Газета Общество
16.04.20

Александр Яшин: «Ситуация по туберкулезу значительно улучшилась»

У сотрудников дзержинского противотуберкулезного диспансера радостное событие – капитально отремонтирована бактериологическая лаборатория. Чем не повод рассказать о работе этого медицинского учреждения, а заодно и узнать, какова эпидемиологическая ситуация в городе.

Наш собеседник — главный врач ГБУЗ НО «Дзержинский противотуберкулезный диспансер» Александр Яшин.

Долгожданный капремонт

— Александр Александрович, рада за долгожданное обновление материальной базы вашего учреждения.

— Спасибо. Мы его, действительно, долго ждали. Последний раз капремонт в лаборатории проводился восемнадцать лет назад. И смета на ее очередное обновление была составлена еще в 2015 году.

— Получить необходимые средства помогла какая-то программа?

— Совершенно верно. Это региональная программа капремонта медицинских организаций, осуществляемая в рамках национального проекта «Здравоохранение», который реализуется в стране в соответствии с указом Президента РФ Владимира Путина.

— Вы довольны проведенными работами?

— Очень. В лаборатории отремонтированы все инженерные коммуникации, заменены системы водоснабжения и канализации, установлена современная система вентиляции и электроснабжения. Преобразился и внешний вид: стены и пол выложены плиткой, поменяны двери, смонтированы подвесные потолки, сделан тамбур для разделения «чистой» и «грязной» зон. Проводить исследования в таких условиях – одно удовольствие.

— Новой лаборатории – новое оборудование?

— Ждем. В прошлом году диспансер сэкономил некоторые средства, но без помощи области не обойтись. Оборудование дорогостоящее. Например, один только аппарат «Бактек» стоит порядка 12 миллионов рублей. Он позволяет определить наличие туберкулеза за две недели.

— А без него – никак?

— Существует четыре метода выявления туберкулеза. Одного недостаточно: случаются разные погрешности, а диагностика должна быть точной. И сегодня не все методы технически доступны дзержинскому диспансеру. Поэтому нам помогает областной диспансер, где сконцентрировано все передовое оборудование. Но при этом мы теряем время: пока соберем материал, пока отправим его в Нижний, пока дождемся результата. А новое оборудование позволит сократить диагностическую цепочку: чем раньше мы начнем лечить больного, тем лучше.

Не забывайте, что мы еще обслуживаем пациентов Володарского, Балахнинского, Городецкого, Богородского, Павловского и Кулебакского районов. Дзержинск как второй по величине город в регионе нуждается в современной бактериологической лаборатории. К тому же, у нас после Нижнего Новгорода самое большое количество больных туберкулезом.

— ???

— Не волнуйтесь. Само количество больных (понятное дело, что в больших городах оно больше, чем в маленьком селе) – не основной показатель. Главное — процент распространенности болезни. А он в Дзержинске один их самых низких! Если в 2015 году было 293 больных туберкулезом, то в прошлом году этот показатель составил всего 119 человек. Меньше стало и количество вновь выявленных случаев заболевания. Также снизился процент смертности от туберкулеза. Для сравнения: в 2015 году он составлял 5,3 на сто тысяч населения, а в 2019-м – 0,8.

Положительная динамика налицо. Можно говорить, что в Дзержинске значительно улучшилась эпидемиологическая ситуация по туберкулезу. Эффективность лечения стала выше. Один из показателей, по которым мы его оцениваем, – прекращение бацилловыделения у больных (речь идет об открытой форме туберкулеза). Так вот, оно отмечено у 93 процентов пациентов, находящихся на лечении.

Излечимая болезнь

— То есть эти люди выздоровели?

— Они перестали быть заразными! Об абсолютном здоровье мы говорим тогда, когда исчезает туберкулезный очаг и изменения в легких сводятся к минимуму. Тогда мы снимаем пациента с учета и передаем в общую лечебную сеть. Необходимое условие – ежегодно делать рентген легких, чтобы избежать рецидива.

— Туберкулез – не чума XXI века?

— Приведу некоторые данные Всемирной организации здравоохранения. С 2000 года благодаря глобальным усилиям по борьбе с туберкулезом были спасены 54 миллиона жизней, а показатель смертности сократился на 42 процента. Однако до сих пор каждый день в мире от чахотки умирает почти 4,5 тысячи человек! При этом скажу, что туберкулез сегодня – излечимая болезнь. Просто длительность лечения может быть разной, в зависимости от состояния иммунной системы конкретного человека. Уровень российской фтизиатрии таков, что мы излечиваем даже больных туберкулезом в сочетании с ВИЧ-инфекцией.

— Можно «нарисовать» среднестатистический портрет больного чахоткой?

— Это чаще всего мужчина (на 5 заболевших мужчин приходится одна женщина), причем молодой, официально нетрудоустроенный. Конечно, в большинстве своем, ведущий асоциальный образ жизни. Все чаще среди больных туберкулезом фиксируются ВИЧ-инфицированные.

Хочу особо подчеркнуть, что в зоне риска заражения туберкулезом – люди с ослабленным иммунитетом, то есть с хроническими заболеваниями. Это значит, что заболеть чахоткой может любой добропорядочный гражданин. Поэтому следите за своим здоровьем — проходите флюорографию в положенный срок. Запущенное заболевание лечить гораздо дольше, чем только начавшееся.

Не стоит нарушать режим самоизоляции

— Александр Александрович, стало модно отказываться от прививок…

— Это в корне неправильно. Когда ребенок рождается, ему проводят вакцинацию. И в его организме начинают вырабатываться иммунные клетки, способные противостоять туберкулезной инфекции. Реакция Манту и Диаскин-тест проверяют, достаточно ли у ребенка этих иммунных клеток. Никакого вреда в этих препаратах нет. Да, могут возникнуть какие-то отдельные аллергические реакции, но что они в сравнении с туберкулезом? В семь лет проводится повторная (и последняя) вакцинация. Она побуждает организм к дальнейшему развитию иммунитета против туберкулеза.

Мы все – тубинфицированы. В этом нет ничего страшного, ведь люди живут в симбиозе со всеми существующими бактериями. В этой связи вспомним COVID-19. Я уверен, что именно советские традиции по профилактике массовых заболеваний позволяют минимизировать в нашей стране последствия новой коронавирусной инфекции.

— Поясните.

— После вакцинации мы имеем в организме достаточное количество иммунных клеток для ликвидации туберкулеза и других похожих инфекций, в том числе и коронавирусной. А в странах, где наблюдается всплеск заболеваемости COVID-19, практически нет туберкулезной службы и вакцинации, соответственно, тоже. И они получили то, что получили.

— Значит, россиянам нечего бояться новой «болячки»?

— Соблюдать меры профилактики и беречь свое здоровье нужно всегда! И, если уж ввели в стране режим самоизоляции, то не стоит его нарушать.

— Закончим нашу беседу на оптимистической ноте. Поделитесь вашими планами на будущее.

— Надеемся в этом году сделать ремонт в поликлинике. Есть проектно-сметная документация и на ремонт стационара. Вы знаете, что здание стационара — памятник культурного наследия регионального значения. Это бывшая Растяпинская земская больница, которая 110 лет назад (!) была построена на пожертвования желнинского купца Кузнецова. Здание, конечно, простоит еще сто лет. Но очень бы хотелось, чтобы его внешний (и внутренний) вид немного преобразился.

Беседовала Екатерина КОЗЛОВА

Фото Дмитрия Кукушкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *