Дзержинские Ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Пасмурно
Завтра
Пасмурно
Облачно. Повышение -5C. Ветер ЗСЗ от 15 до 25 км/ч.
Снег
Среда
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -5C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 30%.
Пасмурно
Четверг
Пасмурно
Облачно. Повышение -9C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
Снег
Пятница
Снег
Снегопад с усилением в течение дня. Повышение -11C. Ветер ССЗ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 30%. Отложение снега менее 2 см.
Снег
Суббота
Снег
Снегопад утром. Повышение -9C. Ветер ВЮВ от 10 до 15 км/ч. Вероятность снега 40%.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение -4C. Ветер ССЗ от 10 до 15 км/ч.

Долгий путь к Шекспиру

  10.11.2017  |    Общество

Уэльс. Я знал, что на свете есть такое место, но я не предполагал, что это чудо. Мы добирались до него долго, почти целый день. Интересно ехать на машине и смотреть по сторонам. Помню, года два назад мы ездили в Стоун-хендж. Посмотрев в окно, я увидел, что деревья буквально несутся нам навстречу. Я приподнялся на заднем сиденье и посмотрел на спидометр. На нём была цифра 80. Быстро, но не очень. И тут я догадался, что скорость в Англии измеряется не в километрах, а в милях. А это совсем иные цифры. И вот мы опять мчимся по великолепной трассе. Дорога. Это слово вызывает в памяти много образов. Вспоминается фильм Ф. Феллини, который так и называется «Дорога», и бесконечный подземный туннель в кинофильме А. Тарковского «Солярис». Но ещё раньше было стихотворение А.С.Пушкина «Долго ль мне гулять по свету то в кибитке, то верхом».

За окном мелькали разные пейзажи, и вдруг я увидел горы. Они были зелёными. На вершине одной горы возвышался замок. Машина долго кружила по горной дороге и наконец остановилась. Мы пошли пешком. Если до этого мы ехали по самой современной трассе, то здесь мы шли по узкой, временами заросшей тропинке. Неожиданно появился луг, на котором паслось множество овец. Мне показалось, что мы попали в иное столетие. Я остановился и долго смотрел по сторонам. Вдали зеленели горы. Внизу мерцала на солнце узкая, но очень быстрая река. Повсюду возвышались огромные валуны. Присев возле одного из них, мы устроили пикник. Мы — это я с женой, моя дочь с мужем и его мать, Джил. Она удивительная женщина и обладает редким даром в любом месте устроить вкусную трапезу. К тому же она прекрасно водит машину. Когда она за рулём, я чувствую себя спокойно.
Подкрепившись, мы отправились бродить по этим дивным местам. Неожиданно в стороне от дороги я увидел лесной водопад. Я постоянно останавливался, а порой что-то записывал и отстал от остальных. Глядя на далёкое озеро, я испытал сложные и трудно передаваемые эмоции. Для этого нужно писать не статью, а что-то более сложное и пространное, но об одном чувстве мне хочется рассказать. Я вспомнил о М.Ю.Лермонтове. Казалось бы, что тут необычного, кругом горы, реки, и неудивительно, что я вспомнил его стихи. Но у меня было чувство, что Лермонтов будто был в этих местах. С юных лет я знал, что предком великого поэта был выходец из Шотландии. Правда, в Шотландии я пока не был, но дело не в этом. Вернувшись домой, я прочитал всё, что смог найти о родословной Лермонтова. Многое меня поразило. Георг Лермонт в начале 17 века приехал в нашу страну, поступил на службу, и со временем его стали называть Юрием Андреевичем. Он был предком М.Ю.Лермонтова. Это исторический факт. Но ещё в 13 веке в Шотландии жил легендарный поэт Томас Лермонт. А Георг Лермонт был из его рода. И ещё одно поразительное совпадение. В 16 веке предок Джорджа Байрона был женат на Маргарет Лермонт. Вспоминаются строки стихотворения М.Ю. Лермонтова «Нет, я не Байрон, я другой». Но кто знает, может быть, они принадлежали к одному роду? На память приходят строки В. Шекспира: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».
Но вернусь к рассказу о нашем путешествии. Мы опять сели в машину и поехали по извилистой дороге. Я думал, что уже не смогу больше удивляться, но открывались новые пейзажи, и наконец мы увидели море. Последние годы я видел разные моря. Меня покорило Северное море. Но этот Север странен. На берегу и осенью растут розы.
А теперь перед нашими глазами открылось Ирландское море. Море и зелёные горы. Это сочетание создаёт особую атмосферу. В античные времена Ирландское море называли Ибернийский океан. И это в какой-то мере верно, поскольку Атлантический океан и в самом деле рядом, как говорится, рукой подать.
После достаточно долгого путешествия мы оказались в здании, похожем на замок. Это всемирно известная библиотека Уильяма Гладстона. Нас встретили очень радушно. Мы пробыли в ней несколько дней. Звучит странно. Но это библиотека особая. Старинные читальные залы. Просторные гостиные, где люди собираются по вечерам, пьют чай и беседуют. Библиотека построена в конце 19 века выдающимся британским политиком Уильямом Гладстоном. Он прожил бурную и долгую жизнь. Одно время был премьер-министром. Уильям Гладстон был великолепным оратором и замечательным писателем. А в конце жизни решил построить библиотеку. Уильям Гладстон передал в неё более 30 тысяч собственных книг. Он хотел, чтобы в библиотеку могли приходить все, кто любит книги и тянется к знаниям. Со временем библиотека Уильяма Гладстона стала одним из культурных центров.
Мы пробыли в ней несколько дней. Дело в том, что в библиотеке помимо залов с книгами есть и комнаты для гостей. Я уже говорил, что здание построено в конце 19 столетия, и ходить по нему было непривычно. Лестницы постоянно петляли, и несколько раз я едва не заблудился, но, побродив по этажам, всё же нашёл выход.
В библиотеке проходили интересные встречи и обсуждения. В эти дни в неё съехались люди из разных концов Британии. Однажды, придя на завтрак, я обратил внимание, что на каждом столе лежит афиша с приглашением. Фотография мужчины, занимавшая половину афиши, показалась мне чем-то знакомой, но я её не рассмотрел. Но когда сели за стол, я взглянул и обомлел. Да это же я! В тексте были написаны лестные слова обо мне и приглашение на мой поэтический вечер. Разговор об этом был накануне, но я не ожидал, что это будет сделано так изящно и в то же время практично. За завтраком посмотрят все. Моё выступление проходило в просторной гостиной. За полчаса до начала директор библиотеки сказал, что, возможно, людей будет немного, но он с женой будет обязательно. Я ответил, что в любом случае мне будет очень приятно. И вот настало время выступления, а в гостиной было несколько человек. Я спросил, можно ли начинать. Но оказалось, что старинные часы спешат почти на полчаса. Когда они миновали, желающих меня послушать пришло довольно много. Разумеется, мне было очень приятно. Я читал свои стихи, а потом они звучали в переводе. Перевёл их замечательный английский поэт Питер Даниелс.
Но продолжу рассказ о путешествии. На обратном пути из Уэльса мы заехали в Страдфорд-апон-Эйвон. Это город, где родился Вильям Шекспир. Говорят, что на одного жителя здесь приходится тысяча туристов. На центральной пешеходной улице люди со всего света. Такое ощущение, что к Шекспиру приехал весь мир.
Мой личный путь к Шекспиру был долгим. Я смотрел на молодых и думал, как им повезло в юные годы побывать в его городе и его доме. Часто пишут, что давно миновала эпоха, когда он жил, но его творчество живёт среди нас, как написал Григорий Козинцев: «Наш современник В. Шекспир». В юные годы меня восхитила эта фраза. Но став старше, я подумал, что в какой-то степени Г. Козинцев сделал комплимент не В. Шекспиру, а нам. Разумеется, В. Шекспир не нуждается в наших похвалах, но, как всякий великий художник, ждёт от нас понимания. Были годы, даже столетия, когда В. Шекспир казался устаревшим. Например, Вольтер считал его «грубым». В 19 веке великим драматургом восхищались, но его произведения ставились по определённому шаблону. Это возмущало молодого тогда драматурга Б. Шоу, и он начал своё собственное творчество с пародии на «Гамлета». В это же время у В. Шекспира нашёлся настоящий, я бы сказал, достойный его противник. Это был Л.Н.Толстой. Всю жизнь великий писатель не принимал творчество В. Шекспира и на закате дней написал разгромный очерк о «Короле Лире». На мой взгляд, этот очерк имеет огромную ценность, в нём больше поразительно точных наблюдений об искусстве великого поэта, чем в многочисленных панегириках. И вот настал 20 век, который заново открыл В.Шекспира. И сейчас театр В. Шекспира современнее многих и многих. Стал историей «интеллектуальный театр» и «театр абсурда», а В. Шекспир продолжает удивлять весь мир.
Пройдя по крохотным комнатам небольшого дома, я вышел во двор и вдруг услышал громкие голоса. Я посмотрел вокруг и понял, что я нахожусь в его театре. Здесь, во дворе его дома, под открытым небом. И как во времена В. Шекспира, артисты и зрители создают одно целое. Каждый зритель может попросить сыграть то, что он хочет, и артисты тут же выполняют его просьбу. На импровизированной сцене было несколько актёров. Кстати, один был на коляске.
Воспользовавшись паузой, я подошёл и попросил прочесть монолог из трагедии «Юлий Цезарь». Речь Антония против Брута. Артист на мгновение задумался, и вдруг всё изменилось, передо мной был обезумевший Рим, который ожил на наших глазах.
Я давно понял, если мы хотим понять мир, в котором живём, мы должны обращаться не только к современникам, но и к тем, кто жил задолго до нас.
Я слушал голос артиста, и мне казалось, что со мной говорит человек, живший в этом небольшом доме, великий поэт, создавший свой собственный мир, в который я сейчас вошёл.

Анатолий МОВШЕВИЧ