Феликс из Дзержинска


25.04.24 08:50

Предложенный им самим позывной командирам не понравился

Феликс из Дзержинска
Газета Есть такая профессия

«Ты вообще откуда?» – спросили его. Услышав, что из Дзержинска, сразу решили: «Значит, будешь Феликсом». В зону СВО Владимир отправился добровольцем.

Если Родина в опасности…

Родом Володя из Володарского района. Семья была многодетной: он третий по старшинству из семерых. Так получилось, что, когда ему было восемь, вместе с братьями и сестрами попал в Решетихинский детский дом.

На судьбу за это не в обиде. Более того: свою любимую воспитательницу до сих пор называет матушкой. Да и само учреждение было не стандартного типа (с палатами и общим санузлом), а квартирного. То есть воспитанники жили в обстановке, приближенной к семейной: в обычных трехкомнатных квартирах.

В детском доме Володя крепко усвоил науку: без образования – никуда. Он – единственный парень, кто за двадцатилетнюю историю учреждения окончил школу на «4» и «5». Без труда поступил в Нижегородский автотранспортный техникум. Плюс за плечами уже были курсы по автоделу.

Правда, после техникума по профессии не работал. Устроился на мебельное производство. В 2008 году, спустя ровно сорок дней после свадьбы (!), ушел в армию. Супруга согласилась: негоже молодому мужчине быть с «волчьим билетом». Как человеку семейному, ему обещали выбрать место службы недалеко от дома, в разговоре прозвучал Питер.

«Правда, в военкомате не уточнили, что местные жители Пятигорск тоже «питером» называют. Так что служил я там. В пожарной команде РВиА»,

смеется Владимир.

Демобилизовавшись, вернулся на прежнее место работы. В 2011 году сменил сферу деятельности. И очень быстро от простого «слотчика» крупной торговой сети (то есть сотрудника, следящего, скажем так, за наполнением полок) вырос до руководителя одной из служб распределительного центра. Год жил в Ярославле: поднимал там с нуля распределительный центр.

В 2022 году в его судьбе случился еще один крутой поворот. Вспомнив армейскую юность, Владимир стал пожарным. А еще через год, в январе 2023-го, – военным.

«Во-первых, младшего брата забрали по мобилизации. Неужели я должен был оставаться дома? Во-вторых, меня так воспитали в детском доме: «Если Родина в опасности, бери ружье и вставай на ее защиту». Жене на ее уговоры остаться сказал: «Лучше я пойду туда, нежели враг придет сюда, к нам домой»,

объясняет мужчина свой добровольный уход в зону СВО.

За мной – пацаны

Изначально дзержинский боец был зачислен в Нижегородский 10-й танковый полк. Но после подготовки в Центре восполнения потерь был направлен в сформированный в Республике Татарстан батальон «Алга».
О чем ничуть не сожалеет.

«Нас, нижегородцев, туда попало пятеро. Я, Опер, Стропа, Вайбер и Модник. Сашка (Модник) хотел взять позывной Сучок. «Неблагозвучно», – убеждали мы его. А он так всегда радовался новым покупкам, вещам – крутился с ними и так, и эдак. Одним словом, модник! Самый молодой из нас был – всего 25 лет. Из Балахны. Первым и лёг при штурме одного из поселков под Донецком»,

рассказывает Феликс.

На вопрос о первом бое Феликс искренне отвечает:

«Первый раз – он и есть первый. От адреналина вещи становятся насквозь сырыми. Я потом снял бушлат – его впору выжимать и блиндаж им намывать».

А потом дзержинца ранило.

«ВСУшники тогда будь здоров «накатывали». У мальчишки одного заклинило автомат, я его оттолкнул, чтобы он успел «магазин» зарядить, – мне в этот момент пуля и прошла по щеке по касательной. Откуда берется храбрость, спрашиваете? Да кто ж его знает… Я был старшим на позиции. То есть за мной – пацаны: если я отвернусь, то и они не устоят. Да и характер не позволяет отступать. Поэтому мы просто заняли круговую оборону и стояли так до получения другого приказа. Стояли по-честному, уже и за деревьями не прятались: когда идет четвертый час боя, страх пропадает. Точно знаю, что тогда положили двух афроамериканцев. Правда, тел их после боя не нашли. Но пленные потом подтвердили эту информацию: мол, это нас могут бросить, а наемников приказано не оставлять: якобы иностранцы за Украину не воюют»,

вспоминает Феликс.

Рану Феликс обработал себе сам, на следующий день пошел к медику на КМП. Ему предложили госпитализацию. «Подумаешь, царапина, – решил он, – есть дела поважнее – пацанам помогать». Не обошлось. Через несколько дней бойца эвакуировали в госпиталь. Вскоре он вернулся на позиции. А через десять дней получил второе ранение.

В один из майских дней против 150 «алговцев» пошли в наступление 3000 ВСУшников. У них был приказ: из «Алги» никого живым в плен не брать.

«Было у нас двое тяжелых «трехсотых». У одного осколок через голову прошел, другому живот вспорол. Удалось спасти»,

вспоминает Феликс.

Тогда бойцы «Алги» зашли на позиции вместо десантников. И оборудовали новую – блиндаж, где сидел в том числе и Феликс.

«Противник новую позицию два с половиной часа не мог найти. Нас четыре дерева закрывали. Когда они их кроны разбили, мы оказались как на ладони. Ну вот нам в блиндаж и прилетело. Тогда и посекло всего осколками»,

рассказывает боец.

Помимо металлических осколков, которые доктора удалили, у него осталось три ластиковых. Врачи сказали: «Они даже не шевелятся, трогать не будем. Делай рентген раз в год».

«Там люди меняются»

После месячного отпуска по ранению Феликс вернулся в июле в зону СВО, но уже в качестве замкомандира взвода по тылу. Недавно ему было присвоено звание прапорщика. Зона его ответственности – снабжение батальона всем необходимым, за исключением боекомплекта. Служит не для галочки: то есть не просто составляет заявки и ждет их выполнения. Ждать времени нет: нужно просить, требовать, договариваться, объяснять. На войне, как говорится, все средства хороши. С волонтерами, кстати, он тоже сотрудничает.

Владимир продолжает ходить за «ленточку» и в новой должности. Не понимает, как можно по-другому. Нужно своими глазами увидеть, как живут пацаны на «передке», всё ли у них есть, всего ли им хватает. Не случайно в активе дзержинского бойца Георгиевский крест и медаль «За боевые отличия».

«Там люди меняются. И я в том числе. Стали другими мышление, взгляд на жизнь. А еще там сразу видна сущность людей. Тяжело возвращаться в мирную жизнь: тянет обратно, к пацанам. Я жене сказал: «Я уже, наверное, больше не смогу на гражданке. Даже когда СВО закончится, всё равно останусь в армии…»,

говорит про СВО Феликс.

Ранее дзержинским библиотекам присвоили имена военнослужащих.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Юлии Волковой

Оставить комментарий