Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Облачно
Среда
Облачно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.

Детей вернули. Дети счастливы?

  31.03.2011  |    Общество

На днях в Дзержинске разразился скандал с изъятием представителями органов опеки и попечительства малолетних детей из неблагополучной семьи. История стара как мир: дети жили в антисанитарных условиях, недоедали, за ними не было надлежащего досмотра и ухода, и их решено было временно изъять из семьи и поместить в больницу для медицинского осмотра и социальной реабилитации.

В этом нет ничего удивительного — представители органов опеки администрации города и отдела по делам несовершеннолетних УВД Дзержинска просто выполняют свой служебный долг, забирая детей оттуда, где им угрожает опасность. Однако в последнее время такие случаи все чаще получают общественный резонанс под маркой «бездушные чиновники детей забрали за бедность, пожалейте и помогите осиротевшим родителям, и тогда семья станет идеально счастливой».

И это действует! Когда детей насильно забирают из семьи, хочется пожалеть маму и папу, ставя себя на их место, хочется понять мотивы стороны, принимающей такое решение, ведь просто так детей не отнимают и премии за каждого изъятого ребенка чиновникам не дают. А больше всего хочется дойти до сути, что же в такой ситуации лучше для самих детей: возвращение домой или, наоборот, невозвращение к прежней жизни, где их жизнь будет более благополучной и уж если не счастливой, то хотя бы безопасной?
Чтобы разобраться в ситуации и ответить на все эти вопросы, изучить последнюю историю с изъятием детей пришлось тщательно и издалека. Оказывается, корни ее ведут в 1994 год, когда в Дзержинске двух горе-родителей лишили родительских прав на их пятерых детей. Это крайняя мера, которую применяют только в случаях, когда жизни ребенка в семье угрожает опасность. В той семье было именно так. «Мама» и «папа» даже не поняли, что из-за пьянства и разгула лишились всех своих детей навсегда, и поэтому, наверное, даже не очень переживали по этому поводу.
Дети, помещенные в детские дома и интернаты, выросли, получили профессии, получили все социальные гарантии детей-сирот, которые предоставляются таковым в нашей стране, и вышли в самостоятельное плавание по жизни…
Евгении Шохиной сейчас двадцать один год. Она — одна из тех детей, чьи родители были лишены права их воспитывать. Женя выросла в детском доме, окончила профессиональное училище № 49 по специальности штукатур-маляр, была трудоустроена, за ней была закреплена однокомнатная квартира, оставшаяся от родителей, правда, на двоих со сводным братом.
Представители органов опеки и социальной защиты населения помогают Жене и сегодня, так как девушка оказалась в трудной жизненной ситуации: она инвалид третьей группы, многодетная мама, и у нее возникла проблема, связанная с жильем.
Если рассказывать по порядку, то поработать по специальности после выпуска из детского дома Женя успела совсем немного. А пожить в собственной квартире не успела вовсе. Она познакомилась с молодым человеком Алексеем, который взял ее жить к себе, в соб­ственную квартиру, где вскоре у пары родился сын Матвей, а полтора года спустя — девочки-двойняшки Маша и Даша. Отцовство на малышей не оформлялось, официально их мама признана «одиночкой».
Сегодня детям три и полтора года соответственно, а Евгения Шохина, как уже было сказано, оказалась в сложной жизненной ситуации. С Алексеем она рассталась, поэтому вместе с детьми несколько месяцев назад переехала в однокомнатную квартиру на улице Новомосковской, где все они прописаны и до этого времени никто не жил. Вместе с Женей в настоящее время здесь же проживает ее новый спутник — гражданский супруг Сергей. Квартира на момент их переезда была в запущенном состоянии: ни техники, ни мебели, даже горячей воды здесь не было. Зато были большие долги за коммунальные услуги, ветхость, грязь.
Из-за долгов за квартиру в местном ЖЭУ многодетной маме отказали в выдаче справки о составе семьи, без которой она не смогла продлить молочное питание детям. Двойняшкам скоро исполнится полтора года, и семья потеряет самый надежный источник дохода — детские пособия в размере 8600 рублей за обоих детей. Предприятие, где работала Евгения Шохина до ухода в первый декретный отпуск, давно прекратило свое существование, и с трудоустройством тоже возникли проблемы. Детей не брали в детский сад. А тут еще сводный брат, прописанный в квартире, как снег на голову — из мест лишения свободы вернулся и стал претендовать на жилплощадь.
Проблемы оказались для семьи неподъемной ношей, и Женя, привыкшая к помощи людей, опекавших ее с раннего детства, снова обратилась к ним. Пока ее квартирный вопрос решался в стенах различных ведомств, представители органов опеки и попечительства, а также отдела по делам несовершеннолетних посетили квартиру Шохиных, чтобы проверить, в каких условиях они проживают после переезда. От увиденного пришли в ужас.
«Маленькие дети голыми ножками бегали по грязному, ничем не покрытому полу, здесь же ходили в туалет, здесь же играли. Увидев незнакомых женщин, малыши стали тянуть к ним руки и просить есть. В квартире не было ни детской мебели, все дети спали на одном маленьком диване, ни постельных принадлежностей, ни достаточного количества одежды. Когда пришедшие решили хоть чем-то покормить детей, то дома из всех продуктов питания нашли только бутылку подсолнечного масла и комок замороженного фарша под окном на кухне. Холодильник в квартире также отсут­ствовал. Было принято решение немедленно забрать детей», — говорит начальник отдела по делам несовершеннолетних УВД Дзержинска Елена Калинина.
В результате этого визита был составлен акт о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей Евгенией Шохиной, а ей — предложено подписать согласие на временное помещение детей в больницу и дом ребенка в связи с трудной жизненной ситуацией, сложившейся в семье.
История Евгении Шохиной быстро приобрела известность: правозащитник, председатель дзержинского отделения «Движения в защиту детства», многодетный отец, в недавнем прошлом сам временно лишенный детей за ненадлежащее исполнение родительских обязательств, Сергей Пчелинцев заявил во всеуслышание — Шохиных-младших забрали за бедность!
Сергей уверен, что в семье Шохиных исключена возможность повторения трагедии другой дзержинской семьи, где троих детей тоже временно забирали у родителей, а когда вернули, то дети, включая четвертого, новорожденного малыша, из-за халатности родителей сгорели в частном доме в поселке Юганец. Правозащитник тогда тоже приложил все силы, чтобы детей вернули в семью.
Сразу всплывает в памяти и случай, когда двое маленьких детей в Дзержинске умерли от голода, потому что их мать была сбита машиной на трассе и ее долго не могли опознать. Незадолго до этого детей также изымали из семьи, но, как часто бывает, мать обещала исправиться, ей поверили и пожалели…
Что бы ни говорили сегодня люди, жалеющие таких родителей, еще раз повторимся: как показывает горький опыт, заботиться следует только о благополучии детей, чтобы они, по крайней мере, были живы.
При поступлении Матвея, Марии и Дарьи Шохиных в детскую больницу № 8 был составлен акт, подписанный врачами и медсестрами учреждения: «Дети поступили неухоженные, от одежды исходил неприятный запах. Дети все время просили есть. Дети запущены педагогически, не знают элементарных понятий, говорят два слова: „мама“ и „дай“. Во время посещения матери через три дня дети не проявили никакой реакции».
«Дети поступили к нам грязные, голодные. У Маши было выявлено простудное заболевание, поэтому ей оказывалась соответствующая медицинская помощь. Всех детей долгое время приводили в нормальный вид и старались, по крайней мере, досыта накормить», — подтверждает заместитель главного врача детской больницы № 8 Ирина Яматина.
С момента рождения близнецов Евгения Шохина является многодетной мамой и имеет все права, прописанные в законе Нижегородской области № 158 «О мерах социальной поддержки многодетных семей». Этот закон дает и льготы при оплате жилищно-коммунальных услуг, и определенный перечень бесплатных лекарств, и компенсацию на проезд, и так далее. Вся беда в том, что получение всех этих благ возможно лишь при заявительном характере. То есть, чтобы воспользоваться своими правами, Женя должна была прийти в управление соцзащиты и написать заявление о желании получать льготы. Но знала ли она о них? И была ли готова, привыкшая жить на полном обеспечении государства, к тому, что что-то в этой жизни нужно делать самой?
Лишь в феврале текущего года семья Шохиных была поставлена на учет в дзержинском отделении ГУ «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних» как попавшая в трудную жизненную ситуацию и находящаяся в социально опасных условиях. Заведующая отделом помощи семье и детям центра Ирина Ледрова предполагает, что при проживании в другой квартире с родным отцом детей условия быта детей Евгении Шохиной были лучше. Ведь их посещали как минимум работники детской поликлиники и уже тогда забили бы тревогу. После переезда в свою квартиру таких условий детям, по всей видимости, обеспечено не было, и семья была признана «неблагополучной». Шохиных сразу взяли под социальный патронаж, гарантирующий социальные выплаты на детей, материальную помощь, социально-правовые, жилищно-бытовые консультации и так далее.
Правда, написать первое же заявление на получение материальной помощи Евгении оказалось некогда — замучила «слава». Весть о несчастной матери, страдающей по отнятым детям, еще раз повторимся, разнеслась не только по городу и области, но и по всей стране. Фигуранты дела уже снялись в новой программе «Прямой эфир», которая готовится к выходу на канале «Россия», в Дзержинске побывали представители других центральных каналов. Самой Евгении прохода не дают журналисты областных телекомпаний, городских газет.
Сегодня она встречает гостей уверенно. В квартире сделан ремонт: на стенах чистенькие обои, на полу — линолеум и палас, появились кроватки для малышей, стол, шкафчик для детской одежды, в котором достаточно и постельного белья, и нарядов для Матвея, Маши и Даши. На кухне новая газовая колонка, с горячей водой проблемы решены. Здесь же на виду — запасы макарон, овощей, печенье, варенье. Хозяева предлагают угостить чаем. Кругом в квартире игрушки. Правда, специалисты после повторного осмотра квартиры говорят, что эти же самые игрушки были и в квартире Пчелинцевых, и дома у сгоревших детей. Одним словом, бутафория, передающаяся из одной неблагополучной семьи в другую, создающая образ счастливого детства в квартире.
Мнение соседей по поводу благополучия детей Евгении разделились. Одни говорят, что Шохины-младшие живут не хуже других, играют, веселятся, ходят гулять, и сама Женя — хорошая мать, которая заботится о малышах. Другие считают, что дети не получают элементарного — они постоянно голодны и просят любых угощений у всех встречающихся в подъезде людей. Саму Женю несколько раз видели в состоянии алкогольного опьянения.
Но даже это еще не повод забирать детей навсегда. Так в первую очередь считают сами специалисты отдела опеки. И уж тем более никто и никогда не заберет детей за бедность. Семьям, где есть материальные трудности, но дети растут в любви и заботе, всегда помогут и с трудоустройством родителей, и с устройством детей в ясли и детские сады, и с оформлением различных льгот, пособий, выплат. Таких семей в Дзержинске сотни.
Евгении Шохиной тоже еще не раз предоставят шанс жить со своими детьми под одной крышей и исполнять свои родительские обязанности должным образом. Вот и сейчас после всех шумных баталий в адрес бессердечных чиновников Матвея, Машу и Дашу Шохиных вернули в семью. «Детей вернули, но покоя на душе нет», — сказала по поводу всей этой ситуации начальник отдела опеки, попечительства и усыновления администрации Дзержинска Светлана Вершинина.
Она права, сейчас никто не может сказать уверенно, будет ли счастливым детство маленьких Матвея, Маши и Даши.
Вроде бы Женя одумалась: в квартире созданы более-менее благоприятные условия для проживания детей, дети устроены в детский сад, их мама предполагает устроиться туда же нянечкой. И вроде бы грустила по детям Женя искренне, говорила, что тоскует по ним, ждет их и никогда даже в мыслях не предполагала, что они могут повторить ее судьбу и попасть в детский дом. Нынешний гражданский муж Евгении Сергей ее и детей, по его словам, любит и готов о них заботиться и нести ответственность. Сергей трудоустроен и помогает семье материально. Шестого мая у Жени и Сергея должна состояться свадьба, а позже Сергей планирует усыновить всех троих детей.
Вроде бы и в материальном плане сейчас в семье все налаживается. Люди, узнав об истории Шохиных, присылают Жене по реквизитам, выложенным в Интернете, крупные суммы денег. Городские чиновники тоже позаботились об обеспечении этой семьи всеми возможными социальными благами, даже коммунальный долг за квартиру оплачен из муниципальной казны. Детей вернули домой — живите и будьте счастливы.
Вот только подобные истории почему-то больше напоминают не борьбу за семейное благополучие, а спекуляцию детьми и обычное социальное иждивенство, когда людям, не желающим работать и даже должным образом воспитывать своих детей, выгодно представить себя в роли жертв — несчастных родителей, оставшихся без детей по вине государства, и получать свои дивиденды не только от самого государства, но и от доверчивых добрых людей, которыми, как известно, наша страна славится.
Так это или не так — покажет время. А потому сейчас возвращение детей в семью историей со счастливым концом называть как минимум рано.

Елена РОДИОНОВА