Седьмой элемент

Из советского прошлого в современное будущее

Это один из самых распространенных элементов во Вселенной, который, по оценкам, занимает седьмое место по общему количеству в Млечном Пути и Солнечной системе. А еще он является важнейшим минеральным удобрением, которое способствует росту растений.

Конференция «Азот. Минеральные удобрения­2024» прошла в конце апреля в Нижнем Новгороде. Организатором выступил дзержинский Научно­исследовательский и проектный институт карбамида и продуктов органического синтеза (НИИК).

Участниками четырехдневного форума стали представители более пятидесяти компаний и предприятий­производителей минеральных удобрений – более 100 делегатов из России, стран СНГ, Индии и Китая, а также поставщики оборудования и представители инжиниринговых компаний­партнеров. Конференция предоставляет площадку для обмена опытом предприятий­производителей минеральных удобрений, а также инжиниринговых компаний, обладающих компетенциями для выполнения работ по проектированию и поставке оборудования. Такие мероприятия НИИК проводит раз в два года на протяжении уже 60 лет, но уже с 2025­го, в связи с большим количеством участников и интересом у производителей, они станут ежегодными.

Уже более 70 лет НИИК является ведущей российской инжиниринговой компанией и готов делиться своими наработками и опытом в газохимической отрасли с коллегами из других регионов.

С приветственным словом к участникам делегации по видеосвязи обратился заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации Михаил Юрин. Он подчеркнул, что обеспечению продовольственной безопасности страны способствует стабильно развивающийся рынок удобрений, в первую очередь азотных. При непосредственном участии АО «НИИК» в России создана и успешно развивается подотрасль карбамида, выпускающая более 10 миллионов тонн этой продукции ежегодно. Чиновник отметил, что в условиях санкций наши производители должны перестать зависеть от европейских поставщиков и создавать собственные производства.

К участникам делового форума обратился и генеральный директор НИИК Олег Дроботущенко:

«Для нас большая честь принимать заказчиков и партнеров на этом важнейшем для отрасли мероприятии. Их присутствие свидетельствует о нашей общей приверженности делу развития отрасли. НИИК в своей деятельности отражает лучшие инженерные практики, и мы гордимся тем, что способствуем созданию динамичной международной платформы для сотрудничества».

Олег Викторович рассказал историю предприятия, начиная с 1952 года, когда на базе Чернореченского химзавода был создан комплексный проектно­конструкторский отдел, акцентировав внимание собравшихся на том, что в 2021 году на ПАО «Акрон» было запущено единственное в России производство карбамида по технологии, разработанной АО «НИИК».

В портфеле компании имеется документация на технологии и оборудование агрегатов карбамида малой, средней и большой мощностей. Кроме этого, АО «НИИК» располагает собственными зарегистрированными технологиями для строительства и реконструкции производств карбамида.

«Наша цель – стать лидирующей инжиниринговой компанией в отрасли минеральных удобрений. Крупнейшие промышленные компании РФ и СНГ, а также ряда других дружественных стран готовы сотрудничать с НИИК в реализации своих проектов. Этот факт свидетельствует о том, что институт не просто живет и развивается, он поднимает престиж российского инжиниринга, открыто заявляя о его возможностях и конкурентных преимуществах»,

подчеркнул генеральный директор компании.

Участникам конференции подробно представили усовершенствованную технологию URECON® Stripping 3000, которая используется для строительства новых агрегатов большой мощности для повышения эффективности их работы. Данная разработка НИИК по отдельным параметрам значительно превосходит западные аналоги.

В деловой программе нашли отражение компетенции НИИК и партнеров конференции: компаний НИУИФ (входит в состав «ФосАгро»), «ТопТех», «ГАРАНТ», «Химпромпроект», а также компаний­поставщиков промышленного оборудования Chemequip и EXP в области производства карбамида, метанола, меламина, аммиака, водорода, фосфорной и серной кислот и других химических продуктов.

«Химическая компания «Щекиноазот» уже более шести лет сотрудничает с НИИК. Дзержинский институт выступает как проектировщик оборудования для производства аммиака и карбамида на нашем предприятии. На протяжении нескольких стратегических сессий мы не только обсудим лучшие решения отрасли, но и заведем новые знакомства, а также определим потенциальные задачи для дальнейшей работы»,

отметил заместитель генерального директора, руководитель проектов АО «Щекиноазот» Олег Макаров.

Начальник цеха ООО «Волгаферт» Сергей Акшонов поблагодарил специалистов НИИК за разработанные технологии ремонта оборудования, в эффективности которых не раз убедились на предприятиях.

Дзержинское ООО «Гарант», выпускающее свою продукцию под торговой маркой FLOVITAL, с НИИК сотрудничает тоже не первый год, и в этот раз выступило партнером конференции.

«На конференции мы представили наши инновационные разработки, посвященные новым узлам нанесения кондиционирующих добавок на минеральные удобрения. Эти технологии предназначены для реализации на больших заводах. Сегодня мы сотрудничаем более чем с сорока предприятиями. Надеемся, что по итогам конференции количество партнеров увеличится»,

уточнила бренд-менеджер ООО «Гарант» Лариса Кострова.

«Я приятно удивлен количеством участников конференции, посвященной производству минеральных удобрений, и хочу выразить благодарность НИИК за то, что пригласили нашу компанию в качестве партнеров. EXP Group, которую я представляю, является инновационной в сфере поставок промышленного оборудования и трубопроводной арматуры для различных отраслей, в том числе и химической. В непринужденной обстановке мы уже познакомили с нашей продукцией несколько потенциальных заказчиков»,

подчеркнул генеральный директор EXP Group (г. Санкт-Петербург) Виктор Чумак.

Конференция открыла возможности взаимовыгодного сотрудничества для всех участников. Так, компания Indorama Fertilizers (Евразия) рассматривает возможность применения технологии НИИК для строительства производства карбамида в Узбекистане. По словам генерального директора Indorama Fertilizers (Евразия) Рахула Сингха, данная технология окажет большую помощь не только в снижении себестоимости производства продукции, но и в снижении выбросов углекислого газа в атмосферу. Делегаты со стороны АО ОХК «Уралхим» отметили интерес компании к переработке аммиака в карбамид и перспективы сотрудничества с НИИК в этом направлении.

Интерес к технологиям НИИК постоянно растет, значит, дзержинский потенциал будет использоваться не только на отечественных предприятиях, но и на производствах ближнего и дальнего зарубежья.

Вера АЛЕКСАНДРОВА

На правах социальной рекламы

Михаил Зуев: «Вижу результаты своего труда»

Михаил Зуев: «Вижу результаты своего труда»

Мы, совместно с Общественной палатой Дзержинска и городским советом ветеранов, продолжаем проект, рассказывающий о людях, проработавших долгие годы на химпроизводстве. Герой нашей рубрики сегодня – Михаил Александрович Зуев, посвятивший 40 лет заводу «Оргстекло». Он устроился на завод сразу после службы в армии и начал свою трудовую биографию машинистом экструдера в одном из цехов предприятия.

Плотник или слесарь?

Михаил Александрович родился в Дзержинске в победном 1945-м. Родители трудились в тылу: мама – в госпитале, а отец – слесарем (не был призван на фронт из¬за проблем со зрением). После окончания войны устроились на Заводстрой («Капролактам») и длительное время отдали этому предприятию. Получается, Михаил продолжил рабочую династию.

«Хорошо помню отголоски войны. Люди приходили с фронта с орденами и медалями. Их встречали, отмечали возвращение. День Победы только в 1965-м, спустя 20 лет, объявили нерабочим»,

рассказывает Михаил Александрович.

В те годы город был не таким большим, но чистым, светлым, прибранным. И даже, по воспоминаниям ветерана, однажды занял второе место в стране по чистоте и благоустройству.

