Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Три путешествия в Сталинград

  20.11.2015  |    К 70-летию Победы!

Отгремели, отшумели наши юбилейные праздники: День Победы, День города, осталось за плечами лето, и вроде бы приутихли разговоры о победном 45-ом, ветеранах, великом военном наследии. Но календарь памятных дат Великой Отечественной войны напоминает нам, что в ноябре 1942 года началось контр­наступление советских войск в величайшей за всю историю Великой Отечественной войны битве за Сталинград. В большом конверте в редакцию пришло письмо от нашей постоянной читательницы Антонины Ефимовны ЛЯШЕНКО. Ветеран рассказывает о своих встречах с героическим городом, делится впечатлениями и воспоминаниями о военных буднях, которые пришлись на годы ее молодости.
Фотография-Сталинграда,-сделанная-американскими-журналистами-в-1947-годуЛетом 1941 года я только успела закончить десятилетку и поступить в Горьковский медицинский институт. И началась для меня жизнь в условиях немирного времени. Тогда студенчество отправлялось не на каникулы, а призывалось на трудовой фронт: на сельхозработы, торфоразработки и т. д.
В 1942 году война перешагнула Волгу и началось сражение за Сталинград. Вражеская авиация стала совершать налеты на Горький. Мы перешли на строительство линии обороны. В это время кинохроника демонстрировала ужасающие кадры боев за Сталинград. Мы видели, как город, весь укутанный черным дымом, из-под которого вырывались черные языки пламени, горел со всех концов. Видели, как самолеты ливнем сбрасывали зажигательные бомбы на головы мирного населения… И какую же мы испытали радость, когда в феврале 1943 года весь мир узнал, что Сталинград выстоял. Сталинград победил.
строительство-кургана-в-1963-годуИменно тогда я, будучи студенткой 3-го курса, дала себе слово: как только кончится война, в которой мы обязательно победим, первым делом я поеду в Сталинград. Не зря же мы, девчонки, копали траншеи, противотанковые рвы и ставили «ежей».
И вот война закончилась. В 1945 году началась долгожданная мирная жизнь. Началось постепенное восстановление пострадавших в войну городов. И вдруг однажды по Всесоюзному радио я услышала информацию о работе специальной комиссии по Сталинграду. Диктор сообщил, что комиссия признала разрушение города стопроцентным. Поэтому восстанавливать здания не имеет смысла. Намного рациональнее построить новый город на новом месте. Это решение поддерживал какой-то иностранный специалист, который якобы дважды осматривал город сверху на самолете.
(Видимо, речь идет о визите представителя президента США Дэвиса 18 мая 1943 года. В этот день во время общения с первым секретарем Сталинградского обкома Алексеем Чуяновым Дэвис недоумевал: «Зачем вы ведете восстановление города на этих огромных развалинах? Не следует ли строить город на новом месте? А развалины огородить колючей проволокой и сделать историческим музеем. Это будет большой бизнес, который поможет строительству нового города». «Нет, — ответил Чуянов. — Мы должны возводить город-герой, памятник для будущих поколений, на том месте, где воины сражались. За бизнес мы не отдадим славу подвигов сынов России». Последняя фраза стала легендарной. — Прим. ред.)
Услышав это сообщение, я решила немедленно отправиться в Сталинград, чтобы поклониться городу-герою, поцеловать прах его камней и проститься с ним навсегда.
Это был июнь 1951 года. Ранним утром я явилась на речной вокзал и удачно приобрела билет на пароход, идущий в нужном мне направлении. Пароход был небольшой, но все равно полупустой. Я разместилась в застекленном носовом салоне. Моя затея мне казалась авантюрой. Ведь в Сталинграде у меня не было ни родных, ни знакомых. Мне негде было ночевать, я не знала, смогу ли найти пропитание. Но решение было принято и пути назад быть не могло.
И вот я в Сталинграде. Схожу на изуродованный, изрытый окопами берег. Спрашиваю у двух рабочих, что-то копавших рядом с причалом, как пройти в город. «А вам куда?» — «На Мамаев курган».
Они махнули рукой в нужном направлении, добавив: «Там на „Тракторный“ рабочий трамвай ходит. Довезет куда надо».
Найти стоянку было несложно. Трепеща и волнуясь, я забралась в вагон. Со мной в трамвай зашли еще несколько рабочих. Впрочем, они вскоре сошли, и я снова осталась одна. Трамвай шел через весь город. Я замерла: «Сталинград! Миленький, так, значит, я увижу тебя. Пусть тяжелораненого, но все еще стоящего на своем законном месте».
Но то, что я увидела, оказалось по силам не каждому человеку. Передо мной развернулась нереалистичная картина лежащего в неподвижности мертвого города. Вижу четко обозначенные линии улиц, площадей, перекрестков; вижу дома без крыш и дверей; окна с пустыми глазницами. Я смотрю на них, а они как будто в наваждении, внимательно смотрят на меня. Молча, печально, с укором: люди, что вы сделали?
Вокруг тишина, тишина… А вокруг воздух прозрачен и чист. Пыль от разрушений давно улеглась, смылась дождями, унеслась ветрами. Все предметы выступают резко, рельефно, обнаженно…
С тяжелой душой и колющей болью в сердце я сошла с трамвая. Сделала лишь шаг в сторону кургана и споткнулась. Нагнулась, чтобы посмотреть, и отпрянула: между шпалами лежали крупные осколки снаряда. Рядом еще один и еще. Всюду их было так много, как грибов в урожайный год в лесу. Выбрала кусочек поменьше, положила в авоську — на дорогую память — и пошла к Мамаеву кургану, главной цели моего путешествия.
По преданию, Мамаевым курган назвали будто бы за то, что на нем в древние времена раскинул свой шатер знаменитый хан Мамай, когда возвращался после битвы с Куликова поля. Было тихо и безлюдно, когда я подошла к подножию кургана.
Голая, без травы, кустов и деревьев, гора возвышалась предо мной. Ни троп, ни дорог. С авоськой в руках, прямо по целине начала подъем к вершине. Вся земля на кургане была обезображена: изрыта окопами, траншеями, переходами, землянками, развалинами блиндажей. Вся почва была пересыпана осколками, многие из которых проржавели настолько, что рассыпались в прах в руках.
И вдруг в неглубокой морщинке земли, прямо под ногами, я заметила небольшой белеющий предмет. Находка оказалась … частью человеческого черепа.
Наверное, вешние воды, дожди вымыли его из почвы. Взяла страшную находку с собой.
Так, горестно рассуждая сама с собой, я продолжала путь. Я понимала, что удивляться было нельзя. Во время битвы за Сталинград в толще земли кургана находились блиндажи, в которых размещались штаб наших войск, другие подразделения. Это превратило курган в эпицентр боевых действий, а само сражение в мамаево побоище.
Я поднималась все выше и выше, как мне показалось, что я слышу какой-то звук. Звук был мирный, уютный, добрый: тыр-тыр-тыр. Это работал старенький ободранный трактор. Маленький труженик потихонечку ползал туда-сюда, выпахивая из земли высокие «стаканы» снарядов. Добытые свидетельства войны выстраивались ровными параллельными рядами тут же рядом. Земля отливала ржавчиной разных оттенков и цветов.
Разговорилась с трактористом, уже немолодым мужичонкой сельского вида.
— Для чего вы это делаете?
— Готовим землю для посадки. Будем сажать деревья.
— Для чего посадки, если город восстанавливать не будут? Я через весь город проехала и никого не встретила.
— Ничего не знаем. Люди в городе давно живут. Кто как может и кто где может. Вон видишь трубу? И в ней люди живут.
С высоты кургана хорошо было видно культю заводской трубы.
В этот день мне удалось побывать на месте здания бывшего городского универмага, в подвале которого в феврале 1943 года произошло пленение командующего Сталинградским фронтом генерала-фельдмаршала Паулюса. Вместо универмага я нашла пепелище. Все обрушено, засыпано штукатуркой, кирпичами, битым стеклом, досками, арматурой. Постояла, потопталась на пепелище, повздыхала.
Вернулась домой вечерним поездом под глубокими впечатлениями и с надеждой снова когда-нибудь вернуться на это святое место.
Моя мечта сбылась в 1963 году.
И вот я опять стою на мамаевой горе, где мы с трактористом вели разговоры о деревьях и садах. Сердце мое билось от радости: молодец тракторист, не обманул, не ошибся. Весь курган зеленел молодым лесочком, а по склону горы шли земляные работы для будущей триумфальной лестницы, ведущей на самую вершину. (При строительстве мемориального комплекса на братскую могилу на вершине кургана, где были похоронены 34 505 советских солдат и офицеров, насыпали многометровый слой грунта. — Прим. ред.) Внизу, у самого основания кургана лежали какие-то громоздкие ящики. В них отдельные части будущей фигуры Сталинградской матери.
Было время первомайских праздников. Веселые, нарядно одетые люди шли на демонстрацию. Мы с мужем, который сопровождал меня в этом путешествии, немедленно присоединились к ним. Вместе с демонстрантами прошли на главную городскую площадь им. 9 Мая. Мужу, у которого в руках была кинокамера, удалось подняться на трибуну и снять все это великолепие на пленку.
Третье мое путешествие в Сталинград состоялось в 1981 году. Вместе с товарищами я путешествовала по Волге на туристическом теплоходе.
Каким потрясающим был момент, когда еще издалека с Волги увидела очертания города. А над ним на «моем» кургане с грозно поднятым мечом неистовую фигуру Родины-матери.
Экскурсия по городу показала нам чудо преображения. Чистый, красивый, разнообразный, цветущий Сталинград поражал обилием зелени. На улице много гуляющих горожан и туристов. Всюду ощущение радости торжества жизни. Но, чтобы люди помнили, какой ценой нам досталась эта жизнь, в городе сохранили здания — памятники войны. Например, здание старинного завода, стены которого были изрешечены шрапнелью; здание мельницы, от которой остался только остов.
Заключительной частью экскурсии был поход на Мамаев курган. Мы вернулись на теплоход с охапками букетов, которые специально приобрели для прощания с городом-героем. И вот настал этот момент. Когда судно отошло от берега на открытое водное пространство, команда спустила на воду длинные весла, по которым, как по рельсам, в воду поползли венки. Вслед за ними полетели в воду наши букетики.
Подавая прощальные гудки, наш теплоход отправился в обратную дорогу.
Эта поездка в Волгоград-Сталинград (город был переименован в 1961 году) стала последней, но зато самой памятной встречей с городом-героем.
Хотелось бы, чтобы и наши потомки не забывали о великом подвиге, ценой которого стали сотни человеческих жизней, а итогом — расцвет прекраснейшего города нашей замечательной Родины.

Подготовила Евгения МАКАРОВА