Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Облачно
Понедельник
Облачно
Значительная облачность. Понижение -11C.
Пасмурно
Завтра
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 15 до 25 км/ч.
Снег
Среда
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -5C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 40%.
Снег
Четверг
Снег
Снегопад утром. Повышение -9C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 40%.
Снег
Пятница
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -11C. Ветер ССЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 30%. Отложение снега менее 2 см.
Снег
Суббота
Снег
Снегопад утром. Повышение -9C. Ветер ВЮВ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 40%.

Кластер как идея

  24.02.2011  |    Общество

Создание в Дзержинске нефтегазохимического кластера успели окрестить новой стратегией развития города на ближайшие десятилетия. Подписан меморандум о реализации проекта, зарегистрирована управляющая компания, о своих планах вложить невиданные деньги — сотни миллионов евро объявили первые инвесторы. Вместе с тем остается немало вопросов: в чем суть кластерной формы, какие перспективы она открывает для дзержинских химических предприятий, а самое главное — почему от воплощения этой идеи должны выиграть простые горожане?

Идея синергии
Применительно к экономике кластер обозначает группу предприятий, фирм и компаний, которые работают на одну отрасль народного хозяйства. Взять, к примеру, угольный кластер — он включает в себя непосредственно шахты, заводы по переработке и обогащению угля, предприятия по переработке отходов от основного производства, научно-исследовательские институты, сбытовые компании. К функциональным признакам кластера относятся географическая близость, общность принципов и технологий, единая сырьевая база, модернизированная инфраструктура, взаимосвязь в производственной и маркетинговой сфере.
Кластер называют интеграционным процессом XXI века, то есть не просто количественным объединением ресурсов, финансов, интеллектуальных возможностей. Получается, если хотите, эффект синергии. Подобная группа сконцентрированных на компактной территории предприятий взаимодополняет и усиливает конкурентные преимущества каждого из звеньев технологической цепочки.
Помимо прямого экономического эффекта кластеры несут с собой модернизацию и ускоренное внедрение инноваций: происходит ликвидация дублирующих звеньев, устраняются ненужные и надуманные барьеры. На их месте возникает единая служба стандартизации, единый научный и проектный сектор, единая транспортная служба и пр. Все это способствует стремительному внедрению новых процессов и технологий. Инновации, воплощенные в научных знаниях, изделиях, технологиях, услугах, оборудовании, кадрах, организации производства, являются главным фактором конкурентоспособности во всех экономически развитых странах.

В чем секрет Запада?
Приведем примеры организации зарубежных кластеров. Две недели назад на расширенном заседании с участием представителей Российского союза химиков и Международного фонда Совета министров обороны СНГ, проявивших интерес к дзержинскому проекту, были подробно рассмотрены кластеры Германии, Италии и Франции.
Немецкий тип кластерной системы носит выраженный локализационный характер, когда на компактной территории собраны фирмы, работающие в одной области. Так, западногерманские города Дортмунд, Эссен и Дюссельдорф образуют крупную зону с развитой металлургической промышленностью. По аналогии на автомобиле­строение ориентированы южные провинции ФРГ.
А вот пример Франции, где удалось достичь прорыва в близкой всем нам химической отрасли. В 1987 году в промышленном районе Grand Paroisse в Нормандии была предпринята попытка объединить в рамках кластера три предприятия, занятые в выпуске удобрений. Положительный итог заметен, что называется, по всем фронтам. Уже к 1990 году производство кормовых фосфатов, фосфорных и сложных удобрений здесь выросло на 56%, производство аммиака и жидких азотных удобрений удвоилось, аммиачной селитры стали выпускать в 8,5 раза больше, азотной кислоты — в 11 раз больше. Во всем мире три года слишком маленький срок, чтобы возникли новые крупные мощности с такими объемами. Следовательно, прирост наступил за счет структурных преобразований бывших производственных единиц. В дальнейшем благодаря проведенной реструктуризации французы не только выстояли в жесткой конкурентной борьбе с другими европейскими производителями (она, собственно, и заставила объединиться в кластер), но и с успехом продолжают сегодня развитие своего бизнеса.
Вместе с тем кластеры имеют свойство не замыкаться в своей отрасли, а распространяться на смежные. Экономическую систему урбанизации, когда в одном регионе сосредоточены различные отрасли промышленности, демонстрирует итальянский пример. В нескольких километрах от Турина, выпускающего оборудование для автоматизированного фабричного производства, расположился город Бьелла, известный своим текстильным производ­ством. То же самое можно сказать о Болонье (производит оборудование для пищевой промышленности) и Парме, где создан пищевой кластер.
Ярким и наиболее известным примером кластерной интеграции является «Силиконовая долина» в США. Известно, что лидерство американских фирм наблюдается не только в компьютеpостpоении («ИБМ», «Делл», «Хьюлетт-Паккаpд»), но и в производстве программного обеспечения (мировой лидер — «Майкрософт»), и в изготовлении микропроцессоров («Интел», «Мотоpолла»). Формирование таких многоотраслевых коопераций сильных фирм — не случайность, а закономерный результат передачи по технологическим цепочкам преимуществ высокой конкурентоспособности от фиpмы-pодоначальницы кластера к пpедпpиятиям-смежникам.

Хорошо забытое старое
Нечто похожее на кластер существовало в советское время, когда имел место отраслевой принцип управления внутри химической индустрии. В зависимости от профиля деятельности дзержин­ские предприятия находились в ведении Союзхлора, Союзнеоорганики, Оборонпрома, Союзазота, Союзхимпласта, Союзнефтепереработки, Минхиммаша или другого структурного подразделения Министерства химической промышленности СССР.
Люди старшего поколения отлично помнят, как жилось тогда в столице отечественной химии. Предприятия, на которых работали десятки тысяч дзержинцев, возводили и благоустраивали целые кварталы ведомственного жилья, содержали мощную сеть объектов социальной инфраструктуры — школы, детские сады, дворцы культуры. Поддерживать химпром Советское государство стремилось до последнего.
В результате нагрянувшей приватизации вместо превращения Минхимпрома, Минудобрений и Миннефтепрома в акционерные гиганты типа «Газпрома» произошло дробление несостоявшихся транснациональных корпораций на отдельные заводы или даже цеха с разрушением длительных хозяй­ственных связей и технологических цепочек. Промышленные узлы стали представлять собой обломки отраслевых структур, они оказались нежизнеспособны, перестали справляться со шквалом нерешенных проблем. Были безвозвратно утеряны темпы роста, единая техническая политика, рынки сбыта, кадровый потенциал.
Химическое производство начали растаскивать. Не минула сия участь и Дзержинск. Так, в середине 90-х в город пришла печально известная московская структура «Русхим», которой в доверительное управление были переданы госпакеты промышленных гигантов — заводов «Корунд» и «Оргстекло». В 1996—1997 годах, когда у руля города стоял мэр Александр Романов, резко снизились оборотные средства этих предприятий, остановился ряд производств, появилась многомесячная задержка по зарплате. Послед­ствия такого «управления» проявляли себя не один год: в итоге ОАО «Оргстекло» приказало долго жить, а кризис на «Корунде» начала 2000-х многим из нас памятен до сих пор.

Сила — в интеграции!
Для большинства обывателей словосочетание «нефтегазохимический кластер» пока что-либо носит некое абстрактное значение, либо непонятно вовсе. На удивление, даже среди руководителей предприятий есть и те, кто относится к новой инициативе скептически. Дескать, есть в Дзержинске исторически сложившаяся пром­зона, назовут ее по-другому, вот тебе и кластер.
Справедлив вопрос: следует ли в данном случае говорить о нашем промышленном узле как о кластере? Ведь большинство существующих ныне предприятий появились внерыночным путем — нынешним собственникам они достались как «советское наследие». Дело тут, разумеется, не просто в истории возникновения, а в сути ситуации. Конкурентные преимущества, достигнутые благодаря взаимодей­ствию членов кластера, являются самоподдерживающимися, а следовательно, и устойчивыми. Ни одна из компаний не может позволить себе расслабиться из-за угрозы того, что конкуренты немедленно воспользуются заминкой в ее развитии. Иное дело — преимущества нерыночного происхождения. Они неорганичны и потому вполне могут не только поддерживаться и наращиваться, но и растрачиваться, проедаться. Но ведь очевидно, что до бесконечности сидеть на «советском наследии» нельзя.
О необходимости применять кластерный подход, создавать новые производства на заранее подготовленных и обеспеченных всей необходимой инфраструктурой площадках премьер-министр Владимир Путин заявил минувшей осенью на совещании по вопросам развития нефтехимии, состоявшемся в Нижнем Новгороде. В России работа по созданию кластеров только начинается, и у дзержинцев есть шанс показать достойный пример всей стране: пока что наш проект является вторым, после инновационного центра Сколково.
На сегодня в рамках создания кластера уже образован экспертный совет, который возглавил вице-президент Российского союза химиков Сергей Голубков. В его состав вошли президент Российского химико-технологического университета им. Д.И.Менделеева, академик РАН Павел Саркисов, президент Российского союза химиков Виктор Иванов, член Российского союза химиков Валерий Бабкин, советник президента Международного фонда Совета министров обороны СНГ по инвестиционной политике Руслан Тарханов. Продолжается формирование инновационного совета, главная задача которого — координация действий властных структур, хозяйствующих субъектов и общественных организаций. Инвестором проектов в процессе создания в Дзержинске нефтегазохимического кластера выступит Международный фонд Совета министров обороны СНГ, который готов открыть финансирование в размере сотен миллионов евро. Этим же фондом учреждена и управляющая компания — ООО УК «Дзержинский нефтегазохимический кластер». На прошлой неделе мэр города Виктор Сопин назвал несколько новых предприятий, которые в скором могут появиться на территории Дзержинска: производство из метана углеводородов по последней российской технологии, а также производство полимерных углеводородов, кабельных пластикатов и другой продукции. Речь о новом проекте города химиков зашла и на встрече губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева с руководителями предприятий, состоявшейся во вторник на территории ФКП «Завод им. Я. М. Свердлова».
По сути, кластер — это первая попытка именно власти стать независимым интегратором химического производства. До сих пор директора заводов не смогли создать элементарных форм взаимодействия в силу субъективной внерыночной конкуренции. Вдумайтесь: сейчас это самое взаимодействие координируют две организации — клуб промышленников Дзержинска под председательством генерального директора ОАО «Авиабор» Евгения Желудова и ассоциация «Дзер­жинск­химрегион» директора мест­ного политеха Виктора Кулепова. Очевидно, что только муниципалитет во главе с мэром Виктором Сопиным способен стать независимым интегратором химического производства.

Это нам нужно!
Итак, что же даст городу создание нефтегазохимического кластера? Во-первых, новые принципы интеграции — как в рамках одной химической отрасли, так и «подтягивая» смежные сферы. Приведенные выше примеры зарубежных кластеров тому подтверждение. Во-вторых, это возможность вывести производство на принципиально новый уровень. Как бы в минувшие несколько лет нам ни говорили о необходимости снижения роли химии в развитии Дзержин­ска, альтернатив нет. Даже если все прекратить, то у города нет средств для консервации всего химического наследия, как нет средств и на решение всех экологических вопросов. Выход один — модернизация нынешнего промузла, причем модернизация с оглядкой на экологию. Помимо внедрения в основные фонды предприятий безопасных технологий на природоохранные мероприятия могут пойти и средства, полученные местной казной в качестве прямого экономического эффекта от создания кластера — налогов.
Наконец, кластер даст возможность аккумулировать интеллектуальный и творческий потенциал дзержинцев. Сопротивляющиеся ныне руководители рискуют остаться на обочине стратегического развития по принципам XXI века.
Сейчас существует уникальный шанс — власть во главе с новым мэром впервые за много лет получает возможность инновационно-технологического рывка вне зависимости от желания или нежелания дзержинских «химических баронов», для многих из которых идея кластера потенциально опасна, так как может нарушить их местечковую самостоятельность. Простым же горожанам предоставляется шанс самореализации в самых широких направлениях. Для всех нас идея кластера — это новые рабочие места, свобода творчества, новый уровень жизни. Не поддержать эту идею — значит лишить себя всех этих возможностей.

Максим КАРПУХИН