Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Небольшая Облачность
Воскресенье
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.
Облачно
Среда
Облачно
Сегодня, по прогнозам,Значительно Холоднее, чем вчера.

Киплинг, Дрейк и Эркюль Пуаро

  19.10.2017  |    Общество

Этим летом мы с женой почти месяц жили в Англии. Обычно туристы бывают в знаменитых местах. Они знакомы всем по многочисленным фотографиям. Разумеется, это интересно. Но порой удивительные явления открываются там, где их не ждёшь.

В Лондоне много парков. Но в этот раз мы оказались в местечке, которое называется «Лесное аббатство». Здесь расположены развалины древнего монастыря, которые представляют огромный интерес для всех, кто увлечён историей. Повсюду живописные заросли, а если подняться по тропинке, то попадаешь в настоящий лес. Высокие деревья и тенистые чащи. Вдруг я услышал шум, шелест и отрывистые крики. Подняв голову, я увидел зелёных птиц. Оказалось, что это попугаи. Но откуда они взялись? Оказывается, некоторые попугаи сбежали от своих хозяев и нашли пристанище в этом лесу. Сейчас их целые стаи. Честно говоря, мне понять это трудно. Я знаю, что попугай — птица своенравная. Мне вспоминается песня В. Высоцкого на старой пластинке «Алиса в стране чудес». Допустим, такой же бойкий попугай сбежал. Но одному жить скучно. Значит, сумели сбежать и другие. Странно, непонятно, но поднимаю голову и вижу стаю красивых птиц, взлетевших с высокого дерева.
Впрочем, чудеса случаются не только в этом диковинном месте. Ещё в первую поездку мы с женой не раз были в Национальной галерее. Почти все музеи Лондона бесплатны. Бродишь по центру города, и вдруг захотелось увидеть картину Леонардо да Винчи «Мадонна в гроте». Зашёл, посмотрел на это чудо, а потом можно вернуться к шумной, обыденной жизни.
А в этот раз мы побывали в портретной галерее. Расскажу о работах, которые произвели на меня большое впечатление. Портрет Анны Болейн. Кажется, неизвестного мастера. Судьба этой женщины трагична и удивительна. Она была женой Генриха Восьмого. Он казнил её за супружескую неверность. Современники были убеждены, что это была придворная клевета, да и сам король в это не верил. И спустя столетия её образ будоражит воображение. Об Анне Болейн написаны пьесы, сняты кинофильмы. А на портрете у неё печальное лицо, словно она что-то предчувствует.
Я шёл по залу, смотрел на коронованных особ и вдруг увидел высокого, красивого мужчину с румянцем во всю щёку. Его облик не был похож на унылых придворных. Кто же это такой? Оказалось, что это Френсис Дрейк. Да, тот самый Дрейк. Я давно заметил, что судьбы отдельных людей бывают фантастичнее самой буйной выдумки.
Френсис Дрейк был корсаром. Но, занимаясь своим ремеслом, он научился воевать на море, и его умение пригодилось. Когда Испания послала к британским берегам «непобедимую армаду», Френсис Дрейк, который к тому времени был уже адмиралом, разгромил противника. У испанцев было чуть ли не в два раза больше хорошо вооружённых судов, но Френсис Дрейк проявил выдержку, военную хитрость и поразительное умение. Он одержал блистательную победу, утопив почти весь испанский флот и не потеряв ни одного корабля. Френсис Дрейк сделал множество географических открытий и вторым после Магеллана совершил кругосветное путешествие.
И вот я смотрю на его портрет, сделанный современником. На картине красивый, модно одетый мужчина, стоит в прихотливой позе и опирается рукой на глобус.
В эту поездку мы увидели несколько городов. Они небольшие, но с богатейшей историей. Рочестер. Он расположен на берегу красивой реки. Мы сидели в открытом кафе, а неподалёку находился средневековый замок. Мне вспомнились отроческие годы. Я тогда открыл увлекательный мир старинных романов. И глядя на замок, мне показалось, что я возвращаюсь в свои ранние годы и одновременно погружаюсь в мир Вальтера Скотта. В начале XIX века он был поразительно популярен. А.С.Пушкин писал в поэме «Граф Нулин»: «С романом новым Вальтер Скотта». Характерная черта времени.
Ещё одно открытие — это дом Р.Киплинга. Мы отправились туда с нашими друзьями, Крисом и Джил. Обычно моя дочь Татьяна выполняет обязанности переводчика, но в эту поездку её с нами не было. Но ничего, как-то справились. В конце концов, каждый говорит как умеет. Подъезжая к дому, а точнее, к поместью Р. Киплинга, Крис сказал мне, что поэт здесь родился, я ему возразил и заметил, что, насколько я знаю, Р. Киплинг родился в Бомбее. Мы поспорили на бутылку французского вина, и я выиграл.
Зайдя в просторный дом великого поэта, я испытал волнение. Р. Киплинг написал много: великолепные стихи, блистательные рассказы и романы, но для того, чтобы навсегда остаться в литературе и в сердцах миллионов людей, хватило бы одной маленькой книги — «Маугли».
На одной стене я увидел замечательный портрет, а на другой — восточные ковры. А войдя в кабинет, у меня было такое чувство, что хозяин где-то здесь и лишь ненадолго вышел.
Бродя по дому, я неожиданно вспомнил Александра Леонидовича Ященко. Когда я учился в университете, он преподавал у нас зарубежную литературу. И как преподавал! Он был блистательным и остроумным человеком. Но далеко не все знали, что А.Л.Ященко был талантливым поэтом и переводчиком. После окончания университета я не раз приходил к нему на кафедру. Однажды он прочёл мне перевод знаменитого стихотворения Р.Киплинга. Это произведение хорошо известно у нас благодаря переводу С.Я.Маршака. Оно начинается словами «На далёкой Амазонке не бывал я никогда». Александр Леонидович заметил, что перевод Маршака великолепен, но ему захотелось сделать свою версию этого стихотворения, тем более что в оригинале упоминается слово «Рио». Этот город вызывает у русского читателя множество своеобразных ассоциаций.
Стоя в кабинете Р. Киплинга, я вспомнил этот давний разговор.
Невозможно написать обо всех впечатлениях. В городке
Уистебл меня поразили пустынная улица, ведущая к морю, старый паб и парусные корабли, вздрагивающие на волнах. Мне показалось, что я попал в мир Александра Грина.
Но об одном событии мне хочется рассказать подробнее. С юных лет я слышал простое и вместе с тем загадочное словосочетание Альберт-холл. И вот мы отправились на концерт в этот легендарный зал, видевший и слышавший так много. Мы приехали в западную часть Лондона. Перед зданием стояла длинная очередь. В основном она состояла из молодых людей. Это произвело на меня трогательное впечатление. Они терпеливо ждали, чтобы приобрести билеты на относительно дешёвые места. У нас билеты были куплены заранее, и мы с женой и нашим другом Крисом прошли в зал. Внизу, где обычно находится партер, прямо на полу сидело множество молодых людей. Они не зря выстояли длинную очередь. Но когда прозвенели звонки и стал гаснуть свет, они встали и стоя слушали концерт.
В первом отделении звучали произведения Э. Грига и Я. Сибелиуса, а во втором мы слушали Р. Шумана и П.Хиндемита. В программе были часто исполняемые произведения. Я приготовился слушать хорошо знакомую классику. Но я услышал нечто небывалое и неведомое. Разумеется, я не раз слышал «Песню Сольвейг», но здесь мне показалось, что я слышу её впервые. Я заново открыл Э. Грига и Я.Сибелиуса. Моя жена — музыкант, и притом хороший музыкант. Она сказала, что ничего подобного никогда не слышала. Да, она слушала замечательные записи на пластинках, но здесь это рождалось «здесь и сейчас».
После концерта мы шли по ночному Лондону. Вдруг Крис остановился. «Посмотрите на это здание, оно вам ничего не напоминает?» — сказал он. Мы остановились. Да, что-то знакомое. Где-то я его видел, но где и когда, не мог вспомнить.
«В этом доме живёт Эркюль Пуаро», — сказал с улыбкой Крис. И в самом деле — это был дом, где жил легендарный сыщик. Это здание я не раз видел в знаменитом сериале. И вот этот дом перед нами.
Сейчас к нам в сопровождении Гастингса подойдёт Эркюль Пуаро и расскажет одну из своих историй. В ночном Лондоне возможно и не такое.

Анатолий МОВШЕВИЧ