Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Война в истории моей семьи

  08.05.2015  |    К 70-летию Победы!
29str-1
Под таким заголовком в Дзержинске проходил конкурс в преддверии 70-летия Великой Победы, организованный Централизованной библиотечной системой города. «Мы получили от жителей множество простых и трогательных рассказов о своих предках, воевавших на фронтах и работавших в тылу во время Великой Отечественной войны, - рассказывают сотрудники ЦБС». Отрывки из некоторых работ предлагаем вашему вниманию.
Юлия Асанова:
Когда началась война, моему прадедушке — Виктору Алексеевичу Кулькову исполнилось всего 10 лет. На его отце была бронь, и он остался убирать хлеб. А когда все хлеба скосили и сложили, отец тоже ушёл на фронт. Ушёл воевать и погиб в 1945 году старший брат. Отец пришёл с фронта раненый.
…Прадедушка был маленьким, худеньким мальчишкой. В 1942 году, оставив школу, он пошел работать в поле. Работал наравне со взрослыми. Бывали такие дни, что нечего было есть. У матери было 12 детей, всех надо было кормить. Спасала корова.
В День Победы прадедушка награждён медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг.».
29str-3Арина Землянова:
22 июня 1941 года мой прадед сержант срочной службы Александр Иванович Некрасов встретил на службе. Ему было 20 лет. Все пять лет он воевал в пехотных войсках. За годы службы был ранен 5 раз, лечился в госпиталях и вновь возвращался в строй, в свою дивизию. Напоминанием о тех днях служит осколок, оставшийся в ноге.
Пехотинец Некрасов прошагал с боями через всю Украину, Болгарию, Румынию, Польшу. Принимал участие во взятии Берлина. Одним из первых узнал о капитуляции Германии. Радости советских солдат не было предела!
29str-2Арсений Соколов:
К началу войны мой прадед Морозов Михаил Иванович уже несколько месяцев отслужил в армии. 22 июня 1941 года он вместе с товарищами получил увольнение, потому что было воскресенье. Они гуляли по городу и услышали по городскому репродуктору: «Война!».
Прадед был командиром артиллерийского орудия. Не раз он со своей командой совершал дерзкие вылазки. Незамеченными подбирались к немцам со своей пушкой и неожиданно палили по врагу. Пока фашисты приходили в себя, наугад обстреливая округу, прадеда с командой уже и след простыл.
Прадед крепко хранил в памяти воспоминания о своём первом бое.
К линии обороны двигались танки. Их было так много, что они заслонили собой весь горизонт. Надо было стрелять по гусеницам, потому что броню не пробить. Надо было хорошо прицелиться. Открыли стрельбу. Подбили один танк, другой. «Третий танк чуть нас не придавил», — вспоминал прадед. В последний момент артиллеристы и его сумели подбить. Это была его первая победа.
В 1942 году прадеда перевели в разведку. Гвардии сержанту Морозову Михаилу Ивановичу часто приходилось ходить за «языком».
Он воевал и на Курской дуге, освобождал Украину, Белоруссию, Литву. За отличные боевые действия в сентябре 1944 года был награжден грамотой с благодарностью от Верховного главнокомандующего Советского Союза Сталина.
Анастасия Тарабурина:
В нашей семье почти все мужчины старшего поколения воевали на фронтах Великой Оте­чественной войны. Я расскажу только о трех своих прадедушках, трех родных братьях Евтуховых. По-разному они прошли фронтовую дорогу. Кто-то трудился в тылу, не щадя себя, кто-то на фронте отдавал жизнь за светлое будущее потомков. Преодолели все ужасы войны, вернулись живыми и посвятили остаток жизни строительству и процветанию нашего родного города Дзержинска.
Евтухов Максим Ефимович был самым младшим в семье. На начало войны ему было всего 16 лет. В марте 1943 года был призван на фронт. В ноябре 1943 года стал командиром отделения специалистов полевых кабельных линий 38-й гвардейской стрелковой Лозовской Краснознамённой дивизии. Он был на войне только год, но за это время столько пришлось ему пережить! Каждый час, каждая минута этой страшной войны были длиною в целую жизнь. В боях с немецкими оккупантами за социалистическую Родину был неоднократно ранен. Самым тяжелым оказалось ранение в голову осенью 1944 года. Чудом остался жив. После фронта его долго мучили незаживающие раны. В теле было множество осколков, несколько в голове. Его руки тоже были в мелких осколках, которые невозможно было вытащить.
Средний брат Евтухов Григорий Ефимович прошел всю войну командиром орудия, командиром отделения связи. Воевал на Волховском, Ленинградском, Прибалтийском фронтах. Несколько раз был ранен.
После демобилизации работал в школе № 30, № 24, в школе-интернате № 1 учителем труда, зам. директора по АХЧ, на заводе «Химмаш». Фронтовиком был и старший брат моего прадедушки Евтухов Иван Ефимович. После войны 5 лет возглавлял школу № 3 г. Дзержинска, а с 1950 г. — детский дом № 3.
29str-4Галина Сергеевна Антонова:
В первые дни войны прямо со школьной скамьи ушел на фронт брат моего отца Бимман Георгий Сергеевич. Погиб осенью 1941 г., похоронен в братской могиле на Украине.
Сестра отца Вера прошла всю Великую Отечественную медсестрой.
Отец Бимман Сергей Сергеевич к началу войны работал агрономом в Чечне, имел бронь, но ушел на фронт добровольцем. Воевал на Черном море. Был переброшен в Белоруссию и оказался в окружении. Долгое время он и его однополчане находились в болотах, мерзли и голодали, но все-таки смогли выйти к своим.
Как этнический немец, хорошо знал язык, и на фронте ему часто приходилось переводить. В 1942 г. Сергею Сергеевичу поручили сопровождать интернированных немцев. В пути произошел бунт, и все, в том числе сопровождающие, оказались в Камских лагерях.
Освобожден в 1943 г. и снова направлен на фронт. Освобождал Украину, Венгрию. Войну закончил в Кенигсберге.
Лариса Николаевна Васильева:
Мой отец был призван в армию в 1938 г. и направлен на карело-финскую границу, где произошел военный конфликт, названный в народе «финской войной». От отца было получено одно короткое письмо с просьбой выслать фото дочки. Просьбу выполнили, но письмо вернулось назад с сообщением, что «адресат убит». Больше никаких сведений об отце нет.
В 1942 году на фронт ушла мама — Капитолина Ивановна Филиппычева. В 1943 году после тяжелого ранения, парализованная, она оказалась в Ивановском госпитале.
Вместе с бабушкой мы переехали в Иваново, чтобы ухаживать за мамой.
В госпитале лечились раненые дети. Помню, что работала в госпитале артисткой и часто пела песню про Щорса.
29str-5Раиса Наумовна Широкова:
Мой отец Наум Митрофанович Гапоненко в первые дни войны призван рядовым на Западный фронт, где в Смоленском сражении с 10 июля по 10 сентября 1941 года шли кровопролитные бои с немецкой группой армии «Центр» на главном московском направлении. Он погиб 4 августа 1941 года в тяжелом бою у деревни Пронино в районе Великих Лук.
В Казачью Лопань, где осталась семья Наума Митрофановича, в октябре 1941 года вошли немцы. В доме устроили штаб, жить пришлось в землянке в саду. На всю жизнь запомнила постоянный голод и страх.
Папа очень любил нас с мамой и Толей, мне было мало лет, когда его не стало, а вот день, когда принесли похоронку, помню ясно, как сильно плакала мама.
Наталья Николаевна Кириленко:
Немецкая оккупация Барвенковского района Харьковской области началась 23 октября 1941 года и продолжалась почти 2 года. За это время фашисты расстреляли и замучили более 2 тыс. граждан, сожгли десятки школ и тысячи домов.
В доме моих родных, как и во многих других домах села Никополь Барвенковского района Харьковской области, «квартировали» немцы. Женщины и дети ютились в сараях, подвалах и… ждали освобождения, ждали Победу.
«Бомба. Она попала прямо в тот погреб, где мы сидели, — вспоминает Екатерина Бобкова, жившая в доме. —  Это произошло так стремительно, что сначала никто ничего не понял. Оглушительный свист, грохот чего-то падающего, комья земли в разные стороны, крики детей. Открыла глаза. В то, что увидела, не смогла сразу поверить. У нашего дома не было крыши и дверей погреба. Их сорвало взрывом. Сбоку была большая воронка, в глубине которой лежали мама и Анюта. В какой-то неестественной позе — разбросав руки и ноги в разные стороны, они не двигались. Тело в некоторых частях изуродовано осколками бомбы. Комья земли присыпали и остальных узников этого „спасительного“ погреба. Через некоторое время братья и сестры, с трудом выбравшись из-под разваленной стены дома, с диким ревом тормошили бездыханное тело матери и сестрички Анюты. Анюте было всего 17 лет, она была красавицей. Была…»
Юля Рыбакина:
Моя бабушка, Анна Николаевна Григорьева, была радистом. Она прошла всю войну и до сих пор жива. Ей 91 год.
Мой дедушка Александр Григорьев был летчиком-испытателем. Когда в 1943 году его с экипажем отправили в рейс, самолет потерпел крушение. О его судьбе стало известно лишь тогда, когда в часть вернулся Александр.
Первым делом противники убили командира Александра Цыганкова. И дедушка, как старший помощник, сел за руль пылающей машины. Александр не побоялся и пролез в отделение самолета, в котором сидели двое других членов экипажа. Дедушка захватил им и себе парашюты и помог спастись.
Полный текст статьи можно прочитать на сайте Дома книги dzlib.ru.