Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Облачно
Воскресенье
Облачно
Значительная облачность. Понижение -39C.
Пасмурно
Завтра
Пасмурно
Облачно. Повышение -27C. Ветер СЗ и переменный.
Пасмурно
Вторник
Пасмурно
Облачно. Повышение -23C. Ветер СЗ от 10 до 15 км/ч.
Пасмурно
Среда
Пасмурно
Облачно. Повышение -26C. Ветер СЗ и переменный.
Облачно
Четверг
Облачно
Значительная облачность. Повышение -28C. Ветер ССЗ и переменный.
Небольшая Облачность
Пятница
Небольшая Облачность
Переменная облачность. Повышение -28C. Ветер СЗ и переменный.

Ребенок как товар

  23.11.2017  |    Общество

На прошлой неделе Верховный суд Российской Федерации принял постановление «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав». Документ, по факту являющийся разъяснением некоторых сложных ситуаций в семейном праве, приковал огромное внимание общественности, противостоящей внедрению ювенального законодательства в России. Активно по этому вопросу выступила общероссийская общественная организация защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление». В день выхода постановления мы пообщались с председателем регионального совета общественной организации Владимиром Пановым и активистом движения Дмитрием Плишкиным.

Наступление на семью
Дмитрий Иванович напомнил, что попытки внедрить ювенальное законодательство в нашей стране начались еще в середине 90-х годов. В 2008 году были приняты поправки в Семейный кодекс, позволяющие изымать детей из семьи, «находящейся в трудной жизненной ситуации». Согласно закону таких детей можно признавать оставшимися без попечения родителей, помещать в специальные учреждения с последующим устройством в новые семьи.
Механизм, созданный вроде бы ради защиты ребенка, отмечает общественник, в итоге грозит обернуться коммерческим предприятием, в котором главным товаром станут дети.
«Наша организация создана в 2013 году, — рассказывает Владимир Панов. — За прошедшее время мы столкнулись с огромным количеством случаев неправомерного изъятия детей из семьи. Нижегородская область и особенно Дзержинск с этой точки зрения являются достаточно мягкими субъектами. Здесь работают настоящие профессионалы, заинтересованные в сохранении, а не разрушении семьи. К сожалению, так обстоят дела не везде».

По закону о шлепках
«В июле 2016 года был принят так называемый „закон о шлепках“, — подключается к разговору Дмитрий Плишкин. — Законодатель установил уголовную ответственность для родителей за побои, не причиняющие вреда здоровью ребенка. В то время как посторонние граждане за такое же правонарушение могли отделаться административным наказанием. Родители могли попасть под подозрение по свидетельству соседей, сообщению воспитателя, заподозрившего неладное в семье. Мы собрали 213 тысяч подписей против несправедливой поправки, благодаря чему удалось добиться их отмены».
Тем временем в одном из районов Нижегородской области, отмечают активисты, мы могли наглядно наблюдать применение ювенального законодательства на практике. В небольшом городке у мамы отняли двоих детей за то, что она не успела вовремя забрать старшего ребенка из садика. Как рассказывают представители «РВС», детей согласно закону перевели в реабилитационный центр. В течение недели мама ничего не знала о судьбе своих детей и даже не могла получить никаких документов от органов опеки. Лишь вмешательство общественников помогло переломить ситуацию в пользу родительницы.
«Противостояние местных органов опеки было очень сильным, — рассказывает Владимир Панов, — и только когда мы вышли на уровень областного министерства, вскрылось, что процедура изъятия проходила с огромными нарушениями, не были соблюдены регламенты, оформлены необходимые документы. В итоге руководители службы опеки не привлечены к ответственности. И только после многочисленных судебных заседаний удалось вернуть детей маме».

Корыстный интерес
«По факту в стране введено платное родительство, — утверждает Владимир Панов. — Каждый гражданин может взять из реабилитационного центра ребенка. Ежемесячно на этого ребенка государство будет перечислять приемному родителю пособие. Если у приемных родителей есть официальный статус приемной семьи, помимо пособия родители получают зарплату. Более того, есть так называемые дети „с прицепом“ — недвижимостью. Пока ребенок находится в приемной семье, право распоряжаться его имуществом получают ново­испеченные родители. А теперь представьте, сколько можно получить, если взять в семью троих-четверых и более детей? Получается, усыновление не доброта, а алчность?! А между тем на окраинах, в сельских районах, где доходы не превышают 3−4 тысяч, это очень большие деньги. И мы столкнулись с тем, что такая практика распространена. Приемные родители строят дома, покупают машины. Вернуть родному отцу или матери ребенка из такой семьи очень сложно. Тем более, если трудно разбираешься в законодательстве и остаешься один на один с системой».

Быть на страже
Общественники убеждены, что год от года ситуация ухудшается. Если раньше ювенальное лобби пыталось внедрить законы против семьи на федеральном уровне, то теперь законодательство меняется в регионах. Основная цель, считает Владимир Панов, — вбить клин между родителями и детьми. А если преемственность поколений разрушится, оборвется родственная связь между родителями и детьми, манипулировать подростками и юношеством станет проще простого. Поэтому наравне с борьбой за права семьи общественнники уделяют огромное внимание образовательным проектам. По их инициативе издается общероссийская школьная стенная газета «Шаги истории», проводятся уроки истории, издаются учебники для начальной школы.
«Очень важно, чтобы родители не оставались в стороне от всего, что сейчас происходит, — говорит Дмитрий Плишкин. — Нужно стоять на защите интересов семьи, традиционных семейных ценностей. Проявлять гражданскую активность. Не замыкаться в себе. Что бы ни происходило, всегда стремиться наладить контакт со своим ребенком, разговаривать с учителями, социальными педагогами. Объяснять, убеждать, действовать в интересах семьи».

Неточность формулировок
В постановлении, которое было принято 14 ноября, к удовлетворению общественников, не оказалось первоначальных статей, дающих беспрецедентные полномочия органам опеки по изъятию детей из семьи. Корректировка произошла в том числе под давлением общественного мнения. Например, были исключены положения, разрешающие представителям опеки забирать из семьи оставленного без присмотра родителей ребенка. Зато сохранен пункт, дающий право судам отказать родителям в иске о возвращении ребенка даже при удовлетворении иска о восстановлении отца и матери в родительских правах и желании вернуться в семью самого ребенка.
«Надо понимать, что чаще всего под прессинг органов опеки у нас пока попадают не самые благополучные семьи, — говорит Владимир Панов. — И если в одних регионах специалисты опеки исполняют свой долг добросовестно и по сердцу — помогают встать на ноги, пережить трудные моменты, то в других изъятие детей из только-только пошатнувшихся семей может стать повседневной практикой. Ведь такие дети, как мы видим, представляют самый большой интерес. В то время дети, которых действительно нужно защищать от окончательно опустившихся родителей, остаются без помощи и поддержки. Такого быть не должно».
Владимир Панов подчеркивает, что в настоящий момент ребенка из семьи можно изъять только в случае непосредственной и прямой угрозы жизни ребенка. Тем не менее в сфере опеки имеет хождение такая формулировка: «длящееся семейное неблагополучие». Что это такое, какие его критерии, никто толком не знает. Таких «расплывчатых» формулировок в законодательстве довольно много. А в итоге получается, что все упирается в человеческий фактор. Как решит чиновник, так и будет. И только родители могут встать на защиту своих детей.

Евгения МАКАРОВА