Дзержинские ведомости
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА
Снег
Четверг
Снег
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Пятница
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Суббота
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Ясно
Воскресенье
Ясно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Пасмурно
Понедельник
Пасмурно
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..
Небольшая Облачность
Вторник
Небольшая Облачность
Сегодня, по прогнозам,почти такая же температура как вчера. Снегопад..

Дзержинец с Кавказа

  28.08.2015  |    К 85-летию Дзержинска
20-1
Он из тех первопроходцев-специалистов, что приехали в зарождающийся соцгород. Он из тех «гигантов», что вложили в него всю душу и для которых Дзержинск стал родным. Человек-самородок, типичный представитель поколения энтузиастов и романтиков, искренне хотевших построить на земле светлое и справедливое общество. В этом году почетному гражданину Дзержинска Михаилу Гоциридзе исполнилось бы 110 лет.

«Растяпой быть не хочу!»

Семья у грузинского крестьянина Давида Гоциридзе была замечательная. Девять детей — один другого лучше. Старший, Илико, стал начальником московского Метростроя, первым заместителем министра путей сообщения СССР. Другой, Вико, руководил строительством тоннелей в Грузии. Мико тоже оказался не промах.
20-2Михаил Давидович Гоциридзе родился 21 февраля 1905 года в селе Хотеви Кутаисской губернии. Детство его пришлось на военные и революционные годы — многое повидал мальчонка. В 1926 году Мико окончил химико-технологический техникум в Тифлисе. После работал на одном московском химзаводе. И очень удивился, когда весной 1930 года его вызвали в Совнарком.
«Зачем я, скромный техник, там понадобился? — вспоминал он. — Прихожу, а там уже масса народу, специалисты самых разных отраслей, в том числе и химики. В Совнаркоме состоялся серьезный разговор, как нужны кадры для вновь строящихся заводов. В заключение каждому из нас выдали направление на работу в самые разные уголки страны. У меня в направлении было написано: железнодорожная станция Растяпино. Растяпино? Что это такое? Тогда я в тонкостях русского языка не разбирался, а тут по возращении на завод слышу, как начальник ругает одного рабочего: „Ах, растяпа ты, растяпа“. Мне даже не по себе стало. Потом спросил, что же все-таки такое „растяпа“. Объяснили…»
И Гоциридзе заявил старшему брату Иллариону (Илико): «Строить хочу. Быть растяпой не хочу». Брат засмеялся и сказал, что Растяпино уже переименовано в Дзержинск, так что можно ехать смело. Впрочем, тогда подобные приказы и не обсуждались. Поэтому 1 мая 1930 года Михаил Гоциридзе, с куцым чемоданчиком, сошёл с поезда на станции Дзержинск.
«Городом его было назвать тогда трудно, — вспоминал свои первые впечатления Михаил Давидович. — Но помните у Маяковского: „Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть“. И мы строили наш город, мы — это не только строители, но и работники предприятий, которые здесь возводились. Собственно, они, наши заводы, и дали жизнь городу».

От мастера до директора

Гоциридзе получил назначение на завод имени Свердлова, который тогда назывался «почтовый ящик № 5». В советские годы, чтобы стать руководителем, не нужны были связи и покровительства: достаточно было добросовестно и чётко выполнять свою работу. А отец-крестьянин своих сыновей только так и учил. И вот Мико — мастер, начальник участка, технолог, начальник цеха. А в 1944-ом — уже главный инженер завода.
«Труд беззаветный, на первый взгляд немыслимый по своему напряжению, — рассказывал Михаил Давидович про то, в каком режиме завод жил во время вой­ны. — Были случаи, когда рабочие, зная, что их продукция нужна фронту, не только сутками — неделями не уходили с работы. На мой взгляд, это был настоящий героизм. Как-то мы приступили к освоению новой продукции. В мирное время на это ушло бы не меньше месяца. Но рабочие, инженеры буквально не выходили из цеха и справились с этой задачей за неделю. Женщины, совсем молодые девушки и даже подростки выполняли такие нормы, какие в обычное время и мужчинам были не под силу. Я уже не говорю о тех кадровых рабочих, которые оставались на производстве, чтобы в тылу ковать победу».
Ковал победу в тылу и Михаил Гоциридзе. Он трудился наравне с простыми рабочими, а груз ответственности был в разы выше. Специфика продукции завода требовала очень подробной и тщательно выверенной документации. А это время, которого у фронта не было. Приходилось рисковать. Один раз он отдал распоряжение о переходе на новую технологию нужной для фронта продукции без необходимых документов и заключения комиссии. Было ли ему в тот момент страшно? Наверняка: в военное время расправа была скорой. Но он всё равно принял такое решение.
«Руководствовался интересами государства, — скромно объяснял потом Михаил Давидович. — Силу придавала уверенность в своей правоте. Тогда меня вызвали в Москву. На беседе присутствовали представители министерства. Их спросили: качество продукции при новой технологии лучше? Те ответили утвердительно. И вопрос был решен в нашу пользу».
В 1953 году Михаил Гоциридзе был назначен директором завода имени Свердлова. В этой должности он проработал семь лет. При его непосредственном участии был организован новый цех по сборке стиральных машин «Ока», которые благодаря простоте и надёжности конструкции быстро завоевали себе прочное место на рынке отечественных товаров народного потребления. За годы директорствования Гоциридзе им было много сделано для улучшения условий быта и отдыха свердловцев, и люди это очень ценили. Он заботился не только о своих работниках, но и о дзержинцах вообще — так, он шефствовал над вторым Домом ребёнка.
Гоциридзе никогда не считал себя безупречным управленцем. «Во все времена каждый руководитель должен прежде всего к себе предъявлять строгие требования, — был уверен Михаил Давидович. — Он просто обязан быть честным и в большом, и в малом. Я не считаю, что был идеальным руководителем. Случались у меня срывы, иногда был излишне горяч… Руководитель не имеет права срываться. В служебном кабинете, в разговоре с подчиненными он должен сдерживать свои эмоции. К сожалению, мне это не всегда удавалось…»

Ровесник города

Но при всей его кавказской горячности Гоциридзе всегда пользовался безусловным авторитетом. И не только у простых людей — его высоко ценили и в городских, и в областных властных структурах, и в министерстве. Неслучайно в 1960 году Михаила Давидовича пригласили возглавить управление химической и нефтехимической промышленности Волго-Вятского совнархоза.
Тридцать лет он отдал родному заводу, а теперь ему предстояло курировать 23 (!) предприятия нефтехимического комплекса. Все они в те годы усиленно развивались и в производственной, и в социально-бытовой сферах. Но, конечно, особое внимание Гоциридзе уделял Дзержинску. Родному. Да-да, уроженец Кутаиси называл себя коренным дзержинцем. «А почему нет? — говорил он с типичным кавказским акцентом. — Я живу в Дзержинске с его основания. Какой же я не коренной? Здесь женился, здесь сын родился. Если хотите, я, как дзержинец, ровесник города».
И в том, каким этот город стал, немалая его заслуга. Как директора крупнейшего завода, как куратора Волго-Вятского нефтепрома, как члена бюро горкома и обкома КПСС, как депутата городского и областного Советов народных депутатов. «Социальное развитие города началось быстрыми темпами в шестидесятые годы, — рассказывал Михаил Давидович. — Тогда городской комитет партии и Совет народных депутатов вместе с нами, хозяйственными работниками, определили, что прежде всего нужно городу. Пришли к единому мнению: начать нужно с объектов, которые помогут гармоническому развитию нашей молодежи. Например, стадион, Дворец пионеров и школьников. На их строительство Совнархоз ни копейки не выделил, поэтому было решено строить за счет предприятий химии. Так же, на средства химиков, сооружали и площадь Героев с обелиском».
В 1966 году, после ликвидации управления, Гоциридзе ушёл на заслуженный отдых. Но и на пенсии продолжал заниматься общественно-политической деятельностью. По-прежнему оставался членом горкома КПСС и депутатом горсовета, возглавлял комиссию по выпуску товаров народного потребления, принимал участие в разработках планов развития города.
Михаил Давидович Гоциридзе ушёл из жизни в сентябре 1993 года. Он — Герой Социалистического Труда, был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «Знак Почёта» и многочисленными медалями. Звание «Почетный гражданин города Дзержинска» было присвоено ему в 1979 году. «Мне нравится наш город, я люблю его и хочу, чтобы все дзержинцы его любили, а значит, и заботились о нем», — говорил Михаил Давидович. Давайте и мы не будем забывать наказ этого замечательного человека…

Екатерина КОЗЛОВА
(По материалам краеведа Исаака Фельдштейна и архива газеты «Дзержинец»)