«Мы сначала жили на улице Октябрьской. Дорога была старая, выложенная булыжником. Когда я учился в шестом классе, ее заасфальтировали. И тут мы с мальчишками оторвались: понаделали самокатов на подшипниках и со свистом носились по этой дороге. Любили ходить в новый кинотеатр «Россия»,

говорит Михаил Александрович.

Михаил был старшим в семье, где росли шесть детей. Когда ему исполнилось лет тринадцать, еще не окончил школу, отец предложил сыну устроиться на работу, выбрать профессию – плотника, слесаря, сантехника, каменщика. «На кого пойдешь?» – прямо спросил сына.

И Михаил выбрал профессию плотника. Отучился два года в строительном училище и параллельно с этим окончил вечернюю школу. До армии успел проработать один год. Службу проходил в Германии, в городе Риза под Дрезденом. Отслужил, как положено, три года.

«Я был командиром радиолокационной станции. Наш полк был зенитным, в распоряжении шесть орудий. Проводили стрельбы на полигоне на берегу Балтийского моря»,

вспоминает Зуев.

В Дзержинск Михаил вернулся специалистом по ремонту и настройке радиолокационных станций 3-¬го разряда. Хотел устроиться слесарем по обслуживанию КИП (контрольно-измерительных приборов), но вакансий не было. В отделе кадров на «Оргстекле» ему предложили работу в новом цехе.

«Подумав, я согласился, и так и остался на 40 лет. Один на весь Союз»,

улыбается наш собеседник.

Что же это был за цех и почему его решили открыть? Началось всё с того, что в середине 60¬х появился очень большой спрос на литьевой полимер, в котором нуждались автомобильные и тракторные заводы. Нужен был материал для изготовления различных фонарей для техники. Заграничных поставок стало недостаточно. И тогда была поставлена задача разработать литьевой полимер, то есть экструзионное оргстекло, которое в отличие от блочного было бы более податливым и легко принимало любую форму.

Его создали в НИИ полимеров совместно с центральной заводской лабораторией (ЦЗЛ), а производство решили разместить на «Оргстекле». Пока цех строили, на выставке в Москве приобрели экструзионную машину, с помощью которой можно было производить рассеиватели для ламп дневного света. Такие часто можно было увидеть в советских школах – они были длинными и прямоугольными.

В основном выпускали рифленое стекло разного цвета, которое, например, устанавливали в дверях. Полученный продукт отправляли в Ардатов и на Саранский светотехнический завод, где из него выдавливали формы для светильников.

А в 1985 году пришел заказ из Дворца съездов в Москве на 12 тонн.

«Там потолки были сделаны из рифленого белого матового стекла, которое закупали в Германии. Немцы от заказа отказались, и стали искать, где можно сделать подобное в Советском Союзе. Оказалось, что только у нас, в Дзержинске. Пришла телеграмма: сделать 12 тонн матового стекла толщиной 4 миллиметра. Правда, забыли указать, что нужно рифленое, а не гладкое. Пришлось переделывать всю партию»,

рассказывает Михаил Александрович.

Вскоре построили ВАЗ, и потребность в литьевом стекле возросла. Рядом с цехом № 4 ОС появился еще один, там установили 16-кубовые реакторы, закупили грануляторы и начали производить полиметилметакрилат, который по своей структуре оказался очень хрупким.

«Химики-инженеры из НИИ полимеров и ЦЗЛ разработали добавки, чтобы сделать его более пластичным. Получился новый продукт, который назвали дакрил, что в переводе означает Дзержинский акрилат. И он уже пошел в массовые работы. Те, кто брал у нас полиметилметакрилат, так на нем и остались, а вот в Тольятти и на КАМАЗ стали отгружать новый продукт. Из него отливали фары и поворотники для машин. Причем выдерживались строгие нормативы по цвету, чтобы не уступать загранице»,

поясняет ветеран.

Объемы у производства, где работал Михаил Александрович, были большими. Полимер отправляли 50-тонными вагонами. Позднее цех стал многопрофильным – помимо гранул и разных видов стекла дзержинцы стали производить присадки для бурильных агрегатов.

Не боги горшки обжигают

Цех № 4 ОС был трехэтажный, каждый этаж – шесть метров в высоту, но транспортных средств, чтобы поднять нужное вещество наверх, к смесителям, не было. А это без малого около двух тонн за смену. Таскали его мешками по лестнице на своих плечах. Потом уже появились транспортные системы, которые за счет вакуума поднимали вещество вверх. Одну из них разработал Михаил Зуев.

На вопрос, откуда такие знания, Михаил Александрович отвечает просто: смекалка!

«Хотелось, чтобы всё было цивилизованно: в космос летаем, а мешки на себе тащим. Ну, а мы молодые, здоровые – всё нипочем было. Ведь не боги горшки обжигают! Всему научились, во всём разобрались и сдружились по-настоящему, всю Владимирскую область исколесили»,

смеясь, произносит он.

За освоение и отработку технологий получения литьевого материала Михаил Александрович в 1981 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Мысли о том, чтобы сделать карьеру, Михаилу Александровичу, по его же признанию, не приходили – работа была по душе, он был старшим машинистом на установке.

«Я не рвался быть выше, мне интересен был сам процесс и участие в нем. В нашем цехе всё происходит на глазах: выходит стекло, идет лента, я это наблюдаю и вижу плоды своего труда»,

завершает наш разговор Михаил Александрович.

Ранее мы публиковали интервью с ветераном химической промышленности, почетным химиком СССР.

Наталья ПАВЛОВА

Фото из личного архива Михаила Зуева

Две любви: работа и пение

Две любви: работа и пение

«Наши мысли, выраженные в металле, «работают» на многих предприятиях страны. Горжусь я любимым своим МТО, родным коллективом, делами его», – написала в своем дневнике Алла Степановна Арутюнова, ветеран химической промышленности, почетный химик СССР.

В наш город по направлению

Алла родилась в сентябре 1936 года в Баку Азербайджанской ССР, здесь прошла часть ее детства. Отец по профессии был кадровым военным и длительное время служил в Краснознаменном Закавказском военном округе: война застала его в Тбилиси.

«К тому времени мы с мамой уехали в Россошь Воронежской области, к бабушке и дедушке. А когда возвращались обратно в Баку, один из железнодорожных путей в Ростове уже разбомбили, незадолго то того, как мы прибыли на станцию»,

вспоминает Алла Степановна.

В Баку они пробыли недолго: отец добился отправления на фронт, и вскоре мама с дочкой вновь вернулись в Россошь. Вещей никаких не было, только небольшой чемоданчик с документами.

«Целый год в Россоши стояли немцы. Они были разными – и добрыми, и злыми. К нам поселили двоих. Мне, ребенку, они казались спокойными, доброжелательными, угощали меня конфетами, показывали фотографии своих семей и говорили, что воевать не хотели. После поражения в Курской битве один из них забежал к бабушке с дедушкой попрощаться»,

рассказывает Алла Степановна.

Алла любила петь с самого детства, и одна из открыток от папы, где были нарисованы дети с музыкальными инструментами, как и его последние письма, бережно хранятся у дочери.

«В 44-м он был ранен, но после лечения вернулся на фронт. Открытку он прислал в марте 45-го, а в апреле этого же года погиб»,

с грустью произносит наша собеседница.

После войны Алла с мамой так и остались жить в Россоши. Девочка уже училась во втором классе, сразу перескочив через первую ступень: к началу учебы Алла уже умела читать и считать.

«На уроки тогда все приходили со своей табуреточкой, тетрадок не было, поэтому мы вели записи в книгах между строк»,

говорит она.

Окончив школу, Алла хотела поступать в институт иностранных языков, но родные ее отговорили – тогда эта профессия была не так востребована. Недолго думая девушка выбрала Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. В 1958 году окончила вуз и стала инженером-химиком технологом.

В институте Алла познакомилась со своим будущим мужем, Иваном Михайловичем Чикшовым. Они вместе занимались в студенческом хоре, который входил в тройку лучших в Ленинграде. После окончания института по направлению приехали в Дзержинск: Аллу направили на завод имени Свердлова, а Ивана – на предприятие «П/Я 16» («Заводстрой»), где он начал работать в цехе № 24 по производству ПВХ. Сначала – мастером, потом начальником смены, начальником цеха, а с 1988 года стал помощником генерального директора АО «Капролактам».

Единственный в своем роде

В Дзержинске им выделили комнату в гостинице «Заводстроя» в поселке Игумново. Туда ходил только трамвай, поэтому добираться до завода Алле было непросто, к тому же в семье рос маленький сын. Она рассчиталась с предприятия и в декабре 1958 года уже трудилась в «П/Я 3092» (филиале Московского проектного института ГСПИ-3), с которого и берет свое начало проектный институт «Гипрополимер».

В основе была бригада московского проектного института ГСПИ-3, направленная  в Дзержинск после окончания Великой Отечественной войны. Руководил ею Александр Лазаревич Левин. В 1951 году эта бригада была реорганизована в IV МТО (механо-технологический отдел) Дзержинского филиала и насчитывала около 100 человек. В него входили аппаратурная группа, две механо-технологические группы, сантехническая, группа КИП и группа строителей. В 1953 году механо-технологические группы выделились в самостоятельные отделы, которые впоследствии стали называться второй и третий МТО.

История первого механо-технологического отдела началась с аппаратурной группы, технологи и механики которой в 1956 году были выделены в самостоятельную механо-технологическую группу, которую возглавил Михаил Матвеевич Рогинский. В эту группу и пришла Алла Степановна:

«Мне, конечно, многому пришлось научиться. Применять полученные во время учебы в институте знания на практике меня научил Михаил Матвеевич, впоследствии начальник первого МТО. Я очень быстро пошла в рост и вскоре стала старшим инженером».

Тогда отдел находился на пятом этаже заводоуправления «Заводстроя» (будущий «Капролактам»), так называемом «Аквариуме». Алла Степановна часто вспоминает литературные чтения Николая Семёновича Журавлева в обеденные перерывы, праздничные вечера в «Аквариуме», общие зарядки в длинном коридоре.

Работа отдела всегда была тесно связана с научными институтами: НИИ полимеров Дзержинска и его саратовским филиалом, НИФХИ и многими другими.

«Проходили годы, отдел рос численно и закалялся в работе. У него появилась своя тематика – проектирование только начавших развиваться акрилатных производств»,

говорит наша собеседница.

Проект производства буровых реагентов для увеличения добычи нефти, который был представлен на выставке ВДНХ, удостоен серебряной медали. Вторая медаль ВДНХ была получена за проект опытно–промышленной установки получения окиси этилена на ПО «Оргстекло», которая была построена и введена в эксплуатацию (впоследствии полученные результаты работы установки которого должны были быть положены в основу разработки проекта производства окиси эитилена на 50 тысяч тонн). За добросовестную работу Алла Степановна награждена медалью «За трудовую доблесть».

В 1961 году «П/Я 3092» переехал в собственное здание и с 1966 года стал филиалом «Гипрохлора» (г. Москва), в январе 1969-го – «Гипрополимером» и переподчинен Минхимпрому РФ. Он начинался с десятка специалистов, настоящих профессионалов, которые создали основу будущего института, численность которого выросла впоследствии до тысячи человек. Много лет институт работал под руководством Владимира Константиновича Неймана, имя которого знают и помнят в Дзержинске.

Две любви: работа и пение

Менялись люди, менялось руководство отдела, но его коллектив с начала существования отличался высоким профессионализмом, сплоченностью – как в работе, так и в отдыхе. Традиционными были походы на природу с детьми, участие в концертах художественной самодеятельности и спортивных соревнованиях, сельхозработах в Ковернине, Городце, Чкаловске, Дзержинске, Богородске, Сосновском, Ваче.

В 1964-м Алла Степановна стала руководителем группы, а с 1975 по 1995 годы возглавляла свой любимый и родной отдел.

«За всё время работы нашим коллективом созданы десятки запроектированных и введенных в эксплуатацию производств во многих городах страны и за рубежом, в первую очередь в Дзержинске: на предприятиях «Капролактам», «Оргстекло», «Жирные спирты», «Заря», «Корунд», «НИИ полимеров»,

рассказывает наша собеседница.

Первый МТО стоял у истоков макетного проектирования. Вместе с проектной документацией заказчику передавался макет, который значительно облегчал монтаж в процессе строительства.

«Химическая отрасль развивалась стремительно, сроки проектирования, как правило, были сжатые, поэтому сотрудники часто трудились сверхурочно, а мне приходилось частенько приносить записки и схемы домой. Запомнилась работа по выполнению проекта цеха № 6 «Капролактама», он был выполнен в срок, а сам цех введен в эксплуатацию в августе 1960 года. Через два месяца он вышел на проектную мощность»,

говорит Алла Степановна.

Из института она ушла в 1995 году, когда «Гипрополимер» стал принадлежать немецкой фирме. На заслуженном отдыхе Алла Степановна провела только пять лет, всё изменил один телефонный звонок: ее пригласили возглавить МТО в ПКЦ АО «Акрилат» для корректировки проектной документации комплекса акрилатных производств.

«Были собраны квалифицированные специалисты, в том числе и бывшие сотрудники «Гипрополимера». Работа была адской, трудной и сжатой по времени, но мы справились. Акрилатный комплекс был пущен без акриловых эмульсий. Этот комплекс работает и сейчас».

Дзержинский соловей

Как и к работе, она пронесла через всю свою жизнь любовь к музыке. Еще с 1959 года, когда построили Дворец культуры химиков, она стала петь в Народном коллективе «Академическая хоровая капелла», ее даже называли «дзержинский соловей» – так о таланте Аллы Степановны отозвались в газете «Дзержинец». Поет она до сих пор, а в концертном зале им. Скрябина даже проходило несколько ее сольных концертов.

Несмотря на плотный график и семейные заботы, Алла Степановна успевала посещать занятия в коллективе, выступать на всероссийских фестивалях, конкурсах, смотрах и занимать призовые места.

В 1968 году Алла Арутюнова, солистка Народного коллектива «Академическая хоровая капелла», исполнила арию Царевны–Лебеди из оперы Римского–Корсакова «Сказка о царе Салтане» в фильме-концерте «Болдинская осень», который снимали сотрудники Горьковского телевидения.

«В моей жизни две любви – работа и пение. К каждому выступлению готовилась и старалась выглядеть соответственно, потому что сцена обязывает. Но главное, что вдохновляло меня и придавало силы – поддержка моего супруга, с которым мы прожили вместе почти 66 лет»,

подводит итог нашей беседе Алла Степановна.

Напомним, промышленное производство в Нижегородской области увеличилось до 110,6%.

Наталья ПАВЛОВА

Фото из личного архива Аллы Арутюновой

Встреча поколений

Встреча поколений

В Дзержинске этот праздник отметили благотворительным концертом «Своих не бросаем», который состоялся в стенах Дворца культуры химиков.

Посетить концерт дзержинцы могли по пригласительным билетам. Перед началом основной программы гости могли познакомиться с выставочными экспозициями на тему специальной военной операции, расположенными в колонном зале дворца.

На мольбертах – трогательный фотопроект Женского совета Дзержинска «Жена героя». Это портреты милых женщин, которые ждут своих мужей с фронта. У каждой на плечах – военный мундир супруга.

С противоположной стороны, на белоснежных стенах расположились репортажные кадры фронтового корреспондента Владимира Аносова, иллюстрирующие условия и события, которые происходят на территории Украины. Каждый кадр вызывает особые эмоции и рассказывает историю. На одном из них десятилетнему мальчонке русские солдаты дарят велосипед, который смотрится неестественно ярко на занесенном пеплом фоне. Рядом – фото фельдшера скорой помощи, который по ночам работает вместо таксистов, когда те отказываются перевозить пассажиров. Посетить эту выставку в обычные дни можно в Доме книги. Она работает по расписанию, указанному на сайте центральной городской библиотеки.

Немалый интерес у детей вызвала выставка «СВО. Дзержинск 2022-2023» от музейно-выставочного отдела Дома книги. Ребята могли подержать в руках вражеский шлем, примерить на себя тяжелую броню, ощутить мощь огнеметов. Но особое внимание привлекал привезенный с фронта Иваном Носковым подбитый вражеский дрон. Ребята крутили его в руках, гадали, возможно ли его еще починить, осматривали место попадания снаряда. Каждая деталь выставки вызывала у детей гордость за русских солдат.

Колонный зал дворца стал местом встречи поколений. Старики, дети и внуки собрались вместе, чтобы сплести маскировочную сеть, собрать для бойцов набор армейского сухого душа и, конечно, поблагодарить солдат за доблесть.

Прозвучало три звонка. Концерт начался. С первого выступления юных воспитанников Дворца культуры химиков патриотический дух в сердцах зрителей заликовал. Песня бурлаков заставила бегать мурашки, а звонкие голоса ребяток-сударяток зажгли веселые морщинки у глаз.

Благотворительный концерт «Своих не бросаем» посвятили солдатам, воюющим сейчас за нашу страну, медикам, спасающим жизни в полевых госпиталях, учителям, продолжающим просвещать детские умы, женам и матерям, ждущим и молящимся за своих мужчин.

Каждое выступление – новая эмоция и ни одного равнодушного сердца. Зал растрогал видеоряд с кадрами с фронта и фотографиями погибших героев-дзержинцев.

На мероприятии присутствовал ветеран Сталинградской битвы Александр Федорович Вагин. Зал приветствовал его стоя.

«На нашу страну нападало множество врагов: турки, поляки, французы, немцы. Наш народ, наши предки добились победы, потому что понимали – если проиграют, то станут рабами и лишатся свободы. Вот и в двадцать первом веке положение страны вновь напряженное, поэтому и нам нужно быть готовыми, быть сильными, чтобы в любой момент вступить в борьбу с новыми врагами. Потому я желаю нашим воинам брать пример с наших предков! Не отступать до конца!»,

произнес Александр Федорович.

Не забыли в этот день и про тружеников тыла. Сцена из программы «Трудовой фронт Дзержинска» проиллюстрировала доблесть работников заводов в период Великой Отечественной войны.

Творческие коллективы регулярно проводят благотворительные мероприятия для русских бойцов и их семей. Именно поэтому Мулинский госпиталь вручил благодарственное письмо руководству дворца, коллективы которого стали частыми и желанными гостями у раненых бойцов и их семей.

Напомним, предновогоднюю партию гуманитарного груза отправляют из Дзержинска в зону СВО.

Галина МЕЛЬНИКОВА

Фото автора и Руслана Лобанова

Посылки с Родины

Посылки с Родины

«Форма, сапоги, саперные лопаты, носки, теплая одежда», – перечисляет собранный гуманитарный груз Алексей Чубин. Он руководит добровольческой команды «ZOV». По званию – сержант, участник СВО, вернувшийся домой по ранению.  По призванию – доброволец, который вместе с единомышленниками собирает для бойцов гуманитарную помощь и каждые две недели лично доставляет ее на передовую. Очередной груз отправили в прошлую среду.

Собираем всем миром

Алексей не слишком многословен, он привык делать, а не разглагольствовать.

«Часто бывает не по себе, когда доставляю помощь на передовую, ведь обстановка каждый раз меняется. Не боятся только дураки»,

признается мужчина.

Но не поехать не может, потому что не хочет оставаться в стороне и знает, что действительно нужно бойцам в первую очередь.

«На данный момент актуальны теплые вещи, в том числе носки, перчатки, шапки, термобелье, дождевики. И, конечно, лекарства: противовирусные, жаропонижающие и прочие. Сезон простуд»,

коротко объясняет руководитель команды «ZOV».

На вопрос, как часто горожане посещают организованный им пункт сбора, Алексей отвечает прямо:

«Не каждый день, но отзывчивых людей много. Чаще всего приносят вещи. Бывает, всем миром собираем материальные средства: недавно приобрели мотоцикл. Поддерживают нас и предприятия: «Фест Логистик», «ОКАПОЛ», «Полимер НН», ТД «ХимАвто». От них в этот раз отправляются тепловизоры, генераторы, квадроцикл, колеса и масло для автомобильных двигателей. Подчеркну, что в своем деле далеко не одинок. Команда складывается из инициативных и деятельных людей. Таких, как, например, Олег Мазаев – человек, который во всем меня поддерживает, очень помогает и не понаслышке знает, каково находиться на передовой: он сам воевал, сейчас воюет его сын. Благодарен всем участникам добровольческого объединения. Их много, и каждый вносит свой вклад в общее дело».

Важно отметить, что добровольческая команда «ZOV» является координатором двух других дзержинских объединений: «Тыл 52» (руководитель – Наталья Сухарева) и одноименного «ZOV» (руководитель – Светлана Тинькова). Их активистки принимают непосредственное участие в сборе гуманитарных грузов, а также плетут маскировочные сети, которые также передают бойцам.

«Мой муж – военный и принимает активное участие в СВО. С самого начала хотелось поддержать его и тех, кто с ним рядом, но не знала, как это сделать, к кому обратиться, чтобы собрать гуманитарную помощь. Вышла на Наталью Сухареву, которая очень мне помогла, всё объяснила. Затем организовала свое объединение, которое можно считать подразделением команды «ZOV». Мы с другими женщинами собираем необходимые вещи по спискам, плетем сети, затем передаем их Алексею, а он – бойцам на фронт»,

рассказывает Светлана Тинькова.

В землянках – рисунки и письма

После вещей первой необходимости в этих списках всегда вкусности: сгущенка, кофе, печенье. Казалось бы, такая мелочь, но эти простые сладости поднимают бойцам настроение. А еще в посылках с Родины – рисунки и письма от ребятишек со словами поддержки.

«Знаете, иногда с виду не скажешь, что бойцов очень тронули эти послания. Всё-таки военные – настоящие мужчины, твердые, не всегда эмоциональные. А потом зайдешь в землянку – стены увешаны детскими рисунками и письмами. Это ведь о многом говорит»,

подчеркивает Алексей.

Дзержинск регулярно поддерживает российских военнослужащих – сейчас проходит сбор нового гуманитарного груза. Пока списки формируются, но участники команды «ZOV» отмечают: некоторые вещи будут востребованы весь зимний период.

Так, по-прежнему требуются теплая одежда, термобелье, шапки, термоноски, тактические перчатки, спальные мешки, влажные салфетки, тушенка, каши, медикаменты.

При желании приносить их можно в пункт сбора по адресу: ул. Маяковского, 7, вход со двора, со вторника по пятницу – с 14:00 до 18:00. Контактные телефоны: 8-987-746-73-04,
8-902-787-05-01.

Ксения КНЯЗЕВА

Имя на мраморе

Имя на мраморе

Память офицера полиции увековечат в виде мемориальной доски, которую установят на фасаде здания отдела полиции № 2 Управления МВД России по городу Дзержинску. Депутаты Гордумы единогласно поддержали такое решение.

Подполковник полиции Владислав Иванов погиб при выполнении боевой задачи во время специальной военной операции. Владислав Алексеевич проходил службу в Управлении МВД России по городу Дзержинску с апреля 1993 года по июль 2019 года. Начинал милиционером отдельного батальона патрульно-постовой службы милиции, на пенсию вышел в звании подполковника с должности заместителя начальника полиции по оперативной работе.

Владислав Иванов принял решение о добровольном участии в специальной военной операции. Он погиб при выполнении боевой задачи на территории Харьковской области 16 сентября 2022 года.

С инициативой установить мемориальную доску выступило Управление МВД России по городу Дзержинску.

Ранее две мемориальные доски погибшим в СВО дзержинцам открыли в школе № 70.

Николай РОМАНОВ

Фото из архива Гордумы

К высоким результатам без особых затрат

5 дзержинских предприятий присоединились к нацпроекту «Производительность труда»

Повысить производительность труда дзержинским предприятиям помогает участие в одноименном национальном проекте. За 2023 год в него вошли еще пять городских предприятий.

Так,  ООО «Фригал» (производство поливинилхлоридных (ПВХ) пластикатов), ООО «Нижполимерупак» (производство термоусадочной, парниковой, полипропиленовой пленки, фасовочных пакетов), ООО «Мозер» (производство автохимии), ООО «Аэрозолекс» (производство диметилового эфира и других сырьевых компонентов для аэрозолей, пищевой и косметической продукции, товаров бытовой химии и строительных материалов) и единственное предприятие-производитель порошков карбонильного железа в России и странах СНГ «Синтез-ПКЖ» стали участниками нацпроекта «Производительность труда».  Всего в Дзержинске уже 29 таких предприятий.

«Как показывает практика, участие в нацпроекте оказывается эффективным для предприятий любой отрасли, и химической в том числе. Основная цель участия – это повышение производительности труда, и каждое предприятие-участник достигает этой цели в той или иной степени. Некоторые предприятия смогли увеличить этот показатель на 40-50%. Для нашего промышленного города важно внедрение любых инструментов поддержки реального сектора экономики, в том числе и поддержки нематериальной»,

отметила заместитель главы города Дзержинска Юлия Ашуркова.

Участие в нацпроекте дает возможность провести аудит компании и определить пути повышения производительности, например, ускорить производственный процесс за счет более эффективного использования и расстановки оборудования.

«Важно, что рост происходит без увеличения численности персонала и, как правило, без дополнительных затрат. В существующих условиях дефицита кадров необходимо искать новые пути развития, увеличения выпуска продукции и разработки новых ее видов, в том числе и импортозамещающей. Участие в нацпроекте помогает решить именно эти важнейшие задачи»,

считает президент ассоциации промышленников и предпринимателей «Дзержинскхимрегион» Дмитрий Огородцев.

Виктор БОКОВ

На посту – Варвара Бохина

На посту – Варвара Бохина

«Проснулась рано утром, привела себя в порядок, надела юнармейскую форму, заплела косички с бантами и отправилась в штаб, расположенный в 24-й школе»,

рассказывает о начале своего первого дня в почетном карауле на Посту № 1 ученица 21-го лицея Варвара Бохина.

Для школьницы это событие стало очень важным и волнительным. Еще бы: ведь честь выходить на вахту у Вечного огня предоставляется самым успешным и ответственным ученикам, прошедшим длительную и тщательную подготовку.

Дисциплинированность и выдержка

Напомним, что почетный караул юнармейцев, впервые после многолетнего перерыва, заступил на вахту 10 сентября – в день второй годовщины присвоения Дзержинску звания «Город трудовой доблести». Инициатором возобновления Поста № 1 у Вечного огня стал глава города Дзержинска Иван Носков. Это знаменательный момент для горожан в целом и для учеников в частности: как в советские времена, так и сейчас ребята чувствуют гордость за то, что им предоставляется возможность отдать дань памяти героям нашей великой страны.

В течение учебного года, каждую неделю – с понедельника по пятницу ­ нести почетный караул будут по очереди юнармейцы всех городских школ. Первыми на вахту заступали ученики школы № 27, затем – лицея № 21. Одной из тех, кто удостоился приобщиться к истории, стала и Варя Бохина.

О себе девочка рассказывает скромно, а зря: она – умница и красавица. Как подчеркивают педагоги лицея, отличается большой ответственностью и старательностью, прилежно учится, увлекается изучением английского языка, раньше ходила в секцию легкой атлетики. Вступить в ряды юнармейцев Варя решила по примеру старшей сестры Ксении – та в 2019 году стояла у истоков юнармейского движения в 21­м лицее.

«Мне тоже захотелось стать частью отряда, принимать участие в патриотических мероприятиях. И в прошлом году выразила желание пополнить ряды юнармейцев. Уверена, что знания, которые дают нам руководитель отряда, преподаватель ОБЖ в нашем лицее Елена Васильевна Кислякова и сотрудники центра патриотического воспитания «Отечество» очень пригодятся в жизни. Даже если моя будущая профессия окажется никак не связанной со службой в МВД, физической культурой, те базовые навыки, что мы осваиваем, – оказание первой помощи, строевая подготовка, взаимодействие в команде, – очень полезны и важны. Они вырабатывают дисциплинированность и выдержку»,

объясняет Варя.

Тяжело в учении – легко в бою

Конечно, не всё дается легко и сразу. Так, признается девочка, ей пока непросто собирать и разбирать автомат Калашникова. Теория – это одно, в ней Варя подкована, а практика – совсем другое. Раз от раза получается лучше, но еще есть к чему стремиться.

Зато в своих знаниях по истории России восьмиклассница вполне уверена. И неудивительно: мама Вари – Елена Евгеньевна – учитель истории и обществознания в 21­м лицее. Во многом благодаря воспитанию родителей и собственной любознательности девочка с таким интересом относится к занятиям в отряде.

«Заступление в почетный караул стало для меня одним из самых важных событий за время нахождения в рядах юнармейцев. Это большая честь! Мне повезло ощутить сопричастность с историей моей страны, родного города, отдать дань памяти подвигу и доблести героев. Разумеется, это волнительно. И нелегко физически. Когда дежурил наш отряд, было довольно жарко, солнышко светило в глаза. Мы держали вахту в три смены по шесть человек, каждой предстояло выстоять двадцать минут. Первым выходил разводящий, с ним регулировщик, а также еще две девочки и два мальчика.

Спасибо всем, кто нас готовил: Елене Васильевне, специалистам «Отечества» и начальнику штаба Поста № 1 Сергею Валерьевичу Казакову! Мы проходили строевую подготовку, отрабатывали команды разводящих, маршруты движения караульных и смены часовых»,

рассказывает Варвара.

Учат патриотизму

И добавляет, что надевать форму юнармейцев – это особое удовольствие и гордость. Одежда очень удобная, яркая, красивая. Оказывается, прически девочки­юнармейцы делают согласно Уставу! Если волосы средние или длинные – заплетают косички с бантами, короткие – закалывают хвостики.

Просим Варвару продолжить фразу: «Юнармия для тебя – это…»

«Это место, где учат патриотизму, любви к Родине, работе в команде. Вместе со мной занимаются очень яркие и целеустремленные ребята. Каждый из нас – важный винтик в общем большом механизме»,

подчеркивает Варя.

Руководитель юнармейского отряда лицея № 21 Елена Кислякова:

«Юнармейский отряд в нашей школе был организован в 2019 году. Как тогда, так и сейчас в его рядах талантливые, примерные ребята, с хорошими показателями в учебе и поведении. А кроме того, ответственные, физически развитые и не имеющие противопоказаний к занятиям по здоровью. Главное, что мы стараемся привить нашим юнармейцам, – это, конечно, дух патриотизма, любовь к Родине и уважение к памяти поколений».

Желающих стать частью отряда всегда много, поэтому отбор тщательный. На данный момент в него входят четырнадцать человек, среди них и мальчики, и девочки. Все они успевают и хорошо учиться, и посещать, помимо юнармии, множество кружков и секций. Принимают школьников с восьмого класса и каждый год проводится дополнительный набор.

«На занятиях ребята проходят серьезную физическую и строевую подготовку. Для этого приглашаем специалистов из центра патриотического воспитания «Отечество», которые всегда нас поддерживают, очень помогают, за что им отдельная благодарность. Сами приезжаем в центр на занятия в тире. Также юнармейцы учатся собирать и разбирать автомат, изучают историю Отечества, участвуют в различных соревнованиях. Это помогает им научиться взаимовыручке, сплотить коллектив.

Возобновление почетного караула – событие для нашего отряда и для меня лично очень важное. Когда­то, будучи школьницей, сама выходила на вахту у Вечного огня. Помню, было морозно, мы стояли в зимней форме. И чувствовали гордость и ответственность момента. Как здорово, что такую прекрасную традицию решили возобновить! И ученики, и их родители понимают: почетно иметь возможность отдать дань памяти героям, почувствовать гордость за страну, ее историю и предков»,

рассказывает Елена Кислякова.

Кстати, здорово, что к этому делу приобщаются и совсем маленькие горожане. Так, шестилетняя девочка Маша – дочка воспитателя группы продленного дня в 21­м лицее Юлии Анатольевны Ушаковой – рисовала юнармейцев, стоящих в карауле, с натуры. Машина мама их там сопровождала.

«Большое спасибо начальнику штаба Поста № 1 Сергею Валерьевичу Казакову – человеку увлеченному и неравнодушному, так хорошо подготовившему ребят к заступлению в караул. И, конечно, заместителю директора департамента образования городской администрации Наталье Николаевне Попыкиной, которая всегда готова оказать поддержку»,

поблагодарила Елена Кислякова.

Первые по праву

23 февраля 1973 года на площади Героев было особенно людно и торжественно. В день 55-й годовщины Советской армии и Военно-морского  флота у Вечного огня открывали почетный Пост №1.

Церемония началась с торжественного парада: праздничные колонны, чеканя шаг, под звуки марша духового оркестра проследовали с площади Ленина на площадь Героев. Впереди первой колонны шел знаменосец с флагом городской комсомольской организации, следом за ним – ветераны Великой Отечественной войны. Блистая выправкой, шли солдаты Горьковского гарнизона, за ними, равняя шаг, двигались призывники.

Ровно в час дня с призыва горна «Слушайте все!» начался торжественный митинг, который открыл первый секретарь городского комитета ВЛКСМ Юрий Кислицын.

Право открыть службу почетного караула, организованного в Дзержинске по инициативе комсомола, завоевали старшеклассники школы № 46 поселка Смолино Володарского района. Ребята дважды добивались звания лучшей школьной комсомольской организации, а в 1973 году еще и стали победителями областных военизированных игр «Зарница».

Состав первого Почетного караула торжественно клянется с честью нести службу на доверенном посту. Ветераны вручают первым часовым Поста № 1 оружие дзержинцев — участников Великой Отечественной войны. Начальник караула, строго соблюдая церемониал, выставляет на пост часовых. Троекратно гремит оружейный салют.

Ветераны вместе со школьниками возлагают цветы к Вечному огню, объявляется минута молчания в память о героях войны. 

Сохранившийся газетный  снимок пятидесятилетней давности донес до нас имя одного из первых постовых – им стал отличник учебы школы № 46, ученик 7А класса Олег Родичкин.

Спустя 10 лет корреспондент газеты «Дзержинец» напишет, что мальчишки и девчонки, юноши и девушки города по-прежнему несут почетную вахту 365 дней в году. Благодаря этому  за прошедшие годы на Пост № 1 заступило более 20 тысяч школьников, учащихся техникумов, профтехучилищ. Каждый заступающий на вахту произносит клятву, и тогда несется над площадью голос юного часового: «…перед лицом тех, кто защищал Родину, кто ковал победу в тылу, перед лицом старших товарищей – коммунистов, клянусь!».

Стоит напомнить, что в те годы право нести вахту у Поста № 1 было действительно очень почетным. В караул выбирали самых лучших, самых достойных. Неудивительно, что со временем эти ребята выбрали служение Родине. Андрей Лобазин стал офицером-подводником. Путь профессиональных военных выбрали Александр Шеронов, Сергей Лещев, Сергей Романов. Учащийся школы №14 Илья Касьянов, стоявший на посту в 1974 году, спустя годы за мужество и отвагу, проявленные во время выполнения боевых заданий, был удостоен звания Героя России.

Военным вертолетчиком стал и сын первого начальника штаба пионерско-комсомольского поста Ивана Павловича Воробьева, который учил ребят строевой подготовке более 15 лет. 

В 90-е традиция ежедневного несения вахты постепенно сошла на нет. Почетный караул выставляли к памятным датам, во время торжественных мероприятий. Штаб Поста № 1, многие годы размещавшийся в одном из домов на бульваре Мира, перенесли в школу № 24. Она и сегодня остается хранителем славных традиций несения почетной вахты памяти, заложенной в нашем городе более 50 лет назад.

Напомним, в 2023 году первыми на вахту заступили ученики школы № 27.

Подготовили Ксения КНЯЗЕВА, Татьяна СОРОКИНА

Фото Юлии Волковой и из архива редакции

Урок жизни Нины Черюкановой

Урок жизни Нины Черюкановой

Наши бабушки и дедушки… Люди другого времени и другого формата. В их жизни было всё – война, голод, бытовая неустроенность. Но они умели довольствоваться малым и ценить любые радости. Их мудрости, стойкости и оптимизму можно позавидовать.

Урок жизни нам дает Нина Черюканова, бывший несовершеннолетний узник фашистских концлагерей, которая на этой неделе отмечает юбилей – 85­-летие.

Под стеклом стола, за которым мы беседуем, черно­белая фотография. На ней – эффектная брюнетка с выразительными глазами. «Ух, какая вы красавица!» – говорю я Нине Степановне.

Она в ответ только смеется. Как девчонка – звонко, заразительно. И я сразу вижу ее такой, как на этом давнем фото. Она вообще очень часто смеется. Удивительно, сколько в ней радости и оптимизма. Надо учиться…

«Кури, пан, кури»

Нина (в девичестве Халатова) – уроженка Орловской, ныне Калужской, области. Родилась в деревне Яровщина, что недалеко от Брянска. Когда началась Великая Отечественная, ей было три годика. Отец ушел на фронт: не погиб, но к семье больше не вернулся. Они остались всемером – пятеро детей, мама молодая и мама старенькая (так они называли бабушку).

Деревню захватили немцы. Они забирали скот, провизию. Перед очередным таким приходом бабушка спрятала курей в печку. Заходит солдат: «Матка, куры». А бабушка в ответ: «Кури, пан, кури – мы к табаку привыкшие». Так и ушел он, не солоно хлебавши.

Вскоре объявили жителям, что деревню надо оставить. Семьи, где дети были постарше, ушли в лес к партизанам. А Халатовы не смогли: перехватили их фашисты по дороге и привезли на территорию машиностроительного завода. Там, обнесенный колючей проволокой, был устроен лагерь­распределитель, где они прожили больше года…

Нина Степановна помнит это время отрывками. Вот они идут по траншеям, где собирали еду. А вот – павшая лошадь, к которой бабушка не пустила голодных детей, потому что всех, кто к ней приближался, фашисты расстреливали. Удивляется, как бабушка умудрялась прятать в соломе во время обходов ее старших братьев – 8 и 10 лет от роду, ведь взрослых детей сажали в товарные вагоны и отправляли в Германию.

Освободили заключенных лагеря № 142 17 августа 1943 года – в Ниночкин день рождения. Радовались недолго: в родной деревне их ждало одно пепелище. И даже зарытых на хранение в землю вещей не нашли. Первое время жили в шалаше, потом землянку соорудили.

«Как заходишь – печка маленькая стоит и нары. Вот и всё убранство. На нарах мы и спали, и кушали, и уроки делали. Крапива, лебеда и одуванчики – наша еда. Бабушка в лес ходила, чтобы хоть как-­то прокормиться. Готовили в гильзе от снаряда, как кастрюлю ее использовали. Брат рассказывал, что я очень самолетов боялась: пряталась в грядки, когда они летали»,

вспоминает Нина Степановна.

День Победы в памяти не отложился. Потому что, по сути, жизнь деревенских ничуть не изменилась. Мужиков не было, в колхозе одни бабы работали. Голодно, холодно.

«Всё на женщинах держалось, но они не унывали. Помню, возвращаются с работы, вымотанные донельзя, но – с песнями! Да как пели – заслушаешься!»,

говорит Нина Степановна.

Переживём эти трудности вместе

Нина окончила семилетку. Вспоминает, что первое время в школу ходили в лаптях, а учебники в тряпочку заворачивали. Сестра, которая училась в первую смену, надевала новую фуфайку, а Нине доставалась драная: по дороге, когда Нина шла ко второй смене, встречались и менялись одеждой.

Сразу после школы стала работать в колхозе. Спасибо старшей сестре, которая «сделала вызов» из Костромы. Только после этого Нине выдали паспорт, и она смогла устроиться на машиностроительный завод в Брянск. До железнодорожной станции, откуда она добиралась в Брянск, идти пешком было восемь километров, да еще лесом. Вставать приходилось в три утра. Но и это было счастьем!

«Паспорта не выдавали, потому что из колхоза не хотели отпускать. Многие хотели уехать, ведь в колхозе за «палочки» (трудодни – прим. авт.) работали, а на предприятиях деньги платили»,

объясняет Нина Степановна.

Когда Нине исполнилось 22 года, она встретила своего суженого, который служил в стоявшей в соседнем лесу воинской части. Нина Халатова девчонкой была заводной – пела, плясала. А уж какая красавица! От ухажеров отбоя не было: что ни вечер – то новый кавалер. Но ни от одного девичье сердечко не волновалось.

«Чем меня Саша взял, сама не знаю. Но уже чуть ли не на следующий день поняла, что влюбилась»,

смеется Нина Степановна, вспоминая встречу с будущим мужем.

Спустя четыре месяца после их знакомства Александра Черюканова демобилизовали, и он уехал домой, в Горьковскую область. Но перед этим предупредил старшего брата возлюбленной: я вернусь. На его первое письмо Нина не захотела отвечать: не надеялась, что всё серьезно. Спасибо младшей сестре Зине: то ли в шутку, то ли всерьез она решила написать за Нину. Так переписка и завязалась. Потом, спустя много лет, когда Саша узнал о «подмене», рассмеялся: «Значит, мне не на тебе, а на Зине надо было жениться».

Почти год ждала Нина будущего супруга, отбиваясь от назойливых кавалеров. И в августе 1961­го они поженились.

«Сейчас сама себе удивляюсь. Как решилась, куда поехала? И ведь не боялась ничего»,

улыбается моя собеседница.

Как оказалось, зря. Дом молодого супруга, что в деревне Денисово, ввел в ступор: аккурат как землянка, в которой жила во время войны. Три недели она пробыла в нем вместе со свекровью, а потом переехала к мужу в Дзержинск – в общежитие. Полгода молодые делили одну комнату с еще четырьмя жильцами!

«Я однажды даже вещи собрала. Не могла уже больше терпеть. А Саша заплакал: «Да, понимаю, привез тебя не известно куда, но давай переживем эти трудности вместе». Тут и я слёз не сдержала. Да и стыдно домой было возвращаться»,

признается Нина Степановна.

Бедно, но весело

Когда дали комнату в бараке в поселке Свердлова, чета Черюкановых, наконец, зажила! Пусть без удобств, пусть маленькая, зато отдельная! Семь лет они ютились в условиях, которые современным горожанам немыслимы. В 1963 году родился сын Олег. Декретов тогда не давали: в бараках всегда находились бабушки, соглашавшиеся за чужими малышами последить. Когда в два годика сынишку смогли, наконец, пристроить в ясли, – это было счастье.

Супруги Черюкановы – труженики завода Свердлова. Глава семьи работал электриком более сорока лет. Сама Нина Степановна – четверть века рабочим во вредном производстве.

«Снаряды делала, а на вопрос маленького сына, чем занимаюсь, отвечала, что машины стиральные»,

шутит Нина Степановна.

От завода же молодой семье дали долгожданную квартиру, где Нина Черюканова живет и поныне. Чтобы ее получить, нужно было сто часов отработать на стройке. И Черюканов­старший вечерами брал туда с собой сына: жена на сменах была. Однажды маленького Олега, играющего в песке, увидел легендарный директор завода Свердлова Михаил Сухаренко, лично курирующий стройку. «Что ты тут делаешь?» – спросил он мальчика. «Отрабатываю», – подражая взрослым, ответил сын.

С супругом Александром они прожили душа в душу без малого шестьдесят лет. Его не стало пять лет назад.

«Такой он у меня был заботливый, аккуратный. Когда свекровь узнала, что он мне и по дому помогает, сказала строго: «Саша, это не мужская работа». Я расстроилась: мол, ты теперь и палец о палец не ударишь. А он в ответ: «Как помогал – так и буду помогать»,

вспоминает Нина Степановна.

Сын Олег, внук и правнучки живут в Эстонии. Раньше Нина Степановна часто навещала родных, внука Кирилла и вовсе забирала в Дзержинск на все летние каникулы. Но с тех пор, как ввели визовый контроль между странами… Теперь – только они к ней.

Судьба Нины Черюкановой интересна и поучительна. Ее простая деревенская наука в том, что главное в жизни – не материальные блага.

«Жили трудно и бедно, но дружно и весело»,

говорит она.

Ранее ветеран ВОВ Александр Самарин из Дзержинска отметил 103 день рождения.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Юлии Волковой

В военные года дзержинцы остро ощущали нехватку хлеба

Мы уже говорили о том, что трудовая доблесть дзержинцев в годы Великой Отечественной войны состояла не только в перевыполнении планов и производстве оборонной продукции, но и в преодолении тяжелейших условий, в которых они оказались. В частности, нехватку продовольствия. Прежде всего, хлеба.

На буханку не хватало зарплаты

До войны, в 1940 году, хлеба в продажу ежедневно поступало по 900 граммов на каждого жителя города. Однако некоторые люди после работы оставались без него. Положение улучшилось в первом квартале 1941 года, когда был пущен новый механизированный хлебозавод на Ворошиловском поселке мощностью
18 тонн продукции в сутки.

Но уже через пару дней после начала войны в городе нависла угроза голода. С прилавков магазинов смели все съестное. Возникли проблемы с хлебом. Мощность городского хлебозавода составляла 148 тонн в сутки, а требовалось 196 тонн. К тому же замедлился подвоз муки.

В первое время после начала войны хлеб еще можно было купить по коммерческим ценам в городском ресторане, в Доме приезжих завода Свердлова, в столовой при гостинице «Заводстроя», в буфетах на вокзале и пристани, на сборном пункте военкомата и в столовой городского рынка. Кроме столовых, ржаной хлеб в продажу не поступал. Пшеничный же продавался в коммерческих магазинах, открывшихся вскоре по решению правительства. Несмотря на то, что он был дорогим, за ним стояли очереди. 30 августа исполком Дзержинского горсовета ввел карточки и запретил торговлю мукой.

Но и по карточкам отовариться было проблематично, поскольку продукты в магазины завозились не регулярно. Приходилось идти на рынок, где цены резко подскочили. Если в июне 1941-го литр молока там стоил два рубля, то в октябре в пять раз дороже.

В 1940 году в магазинах буханка ржаного хлеба стоила 85 копеек, а в войну ее цена на рынке поднялась сначала до 200, а затем до 400 рублей. И это притом, что водителю городского автогаража, например, месячной зарплаты (350 рублей) не хватало даже на одну буханку хлеба. А техничка за месячную зарплату (100-130 рублей) могла купить на рынке лишь полтора кило моркови.

Магазины обслуживали… трамваи

Сытнее питались работники категорийных предприятий. По норме им полагалось 800 граммов хлеба на день. Правда, эта норма не всегда соблюдалась. Зато по низким ценам заводские работники могли пообедать в столовых своих предприятий. Но осенью 1941 года и для них возникла угроза голода. Из-за того, что с начала войны колхозы обезлюдели, некому стало убирать урожай.

Тогда решением областного руководства все незанятое на заводах городское население было мобилизовано на поля, на уборку овощей и хлеба. На следующий год, уже по постановлению СНК СССР, население городов, в том числе школьники, было мобилизовано на сельхозработы.

Особенно плохо с продовольствием стало в 1942 году. Продукты исчезли и с рынков. На скудность рыночной торговли в Дзержинске указывала даже газета «Правда». В январе 1942-го исполкому пришлось принять решение о восстановлении магазинов и ларьков и развертывании торговли на рынках. Была поставлена задача, чтобы к восьми часам утра все магазины города обеспечивались суточной потребностью населения в хлебе. Для своевременной доставки его в магазины стали использоваться даже трамваи.

Из-за недостатка мощностей и несоблюдения технологии городской хлебобулочный комбинат хронически не выполнял планы. В конце 1943 года с поставкой хлеба в город стало совсем плохо. В связи с этим выдававшиеся по карточкам муку и крупу заменили картофелем. Например, в апреле 1944 года населению города планировалось выдать 1 090 тонн муки, но всю ее заменили 45 тысячами тонн картофеля. Это тоже был дорогой продукт питания. Если зимой 1942 года цена одного килограмма картофеля на рынке не превышала двух рублей, то через год она выросла в 20 раз.

Картофель стал поистине вторым хлебом. Каждый завод имел свои картофельные поля. К тому же крупным предприятиям принадлежали подсобные хозяйства. Например, у «Заводстроя» было свыше 200 гектаров пахотной земли, на которых выращивались картофель, капуста, огурцы, помидоры, морковь и другие овощи. Завод имел своих лошадей, поголовье крупного рогатого скота и свиней. Вся продукция подсобных хозяйств направлялась в рабочие столовые.

Засаживалась картофелем, капустой и другими овощами и вся придомовая территория города. Широкое распространение во время войны получила заготовка по опушкам лесов дикорастущей зелени (щавеля и лука). Все это спасало многих от голода.

Тушенка «второй фронт»

Положение с питанием стало заметно лучше, когда из Канады и США в нашу страну пошел ленд-лиз. На заводы стала поступать тушенка, которую называли «вторым фронтом», консервированная колбаса в металлических банках. По отзывам очень вкусный желтый сыр в металлических же банках, яичный порошок, сливочное масло, сгущенное молоко, чуть желтоватая, хорошего качества, канадская мука. Обычно из нее, кому эта мука перепадала по карточкам, пекли блины.

Если в заводских столовых блюда из названных продуктов не были редкостью, то «второй фронт» или сыр доходили далеко не до каждого дома. Лишь руководящий состав рангом от начальников цехов получал их регулярно, как и пайки перед государственными праздниками. К тому, что шло по ленд-лизу, в эти пайки добавлялись мороженая рыба, бутылка коньяка или водки и плитка шоколада.

Все ждали быстрого окончания войны. С победой связывали надежды на лучшую жизнь. Лучшую – значит, прежде всего, сытую. Но война никак не кончалась и чувство голода не проходило. А как оно могло пройти, если на карточки человеку полагалось в день всего 400 граммов черного хлеба да кусочек в 17 граммов мяса или рыбы, еще по полкило на месяц жиров с крупой или макаронами и 400 граммов сахара. Сытнее жилось тем, кто работал на химзаводах. В столовых их неплохо кормили «за вредность». Таких льготников было много. Столовые встречались и в некоторых небольших организациях, но вход в них был по пропускам.

«Особый» ассортимент

Проблема питания осталась и после окончания войны. Поскольку поставки хлеба по ленд-лизу прекратились, стало даже хуже. Он по-прежнему отпускался по карточкам, но с еще большими перебоями. Правда, 31 октября 1945 года в здании городской гостиницы открылся магазин, в котором продавались масло, фрукты, консервы, колбасы, вина. Это был магазин Особторга, и цены там были «особые», исключительно редко кому по карману. Лишь на праздники руководству города удавалось побаловать население увеличением продажи хлеба.

Так, на 5, 6 и 7 ноября 1945 года в магазины города было поставлено свыше 60 тонн белого хлеба, некоторое количество кондитерских изделий, 20 тонн вареной колбасы и столько же мяса,
4 тонны масла, 10 тонн сметаны и 2 тонны сырковой массы. На первый взгляд неплохо. Но ведь это на весь большой город.

Чтобы снять напряжение с хлебом, 26 февраля 1946 года исполком открыл на Окском (Дзержинском) проспекте хлебобулочный магазин, торгующий по коммерческим ценам. Завезли пшеничный и ржаной хлеб различных сортов по цене от 10 до 30 рублей за один килограмм. В продаже были даже французские булки, венская сдоба, сайки и баранки. Но для большинства населения хлеб из этого магазина был очень дорогим. По нормальной же цене его так и не хватало.

Карточки долой

Исполком горсовета регулярно утверждал список лиц для снабжения хлебными пайками. Например, в ноябре 1946 года на них претендовали 110 552 человека, в том числе 55 100 рабочих, служащих и учащихся технических училищ, 16 552 иждивенца и 38 900 детей школьного и дошкольного возраста.
В декабре это снабжение уменьшилось и охватывало 106 200 человек. Не было хлеба после войны и на рынках.

Ситуация усугубилась с поднятием пайковых цен до коммерческих. Стоимость ржаного хлеба возросла с 1,70 рубля до 3,40 за килограмм. Подорожание больно ударило по многодетным семьям, особенно по детям, отцы которых погибли на войне. Зарплаты их матерей не хватало даже, чтобы сытно поесть черного хлеба, не говоря уже о рыночных продуктах. Недовольство людей было вызвано не только пустыми полками в магазинах, но и двойным подорожанием обедов в столовых. Все ждали отмены карточек и снижения цен.

16 декабря 1947 года вместе с денежной реформой карточки отменили. Но большой радости это не вызвало. Продукты подешевели лишь частично: хлеб и мука в среднем на 12 процентов, крупы и макароны – на 10. Цены на все другие продукты были дороже карточных, некоторые значительно. Карточки отменили, но хлеба больше не стало. В одни руки в магазинах отпускали лишь по буханке. Да и хлебных магазинов уже через месяц поубавилось. А дежурный магазин был один (пр. Дзержинского, 10) на весь город.

И все же, несмотря на скудное питание, дзержинцы, как и в военные годы, ударно трудились во благо лучшего будущего. И это лучшее на глазах становилось реальностью. Росли предприятия, наладилось снабжение, хорошел город, более радостными становились люди.

Вячеслав САФРОНОВ