Поэтому, когда я вернулся в Дзержинск, кое-какой газетный опыт у меня был.
В то время «Дзержинец» возглавлял Владимир Иванович Волков. Володя Крапивенский, работавший в секретариате, и переманил меня в городскую газету.
— Вопрос престижа?
— Нет, все намного прозаичней. Я женился, и мы с женой снимали комнату, а в «Дзержинце» мне обещали квартиру. Перед этим я закончил курсы при молодежной газете «Ленинская смена» и уже работал в заводской газете «Свердловец», редактором которой был Вениамин Васильевич Солеев.
Начинал в «Дзержинце» с должности выпускающего, затем работал литературным сотрудником, исполнял обязанности заместителя ответственного секретаря, наконец дорос и до должности ответственного секретаря. Правда, этому предшествовала учеба в Высшей партийной школе при ЦК КПСС на отделении печати. Это было начало 80-х, и Высшая партийная школа считалась одним из престижнейших учебных заведений. Занятия у нас вели зубры советской журналистики, у которых было чему поучиться и что перенять. Этот опыт в провинции был просто бесценным. В результате газета, на мой взгляд, получалась неплохая. К 50-летию «Дзержинец» наградили Почетной грамотой Верховного Совета РСФСР. Но это, конечно, заслуга всего коллектива. У нас работали очень сильные журналисты.
— В «Дзержинце» вы проработали более 20 лет. И вдруг неожиданный поворот — переход в новую газету «Нижегородские новости»…
— Ну, во-первых, не переход, во-вторых, совсем не неожиданный. С перестройкой стало очевидно, что ситуация в стране меняется кардинальным образом. Новые времена требовали новых решений, нового мышления и новых действий. Было понятно, что нарождающимся демократам понадобится свой медийный ресурс. Работа в этом направлении обещала быть очень интересной. В результате конкурса, который проводило Законодательное собрание Нижегородской области, на должность редактора вновь создаваемой газеты был утвержден выходец из «Дзержинца» Григорий Гундарин. Кстати, не без поддержки Вячеслава Богачева, который был депутатом ЗС НО. Под руководством Григория Вячеславовича 10 октября 1990 года мы выпустили в свет первый номер «Нижегородских новостей», которые и по сей день являются официальным изданием правитель­ства и Законодательного собрания Нижегородской области.
— Следующие 10 лет были очень бурными в вашей жизни, как в плане карьеры, так и творчества…
— Вам виднее (смеется). Я четыре года проработал заместителем Гундарина, когда возникла идея издания познавательно-коммерческой газеты. Так на свет появился «Понедельник», главным редактором которого я и стал. Дайджест всех новостей, самых интересных событий, накопившихся за прошедшую неделю и преподанных читателям в понедельник, оказался настолько удачным, что его тиражам могла позавидовать любая газета. На самом деле это ведь была не одна газета. Под брендом издательского дома «Понедельник» выходило сразу восемь газет, которые пользовались очень большим спросом у читателей. Да, они не были политическими, но отличались от привычных советских газет оригинальностью оформления, подачей материалов, разнообразием тематики — на любой вкус.
К сожалению, когда речь зашла о распределении доходов, получаемых от работы издательства, избежать распрей внутри коллектива акционеров не удалось. Я принял решение уйти. Какое-то время с группой единомышленников мы пытались создать новую коммерческую газету, но без финансовой поддержки, которая на первых порах была у «Понедельника», это оказалось сложно. А «Понедельник» выходит и по сей день.
— Я правильно понимаю, вы вернулись в «Нижегородские новости»?
— Да. В 1997 году я стал первым заместителем главного редактора редакционно-издательского центра «Нижегородские новости». В 99-м году должность называлась еще напыщенней — главный редактор Государственного предприятия Нижегородской области «РИЦ «Нижегородские новости»…

— Вы говорите с иронией?
— Дело-то не в названиях и должностях, а в той работе, которую нужно выполнять. Должность редактора только со стороны кажется привлекательной. Есть много технических моментов, которые остаются скрытыми и для читателей, и нередко для творческого коллектива журналистов. Это не только тираж газеты, экономическая составляющая издательства, но и правовые, политические моменты. Нужно знать тонкости налогового законодательства, иметь управленческое чутье. При этом наивно полагать, что издание, учрежденное, например, официальным органом, не будет исполнять определенных обязательств перед своими учредителями.
Но это не значит, что свое мнение полностью исключается. Сильный редактор не побоится отстоять мнение журналистского коллектива, не позволит, чтобы газета стала игрушкой в руках определенных политических сил. Он умеет найти рациональное зерно в любом споре. Вместе с тем нужно учитывать и политическую, и экономическую ситуацию в регионе. Общественно-политическое издание не может оставаться в стороне от общественной жизни. Это просто невозможно. Нужно уметь слушать, договариваться и обсуждать. На равных, без игры в поддавки. Это, конечно, трудно. Для этого редактор должен чувствовать свою правоту, должен не бояться брать на себя ответственность за те или иные решения. Он должен быть уверен в своих силах и профессионализме. Тогда его невозможно ни прогнуть, ни продавить, ни уж тем более купить.
— Николай Федорович, вам довелось работать в разные политические эпохи: в Советском Союзе, в годы перестройки, когда свобода слова достигла своего апогея, в постперестроечные времена. Разрешите давний спор: когда журналистика была самой достойной?
— У нас нередко путают журналистику с представлениями о журналистике. Есть такое мнение, что хороший журналист тот, кто ругает власть. Это далеко не так. Уровень советских журналистов был высочайшим. Подготовка работников медийного фронта была поставлена на самый высокий уровень. Грамотность, широта кругозора, хороший слог, стилистика…
— Политкорректность…
— Советская власть очень хорошо понимала, какое влияние пресса оказывает на людей, поэтому кадры подбирались очень тщательно. Среди журналистов просто не могло оказаться так называемых диссидентов. Поэтому говорить о выкручивании рук и давлении не приходится — все четко знали, куда идут работать, и сознательно выбирали эту стезю. Но это совершенно никак не сказывалось на качестве материалов. В газетах было принято шеф­ство над новичками. Такой школой дорожили и говорили о ней с гордостью. Многим нынешним газетчикам до такого уровня расти и расти.
— А как по поводу независимости и ангажированности?
— Я много лет живу на улице Галкина. Мои окна выходят прямо на улицу. И на протяжении многих лет я наблюдал, как по осени и весне огромная лужа заливает тротуар. Недавно на этом участке положили асфальт. Почему бы об этом не написать? Почему не написать, что за многие годы в нашем доме были наконец-то отремонтированы подъезды? Ведь это в интересах людей. Журналист работает с информацией. Его главная задача — донести новости до читателя, объяснить, что происходит в городе, найти ответы на насущные вопросы. Новости могут быть плохими, хорошими, значимыми и не очень. Но информация должна быть разносторонней. Одни пишут только о плохом, другие только о хорошем. На страницах газет звучит мнение политических оппонентов. Одни представляют точку зрения власти — ее голос ведь тоже должен звучать, другие — мнение оппозиции. Получается некий баланс. Разве это плохо? Даже под пятой можно писать достойно. И я бы сказал, не можно, а нужно писать достойно!
— В 2005 году вы вернулись в «Дзержинец»…
— Мой приход в «Дзержинец» был обусловлен рядом непростых обстоятельств. В связи со смертью главного редактора «Дзержинца» Вячеслава Богачева коллектив и газета оказались в весьма трудной ситуации — не до конца была завершена юридическая процедура оформления акционерного общества, которое было учреждено журналистским коллективом, не все было гладко с финансированием. Тогда ко мне обратился Евгений Борисович Люлин, и я принял его предложение возглавить газету.
— Ваш сын пошел по вашим стопам, и сегодня он — ответственный секретарь «Нижегородских новостей»…
— Я уверен, что родители должны помогать своим детям встать на ноги. Но для меня было принципиально важно, чтобы никто не мог упрекнуть Николая Федоровича Клещева в том, что он «протаскивает» своих детей вверх. Это было совершенно не так. Когда сын определился с выбором профессии, конечно, я ему помогал — советовал, критиковал, подсказывал, направлял. Но на работу к себе не взял, он нашел ее без моей помощи, карьеру выстраивал сам и в «Новости», кстати, пришел из издательства «Курьер», которым тогда руководила Светлана Колчин­ская. Я и дочерью Ольгой доволен. Она, будучи молодым специалистом, стала лауреатом премии Нижнего Новгорода в области архитектуры.
— Не поверю, что сейчас вы сидите без работы. Признайтесь, курируете или разрабатываете какой-нибудь интересный проект, который в скором времени выйдет из печати?
— Вот выйдет, тогда и поговорим.

Евгения МАКАРОВА