Газета Доска почета
23.09.21

Наука на страже государства

Есть такие люди, для которых однажды выбранная профессия становится делом всей жизни. И какие бы катаклизмы, житейские невзгоды не бушевали вокруг, они твердо идут выбранным курсом, понимая, что их труд важен для Родины. А в случае с первым заместителем генерального директора ГосНИИмаш им. В.В. Бахирева Геннадием Васильевичем Хариным это не красивая фигура речи, а самая настоящая правда жизни – вся его трудовая биография связана с работой в оборонном комплексе страны.

Выбор был предопределен

Геннадий Харин родился в г. Майли-Сай Киргизской  ССР.  За несколько лет до начала Великой Отечественной войны в этом местечке были открыты залежи радиобарита. Непосредственная же разработка месторождения началась в 1946 году. На комсомольскую стройку, а затем и пуск нового секретного завода молодые специалисты съезжались со всех уголков необъятного Советского Союза. Здесь познакомились родители Геннадия Васильевича и 16 марта 1949 года отпраздновали рождение любимого сына.

«Майли-Сай по понятным причинам был закрытым городом, – вспоминает Геннадий Васильевич. – Он находился на особом государственном обеспечении, поэтому трудностей, связанных с последствиями войны, мы почти не ощущали. Это, конечно, не означает, что мы были оторваны от новостей. Скорее наоборот, все понимали значимость науки и конкретно нашего города в масштабах мировой политической повестки. Этот серьезный тон был мне по душе. Я учился в самой сильной школе города № 2 и с головой был погружен в изучение технических наук».

Молодой человек старался быть в курсе всех самых современных достижений науки и техники. Конечно, имена пионеров советского атома Якова Зельдовича и Юлия Харитона были под строжайшим секретом, но все, что было доступно в печати относительно открытий в радиоэлектронике, ядерной физике, космических исследованиях и прочих новейших направлениях науки, Геннадий знал. Его увлечения, атмосфера закрытого городка предопределили выбор вчерашнего выпускника. Он решился поступить в Томский политехнический институт на специальность «физика и механика химических процессов».  

На последних курсах перспективных выпускников пригласили на стажировку в мало кому известный городок Горьковской области Дзержинск.

«Еще на подъезде к городу из окна поезда, шедшего из Москвы, я увидел множество современных пятиэтажных домов, – рассказывает Геннадий Харин. – Красивый вокзал, чистый перрон, аккуратные широкие улицы и проспекты, но при этом сплошные пески – все это произвело на меня большое впечатление.
У нас, в Томске, где я жил во время учебы в институте, значительную часть городской застройки составляли деревянные дома. Дзержинск тогда разительно отличался от небольших сибирских городков, к которым я привык. Надо признать, на тот момент и обеспечение в городе было на достаточно высоком уровне. Это тоже нас удивило».

И все-таки обеспечение, местные красоты были не так важны, как предстоящая работа. Молодых людей пригласили в специальное конструкторское бюро (СКБ) боевых частей Дзержинского научно-исследовательского химико-технологического института (ДНИХТИ)  – ныне ГосНИИ «Кристалл». На тот момент СКБ возглавлял Анатолий Степанович Обухов, в дальнейшем первый директор ГосНИИмаш, которого Геннадий Васильевич считает своим учителем. ДНИХТИ  уже обладал статусом головной научно-
исследовательской организации по проблемам химии и технологии промышленного производства всех видов бризантных (способных дробить при взрыве соприкасающиеся предметы  – прим. ред.) взрывчатых веществ.

Работать в таком учреждении было не только престижно, но и невероятно интересно. Поэтому после окончания института молодой инженер с удовольствием перебрался в город химиков.
Тем более что молодежи было много, комсомольская жизнь кипела, а научные задачи вдохновляли на творчество.

Крепить обороноспособность

«У меня никогда не было никаких сомнений в правильности выбранного пути, – честно признается заместитель генерального директора по научной работе НИИ. – Да, мы принимали участие в создании оружия. Но все мы понимали, что речь идет о создании оборонного щита нашего государства. Страна жила в состоянии «холодной войны», и это обязывало ученых держать оборонную способность в превосходящем состоянии. Любая слабость и просчет могли бы дорого стоить. Я уже не говорю о развернувшейся в 80-е годы в США программе СОИ, больше известной как «Звездные войны». Новые вызовы требовали нестандартных предложений, смелых технических решений и высочайшего уровня квалификации, позволяющей создавать изделия, опережающие все возможные угрозы».

Поступив на работу в 1972 году, инженер, а затем старший инженер, младший научный сотрудник Геннадий Харин с головой погрузился в работу. Как рассказывает сам Геннадий Васильевич, изучение профессии начинал с самых низов – сначала узнал, что такое боевые части, потом познакомился с их многообразием, затем пришлось осваивать множество смежных наук, необходимых при разработке изделий, – аэродинамику, технологию проведения экспериментов, динамику взрыва, специфику его расчетов и другие. Упорство и трудолюбие в сочетании с научным складом ума позволили молодому специалисту уверенно идти вперед. Вместе с коллегами СКБ,  которое, кстати, в 1977 году выделилось в самостоятельный НИИ машиностроения, он трудился над разработкой боевых частей и боеприпасов, которые шли в производство. Геннадий Васильевич разработал модели расчета параметров специальных метательных устройств. В составе группы ученых работал над взрывчатым составом, который использовался в метательных устройствах кассетных боевых частей управляемых ракет.

В 80-х годах в биографии молодого ученого появляются  новые строчки: старший научный сотрудник, начальник лаборатории. На эти годы пришлась и защита кандидатской диссертации. С 1993 по 2012 год он успешно возглавлял крупный отдел института и не менее эффективно занимался научной работой.

Именно под научно-техническим руководством Геннадия Харина в ГосНИИмаш им. В.В. Бахирева шли разработки новых боевых частей для управляемых ракетных комплексов «Искандер-М», «Бук», «Тор-М2», «Уран», «Калибр», «Бастион» и других.

«Шпионы? Ну конечно, были  шпионы, – смеется Геннадий Харин в ответ на вопрос о детективных романах и тайнах иностранной разведки. – Если серьезно, на моей памяти действительно был случай, когда один сотрудник (не в нашем институте) во время работы тайно копировал секретную документацию и, выходя за ворота предприятия, перепродавал ее. Это было в 90-е годы, когда  все вокруг рушилось, люди старались заработать любыми путями, кто-то не гнушался переступить законы совести и морали. Его довольно быстро вычислили и осудили. Об этом эпизоде тогда написали многие газеты».

Идти верным курсом

По признанию Геннадия Васильевича, 90-е годы действительно были очень сложными. Начавшиеся перемены в стране отразились не только на политической и экономической ситуациях, но и на военно-промышленном комплексе страны. Объем государственного заказа снизился, начались перебои с выплатой зарплаты, разрушались давние партнерские связи. «Надо отдать должное тогдашнему директору института Владимиру Амбарцумовичу Авеняну, который намертво встал в позиции сохранить институт любой ценой, поддерживал связи с головными заказчиками, вел переговоры с зарубежными фирмами, искал пути конверсии, – раскрывает подробности событий того времени Геннадий Харин. – Мы, ведущие сотрудники, разделяли его настрой, были уверены, что наши разработки все  равно  рано или поздно будут востребованы. Хотя некоторые талантливые специалисты в поисках работы тогда все-таки ушли. В 90-х годах выстоять институту помогли давние зарубежные партнеры, которые в годы перестройки стали реальными заказчиками. На тот момент я возглавлял большой научный отдел, вобравший в себя в связи с реорганизацией три прежде самостоятельных тематических отдела. На ходу приходилось осваивать основы менеджмента, работу с документацией не только научного, но и административного профиля. Все это того стоило, потому что уже на рубеже веков руководство страны осознало, насколько важно, как говорится, держать границу на замке. Нам стали поступать интересные заказы, над решением которых нужно было поломать голову». Геннадий Васильевич немного скромничает. Задание, над которым трудились  в конце 90-х годов сотрудники ГосНИИмаша, было стратегически важным для России. За успешные разработки несколько ученых предприятия, в том числе Геннадий Васильевич Харин, были удостоены в 2000 году звания лауреата Государственной премии РФ.

Всего через четыре года, в 2004-м, Геннадию Харину присваивают звание «Почетный работник отрасли боеприпасов и спецхимии». В 2012 году ученого наградили медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. В тот же год его назначают главным конструктором – начальником отдела, затем – главным конструктором – начальником КБ. В 2016 году он стал заместителем генерального директора по научной работе – первым заместителем генерального директора предприятия.

На сегодняшний день на счету Геннадия Васильевича 170 научных работ, ряд технических решений, защищенных 43 авторскими свидетельствами на изобретения и семью патентами. Его знают как авторитетного специалиста в области создания боевых частей обычного снаряжения для управляемых ракет, а потому он по-прежнему в авангарде научно-технической работы института. Геннадий Харин контролирует и дает техническую оценку всем предлагаемым разработкам, следит за грамотным выполнением поставленных задач, оформлением документации, принимает участие в переговорах с заказчиками и работе научных советов. «Конечно, за прошедшие годы наука шагнула далеко вперед, – говорит Геннадий Васильевич. – Расчеты, на которые в прежние годы нам требовалось несколько недель, сегодня благодаря новым компьютерам и программам делаем в течение одного дня. Работаем над новейшими, а главное, нужными для страны  разработками. Словом, наука не стоит на месте, и мы по-прежнему будем использовать ее для обеспечения безопасности нашей страны».

Евгения МАКАРОВА

Фото из архива Г. Харина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий