Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

С заботой о больных

  13.03.2015  |    К 85-летию Дзержинска
30str-1
Он родился 1 июня — в День защиты детей и всегда оставался мальчишкой: улыбчивым, эмоциональным и жадным, в хорошем смысле слова, до всего нового и интересного. «Жизнь — это движение вперед, — утверждал он. — На достигнутом нельзя останавливаться». И он действительно всегда шел только вперед. Пока не остановилось его сердце… Главный врач Дзержинского областного госпиталя ветеранов войн, заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук, депутат Городской думы, почетный гражданин Нижегородской области — наш сегодняшний рассказ о нем, об Александре Самарине.

Необыкновенный шалопай

Тем, что он коренной дзержинец, Александр Михайлович всегда гордился. В 1951 году, когда Саша появился на свет, его родители жили в крохотном поселке Аварийный. Поселок состоял из нескольких домов рядом с заводом «Рулон» (ныне «Оргстекло» — прим.авт.), где работали мама и папа будущего доктора. Саша был единственным ребенком в семье, но его не баловали — воспитывали, как он сам говорил, правильно. Однако назвать Самарина-младшего пай-мальчиком ни у кого язык не поворачивался.

30str-2«Шалопаем я был необыкновенным, — признавался Александр Михайлович. — Частенько мне доставалось от родителей за свой неугомонный характер. И от учителей тоже. В школе я всегда был троечником, но твердым. Поведение хромало. Сколько раз получал по ушам указкой от своей классной руководительницы — не сочтешь. Но я не обижался: знал, что за дело. Только говорил ей: „Мира Николаевна, ну что же вы? Отец мой, значит, указки на „Оргстекле“ делает, а вы их о мою голову ломаете!“»… Выход своей неуемной энергии Саша находил в спорте: первый разряд по боксу, самбо, рукопашный бой, тяжелая атлетика, гимнастика, футбол, хоккей. А еще… он пел в хоровой капелле мальчиков.
С шалопайством Александр завязал в 16 лет. Когда умерла мама. Она тяжело заболела, когда сын учился еще в восьмом классе. «Вот тогда я для себя решил твердо: „Буду врачом!“ — вспоминал Александр Михайлович. — Но никто, даже мои родители не верили, что я этого добьюсь. Мама всё сетовала: „Учишься ты, Сашка, плохо, дисциплины нет никакой — в пастухи пойдешь“».

Необыкновенный доктор

А он, окончив 39-ю школу, пошёл в медики — в память о маме. Правда, в институт с первого раза не поступил — стал студентом первого горьковского медучилища. Доучиться не успел: в 1969 году Самарина забрали в армию — в морскую пехоту. Служил на Балтике, потом в Североморске. Начинал санинструктором, а закончил командиром отделения.
Из армии, по его собственному признанию, вернулся другим человеком: научился отвечать за людей, которыми руководил. За полгода до дембеля стал готовиться к поступлению в вуз. И возвратившись домой, в 1971 году успешно сдал экзамены в Горьковский медицинский институт.
Первые два года было очень тяжело. А потом ничего — втянулся: на пятом и шестом курсе стал круглым отличником. Поступал на «лечебное дело», а закончил вуз хирургом. «Это такой врач, который не гадает, не прогнозирует, а дело делает, — говорил Александр Михайлович. —  Очень благородная, но в то же время тяжелая профессия: каждый раз приходится рисковать жизнью другого человека». Как многие в советское время, он совмещал учебу с практикой: работал медбратом в БСМП и онкологическом диспансере. Надо же было еще содержать семью: к тому времени Самарин был счастливо женат и имел двоих детей.
После окончания института, в 1977 году, его направили в Дзержинский онкологический диспансер. Молодой хирург учился у таких «столпов» городской медицины, как Нина Калашникова, Виталий Пластинин, Борис Постников, Александр Белов. От своих наставников он перенял заповедь: «Полюби больного. Стань для него самым нужным, близким человеком. Сумей создать атмо­сферу доброты и понимания.
В лечении и в общении с больным всё должно идти от любви, от сердца».
Десять лет он проработал на передовой дзержинской онкологии. Еще два года трудился хирургом в больнице скорой медицинской помощи. За эти двенадцать лет доктор Самарин сделал более тысячи операций, спас десятки жизней. А в начале 1989 года его позвали в госпиталь ветеранов войн — заместителем главврача по лечебной части. Хоть предложение было лестное, но Александр Михайлович принял его далеко не сразу. Впрочем, потом о том, что согласился, не пожалел ни разу.

Необыкновенный руководитель

С его подачи, его стараниями началось строительство нового здания госпиталя — жемчужины не только областного, но и российского здравоохранения. Став в 1991 году главным врачом этого уникального медицинского учреждения, Александр Самарин отдавал ему все свои силы. «В первую очередь я оптимист, а во вторую — трудоголик», — шутил он. Порой работа отодвигала на второй план даже семью. Но по-другому Самарин просто не умел. Не останавливали его несколько операций на сердце, инфаркт.
Его рабочий день начинался в семь утра. «Вот вам у нас нравится?» — интересовался он. И, получив положительный ответ, признавался: «А я каждый день какие-нибудь недостатки нахожу. Все хочется что-то улучшить, поправить». И он действительно каждодневно преображал любимое детище. Своё жизненное кредо формулировал так: «Желать, хотеть и мочь!»
Дважды — в 2002 и в 2005 году — Александр Самарин был признан менеджером года в номинации «Социальная сфера». В том же 2005-ом его учреждение стало победителем I Всероссийского конкурса «Лучший госпиталь для ветеранов войн». При этом оценивалось все в комплексе: эффективная научная и организационно-методологическая работа, лучшее здание, лучший дизайн и т. д.
Самарин был настоящим хозяином — заботливым, рачительным. Весь груз проблем тащил на себе. Его сотрудники не знали, как тяжело достать оборудование, как трудно сделать новую крышу. «Мои врачи должны заниматься только лечением людей, — был уверен он. — Их не должны волновать какие-то другие, так сказать, бытовые вопросы».
Чтобы работать эффективно, Самарин одним из первых в Нижегородской области освоил менеджмент по организации здравоохранения. Он вообще очень много учился: не раз в пять лет, как некоторые, а по два-три раза в году ездил на всевозможные курсы повышения квалификации.
«Практическая медицина не может существовать без развития научной мысли, современного технического оснащения, творческого отношения врача к своей профессии, — говорил Александр Михайлович. — Я считаю, что человек должен всю жизнь учиться, совершенствоваться и в профессиональном плане, и в человеческом». Он вспоминал, что, когда приехал на апробацию своей диссертации в институт Дружбы народов и протянул заведующему кафедрой свою визитку, учёный воскликнул: «Боже, зачем вам это надо? У вас же столько званий!». А ему было надо…
Ему — заслуженному врачу России. Ему — почетному гражданину Нижегородской области. Кстати, он стал первым дзержинцем, который был удостоен такого высокого звания. На вопрос «за что?» скромно отвечал «наверно, за работу». Причем за работу не только на медицинском поприще, но и на общественном. Ведь Александр Михайлович с 1993 года и до самого конца своей жизни являлся депутатом Городской думы. Кроме того, он был первым вице-президентом ассоциации госпиталей России, членом коллегии департамента здравоохранения, входил в совет главных врачей Дзержинска и Нижегородской области.
Наград Самарина не перечесть: благодарности, дипломы, медали. Из тех, которые ему были особенно дороги, — патриаршая грамота за строительство церкви при госпитале. И медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, которой он был награжден в 2006 году «за большой вклад в развитие и улучшение работы госпиталей, за научную работу, за улучшение качества диагностики и лечения ветеранов». Александра Михайловича не стало спустя несколько месяцев после этого: 11 октября 2006 года его сердце перестало биться. Свою последнюю и, пожалуй, самую главную награду необыкновенный доктор и необыкновенный руководитель получил посмертно: в 2007 году Дзержинскому госпиталю ветеранов войн было присвоено имя Александра Михайловича Самарина.
Екатерина КОЗЛОВА