Газета Город Культура Прогулки по городу
27.08.20

Дом книги: история и современность

Дзержинский Дом книги открылся в 1975 году. Это стало заметным событием в жизни города химиков. Обычно библиотеки располагались на первом этаже жилых домов, а в данном случае было построено большое здание специально для библиотеки. В город приезжали делегации и разного рода комиссии посмотреть на это сооружение. Но главное – Дом книги сразу понравился читателям.

Событие в жизни города

Разумеется, все это было непросто. Сначала планировалось создать в Дзержинске техническую библиотеку, расположенную изначально в переулке Жуковского. Но когда здание было построено, стало ясно, что у нее не хватит фондов на такое большое помещение. И тогда решили создать Дом книги, в котором объединились бы сразу три библиотеки: одна для взрослых, другая для школьников, а третья (та самая техническая) расположится на четвертом этаже. Эта идея не всеми была принята. Изменение планов всегда вызывает беспокойство у чиновных людей. Но здесь нужно отдать должное тогдашнему начальнику отдела культуры Борису Ивановичу Жуковскому, который сумел убедить вышестоящих руководителей сделать именно так.

Первым директором Дома книги стала Юлия Михайловна Лазуткина. Она родилась в городе Шуя Ивановской области. В 1951 году окончила Ленинградский институт культуры и приехала работать в Дзержинск. Начала свою деятельность в библиотеке на улице Клюквина (сейчас это библиотека имени Л.Н.Толстого). Потом Юлия Лазуткина возглавила централизованную библиотечную систему города, а с 1975 по 1997 год руководила Домом книги. Она была настоящим подвижником.

Долгие годы библиотечная система Дзержинска по праву считалась лучшей в области, и дело не только в формальных показателях. Дом книги стал центром культурной жизни города. Будучи еще студентом, я находил в читальном зале библиотеки уникальные издания и периодику. В те годы в Доме книги были все «толстые» литературные журналы. Помню, как, приходя в читальный зал библиотеки, постоянно просматривал подборку журнала «Вопросы литературы» и имел возможность знакомиться с интереснейшими публикациями. Кстати, именно тогда я открыл для себя работы великого ученого Сергея Сергеевича Аверинцева.

В то время в Доме книги была приятная комфортная атмосфера. Работники библиотеки общались с посетителями вполголоса, чтобы не мешать тем, кто читает или выбирает книги. Казалось бы, всего лишь деталь, но такое дорогого стоит.

Встречи с писателями

В Доме книги часто проходили встречи с писателями. Следует напомнить, что тогда прозаики, художники и композиторы были объединены в союзы. Вспоминается фраза Остапа Бендера: «Мы должны слиться с бодрой массой служащих». Кстати, сейчас многие писатели и художники тоскуют по тому времени, поскольку, как написано в пьесе «Дракон» Евгения Шварца, «Дракон опалял гневом, но в его пламени так хорошо жарилась яичница».

В те годы писатели брали на себя самые разные функции. Для многих людей беседы с известными авторами книг и статей были своеобразной отдушиной, возможностью высказаться и обсудить самые разные, порой, далекие от изящной словесности темы. Например, однажды на встрече с писателем (имени, к сожалению, не помню) речь зашла о романе Евгения Евтушенко «Ягодные места». В этом произведении много образов и сложных сюжетных линий, но у тех, кто обсуждал роман, особый интерес вызвал образ начальника геологоразведочного отряда Виктора Коломейцева, который помимо своей романтической профессии, был занят тем, что постоянно менял женщин. Мне этот образ показался банальным, но некоторые читательницы бурно возмущались аморальным поведением героя, а заодно и позицией автора: почему Евгений Евтушенко изобразил его привлекательным, а не осудил.

Сложилось и определенное отношение к провинциальным писателям. Поэт или прозаик из провинции должен был, прежде всего, быть краеведом, то есть описывать, а еще лучше воспевать родной край. Выход за четко очерченные рамки не приветствовался. Но, разумеется, были исключения. В течение полувека в городе Горьком жил и творил замечательный поэт Борис Пильник. Он обладал высокой культурой, широким образованием и был тонким и самобытным поэтом. Кроме того, Борис Ефремович был еще и очень отзывчивым человеком, и у него дома постоянно собирались молодые авторы. У него было много талантливых учеников.

О Борисе Пильнике я упомянул не случайно. В памяти осталась творческая встреча с ним, состоявшаяся в дзержинском Доме книги. На нее собрались интересные люди, и проходила она неформально, без заранее подготовленной программы. Борис Ефремович читал свои стихи, а потом были разговоры о поэзии и живописи, о традициях и новаторстве. Присутствующие на вечере задавали непричесанные вопросы, а гость откровенно отвечал. На той встрече я по-настоящему открыл его поэзию. Например, меня поразило стихотворение «Девчонка», написанное свободным стихом. Оно начинается такими словами:

«Суета белоснежных халатов,

И на лицах, занавешенных марлей,

Странно – только глаза.

Сосредоточенные, словно на что-то сердитые,

Занятые вовсе не мной.

Это, кажется, раздражало, но я

Не успел об этом подумать —

Ощущения, приглушенные болью,

Обратились в мысли потом,

А тогда, перед операцией,

Неизвестно – спасительной или смертельной —

Я умел только слышать и видеть

Суету, халаты, глаза…»

Борис Пильник участвовал в Великой Отечественной войне, был ранен и написал об этом времени тонкие и глубокие стихи.

Сбережение прошлого

Последние годы в Доме книги стали активно использовать современные технологии. Это началось еще в середине 90-х, когда библиотечной системой руководила Ю.М.Лазуткина, потом ее дело продолжила Т.Б.Жуковская.

Между тем, хотелось бы отметить, что библиотечное дело — область очень тонкая. Появление новых технологий, развитие интернета не заменяют работу с книгой как таковой. Более того, я уверен, что с годами ценность старых добрых бумажных книг будет только возрастать, притом во всех смыслах этого слова. Ну, а что касается современной техники, то она позволяет сохранить историю. И то, что до недавнего времени было доступно лишь единицам, сделать достоянием многих людей.

В 2008 году в Дзержинске закрылась городская газета «Дзержинец», выходившая аж с 1930 года. И возникла реальная угроза того, что бесследно и безвозвратно пропадут подшивки этого печатного издания, имеющие огромную историческую ценность. К счастью, нашлись люди, которые проявили волю и энергию, и архив «Дзержинца» был спасен. Здесь нужно сказать добрые слова журналисту Александру Анатольевичу Волкову и руководству Дома книги во главе с нынешним директором Татьяной Семеновной Ивановой. Библиотека без проволочек нашла место для подшивок и приняла их в свой фонд. Сейчас в Доме книги можно найти номера газеты «Дзержинец» начиная с года ее основания.

А несколько лет назад краевед Иван Труктанов и предприниматель Василий Смердов по собственной инициативе сделали большую работу и оцифровали полосы газеты «Дзержинец» за 1930 год, а также с 1935 по 2008 годы. Теперь издание находится в общем виртуальном доступе у читателей. Я сам с удовольствием нашел свои публикации в номерах за 1981 год. Кроме того, в Доме книги имеются оцифрованные экземпляры газеты «Красный химик», которая издавалась в наших краях с 1929 по 1930 год. Сейчас эти раритетные издания смотрят десятки тысяч людей, которым интересны история Дзержинска и те события, которые происходили в городе химиков в разные годы.

Современные технологии позволяют сохранить память о минувшем. Но, повторю, не менее важно, что в Доме книги хранятся и бумажные экземпляры газет. Причем библиотечный фонд регулярно пополняется свежими выпусками городских газетных изданий, выходящих в наши дни.

Анатолий МОВШЕВИЧ

Фото Дмитрия Кукушкина

Справка

В 70-е годы при строительстве Дома книги за основу был взят типовой проект библиотеки емкостью до 500 тысяч томов, но дзержинские проектировщики и архитекторы сделали все возможное, чтобы придать типовому зданию индивидуальность. Главной архитектурной особенностью является то, что центральный вход находится на втором этаже. К нему ведет широкая лестница, напоминающая гигантский трап, наподобие тех, что применяют в аэропортах для посадки людей в самолеты. Здание четырехэтажное, но окон третьего этажа мы с улицы не видим, они выходят на балконы с высокими бетонными ограждениями, лицевая поверхность которых покрыта художественной мозаикой. Это чисто дзержинский архитектурный прием, характерный для тех лет.

По обе стороны от центрального входа установлены пилоны – по два с каждой стороны. Они как бы выделяют центральную часть фасада.

(По материалам книги Исаака Фельдштейна «Прогулки по родному городу»)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий