Газета Город Культура
20.05.21

Продавец дождя

Вячеслав Грунцов — один из самых интересных и необычных художников нашего города. Уроженец Дзержинска закончил престижный вуз — Московский художественный институт им. С.Г. Строганова (знаменитую «Строгановку») и четверть века работал в столице. А тринадцать лет назад Вячеслав Викторович вернулся в город своего детства и юности. Впрочем, обо всем по порядку.

От художественной студии до «Строгановки»

Вячеслав родился в Дзержинске в 1955 году. Семья квартировала, как тогда говорили, «на поселке Свердлова» — в коммуналке в двухэтажном доме на улице Горького. В той же коммуналке жили люди, благодаря общению с которыми Грунцов и стал в итоге тем, кем стал. Прежде всего, художник Николай Поппинов, которого Вячеслав Викторович называет своим «крестным».

— У него в комнате всегда пахло красками, — вспоминает Грунцов. — Я присматривался и принюхивался, мне было очень интересно.

Другой человек, определивший мировоззрение юного жителя поселка Свердлова, — фотограф Александр Усов, который, по словам Грунцова, некогда входил в сотню лучших фотографов мира.

Во Дворце культуры им. Я.М. Свердлова работала художественная студия, куда записался школьник Слава Грунцов. «И это спасло меня от улицы», — признается наш герой. В армии Грунцов работал художником и киномехаником. Вместе с ним служил Сергей Олешня (ныне — академик Российской академии художеств). Он и посоветовал дзержинцу поступать в Пензенское художественное училище. Там Вячеслав, по его словам, «вляпался в скульптуру».

В 1980 году Грунцов заканчивает с отличием пензенское училище по специальности «Скульптура» и получает направление на учебу в институт им. С.Г. Строганова в Москве.

Московская жизнь

На факультет промышленной графики и упаковки в престижной «Строгановке» набирали только восемь человек. Огромный конкурс! Но Вячеслава приняли. Почему он пошел учиться именно на этот факультет?

— В армии с другом сделал монумент славы в нашей воинской части — стелу с барельефом, перед которой в праздники зажигали Вечный огонь, — рассказывает художник. — Захотелось продолжать в том же духе.

Когда Вячеслав заканчивал учиться в Москве, грянула перестройка. Социалистический реализм как художественный метод канул в историю. Полузапрещенное искусство авангарда разрешили. Как говорится, твори, выдумывай, пробуй. Дипломная работа Грунцова в «Строгановке» — оформление столичного театра мимики и жеста для глухонемых.

— Когда жил в Дзержинске, занимался в детской студии пантомимы во Дворце культуры «Корунд», что и предопределило мой выбор темы диплома, — поясняет Вячеслав Викторович. — Я сделал театру фирменный стиль. Придумал скульптурный знак-символ и от него стал «танцевать».

После окончания института Грунцов остался в Москве. Работал по специальности. Например, делал иллюстрации для известного журнала «Химия и жизнь». Много ездил с коллегами по Северу России, выполняя заказы нефтяников и газовиков. Среди достижений «северного периода» творчества называет ледяную скульптуру высотой 15 метров, которую установили на центральной площади одного из городков. Было время, когда Вячеслав Викторович рисовал этикетки для винных бутылок по заказу компании, производившей спиртные напитки.

Живопись на газетах

Одно из художественных направлений, в котором успешно работал Грунцов, — поп-арт. Для справки: поп-арт (сокращение от английского popular art) — направление в изобразительном искусстве Западной Европы и США конца 1950-1960-х годов, где в качестве основного предмета использовались образы продуктов потребления. Образ, заимствованный в массовой культуре, помещается в иной контекст.

Наш герой не считает себя упертым поп-артистом, говорит, что, скорее, всеяден. Тем не менее из песни слов не выкинешь. «Для создания своих произведений Вячеслав Грунцов находит самые неожиданные материалы, в ход идут старые газеты, оконные рамы, грампластинки, гаечные ключи и многое другое», — пишут о художнике в интернете анонимные «искусствоведы».

Ценителей поп-арта, который в советское время считался не столько экзотикой, сколько враждебным идеологическим ценностям строителей коммунизма искусством, в столице значительно больше, чем в остальной России. В 90-е годы наблюдался бешеный всплеск интереса отечественной публики к ранее запретному плоду. С тех пор страсти поутихли. В Москве и Питере народ еще «клюет» на поп-арт. В Дзержинске и Нижнем Новгороде — не очень. Однако Вячеславу Грунцову удавалось организовывать выставки поп-арта в Нижнем и Дзержинске и даже успешно продавать некоторые работы, выполненные в данной стилистике.

«Коронный номер» Грунцова — акварельная живопись на старых газетах. Газета фиксируется клеем на картоне. Пишется городской пейзаж, сквозь который проступают газетные строчки. Причем в некоторых случаях имеет значение, какая именно газета используется. Недавно художнику подарили «древний» номер «Дзержинца». Грунцов нарисовал на газете трамвай и людей, идущих по улицам города его детства. Поп-арт в чистом виде. Но публике нравится, в том числе и рядовым горожанам, а не только продвинутым искусствоведам.

Увидеть мир по-другому

В 2016 году в Дзержинске состоялась выставка картин художников содружества «Тринага». Параллельно проходила персональная выставка нашего героя. Название объединению, в которое вошли 15 дзержинских художников, придумал сам Грунцов. Многие сопротивлялись, но Вячеслав Викторович убедил коллег, что «сочное» название (одного из городских районов) — это то что надо.

Прошло несколько выставок «Тринаги», которые имели успех. Грунцова даже позвали на Дзержинское телевидение — рассказывать о расцвете изобразительного искусства в городе химиков. В «Тринаге» числились очень известные в регионе мастера. Например, Михаил Поляков, который входит в правление областного отделения Союза художников России.

Вячеслава Грунцова удручает, что многие художники, что называется, «подсели на конъюнктуру». Изображают не то, к чему лежит душа, а то, что хорошо продается. Пейзажи «а-ля Шишкин», натюрморты, лес, поля и перелески. Грунцов тоже любит пейзажи. Причем городские больше, чем непосредственно природу. Берясь за работу, он отдает предпочтение городу во время дождя. Вот что пишут СМИ: «Чаще всего городские пейзажи изображают дождливую погоду и людей под зонтами, за что коллеги зовут Вячеслава «продавцом дождя». Вячеслав Викторович соглашается: «Когда жил в Москве, мне очень нравилось ходить по Замоскворечью с зонтиком, смотреть на людей, машины, здания, трамваи и их отражения в стеклах окон, витринах магазинов. Некоторые считают, что дождь — это обязательно грустно. Я считаю, что дождь, в первую очередь, поэтично. Дождливая погода заставляет остановиться, задуматься, увидеть мир по-другому».

Движуха есть

Грунцов — член Международного союза независимых художников. Он уверен, что всем все давно доказал. Картины художника экспонируются на двух городских выставках — в художественной галерее «Палитра Дзержинска» во Дворце культуры химиков и краеведческом музее. Дзержинск, конечно, не Москва. Тем не менее, по словам Грунцова, «движуха в среде дзержинских художников есть». Почти год все сидели по домам из-за пандемии, поэтому встречи коллег на недавних весенних вернисажах были особенно трогательны. Художник — профессия в высшей степени индивидуальная, здесь каждый сам за себя. Впрочем, это не мешает художникам нашего города дружить. Они часто встречаются, спорят об искусстве. На открытии выставки в краеведческом музее присутствовал глава города Иван Носков, сказавший теплые слова о художниках Дзержинска.

…Жалеет ли Вячеслав Грунцов о выборе трудной профессии, которая не всегда давала гарантированный кусок хлеба?

— Я нашел себя в жизни, мне везде интересно, — говорит Вячеслав Викторович. — У меня два сына. И оба художники. Пошли по моим стопам. Считаю, сделал правильный выбор.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *