Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Хранитель леса

  06.02.2015  |    К 85-летию Дзержинска
06str-1
Мои окна выходят на аллею, что протянулась вдоль городского парка. Не сосчитать, сколько раз прогуливалась по ней, не вспомнить, сколько раз замирала, любуясь почти первозданной красотой. Но, к стыду своему, только недавно узнала, что мы, дзержинцы, обязаны этим чудом одному замечательному человеку — Ивану Ильяшевичу. Почётному гражданину города и первому (!) заслуженному лесоводу РСФСР.

В поисках… леса

Иван — с Валдая, детдомовский. В шестнадцать лет из добра у него было разве что удостоверение выпускника детдома, пять рублей с копейками да котомка со сменным бельем. Летом 1926 года паренёк по совету бывшего однокашника устроился тапером в Народный дом, озвучивая киносеансы. Там он учился в средней школе, что находилась в доме, и жил в бутафорской.
Дальше список был длинный: конторский ученик, фининспектор, секретарь исполкома и даже милиционер. От работы Ильяшевич не бежал, но чувствовал — не его, не трогает душу. Всё изменила встреча с валдайским лесоводом Михаилом Григорьевым. К тому времени Иван Никифорович обзавелся семьей, имел прочное положение служащего, но… Но внезапная любовь к лесу оказалась сильнее. И в 1933 году он, окончив краткосрочные курсы, стал заведующим лесо­участком.

А дальше была война. Впрочем, она обошлась с ним милостиво. В действующих войсках Ильяшевич прослужил год, но непосредственно в боях не участвовал. А уже осенью 42-го его, как специалиста лесного дела, отозвали из армии и направили в глубокий тыл. Родина сказала: надо организовать отбор и заготовку авиационной древесины в заволжских лесах. Дело было в Михайловском лесничестве Воротынского района. И пришлось ему, радетелю леса, скрепя сердце заниматься этой нелегкой работой — уничтожать деревья, да самые лучшие: другую древесину военпреды не принимали.
Пора созидания началась осенью «победного» года: в должности директора лесничества Иван Никифорович едет в Большемурашкинский район поднимать запущенное за время войны лесное хозяйство. Он проработал здесь пять лет и оставил после себя добрую память: шесть питомников, из которых сейчас выросли леса на площади в тысячу гектаров. Потом год он был главным лесничим в Бутурлино. Но даже за этот короткий срок успел организовать питомник. Небольшой, в полтора гектара, зато в нем были «приручены» к местным условиям 54 древесные и кустарниковые породы.

06str-2Песок, песок — кругом песок…

В 1951 году нашего хранителя леса вызвали к министру. Задачу поставили, скажем прямо, непростую — возродить лес вокруг нового города Дзержинска. Предупредили, конечно, что будет сложно, но что настолько… Хоть Черноречье и слыло издревле лесным краем, но химия (особенно в годы войны) потравила «легкие города». А что не успела — доделали машины, бульдозеры и прочая тяжелая техника. На город наступали пески… Старожилы рассказывают, как устанавливали деревянные щиты вдоль трамвайных путей — иначе их заносило, как в пустыне.
В горисполкоме нового директора лесхоза встретили радушно, предложили устраиваться в новой квартире. Иван Никифорович от жилья отказался: «В конторе буду жить». Попросил лишь кусок земли для питомника. Его дали незамедлительно — под Пушкино. И начались дни — без праздников, без выходных.
Ильяшевич сделал ставку на сосну: пески — ее природная почва. Саженцев требовалось миллионы. Но вырастить сеянец — это только полдела. Надо, чтобы крохотное деревце прижилось, окрепло, начало выходить в рост. А песчаные барханы наступали, погребали под собой. Великий экспериментатор Ильяшевич нашел управу и на них: поперек напора ветра стал высаживать иву. Она растет быстро, через год-второй образует зеленую стену и защищает нежные ростки сосны.
Иван Никифорович вывел сам породу ивняка. Ивы Ильяшевича вырастали тонкими, длинными, гибкими. Из них плели корзины, которые славились по всей стране. 06str-3Со всей России приезжали в Дзержинский лесхоз специалисты по корзиноплетению, чтобы перенять опыт.
На тысячах гектаров дзержинской земли разбили питомники, где холили маленькие саженцы. По норме на гектаре положено получать их по 2,5 миллиона. Уже через четыре года Ильяшевич удвоил это число. Это был выдающийся результат. О нем писала центральная пресса. Так, сосенка за сосенкой и высадили труженики Ильяшевича более 30 миллионов деревьев — 5000 гектаров восстановленного чернореченского леса.

«Древесный интернационал»

Прошло пять-шесть лет, и 16 гектаров земли в Пушкино, отведенные Ильяшевичу под питомник, были освоены и обжиты. Здесь он помимо своей главной работы — восстановление леса — занимался «приручением» к песчаной почве деревьев, которые тут отроду не росли. Здесь были его лаборатория, опытный цех и производство серийной продукции одновременно. По инициативе Ивана Никифоровича на дзержинской земле проверялось около 500 пород деревьев и кустарников из чужих краев — целый «древесный интернационал», как шутил он.
И постепенно превратился этот участок в парк-дендрарий. Более 300 пород, «говорящих» на разных языках, собрано теперь в этом уникальном месте. Здесь можно увидеть необычные березы — каменную, карельскую, желтую, аралию маньчжурскую, дуб красный, акацию амурскую, барбарис, вяз туркестанский, жимолость канадскую, боярышники 16 видов и ивы 21 вида, эффектные гибриды тополей, 11 видов кленов, 5 видов сосны, из них 4 экзота: сосна румелийская, Веймутова, Банкса, сосна сибирская, или кедр. Многие выходцы дендропарка сейчас благополучно украшают улицы города: это лиственница сибирская, кедры, туя западная, сосна Веймутова, черемуха, ирга, дуб красный, сирень. Так исполнилась мечта хранителя леса — показать людям, что может земля. Пусть даже не очень плодородная, но сдобренная большой любовью и трудом мастеров своего дела.

На будущее

Работа Ивана Никифоровича не могла остаться незамеченной. В августе 1961 года ему, первому в РСФСР, было присвоено звание заслуженного лесовода. Он награжден орденом Трудового Красного Знамени и четырежды — медалями ВДНХ. Об опыте его работы в журналах написаны десятки статей, а его портрет можно было встретить в прежнем школьном учебнике «Обществоведение».
Ильяшевич — автор свыше 1000 статей, корреспонденций, заметок, опубликованных в прессе. Он сеял не только семена в землю, но и доброту и мудрость — в души людские. Каждый год он проводил около 50 экскурсий по дендрарию лесхоза, читал в школах и на заводах тематические лекции.
Все ли эти статьи и беседы западали в души людей, попадали в благоприятную почву? «Конечно, нет, — понимал Иван Никифорович, — все не так просто». Да он и не рассчитывал на быстрый успех. И никогда не стремился к нему. Дерево растет медленно и сложно. Лесовод — он привык работать на будущее. И свято верил, что чем больше люди будут знать о лесе, тем дороже он станет для них.
…В 1995 году Ивану Ильяшевичу было присвоено звание «Почетный гражданин города Дзержинска». Спустя четыре года главного хранителя дзержинского леса не стало. В 2002 году на доме, где он жил, —
№ 9/11 по бульвару Мира — была установлена мемориальная доска, а до той поры безымянный проезд, соединяющий проспект Циолковского и улицу Терешковой, получил его имя. Но главные памятники Иван Никифорович сделал себе сам. Это «зеленый пояс», заботливо укутавший наш город. Это уникальный парк-дендрарий, «говорящий» на разных языках. Это чудная аллея, где гением лесовода так собраны деревья и кустарники, что они увядают не одновременно, а тихонько, по очереди…
Екатерина КОЗЛОВА
По материалам официального сайта МБУ «ЦБС» г. Дзержинска