Газета Город
18.02.21

«Расскажи мне, дедушка…»

Всем – здравствуйте. Представлюсь: меня зовут Арина, мне 8 лет. И если вы читаете мой первый материал, опубликованный в городской взрослой газете, я очень этим горда. Как горда и за своего деда!

В году мы отмечаем разные праздники. У каждого найдется какой-то особенный – Рождество, Международный женский день, День семьи, любви и верности, День России. А вот в моей семье наряду с любимыми Новым годом и днями рождения особыми праздниками считаются День защитника Отечества и День Победы. Почему? Потому что дедушка у меня «особый» – он военный, полковник в отставке. А зовут его Сергей Сергеевич Смития.

В 1970-х годах он окончил обучение в Московском высшем общевойсковом командном училище им. Верховного Совета РСФСР (командная тактическая специальность — мотострелковые войска), в 1980-х годах – в Военной академии им. М.В. Фрунзе в Москве.

По рассказам мамы я знаю, что служил Сергей Сергеевич Смития во многих городах России и даже был на Чеченской войне. Дедушка давно уже не служит, но часто рассказывает нам, внукам (а у него нас шестеро), истории из своей «военной» жизни. И перед праздником 23 февраля, Днем защитника Отечества, я, как любящая внучка и любознательная начинающая журналистка, решила с ним побеседовать. И вот сели мы за стол…

— Дедушка, кем ты служил в армии и как долго?

— В армии я служил офицером больше 31 года.

— Я знаю, ты был на войне. Что было самым страшным?

— На войне самое страшное – это потерять жизнь. Жизнь своих друзей, своих подчиненных, свою жизнь… Но еще страшнее на войне – это трусость и предательство, если они случаются!

— Скажи, пожалуйста, какой момент ты запомнил больше всего?

— Ну, наверное, одного такого момента я бы не назвал. Но могу сказать, что навсегда откладывается в памяти и душе — это когда ты теряешь своих товарищей, когда осознаешь, что ты не можешь им помочь, когда посылаешь на задание и понимаешь, что они могут не вернуться.

— Если бы ты мог оказаться в прошлом, чтобы выбрать профессию, то выбрал бы снова службу в армии?

— Вопрос непростой. Я начинал служить в армии Советской, в Советском Союзе. А заканчивал службу в Российской армии, в Российской Федерации. Поэтому трудно сказать… По крайней мере, я хотел бы быть военным. И никогда не сожалел о том, что стал им.

— Есть что-то такое, чему ты научился во время службы и применяешь сейчас?

— Очень многому научился. Самое главное, что дает служба в армии, это, во-первых, ответственность, во-вторых, дисциплинированность и, в-третьих, патриотизм, то есть любовь к своей Родине, несмотря ни на что.

— Каким, на твой взгляд, должен быть современный защитник Отечества?

— Он должен любить свою Родину, любить своих близких и быть готовым их защитить в любой момент, как говорится в присяге, не щадя своей крови и самой жизни.

— Что бы ты посоветовал будущим защитникам Отечества?

— Во-первых, быть гражданином своей страны, хорошо знать ее историю и законы. А во-вторых, получать хорошее образование, активно заниматься спортом и много читать.

— Спасибо, дедушка! Здоровья тебе и – с праздником!

Арина ПАРАНИНА,

учащаяся Школы начинающего журналиста МБУ ДО ДДТ

Из армейских воспоминаний Сергея Смития:

Лето 2000 года выдалось знойным и сухим. В базовом районе на сопке у селения Центорой, что в Чечне, на летнюю кампанию собрали крупную группировку из представителей как Минобороны (армейцы) – десантники, спецназовцы, разведчики и артиллеристы, так и МВД – милиция (название того времени), СОБР, ОМОН…

Климатическая особенность гор заключается в том, что в начале июня температура воздуха днем поднималась до плюс 30, а по ночам опускалась до плюс 5. Дров для ночного обогрева палаток не хватало. «Старожилы» базового района приспособили использованные медицинские капельницы для отопления «буржуек» соляркой.

Леса были буквально нашпигованы оставшимися еще с Первой чеченской кампании неразорвавшимися боеприпасами, противопехотными минами и «растяжками» из ручных гранат. Поэтому в прилегающий к базовому району лес заходить было запрещено под угрозой смерти в прямом смысле. Но прилетевшие утром на вертолете армейцы об этом еще не знали и быстро приступили к обустройству своего палаточного лагеря.

Один хозяйственный прапорщик проявил инициативу: прихватив двух бойцов с пилами и лопатами, направился в прилегающий в двухстах метрах лес. Наблюдатели не успели среагировать, как в 15-20 метрах от опушки прогремел взрыв противопехотной мины. Офицеры нашего командного пункта бросились к месту взрыва.

Мы сразу же оттеснили рядовых и сержантов. В лес ушли наш главный сапер от внутренних войск полковник инженерной службы Л., спецназовец Минобороны майор Ю., офицеры с боевым опытом из командных пунктов внутренних войск и воздушно-десантных войск и наш молоденький капитан медицинской службы из Барнаульского милицейского батальона Юра Б.Прапорщик погиб на месте. Первому бойцу повезло — отсекло часть ушной раковины. А вот второму бойцу повезло меньше – осколок мины перебил левую подключичную артерию. Кровь из рваной раны фонтаном окропила листья деревьев на высоте около пяти метров, парень умирал от потери крови на наших глазах…

Но ему повезло еще раз — 27-летний капитан медицинской службы Юра Б. буквально залез пальцами в рану и пережал перебитую артерию. Пока офицеры бережно, без потряхивания, выносили раненого бойца на вертолетную площадку, Юра шел рядом с ним в такт носилкам и не размыкал пальцев. Так эта группа и улетела в пригород Грозного – Ханкалу, где ее встретили врачи военного госпиталя. Наши офицеры этим же бортом вернулись в Центорой, а капитан медслужбы дошел со своим крестником до операционной, где боец и обрел свое второе рождение!

Юра Б. через двое суток вертолетным бортом вернулся в базовый район и очень переживал, что теперь его новенькую милицейскую форму невозможно отстирать от запекшейся крови бойца. А получал он боевую награду в новой форме, но только десантника – командир полка спасенного десантника просил об этом. Мы шутили над Юрой: «Ты уникум! В мужском коллективе стал заслуженным акушером – принял роды повторно родившегося!». А он молча улыбался, но практически каждую ночь с двух и до пяти часов (это часы, свободные в эфире) звонил в приемный покой военного госпиталя в Ханкале и справлялся о здоровье своего «крестника».

И ничего героического… боевые будни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *