Газета Город Здравоохранение
15.10.20

Александр Каширин: «Главное – не пускать ковид в голову»

Новая коронавирусная инфекция… Она действительно новая и, как все новое, волнует и страшит. Между тем за полгода лечения COVID-19 дзержинские медики успели накопить солидный опыт борьбы с этой «болячкой». «Дзержинские ведомости» решили узнать подробности, что называется, из первых уст. Наш собеседник — заведующий инфекционным отделением ГБУЗ НО «Городская больница №2 Дзержинска», отличник здравоохранения Александр Каширин.

Пока без панацеи

— Александр Сергеевич, когда ваше отделение было перепрофилировано под лечение COVID-19?

— В апреле. Первый же больной ковидом попал к нам в марте. Это был классический завозной случай: человек вернулся домой из Италии. Потом стали поступать те, кто работал в столице и Подмосковье. Ну, а в конце апреле-начале мая мы стали регистрировать и не завозные случаи заражения.

— Количества коек в отделении хватает?

— За нами закреплен не только Дзержинск, но и Володарский район. Да, 35 коек – это немного. В идеале должно быть в два раза больше. Больные, кому не хватает места, по правилам маршрутизации направляются в больницы Нижнего Новгорода.

— Какова динамика заболеваемости в Дзержинске?

— Пик пришелся на июнь-июль, в августе-сентябре была легкая передышка, а сейчас уровень заболеваемости опять стал расти.

— Самый больной вопрос: чем же лечат новую коронавирусную инфекцию?

— Этой инфекции нет еще и года. Понятно, что до конца она не изучена и, как следствие, специфической ударной противовирусной терапии пока не существует. По рекомендациям Минздрава, мы используем несколько препаратов. Вот их перечень: фавипиравир, гидроксихлорохин, гидроксихлорохин + азитромицин, препараты интеррферона-альфа, ремдесивир, умифеновир. Но «панацейного» лекарства, который без вариантов вылечивает ковид, еще не изобретено.

— Не так давно в социальной сети прошла информация, что в аптеках появились чудо-таблетки от коронавируса. Причем, по весьма нескромной цене – около двенадцати тысяч рублей…

– Наверное, вы говорите об «Арепливире». Да, безусловно, он затормаживает развитие вируса, но все же не дает стопроцентную гарантию. К тому же, есть и более дешевые аналоги этого лекарства.

Если хочешь быть здоров, – предостерегайся и закаляйся

— Получается, от ковида гарантированно ничего не спасает?

— Спасает соблюдение рекомендаций Роспотребнадзора. Чтобы не лечиться от ковида, нужно просто по максимуму обезопасить себя. Соблюдение социальной дистанции и ношение защитных масок не должно быть пустым звуком. То же самое касается и элементарных гигиенических мероприятий: после посещения общественных мест следует тщательно мыть руки и промывать нос. Не будет лишней и профилактика. В помощь вам — лекарства, которыми лечат ковид. Тот же умифеновир (торговое название «Арбидол») или капли «Гриппферон» (где основное действующее вещество – интерферон).

— Как долго можно принимать эти лекарства в целях профилактики?

— В течение нескольких месяцев: столько, сколько длится период обострения сезонной заболеваемости. Ну, и, конечно, будьте приверженцем здорового образа жизни. Тогда, даже если вы и заразитесь ковидом, то процентов на 90 перенесете его в легкой форме.

— Это касается, в том числе, и людей пожилого возраста?

— Конечно, люди старше шестидесяти лет – в зоне риска. Они всегда тяжелее переносят заболевание. Возрастной «ценз» больных, проходящих лечение в стационаре — 55-70 лет. Молодых очень мало. Оно и понятно: у них иммунитет сильнее.

Без паники!

— Так ли страшен COVID-19, как его «малюют»?

— Мне очень нравится фраза: «Самое главное – не пускать коронавирус в голову». Это я к тому, что не стоит поддаваться бессмысленной панике. Уверяю дзержинцев: за полгода лечения больных с новой коронавирусной инфекцией мы приобрели серьезный опыт. На нашем счету 450 выздоровевших и выписанных пациентов! Мы можем здесь посоперничать даже с клиникой Московского государственного университета, где было пролечено 400 человек.

Вся беда в том, что многие, заразившись ковидом, начинают паниковать и думать о самом плохом. Сделают, к примеру, КТ или МРТ легких и самостоятельно оценивают степень процентного соотношения поражения легочной ткани. Определять тяжесть заболевания – это прерогатива врача. А люди, не имея специального образования, делают какие-то прогнозы, пишут жалобы в вышестоящие инстанции о недолжном лечении.

Процент поражения легких – это не единственный и отнюдь не главный показатель тяжести заболевания. Даже если легкие поражены на 60-70 процентов, это не повод для паники (я сейчас не говорю о тех, кто страдает хроническими бронхо-легочными заболеваниями). Если при таком показателе у вас нет продуктивного кашля, гнойной или с кровью мокроты, одышки, то ваше состояние не критическое.

Твердо развеиваю все мифы: если человек чувствует себя комфортно, то даже высокий процент поражения легких – не приговор! Нужно просто слушать доктора и четко выполнять все предписания. Увы, в нашей практике очень часто случается, что люди, узнав даже о десяти процентах поражения легких, начинают паниковать и требовать подключения к аппарату искусственной вентиляции легких. А ведь если это сделать при отсутствии необходимости, можно нанести организму еще больший вред!

Существуют четкие показания, которые определяет врач-реаниматолог, когда пациенту необходимо подключение к аппарату ИВЛ: есть нарушения кислотно-щелочного состояния, насыщение кислородом в легких становится критичным, больной сам не справляется с дыханием. Все это мы мониторим. Инфекционисты, пульмонологи, терапевты, реаниматоры – мы все работаем единой командой.

Берегите медиков!

— Довелось слышать, что пациенты жалуются на условия содержания в больнице…

— Что я могу сказать… Увы, у нас нет возможности поставить в каждой палате телевизор, холодильник. В то же время хочу отметить, что у нас нет проблем с оборудованием, аппаратов ИВЛ хватает. На днях в больницу поступил даже компьютерный томограф! А больничные палаты… Конечно, дома лучше. В больнице должны лежать только пациенты с тяжелой формой течения болезни, а также те, кто входит в зону риска. Все остальные могут лечиться дома, амбулаторно.

Как можем мы, простые сотрудники инфекционного отделения, повлиять на комфортность больничных палат? Это вопрос – к финансированию медицинских учреждений. А пациенты весь свой негатив переносят на нас. И еще, как я рассказывал выше, предъявляют необоснованные претензии к качеству лечения. Конечно, большинство пациентов нам благодарны. Но встречаются и исключения.

Это очень обижает медиков, вносит нервозность в работу. А ведь коллектив нашего отделения – двадцать человек, включая санитарок. Всего двадцать человек – на 230-тысячный Дзержинск и плюс Володарский район. График работы очень напряженный, условия – непростые. Сами понимаете, находиться весь день в защитных костюмах не очень комфортно. Семьдесят процентов медиков переболели сами.

Да, мы не обделены вниманием администрации больницы. Но хотелось бы такого доброжелательного отношения и от пациентов. Конечно, мы получаем положенные надбавки, страховки. Но заметьте, несмотря на хороший материальный бонус, коллектив отделения не пополнился ни на одного человека! Потому что работать очень непросто. И нас удручает непонимание пациентов: происходит не то чтобы эмоциональное выгорание, а выжигание! Испытываем колоссальные эмоциональные нагрузки. А ведь у нас одна цель – помочь больному выздороветь!

ЗА вакцинацию

— Кстати, о больных. Как определить, что ты заразился именно ковидом?

— Только с помощью анализа. Потому что большинство симптомов такие же, как при гриппе и ОРВИ. Среди особенностей можно назвать потерю обоняния, непродуктивный кашель, чувствительность кожи. Но они проявляются далеко не у каждого.

— И последний вопрос. Можно поинтересоваться вашим мнением о вакцинации против новой коронавирусной инфекции?

— Я — только ЗА! Нельзя относиться к ковиду легкомысленно. Еще раз повторю: болезнь до конца не изучена. Мы не знаем, какие могут быть отдаленные последствия. Если в организме нет антител, а это показывает специальный анализ, то я бы рекомендовал привиться.

В России разработаны три вакцины. Мне больше всего импонирует та, которую предлагает Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф.Гамалеи. Ее, как и прививку от гепатитов А и В, коклюша, дифтерии, нужно делать раз в десять лет. Дезактивированная вакцина – это очень перспективно. Говорят, она должна появиться уже в ноябре.

Беседовала Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *