Газета Город Общество
02.04.20

Просто строитель

Ровесник города желает Дзержинску дальнейшего процветания

«Ну, как я еще – ничего?», — задорно спрашивает меня юбиляр. «Во!», — символически поднимаю кверху большой палец. Подтянутый, улыбчивый. А ведь Василий Дмитриев в марте, как и ставший ему родным город Дзержинск, отметил свое 90-летие. Наш герой – из числа простых и честных тружеников, руками которых возводился молодой город химиков.

На трудовой передовой

Василий Дмитриев родом из Чувашии, деревеньки Караньялы. Он был вторым из шести детей по старшинству (две сестры умерли в младенчестве).

— Я ведь сын местного Кулибина, — улыбается Василий Дмитриевич. – Отец ветряные и водяные мельницы при колхозе строил. И дома – без гвоздей. А еще он на всю округу славился тем, что мог рассчитать день Пасхи на несколько лет вперед.

Когда началась Великая Отечественная война, Дмитриев-старший, как и все, просился на передовую. Но не взяли по состоянию здоровья.

— Мы пошли всей семьей на ярмарку в соседнее село, — вспоминает Василий Дмитриевич первый день войны. – По тем временам ярмарка – это и базар, и праздник. Народищу!.. И вдруг в репродуктор на столбе громко объявляют: «Сегодня, без всякого предупреждения фашистская Германия напала на Советский Союз». И людей как ветром сдуло…

К лету 41-го Вася успел окончить четыре класса. Дальше стало не до учебы.

— Почти все мужики на фронт ушли, — вспоминает Василий Дмитриевич. — Кому работать? Нам, пацанам, да бабам. Сколько рабочий день длился, спрашиваете? Не считали. Ночью коней пасли, а днем — пахали, косили, жали, бороновали, возили. В общем, все делали и мечтали о Победе. Долгих четыре года…

Победа пришла. А они, подростки – снова оказались на трудовой передовой. Им почти наравне с вернувшимися с войны взрослыми нужно было восстанавливать страну. Тогда в массовом порядке было организовано фабрично-заводское обучение – ФЗО. Отправляли пареньков по разнарядке, кого в какие города. Так получилось, что Вася Дмитриев окончил целых три ФЗО.

— Сначала я учился в Свердловске, — рассказывает Василий Дмитриевич. – Неделя оставалась до окончания, и вдруг домой так захотелось — сил не было терпеть. Что с нас тогда было взять? Мальчишки ведь совсем. Сговорились с товарищем да дали деру. Ехали на крыше вагона, без билетов. Да еще не на тот поезд сели. Решили дальше на пароходе добираться. Товарищ смог «зайцем» проскочить, а меня заметили. Я в Перми два дня на пристани следующего парохода ждал и еще дней пять ехал. И все это время – впроголодь. Когда домой добрался – так на еду набросился, что чуть не помер.

Неделю Вася прожил в родных Караньялах. Объявили его в розыск. Ведь, без разрешения покинув училище, он по сути был беглецом. Да пожалели его в местном сельсовете. Дали справку, удостоверяющую личность, и посоветовали скорей уезжать.

Уехал он недалеко, в Чебоксары. Поступил в очередное ФЗО. Вместо положенных шести месяцев отучился девять: больно не хотели отпускать мастеровитого парня. Он то полы постелет, то штакетники отремонтирует. В силу жизненных обстоятельств не смог попасть на знаменитый «Уралмаш», куда его распределили. Опять стал учиться. Ну, а после окончания третьего ФЗО, поехал Вася Дмитриев в Челябинскую область — строить вокзалы и ремонтировать железнодорожные пути.

Без удобств, но с энтузиазмом

В советское время с отработкой после учебы было строго: не «отдашь долг государству» — в армию не возьмут. Потому солдатом наш герой стал с опозданием, когда его ровесники уже возвращались с дембеля. Год Дмитриев учился в танковом училище, на наводчика, потом еще два служил в танковых войсках в Минске. И все это время дома его ждала будущая супруга — Серафима Александровна. До свадьбы они дружили и переписывались целых семь лет!

В 1957 году влюбленные наконец-то поженились. И почти сразу же после свадьбы «завербовались» на стройку в Горьковскую область. Из Чувашии на грузовике (!) их вместе с остальными рабочими привезли к горьковскому речному вокзалу и попросили подождать. А Сима предложила: чего попусту сидеть – рядом, в Дзержинске, их деревенские живут. Мол, не наведаться ли в гости?

Молодой город так глянулся молодой семье, что они решили тут и остаться. С работой знакомые помогли – Василий устроился на «Заводстрой». С жильем тоже поспособствовали: первое время супруги Дмитриевы «квартировали» в… сарае. Мое удивление Василию Дмитриевичу не очень понятно — тогда молодежь удобствами была не избалована.

— Как-как? Обыкновенно устроились, – поясняет он. — Дома, что возле рынка на улице Октябрьской, знаете? Их еще серыми зовут. Вот там наши знакомые жили, а мы – в их сарае.

Потом переехали в поселок Дачный. Снимали летнюю терраску в частном доме. Как-то перезимовали. Параллельно строились. Вот тут-то и пригодились «кулибинские гены».

— «Засыпушку» я построил, — вспоминает Василий Дмитриевич. – Это технология такая, когда доски «обшиваешь» с двух сторон, а в середину засыпаешь опилки со шлаком, чтобы мыши не завелись. Хороший дом получился. Огород был свой, скотину держали.

Через девять лет, когда заводы стали расширяться, «засыпушку» было решено снести. Взамен Дмитриевы получили отдельную квартиру в новеньком доме на проспекте Чкалова, где Василий Дмитриевич живет и поныне с младшей дочерью. Спрашиваю: «Не жалко дом-то было?»

— Да вы что, мы рады были, — вступает в разговор дочь Татьяна. – Рады, что квартира отдельная, что за водой не надо ходить, что удобства – рядом.

А дом-то, кстати, умелец Василий Дмитриевич разобрал и отправил «запчасти» родным, в Чувашию. Там дом благополучно был «реанимирован». Вот такие строительные чудеса!

«Мое дело – работать»

Тем временем молодой социалистический город продолжал развиваться. В его строительстве – в прямом и переносном смысле – самое активное участие принимал и наш герой. «Плотник, монтажник… Да я просто – строитель», — говорит он про себя.

Сорок лет Василий Дмитриев бессменно проработал в «Энергострое». Его рассказы – живая история.

— Дзержинскую ТЭЦ с нуля поднимали, — говорит он. – Там ведь ничего не было – одно болото. Намыли мы песка и – вперед!

К списку объектов, на которых он трудился, добавим «Химмаш», Завод имени Свердлова, Игумновскую ТЭЦ. А ведь были еще и командировки – на Автозавод, в Кстово и даже на Север, в Сыктывкар. Дмитриев читал сложнейшие чертежи, что называется, с лету. Причем, не имея среднего технического образования. Стоило глянуть на документ, и сразу становилось понятно, как нужно действовать. Ответственность – огромная. Установки ведь какие были масштабные!

— Чуть где на миллиметр отступишь, все развалится, — поясняет Василий Дмитриевич.

Такие рабочие, как он, были на вес золота. Поэтому, когда Дмитриев ушел на пенсию, уже через две недели в квартире раздался звонок: «Дмитрич, возвращайся, Христа ради, без тебя – никак». Так и проработал он до 1997 года. А потом супруга сказала: «Все, хватит – тебе уж скоро семьдесят будет!»

Премии, путевки, почетные грамоты, медали… Василий Дмитриев, фотография которого не единожды красовалась на городской Доске почета, всех поощрений и не упомнит. Из самых значимых назовем орден Трудового Красного Знамени и премию Совета Министров СССР. Для понимания: по аналогии с военными наградами, это как Герой Советского Союза.

Между прочим, премию Совета Министров ему вручали не где-нибудь, а в первопрестольной.

— Да я и не думал о них никогда, — признается Василий Дмитриевич, отвечая на мой вопрос о том, приятно ли было получать награды. — Мое дело было – работать! И он работал на совесть и на благо ставшему ему родным города.

… В личном активе дзержинца Дмитриева: сын, дочь, внучка и две правнучки. В свои 90 лет Василий Дмитриевич от жизни не отстает. Читает газеты, смотрит телевизор, совершает прогулки – дважды в день. Любимый маршрут – от своего дома до дома со шпилем. Поздравления с юбилеем он уже принял. Причем не только от родных и близких, но и от депутата Городской думы Александра Парамонова. В свою очередь, Василий Дмитриевич поздравляет с таким же юбилеем Дзержинск и желает ему дальнейшего процветания!

Екатерина КОЗЛОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий