Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Один в поле воин!

  03.04.2015  |    К 70-летию Победы!
18str
21 марта ветерану Великой Отечественной войны Кириллу Николаевичу Клинотину исполнилось 89 лет. Поздравить фронтовика приехали сотрудники Дзержинского ОГИБДД — долгие годы Кирилл Николаевич работал в советской государственной автоинспекции и на сегодняшний день считается одним из самых уважаемых и старейших сотрудников ГИБДД. Во время встречи мы разговорились, и выяснилось, что Кирилл Николаевич был непосредственным участником Берлинской операции, освобождения Польши, Чехословакии, обезвреживания власовцев. Свидетельства ветерана уникальны. Его изумительная память до мелочей сохранила картину событий тех легендарных дней. О многих эпизодах не прочитаешь ни в одной книжке. Только при личной встрече и в теплой беседе раскрываются удивительные подробности солдатской службы времен Великой Отечественной войны.

Отцовская наука

Призывался Кирилл Николаевич из Кустанайской области. Здесь, в коммуне поселка «Заря», он родился. Здесь жила его мама с младшей сестрой. Здесь были друзья, родные и близкие.
Отца Кирилл лишился рано: в семь лет. Но, ветеран в этом убежден твердо, отцовские наставления спустя годы спасли жизнь совсем еще юному красноармейцу, попавшему на передовую. Дело в том, что Клинотин-старший был заправский охотник.
«Когда мне приходилось сталкиваться с противником лицом к лицу, — вспоминает сегодня Кирилл Николаевич, — представлял, что я охотник. Вспоминал отцовские уроки. Для успешного исхода нужно изучать повадки зверя, знать его привычки, предугадывать поведение и даже возможное нападение. Важно сохранять самообладание и, если это необходимо, действовать на опережение. Нередко я сталкивался с врагом один на один, но благодаря отцовской науке всегда уходил живым».
Летом 1941 года Кириллу Клинотину было всего 15 лет. Призыву он не подлежал, но, как и все подростки военного времени, обязан был пройти 110-часовую военную подготовку. К этому времени за его плечами было лишь пять классов средней школы — мать долгое время не хотела отдавать сына в школу, опасаясь, что мальчика с полным средним образованием заберут в армию. Поэтому среди одноклассников он был самым старшим, а с началом войны пришлось привыкать быть старшим на колхозных работах, а затем и в армии.

Ангел-хранитель

Летом 43-го Кирилла и еще 29 ребят района Боровской военкомат направил в школу снайперов. Клинотина назначили командиром отделения. Вместе с товарищами спустя несколько месяцев Кирилл прибыл в Чебаркуль, где в составе 24-го стрелкового полка Уральского военного округа ребятам пришлось постигать азы военной науки.
«У нас был очень хороший командир, — вспоминает Кирилл Николаевич, — сам фронтовик с многократными ранениями. Он не просто нас учил военному мастерству, но рассказывал о том, как вести себя во время боя, как уходить от слежки снайпера, сохраняться во время обстрела, избегать опасности. Он очень переживал за нас, 17-летних пацанов, и хотел, чтобы все мы остались живыми».
Накануне отправки на пункт сбора к Кириллу приехала проститься мама. Командир дал увольнение, снял с себя офицерскую фуражку и наказал непременно сделать фото на память. Эту фотографию в солдатском медальоне Кирилл Николаевич пронес на своей груди сквозь все огневые испытания войны.
Даже сейчас он не расстается с ней и бережно показывает сохранившийся образок старого фотоснимка.
«Кто крестик на груди носит, — слегка усмехаясь, говорит он, — а я вот не расставался с мамой».

Частушками по табаку

Формирование части проходило в Горьковской области, в Мулино. По дороге сюда Кирилл сильно простыл. Когда пришел к доктору, тот вроде бы мягко, но пожурил: «Да ты еще и куришь? Не убьют, так от туберкулеза загнешься».
Жестокие слова словно ошпарили кипятком.
«У меня был деревенский самосад, — рассказывает Кирилл Николаевич. — Я его раздал своим приятелям, а сам, когда дело доходило до перекура, отходил в сторонку и, чтобы отвлечься, напевал наши деревенские частушки. И сейчас могу любому сказать, что кто не может бросить курить — слабак».
Война разлучила Кирилла Николаевича и со спиртным. «13 января 1945 года надо было идти в наступление, и вечером всем солдатам раздали спирт, — вспоминает он. — До этого я только однажды попробовал водку в деревне. Мне, конечно, было любопытно, что такое спирт и как он действует на организм. Сделал несколько глотков и тут же захмелел. Я пришел в ужас! Мне идти в атаку, а я ничего не соображаю. Забросил эту фляжку куда подальше. С тех пор и не пью». Зато в армии сложилась прекрасная привычка к закалке, занятиям спортом, постоянным тренировкам. Сила и выносливость вытаскивали нашего ветерана из самых сложных ситуаций, благодаря постоянным физическим упражнениям он смог победить не один недуг.

Образцы храбрости и отваги

В 1944 году минометчик Клинотин прибыл в действующую армию 1-го Украинского фронта.
«Нас выстроили в ряд, — рассказывает Кирилл Николаевич, — и вдруг ко мне подходит начальник штаба и говорит: будешь телефонистом». Так на ходу 17-летнему парню пришлось осваивать новую специальность. Надо ли рассказывать о том, что работа связиста не похожа ни на одну другую военную специальность. Для того, чтобы наладить связь, нужно было выходить под открытый обстрел, искать разрывы в лесу, в поле, болотах, ущельях. Пригодилось умение читать карты, ориентироваться на месте. Нередко враги оставляли засаду в местах разрыва. И здесь нужно было быть начеку. Тем более что напарник Кириллу попался немолодой, но страстно жаждущий жизни. На задания шел неохотно, а если и приходилось выходить под пули, убегал в лес и там отсиживался. «Бегать мне приходилось за четверых, — смеется Кирилл Николаевич. — Я тот человек, который опроверг пословицу, что один в поле не воин. Еще какой воин! От наличия связи нередко зависел исход боя. Да и при личной встрече с фрицами никогда не дрейфил. И товарищей своих этому же учил».
Наградные листы лишь подтверждают сказанное Кириллом Николаевичем:
«В боях за Лаубан ефрейтор Клинотин проявил подлинные образцы храбрости, отваги, выносливости. Обслуживая связь штаба батальона с опорными пунктами рот протяжением до двух км, ефрейтор Клинотин, не обращая внимания на обстрел, в условиях уличного боя, исправлял порванную связь. Был обстрелян вражеским снайпером. Но не растерялся, залег и, уловив удобный момент, снял снайпера, который находился на втором этаже. В течение одного дня связист Клинотин семь раз выходил на прорыв и под обстрелом противника устранял неисправность».
«В боях за Шенефельд 24 апреля 1945 года связист Клинотин, не обращая внимания на сильнейший обстрел врага, неоднократно устранял порывы. Возвращаясь после устранения порывов, Клинотин заметил ползущего в сторону линии батареи фаустпатронщика и меткой очередью из автомата уничтожил его».
И в том, и в другом случае Кирилл Николаевич был представлен к медали «За Отвагу».
За боевую доблесть ефрейтор Клинотин был также отмечен благодарственным письмом Верховного главнокомандующего СССР И.В. Сталина.

Везение или чутье?

За все время, пока был на фронте, Кирилл Николаевич ни разу не был ранен. Иногда, признается ветеран, выручали чутье, хорошая военная и спортивная подготовка, а порой и просто везло. Лишь однажды получил царапину, чудом оставшись живым.
«В тот день шел сильный минометный обстрел, но был обрыв связи, нужно было его обнаружить и восстановить, — вспоминает Кирилл Николаевич. — Как только я вышел на позиции, меня начал сопровождать минометчик. Пришлось подсчитывать и предугадывать, куда ляжет следующий снаряд. Даже на опушке леса и дальше в глубь огонь не прекращался, а здесь уже стояли наши танки. Мне стало понятно, что один из них повредил кабель. Тут я увидел командира танка, который стоял, ни от кого не прячась. Тут же услышал шелест. Чутье сработало мгновенно: ложись! Мне показалось, что я каждой клеточкой тела вжался в неглубокую ложбинку земли подо мной. Окатило горячей волной… А когда я поднялся, то увидел, что командир тяжело, и скорее всего смертельно, ранен. Беспечность дорого обходилась на фронте».

Никто не стрелял, просто Победа

В составе 71-й механической бригады Кирилл Клинотин принимал участие в боях на Волховском, Карельском фронтах. Зимой 1945 года он вступил на территорию Польши. Вспоминал, что фашисты оказывали жесточайшее сопротивление, угрожая новейшим оружием — фаустпатронами. «Но когда мы начали наступление, — улыбается ветеран, — фашистская армада драпанула на 30 км. И все эти фаустпатроны достались нам. Такая же картина была, когда мы подошли к Праге. Эти патроны ворохами лежали».
К началу мая части, в которых находился Кирилл Николаевич, вплотную подошли к Берлину. «Мы охраняли окраины Берлина, обеспечивали минометный огонь, — отмечает ветеран. —  Поэтому во взятии рейхстага есть частичка и нашей заслуги. Вместе с другими солдатами я был награжден медалью за взятие Берлина».
В те дни Кириллу Николаевичу приходилось особенно непросто. Ночи были темные, обход линии связи приходилось делать практически на ощупь. В окрестностях вовсю зверствовали власовцы, подкарауливавшие советских солдат по одному-двое. На всякий пожарный тревожный случай приходилось носить с собой ракетницу.
«Мы уже знали, что 2 мая рейхстаг заявил о капитуляции, — говорит Кирилл Николаевич. — Но бои и обстрелы продолжались. Я очень хорошо помню, как, закончив очередной обход и благополучно вернувшись на позицию, я подошел к машине, где работала радиолиния. И вдруг тихонечко передают: война закончилась. Я взял ракетницу и на радостях выпустил в воздух. Она упала на машину, и краска загорелась. Поднялся переполох. Комвзвода прибегает: кто стрелял? — Никто не стрелял! Победа!»
* * *
Домой Кирилл Николаевич вернулся только в 1950 году. После победы еще несколько лет он нес службу в Германии, обкатывая и ремонтируя машины. На родине более 20 лет проработал в Государственной автоинспекции, исправно неся службу, имея несчетное число благодарностей и самые высокие показатели по организации воспитательной работы. Многие годы он принимал экзамены как у водителей, так и инструкторов автошкол.
В Дзержинск Кирилл Николаевич перебрался в середине 70-х годов. Здесь у него живут две дочки, несколько внуков и правнуков. На 9 Мая все большое семейство непременно собирается в гостях у Кирилла Николаевича. Звучат интереснейшие рассказы о боевых буднях, вспоминаются события прошлых лет, обсуждаются семейные новости и выстраиваются планы на будущее. «Главное, дожить до ста лет, — с доброй улыбкой открывает ветеран секреты долголетия. — Не унывать, заниматься спортом, побольше бывать на свежем воздухе, не подпускать к себе болезни. И тогда все будет хорошо. У жизнерадостного человека иначе не получается».
Евгения МАКАРОВА