Газета Город Молодежь
18.02.21

Мужское воспитание

В преддверии Дня защитника Отечества по всем информационным каналам мы привыкли видеть один и тот же образ: молодой человек в армейской каске и с оружием в руках воинственно смотрит мимо камеры. Но только ли так выглядят наши защитники? Может быть, настоящий мужчина не только тот, кто умеет держать автомат в руках? Любящий отец и верный муж – чем не кандидат в герои праздника, отмечаемого в России 23 февраля? Член Нижегородской региональной общественной организации «Дети. Семья. Отечество» Александр Кириллов, воспитывающий приемного ребенка, рассказал корреспонденту «Дзержинских ведомостей» свою историю.

«Выбрать» ребенка невозможно

– Александр, как и почему вам пришла идея взять в семью приемного ребенка?

– Где-то к 40 годам я пришел к пониманию, что горизонты жизни обозримы, стал копаться глубже и решил получить второе – психологическое – образование, чтобы понять, что дает в этом плане современная теоретическая наука. Проучился три курса, после чего ушел «в практику», усыновив ребенка из детского дома. Мы с женой первоначально планировали взять девочку. Супруга говорила: «Дочка – это же чудо, цветочек жизни». Я согласился, тем более сын у меня уже есть (он взрослый, живет своей семьей). Но когда в министерстве образования Нижегородской области нам показали кипу анкет с фотографиями детдомовских детей, мы поняли, что «выбрать» ребенка невозможно. Я был в растерянности. Поговорили с супругой еще раз и решили: кто первый будет по списку, тот и «наш». Первым оказался Илюша. Мальчику на тот момент было 5 лет, и мы сразу поехали в нижегородский детский дом «Солнышко» с ним знакомиться.

Увидев нас, Илюша так искренне заглядывал в глаза, что невозможно было остаться равнодушным. Между делом, пока мы общались, супруга спросила: «Илюша, а ты и азбуку знаешь?» Он, конечно, тут же начал: «Да-да, знаю!» Там буквы висели на стене, малыш показывает на «Ж», а произносит: «Р-р…». Он не знал ничего, да и откуда, но он так хотел понравиться! А самое интересное, что потом мы целенаправленно его и не учили, он сам в течение двух месяцев обучился грамоте, читал в садике по слогам сказку «Три поросенка» своим одногруппникам.

– И вы сразу нашли взаимопонимание с ребенком?

– Любые родители, принявшие решение взять в свою семью ребенка из детского дома, должны быть готовы к сложному периоду притирки. Как правило, адаптация проходит в три этапа. Первый период, когда ты еще и сказать не успел, а ребенок уже все тебе принес и рассказал, глядя на тебя щенячьими глазами. Второй – этап противоречий – антипод первому, когда ребенок инстинктивно проверяет тебя на прочность, ведь он встает перед выбором: отдать вам самое дорогое – свое детство, или вы все-таки не те люди, которым он сможет полностью довериться. И третий, когда он тебя понимает с полуслова, и вы чувствуете друг друга кожей.

И когда ребенок понимает, что оказался действительно в ТЕХ руках, он начинает проживать в кругу семьи то, чего ранее лишила его судьба, но что ему крайне необходимо. Например, он может начать пускать пузырики из слюней, мычать или «угукать», хотя ему уже 7-8 лет. Многие взрослые начинают думать, что это отставание в развитии. Нет, просто в полтора года у ребенка не было периода, когда он мог сделать подобное, а это ему нужно. Наш Илюша опустился на коленочки и стал ползать. Продолжалось это около месяца, но внутренне я понимал, что все нормально, что это никакое не отклонение, и не пугался. Так в итоге и получилось.

Эти вещи надо прожить и не ломаться на втором-третьем этапах. Надо набраться внутреннего терпения на первый год, и все будет хорошо. У нас «притирка» заняла месяцев пять-шесть, после чего мы уже не могли представить себя друг без друга.

Подняться до облаков

– Что вы сделали первым делом в роли приемного отца?

– У пятилетнего Илюши понимания своей ценности не было ни-ка-кой. И передо мной, как перед его отцом, стояла задача быстро и эффективно поднять его самооценку. Мы тогда жили в поселке Буревестник Богородского района, и там как раз открывалась секция самбо. Я подошел к тренеру: «Палыч, вот такой-то ребенок, нам бы с тобой надо сделать из пацана мужчину». Он ответил, что в таком случае на занятиях мальчика нужно ориентировать не просто на поддержание физической формы, а на достижения, готовить к областным соревнованиям. Так мы и сделали.

Илья увлекся борьбой, относился к тренировкам очень серьезно, и в 7 лет он уже выступал на областном турнире, где завоевал серебряную медаль. В зале после награждения я подошел к нему, обнял и сказал: «Сын, теперь я живу с чемпионом». Он заморгал, не зная, как это расценить, потому что за свою сравнительно маленькую жизнь парень не привык, чтобы его прилюдно хвалили взрослые. Он даже заплакал. В тот момент я понял, что пробудил в нем сильнейшие эмоции, которые останутся в памяти ребенка.

– Я читала статьи, где вы описываете свои походы на Саянские горы и на байдарках по Черному морю. Путешествия — это ваша личная страсть, которую хотите привить сыну, или ходите в походы для его физического развития?

– Все верно, когда Илье было 9 лет, я повел его в горы. Почему именно туда? Девять лет – тот возраст, когда ребенок практически все понимает и имеет свое мнение, но еще многого не знает. Я решил повести мальчика в горы, чтобы подарить ему чувство восхождения. Поднявшись на вершину, он должен был ощутить – и ощутил – ликование духа. Испытав такое, человек понимает, что значит «достигать жизненные цели».

А как заинтересовать ребенка? Я сказал: «Илюша, нам с тобой предстоит большой и трудный поход, мы будем не один день подниматься на очень высокую гору, на вершине которой лежат облака. Если мы туда поднимемся, то альпенштоком ты сможешь потыкать эти облака и побегать в них». Он сразу воодушевился: «Потыкать?! Побегать?! С тобой?!»

Мы поехали с группой на Саяны. И во время похода произошел один знаменательный момент. Я вел группу по знакомому маршруту, однако не учел всех трудностей. Местные проливные дожди настолько нас измотали, что люди стали косо на меня смотреть: мол, Иван Сусанин, ты куда нас завел?.. Из-за таких вот не зависящих от нас условий восхождение начало постепенно превращаться в мрачное мероприятие. И выручил меня мой мальчик: на одной из стоянок он подошел ко мне и шепотом сказал: «Папа, дай мне мой рюкзак, ведь если я могу пройти 50-100 метров, то смогу пройти и следующие 50-100 метров, так и поднимемся к вершине». На подъеме группы – хотя Илья был там самым маленьким – он пошел впереди, и уже ни у кого не было желания роптать и ворчать, ведь если ребенок выдержал, соответственно, и взрослые выдержат. Я шел замыкающим и восхищался своим сыном. Когда мы приглашаем ребенка в свою жизнь, мы сами себя обогащаем.

– А мама ходит с вами в походы?

– Мама у нас как настоящая морячка — «ждет на берегу» (смеется).

Любимый сын любящего отца

– Насколько активно ваши сыновья общаются между собой?

– Старшему, Сергею, 30 лет, Илье – 15: разница интересов накладывает свой отпечаток, но человеческим и приятельским отношениям не помеха. Они настоящие братья, правда, видятся не так часто, потому что у Сергея своя семья, которая требует его внимания и присутствия. На мой взгляд, неважно, какими дорогами приходит к тебе ребенок. Вот он появился в семье, назвал тебя отцом – все, изволь соответствовать, ведь ты – отец, а он – твой любимый сын.

– Поскольку мы общаемся в преддверии Дня защитника Отечества, хотелось бы узнать ваше мнение, должен ли молодой человек обязательно служить в армии?

– Мы живем в таком обществе, где служба в армии и защита Родины необходимы. В свое время я сам отслужил срочную службу в пограничных войсках. Но, на мой взгляд, есть еще более необходимая функция – это духовная защита Отечества, которая требует настоящей человечности и больших сил. Я абсолютно спокойно отношусь к службе в армии, но не считаю ее обязательной. Хочешь – служи. Если же по своим внутренним ощущениям ты готов помогать людям в ином качестве, почему нет?

Мой Илья скоро будет на распутье, но уже сейчас он склоняется к тому, чтобы на период армейской службы трудиться санитаром «на гражданке». А уж если судьба занесет его в ряды Вооруженных Сил, тоже ничего страшного, ведь и там, и там можно оставаться человеком. «Есть возможность побывать на войне, участвовать в боях и остаться в живых. Три вещи ты должен соблюсти: никогда и ни при каких условиях на войне не обижай женщин, детей и не издевайся над пленными», – так назидал мой дед по линии матери, который прошел Великую Отечественную войну.

– Кем Илья хочет стать?

– У него много желаний: и блогером, и учителем физкультуры, и еще кем-то, но что интересно – все профессии связаны с людьми. Я не загадываю, пусть выбирает любую стезю. Главное – чтобы оставался человеком.

– В какой семье выросли вы?

– Я из Чувашии, родился в многодетной семье: у родителей нас было пятеро (две девочки и три мальчика). Мама по профессии врач, а отец – педагог. Закончив школу, я поехал в Нижний Новгород, чтобы воплотить свою мечту – стать инженером робототехники (Александр окончил НГТУ им.Р.Е.Алексеева с красным дипломом, — О.К.). Потом перебрался в Дзержинск, на родину своей любимой женщины, ставшей моей женой.

– Что бы вы посоветовали, если в семье отношения становятся «натянутыми»?

– Мой друг и товарищ — психотерапевт Александр Подкопаев однажды дал совет, как снимать психологические «напряги» в семье, особенно если там есть ребенок до 10 лет: семь потискиваний в день! Я удивился, потому что слишком это просто кажется на первый взгляд. Но, на самом деле, все действительно просто: подойдите к своему ребенку, обнимите его, потискайте и вы увидите, как многие вопросы и недомолвки исчезнут словно дым. Напряжение, непонимание, скандалы, хулиганство, которым ребенок вызывает к себе внимание… Семь потискиваний в день, и вы начнете понимать друг друга, как говорится, чувствовать кожей.

Ольга КУЗЬМИНА

Фото из личного архива семьи Кирилловых

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *