Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Небольшая Облачность
Сегодня
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение 0C. Ветер В от 10 до 15 км/ч.
Облачно
Завтра
Облачно
Значительная облачность. Повышение -4C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 15 до 25 км/ч.
Снег
Среда
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 30%.
Облачно
Четверг
Облачно
Значительная облачность. Повышение -10C. Ветер ССЗ от 10 до 15 км/ч.
Снег
Пятница
Снег
Снегопад утром. Повышение -13C. Ветер СЗ от 15 до 25 км/ч. Вероятность снега 30%.

Прикасаясь к чуду

  22.11.2013  |    Персона
alt
«Я до сих пор помню свое впечатление от первых родов, — рассказывает он. — Это было какое-то потрясение! У меня ком стоял в горле: я стал свидетелем настоящего чуда!» Он помогает свершаться этому чуду вот уже двадцать лет, но не устаёт ему радоваться. «Я считаю, что акушерство стоит особняком от других медицинских специальностей, — признается он. — Не думаю, что кто-то из медиков получает столько положительных эмоций от своей работы. Ведь все остальные врачи лечат болезни, а мы не лечим — мы просто помогаем появиться на свет маленькому человечку!» Герой нашей рубрики «Персона» — главный врач ГБУЗ, НО «Родильный дом № 1» Геннадий Зарубин.
«На одних коленях сидели»
Все мы — родом из детства. А Геннадий Зарубин — родом из купеческого дома, что в поселке Петряевка. «Когда мне грустно, — говорит он, — я мысленно брожу по нему. Любуюсь его кладкой из красного кирпича, резными оконцами, кованой дверью. Я помню каждую комнату, каждую вещь и даже запахи. А ещё в этом доме всегда светит солнце…»

Нет, на самом деле он родился в Дзержинске. И родители его были простыми рабочими. Просто все лето он проводил в деревне у маминой бабушки — Нины Ивановны. У неё и деда Лаврентия Ивановича — командира «Катюши», прошедшего всю войну, семья была большая: шестеро детей. Вот и отдали многодетной семье дом раскулаченного купца.
Центр и опора этого дома — Нина Ивановна. Чтобы быть Человеком, университеты кончать не обязательно. И пусть маленький Гена помогал бабушке ставить подпись под документами, но зато сам научился от нее главному — доброте, порядочности, скромности. Какие-то скандалы, распри — таких слов в этом доме даже не знали. Отношение бабушки к жизни, к окружающим людям стало для нашего героя эталоном.
«Моя мама, младшенькая в семье, унаследовала все черты бабушки, — улыбается Геннадий Александрович. — Она была очень мягким и неконфликтным человеком. Вот в такой атмосфере я и вырос. Я не понимаю и не принимаю очень многих вещей: зачем в мире есть насилие, откуда берется зависть, почему люди бывают грубыми? Мой двоюродный брат Олег Белов (известный в городе врач-уролог — прим.авт.) сказал однажды: «Знаешь, почему мы с тобой такими выросли? Потому что мы на одних коленях сидели — на бабушкиных…»

От медбрата — до главврача
Сидели на одних коленях и профессию выбрали одинаковую. Олег, уже будучи студентом мединститута, как-то заметил, что Гена с интересом рассматривает его учебники. «Знаешь, — предложил он, — а давай и ты к нам поступай». Наш герой, тогда еще восьмиклассник, согласился и стал готовиться. В правильности принятого решения он убедился уже на курсах медбрата, которые осваивал в УПК.
«Два года подряд летнюю практику мы с моим одноклассником Мишей Волковым (сегодня — главврач кожно-венерологического диспансера — прим.авт.) проходили в операционном блоке БСМП, — вспоминает Зарубин. — Нам тогда посчастливилось увидеть в деле таких корифеев, как Малышев, Кузнецов, Гиевой, Боровченков. Они казались нам, мальчишкам, просто богами! Ритуал проведения операции был для нас овеян самой настоящей романтикой».
В мединститут товарищи-однокашники поступили без проблем. Вместо положенных шести лет учились восемь — с перерывом на службу в армии. Гена Зарубин пошел работать уже после третьего курса — медбратом. Ночные дежурства в урологическом отделении 35-й горьковской больницы выматывали, а утром надо было снова садиться за парту. «Вот сейчас вспоминаю и только диву даюсь, откуда столько сил бралось? — улыбается Геннадий Александрович. — Но приобретенный опыт того стоил: я научился работать руками. На шестом курсе я устроился на «скорую» фельдшером. Работа в экстренной медицине, скажу вам, — это бесценная практика для любого врача. Боялся ли я ответственности? Знаете, мне всегда везло с наставниками — в больнице, на «скорой», в роддоме: надежное плечо старших товарищей придавало уверенности».
altСпециализацию «акушерство-гинекология» Зарубин выбрал совершенно случайно: просто за ним закрепили место в одном медицинском учреждении. Но пока учился в субординатуре, его подвинули. И в Минздраве сказали: не найдешь место по специальности — в интернатуру не возьмем. «Я оббегал весь город, — вспоминает он. — Нигде не брали: тогда эта специальность считалась очень престижной. Последний шанс — третий роддом. Пришел туда, Грачя Мурадян внимательно посмотрел на меня и сказал: «Устраивайся — посмотрим, что получится». Это был 1993 год.
Тогда ночью приходилось дежурить в одиночку: даже детских врачей не было. И весь объем помощи, вплоть до реанимации новорожденных, приходилось оказывать самому. Спасибо Граче Иосифовичу за поддержку. Он мне всегда говорил: «Если сомневаешься, звони — я приеду. И приезжал — в любое время дня и ночи…»
Геннадий Зарубин проработал в 3-ем роддоме тринадцать лет, из которых десять курировал родовое и послеродовое отделения. А в 2006 году он пошел на повышение и стал главным врачом родильного дома № 1. «Я никогда не стремился к власти, — рассказывает он. — Поэтому не скажу, что был в восторге от этого предложения. Ведь эта должность далека от практической работы акушера. В списке моих обязанностей первое место стала занимать административная работа: я обязан обеспечить жизнедеятельность нашего медицинского учреждения».
Но, несмотря на занятость, Зарубин продолжает оперировать, консультировать и брать дежурства. «Это моя отдушина, — признается он. — Я уверен, что врач, даже если он главный, никогда не должен бросать свою специальность».

«Я никогда не пытаюсь изменить людей»
На вопрос, сложно ли руководить женским коллективом, отвечает: «Знаете, мне повезло: я руковожу не просто женщинами, а женщинами — профессионалами своего дела. Сегодня у нас остались одни энтузиасты, искренне любящие свою работу: остальные ушли или вообще из профессии, или в частную медицину. Что касается вашего вопроса, то мне кажется, что с женщинами легче работать: они более ответственные и дисциплинированные. И я никогда не пытаюсь изменить людей. Либо ты их принимаешь такими, какие они есть, либо не принимаешь и расстаешься. А вообще женщинам я могу простить всё (смеётся — прим.авт.)!..»
Шутки шутками, но вот чего Зарубин точно не приемлет, так это непрофессионализма. А ещё — пьянства и хамства. «Да, я понимаю, что тяжелая работа, далеко не всегда достойно оплачиваемая, но зачем срывать свое зло на пациентах? — недоумевает он. — Если что-то тебя не устраивает — уходи. Помню, были такие времена, когда я мелочь по карманам собирал, чтобы до работы доехать, а зарплату мешками с сахарным песком получал, но ничего, выжили же как-то. Знаете шутку о том, почему медики работают на полторы ставки? Потому что на одну есть нечего, а на две — некогда…»
Сегодня 1-й роддом выполняет функцию межрайонного перинатального центра. И одним из своих главных достижений на посту главврача Зарубин называет открытие отделения реанимации новорожденных. «Когда я пришел сюда, — вспоминает он, — здесь был один старый дыхательный аппарат и несколько инкубаторов для малышей. Сейчас у нас благодаря программе модернизации здравоохранения есть все необходимое и современное оборудование. Если в 2006 году мы приняли порядка 1700 родов, то сейчас это больше двух тысяч родов в год».

Брак по специальности
С женой Юлией он познакомился на первом курсе института. Она — врач-гастроэнтеролог, кандидат медицинских наук. Дочка Дана учится в десятом классе 22-й школы. Умница и красавица: учит три языка, побеждает на олимпиадах. Пойдет ли она по стопам родителей, пока не известно. Но папе этого очень бы хотелось.
Брак по специальности, как шутит Геннадий Александрович, оказался крепким: скоро Зарубины будут отмечать серебряную свадьбу. «Юлия — врач и человек с большой буквы, — говорит он о супруге. — Я ей безмерно благодарен: она в моей судьбе играла и играет большую роль. Все, что я стараюсь делать, в той или иной степени посвящено ей».
Брак по специальности — это понимание и принятие. Человеку, далекому от медицины, сложно понять огромный груз ответственности и работу на пределе физических возможностей. И все это — за довольно скромную зарплату. Чете Зарубиных объяснять это друг другу не надо.

Медицина — это искусство!
«Медицина — это искусство, — уверен Геннадий Зарубин. — Ведь каждый человек индивидуален: абсурдно подводить его лечение под какие-то схемы. Мы вот всё завидуем западной медицине, а в той же Америке знаете как? Там если пациент умер, но доктор действовал по протоколу, — никаких претензий. А если удалось спасти пациента, но при этом нарушен протокол, то вопросов к доктору будет немало.
Те же роды… В мире нет ни одних абсолютно одинаковых родов. И как же тут можно выработать какую-то общую схему? Акушеры — это вообще очень своеобразные люди: с одной стороны, чуткие, с другой — как следствие экстренности в работе — жесткие и твердые. В акушерстве нельзя быть недобрым и неотзывчивым человеком. Впрочем, как и вообще в медицине. Я считаю, если ты не любишь людей, если они тебя раздражают, то тебе здесь не место. В нашей профессии должны работать только люди с желанием помочь. И с желанием понять.
Хотя акушеры-мужчины, как бы ни пытались, не могут прочувствовать состояние рожающей женщины. Может, потому они относятся к своим пациенткам более трепетно и сострадательно? Ведь не секрет, что некоторые акушеры-женщины так рассуждают: я сама рожала — вытерпела, и ты потерпишь.
Знаете, я уже двадцать лет принимаю роды, но никак не могу привыкнуть к этому чуду природы. Конечно, со временем острота ощущений притупляется, но все равно каждый раз — это просто потрясающе! Мне кажется, никто на свете не знает и не понимает до конца, как же происходит рождение человека. И я счастлив, что могу прикоснуться и хоть немножечко помочь этому чуду!..»

Екатерина КОЗЛОВА