Газета Культура
27.02.20

Данила Чирьев: «Ни одна из песен о Дзержинске не ушла в народ»

Данила Чирьев – известный дзержинский рок-музыкант. Патриотически настроенный, что немаловажно, и еще он – интересный собеседник. На этот раз мы поговорили с ним о том, как живется сегодня музыкантам, о нашем земляке Захаре Прилепине, а также о том, какой могла бы быть народная песня о Дзержинске.

— Данила, твоя группа носит патриотическое название CHCALOV. Не очень характерное для рок-групп. Почему?

— Группа существует с 2005 года. Когда придумывали название, не думали о патриотизме. Валерий Чкалов – наш земляк. Отсюда и название. Нам нравилось, что Чкалов был великим человеком с постоянным «неудом» по поведению. Для такого бесшабашного коллектива как наш название вполне оправдано.

— Как патриотически настроенная группа CHCALOV наверняка что-то готовит к 75-летию Победы. Знаю, что у тебя есть некая военная песня, неоднозначно воспринятая в социальных сетях, которую ты хочешь реанимировать к юбилею. Что это за история?

— Когда создавали группу, предполагалось, что мы такие летчики-интернационалисты, поющие на разных языках. Однако в последние несколько лет организаторы выступлений к 9 мая, Дню России или ко Дню народного единства от любого муниципалитета или от областной власти требуют, чтобы песни были только на русском языке. Поэтому в прошлом году мы подготовили русскоязычный блок песен, который назвали «Рок наш». Это песни отечественных рок-групп и авторов конца 80-х — начала 90-х годов, на которых мы росли: «Чайф», ДДТ, Гарик Сукачев и другие.

Нам кажется, что мы их сделали чуть-чуть интереснее: есть клавиши, достаточно жесткая гитара. На 9 мая в этом году собираемся дополнить русскоязычную программу очень неожиданными вещами. В том числе военными песнями. Одну из таких песен мы создавали к 70-летию Победы. Песня называется «В день, когда я приду с фронта». Она достаточно жесткая и хлесткая по терминологии, этакая оплеуха нынешней безыдейной молодежи и всей так называемой «белогвардейщине». Хейтеры из соцсетей обзывали меня конъюнктурщиком и записали в один ряд с известным писателем Захаром Прилепиным.

— Кстати, ты ведь хорошо знаком с Прилепиным. Знаешь его главным образом как музыканта?

— Мы дружили с ним с 16 лет, когда он еще жил в Дзержинске. Женя Прилепин, впоследствии ставший Захаром, прибился к музыкальной тусовке, сложившейся в нашем городе в начале 90-х. Тогда это был молчаливый парень, который сидел на корточках в углу и поглядывал на всех искоса. Он тогда писал стихи. Кроме того, Прилепин — дальний родственник известного дзержинского музыканта Геннадия Ульянова, который в своей жизни не написал ни единой строчки. У Гены была группа «Инония», записавшая прекрасный альбом, тексты песен которого создавал Прилепин. Я потом часто встречался с ним в электричках «Дзержинск — Нижний Новгород». Он уже служил в ОМОНе, отошел от музыки и смотрел на меня как на предателя.

— Почему?

— Потому что я носил длинные волосы, играл «хэви-металл», и мне было наплевать, что страна разваливается. Сейчас мои взгляды стали более патриотичными. А ему не было наплевать уже тогда. Женя всегда говорил то, что думает, а думал он всегда одно и то же. Поэтому сейчас считаю Прилепина для себя неким нравственным ориентиром. Мне повезло, что знаком с ним. Как только у меня появляются какие-то новые песни, сразу отправляю ему. «Звездной болезни», как считают некоторые, у него нет. По крайней мере, по отношению к старым товарищам.

— В 90-е годы у тебя, помнится, был металлический проект «Хунта». Вы тогда сняли эпохальный клип на одну из песен, едучи на платформе дзержинского трамвая.  Музыка в стиле «хэви-металл» сегодня умерла?

— Это музыка моей молодости, которую я до сих пор люблю. По большому счету, этот жанр не прижился в нашей стране. В чистом виде «металл» не перспективен. Но использование отдельных элементов этой музыки вполне допустимо. Пример немецкой группы «Рамштайн», которая фактически изобрела свой жанр на основе тяжелой музыки, очень показателен в этом смысле. Нужно не стоять на месте, а постоянно что-то изобретать.

— Основа выступлений вашей группы — исполнение чужих песен, так называемых каверов. Это единственно возможный вариант выживания в провинции для рок-группы?

— К сожалению, да. В Москве и Питере – то же самое. Лет 20 назад клубы с живой музыкой были некой элитной тусовкой. Там, конечно, звучала Алена Апина, но какое-то количество обеспеченных людей имело неплохой музыкальный вкус. Сейчас ситуация изменилась в корне. В клубах звучит сплошная низкопробная попса. Какой-нибудь Тима Белорусских… Если ты будешь играть даже каверы по-своему, не говоря уже об исполнении оригинальной собственной музыки, тебя никогда не пригласят выступать в клубе.

— В этом году у нашего города очередной юбилей – 90 лет. Группа задействована в предстоящих торжествах?

— Глава города Иван Николаевич Носков собирал в декабре 2019 года некоторых дзержинских музыкантов, в том числе и вашего покорного слугу. Как я понял, мы, а также группы «Натанцы» и Party, приглашены выступать на праздничном концерте в День города, который, как известно, отмечается в последнее воскресенье мая. Если на 9 мая в Дзержинске у нас будет полностью русскоязычная программа, то на День города планируем выступить с программой песен, исполняемых на десяти языках. В русском переводе программа называется «Путешествие вокруг слова». Это будет такой веселый карнавал.

— Будете ли на День города исполнять что-то эксклюзивное?

— Нас частенько дергают за руку и просят спеть песню о Дзержинске. Такая песня в нашем репертуаре есть. Пять лет назад мне принесли стихи о городе, которые мне сначала не понравились. Тем не менее я написал песню, которую мы несколько раз исполняли вживую. Но поскольку мне не позволили внести правки в текст, я ее не очень люблю. Нет, ну сам посуди: «Мы выходим из парка, нам становится жарко, окунемся в Святое и забудем плохое»…

— У нас пока нет песни о Дзержинске, которую бы знал и пел народ (дворовый хит «Экспресс въезжает в город мой родной» под это понятие не подходит). Ты мог бы написать такую песню, если бы тебя об этом попросили?

— Я бы попробовал. На самом деле есть несколько песен о Дзержинске. Но ни одна из них действительно не ушла в народ. Рецепта хита как такового не существует. Тем более сегодня, когда большинство групп играют каверы и никто не хочет сочинять свое. Я думаю, что народную песню о Дзержинске мог бы написать покойный дзержинский рок-музыкант Алексей Хрынов («Полковник»). Чтобы было без лишнего пафоса, но с любовью. Как, например, знаменитая песня «Под городом Горьким».

— «Сормовская лирическая» написана композитором Мокроусовым в 1949 году к 150-летию завода «Красное Сормово». Сделана, что называется, на заказ, но поют ее до сих пор…

— Чтобы избавиться от ненужного пафоса, Мокроусов посвятил песню не городу и не заводу, а простой девушке из Сормова. И песню поют уже 70 лет. Будет ли написана когда-нибудь такая песня про Дзержинск? Хотелось бы надеяться.

Беседовал Сергей АНИСИМОВ

Фото из личного архива Данилы Чирьева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *