На связи… лес

На связи… лес

Несколько лет назад в керженских лесах потерялся маленький мальчик Ярослав. С собой у ребенка было несколько конфет, припрятанных в кармашке куртки. Ярика удалось спасти: его нашли по раскиданным фантикам, и это очень напоминает сказку про Мальчика-с-пальчика.

Впрочем, история ребенка сказочная еще и потому, что поиски завершились успехом на третьи сутки, тогда как, по словам волонтеров, ключевыми являются первые три часа. О том, как взрослым максимально обезопасить себя и детей, отправляясь в лес, и что делать, если всё-таки потерялись – рассказывает наш эксперт, старшая направления «Школа «ЛизаАлерт» Нижегородской области Анна Машьянова.

Фантики как артефакты

История Ярослава – далеко не единичный случай. Как подчеркивают добровольцы, большинство пропавших людей теряется именно в лесах. Но, конечно, поиски детей всегда вызывают общественный резонанс. И так получилось, что именно благодаря Ярику в нашем регионе появился свой отряд «ЛизаАлерт». Анна вспоминает:

«Это было в 2017 году. Однажды мама с бабушкой решили съездить за грибами и, чтобы не оставлять маленьких детей дома одних, взяли их с собой. По дороге ребятишки уснули в машине, и по приезде на место взрослые решили их не будить, а просто погулять рядом. Но когда они вернулись к автомобилю, дверь была открыта, внутри оставался только младший братик Ярика, который ничего не мог рассказать. В панике мама с бабушкой позвонили в экстренную службу 112, и с этого начались поиски ребенка».

На ситуацию сразу отреагировало очень много людей, и добровольцы всё подтягивались и подтягивались. На тот момент в Нижегородской области не было поискового отряда «ЛизаАлерт», но со своим штабом приехали профессиональные поисковики из Москвы. Они мгновенно организовали работу, объяснили людям, желавшим принять участие в поисках, что делать и в каких направлениях искать.

«Мальчика удалось найти на третьи сутки. Еще перед поездкой мама положила ему в карман несколько конфет, один из мужчин заметил фантики, а совсем неподалеку нашел Ярослава. Сейчас подобные предметы, которые помогают в поисках, мы называем артефактами. Это могут быть любые нестандартные для нахождения в природной среде мелочи. Любопытно, что на вопрос: «Где ты был это время?» ребенок ответил: «Спал дома». Видимо, психика мальчика включила защитный механизм, не дала ему сильно испугаться. Он был, на языке медицины, в удовлетворительном состоянии, что уже очень хорошо. Потом мы узнавали у родителей, как Ярик себя чувствует: мальчик восстановился, всё обошлось»,

вспоминает Анна Машьянова.

В грибной сезон

Именно тогда нижегородские добровольцы поняли – им нужен свой поисково-спасательный отряд «ЛизаАлерт». Организовать его помогли москвичи, а первым куратором стала Ирина Салтыковская. С тех пор началась активная работа. Особенно трудно поисковикам приходится с мая по октябрь – именно в эти месяцы теряется наибольшее количество людей.

«Всё объясняется просто: идет грибной сезон. Люди отправляются в леса и иногда пропадают. Причины могут быть самые разные: кому-то становится плохо, кто-то случайно сходит с тропы, а потом не может найти дорогу, кто-то отправляется в незнакомый лес, где, разумеется, можно легко заблудиться. Чаще теряются всё-таки взрослые, но и ребятишки – не исключение. Каждый случай по-своему уникален»,

подчеркивает Анна и приводит в пример историю маленькой Зарины.

«Эта девочка – чуть старше Ярослава. Ее оставили с дядей, и пока тот ненадолго отвлекся, Зарина ушла из деревенского дома в лес и потерялась. На улице было холодно, шел дождь. Поисковики понимали, что ребенок промок, замерз, и, скорее всего, им не удастся найти ее живой… Большинство людей, потерявшихся в лесах, гибнет именно от переохлаждения. А поиски детей всегда осложняются тем, что они боятся откликнуться, стараются спрятаться».

К счастью, Зарина тоже выжила, ее нашли на четвертые сутки! Так же, как и Ярик, она находилась в шоковом состоянии, продрогла, замерзла. Но главное, что осталась жива».

Правило трёх О

Конечно, никто ни от чего не застрахован, но есть способы максимально обезопасить себя и своих детей при походе в лес.

Первое и самое главное – нужно правильно собраться. С собой у вас должны быть полностью заряженный телефон, возможно, еще и зарядка пауэрбанк, перекус, вода, лекарства (если вы принимаете определенные препараты), компас (если он у вас есть), репелленты, фонарик, свисток. Идете в лес с ребенком – соберите рюкзачки с этими вещами и себе, и ему. Анна объясняет:

«Если вдруг вы всё-таки потерялись, долго кричите и зовете на помощь, к вечеру голос может сесть. Однажды наши добровольцы искали мужчину, который отправился в лес за грибами. Он не отзывался, но потом поисковики услышали какой-то звук, похожий на хрип, и крикнули: «Постучите по дереву!». Мужчина стал стучать – так его и нашли. А если бы у пропавшего был с собой свисток, он мог бы дунуть в него, и звук был бы громче».

Не менее важно правильно одеться. Ваш костюм должен быть ярким (если такого нет, используйте светоотражающие элементы), удобным, непромокаемым. В темной одежде в лесу вас будет фактически не видно.

«Перед тем, как пойти в лес, обязательно сообщите кому-нибудь, куда вы отправляетесь, покажите направление. Так вас можно будет оперативно найти. Что касается совсем маленьких детей, тут всё просто – постарайтесь не терять их из виду, не отпускайте от себя. И объясните ребятишкам, что в лесу безопасная вода – та, что в бутылке, а водоемов нужно избегать. Люди тонут тихо, быстро и страшно, дети – особенно. Обязательно проговорите с ребенком, что не стоит подходить ни к лужам, ни к болотцам, важно оставаться на месте и не садиться на землю»,

подчеркивает Анна Машьянова.

Есть так называемое правило трех О: остановиться, осмотреться, окликнуть. То есть, если ребенок потерялся, ему нужно первым делом не уходить с того места, где он находится, дальше – посмотреть по сторонам, вдруг родители недалеко, и, наконец, – окликнуть взрослых.

Самое главное, и это касается всех, – постараться не паниковать. Наберите номер службы спасения – 112. Даже если на телефоне нет денег или он без сим-карты, всё равно получится дозвониться.

«Также в нашем отряде есть отдельное направление – ЛНС, или Лес На Связи: его добровольцы выводят людей из лесов по телефону. Бывали случаи, когда человек дозванивался до службы спасения, его соединяли с нашими поисковиками, и они помогали потерявшемуся выбраться. Сейчас как раз наступает грибной сезон, люди опять пойдут в леса. Хорошо, если они будут знать правила безопасности и не попадут в ту ситуацию, когда нужно обращаться к поисковикам. В любом случае, наш отряд всегда готов помочь!»

уточняет Анна.

Основные правила безопасности в лесу

Подготовьтесь к походу:

• Возьмите с собой рюкзак с необходимыми вещами – заряженным телефоном, перекусом, водой, компасом (по возможности), репеллентами, фонариком, свистком;

• Наденьте яркую одежду или одежду со светоотражающими элементами;

• Сообщите кому­нибудь о том, куда именно идете.

Если вы потерялись:

• Не паникуйте, не садитесь на землю, не ходите к водоемам;

• Примените правило трех О: остановиться, осмотреться, окликнуть;

• Наберите службу 112.

Важно!

Как оставить заявку на поиск

Вы можете обратиться к членам отряда по телефону горячей линии: 8-­800­-700-­54­-52. Заявка сразу попадет в чат координаторов и инфоргов. Волонтеры отправятся на место.

Напомним, 142 тысячи раз помогли за год нижегородцам волонтеры акции #МыВместе.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из личного архива Анны Машьяновой

A la guerre comme a la guerre

A la guerre comme a la guerre

И за этими словами скрывается разный смысл: для кого-то война – столкновение интересов, для кого-то – потери и скорбь, а для кого-то, как говорится уже в русской пословице, – мать родна. Но есть те, кто не выбирает – быть или не быть там. Они по долгу службы, а чаще всего по зову сердца встают на защиту Родины.

Верность присяге

Его воинский стаж, согласно военному билету, с 1998 года: 26 лет – не так уж и много, но если перечислить все вооруженные конфликты, в которых он принимал участие, хватит не на одну жизнь. Позывной «Кадет» он взял уже на СВО, до этого пользовался привычным сокращением от имени – Макс.

Он рос обычным дзержинским мальчишкой, учился средне, занимался спортом, готовился к армейской службе. После окончания училища, где получил профессию автомеханика, по призыву попал в отдельную дивизию оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского, базирующуюся в Москве. Служба была престижной и непростой. Ведь основная задача дивизии – борьба с терроризмом и экстремизмом, соответственно, военнослужащие находились в постоянной боевой готовности.

В звании старшего сержанта Макс вернулся после двух лет «срочки» и решил продолжить карьеру военного.

«Присягнув на верность Отечеству, я уже тогда понимал, что мой долг – хранить и защищать рубежи Родины по примеру дедов и прадедов – один из них умер от ран в госпитале после боев под Смоленском в Великую Отечественную. Обратился в горвоенкомат, мечтал попасть в 201-ю российскую мотострелковую дивизию, базирующуюся в Республике Таджикистан. Тогда она была одной из самых известных на границе нескольких государств. Но служба по контракту только набирала обороты, поэтому и вакансий особо не было. Я оставил свои данные на случай, если будет набор участников миротворческой миссии в Косово»,

начинает рассказ наш собеседник.

Силы для Косово

В апреле 2001 года Макс отправился в первую командировку. Российский миротворческий контингент к тому времени уже два года занимал аэропорт «Слатина» в Приштине:

«Местом жительства и стала авиабаза при аэродроме. Миссия – защита братьев-сербов, которые проживали в Косово в значительном меньшинстве, от албанцев. Сопровождение колонн с топливом и продуктами питания, охрана правопорядка в аэропорту, выезды на территорию республики – скучно не было. Встречали в гостях Владимира Путина – это был его первый визит в должности президента в Югославию – российские миротворцы стояли в почетном карауле; звезд эстрады – Александра Маршала, Татьяну Овсиенко».

Макс отмечает хорошие условия проживания: трехразовое питание в столовой, обеспеченность формой, боеприпасами. Единственное – не всегда в достатке была вода, но для стран Европы это норма.

Международная военная миссия, отвечающая за обеспечение стабильности в Косово под руководством НАТО, носит официальное название KFOR – Kosovo Force («Силы для Косово»). Вся территория была поделена на четыре сектора: американский, французский, немецкий и англо-итальянский. Российские войска жили в последнем, принимали участие в совместных учениях, а сицилийские карабинеры даже приходили к нашим ребятам, чтобы поздравить с днем ВДВ.

«С военнослужащими других стран общение велось в основном на английском языке, но сербов мы понимали с полуслова – их язык схож со старорусским: братушка, девойка, млеко, отворено, добро, здраво. Хотя в сербском немало слов, которые звучат похоже, а означают порой противоположное: прямо – право, с утра – завтра, позориште – театр, вредност – польза, живот – жизнь. Иногда возникали курьезные ситуации»,

вспоминает миротворец.

«Бородатый» Кавказ

С декабря 2002 по май 2003 года Макс принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе.

В военкомате обратили внимание на опыт миротворческой миссии, но должность предложили совсем противоположную – наводчика-оператора бронетранспортера. Перед этим наш герой прошел обучение в Арзамасе, там же укомплектовали экипажи, которые направили в Толстой-Юрт под город Грозный.

Российские военнослужащие жили в двухэтажных кирпичных зданиях, впереди была зима – малоснежная, безморозная и очень влажная – горный климат. Столовой не было, но продукты выдавались с запасом, бойцы готовили сами, сами же топили баню по выходным, устраивали хоздень и все поголовно носили бороды. На мой вопрос: «По Уставу же не положено?», ветеран отвечает: «Тогда это было модно, да и в условиях боевых действий Устав делает послабления к внешнему виду солдата».

«Масштабных боестолкновений не наблюдалось, и экипаж нашей боевой машины осуществлял поддержку спецподразделения. Опасность для обеих сторон представляли неразорвавшиеся фугасы, минные поля, а еще смертники. Буквально через пару часов после того, как мы покинули Грозный, 27 декабря 2002 года возле Дома правительства республики произошел теракт, когда трое чеченских террористов на автомобилях въехали в штаб-квартиру. Опасность поджидала на каждом шагу: никогда не угадаешь, кто из идущих рядом – смертник»,

вспоминает боец.

С мирным населением никак не могли наладить отношения. Да и общения, как такового, не было: мужчины ушли на фронт, старики-аксакалы плохо понимали по-русски, а женщинам в мусульманском мире запрещено разговаривать с незнакомыми мужчинами на улице. К военнослужащим из России всегда относились с настороженностью:

«Многие из местных жителей, особенно горных районов, даже после завершения второй чеченской кампании продолжали поддерживать боевиков, стремящихся к независимости. Именно горцы в свое время поддались влиянию Дудаева, встали под его знамена. Немаловажными были конфликты и на религиозной почве. Исламисты – очень верующий народ, и шутки на эту тему они порой воспринимали как личное оскорбление».

Статус ветерана боевых действий и первые боевые награды Макс получил именно после командировки в Чечню – принимал непосредственное участие в различных операциях и боестолкновениях, но о них предпочитает не распространяться – слишком живы воспоминания о потере боевых товарищей:

«Вступая на поле битвы, воин негласно принимает суровое правило: либо ты уничтожаешь противника, либо он тебя. Менталитет у каждого, даже вроде родственного тебе, народа очень разный. За «нолем» выключаются эмоции жалости, человеколюбия, морально-этические принципы. Мы – русские, и для нас главное – не потерять себя после такого обезличивания. Мысли о долге, чести мундира и доме не дают стереть эту тонкую грань».

После Кавказа было несколько лет мирной жизни: Макс обзавелся семьей, растил детей, пока в 2017 году вновь не надел форму.

«Решение вернуться в армию после длительного перерыва было осознанным. Почему не остался в Вооруженных силах после командировки в Чечню? Вспомните, в те годы велась масштабная военная реформа: расформировывались целые полки и дивизии, воинские части закрывались, кадровые офицеры увольнялись, престиж службы падал. Меня поддержала семья, спасибо жене и детям, что с пониманием относятся к тому, как я выполняю свой долг».

В январе 2018 года Родина направила его на территорию Сирийской Арабской Республики помогать в восстановлении разрушенных войной городов, а также обеспечивать свое присутствие в стране, в которой располагались две большие военные базы России.

«В первой командировке я начал изучать арабский язык. Конечно, не письменный – арабская вязь читается справа налево, да и учителей не было: арабы в большинстве своем не очень грамотный народ. Запоминал на слух слова, уже потом, когда вернулся домой, купил разговорник, словарь, учебник и прописи на арабском»,

улыбается наш собеседник.

А потом были еще три командировки в Сирию – каждая со своими особенностями, например, третья из-за эпидемии коронавируса затянулась на полгода, а находясь в четвертой, наши военные узнали о начале СВО. Но самой дружеской во всех отношениях боец считает вторую командировку, когда принимал участие в уже привычной миротворческой миссии:

«Мы тогда базировались на территории Алеппо: красивый древний город только начал восстанавливаться после бомбежек. Меня назначили начальником склада гуманитарной помощи Центра по примирению воюющих сторон. Сирийцы очень благодарны нашей стране. Куда бы мы ни приезжали, а привозили мы обычно муку, сахар, макароны, питьевую воду, хлеб, нас встречали как воинов-освободителей. В кафе, поликлиниках или аптеках всегда обслуживали как почетных гостей. Тогда я впервые услышал: «Шукран, Русия!» – Спасибо, Россия! Поверьте, такая гордость брала за то, что я являюсь представителем великой нации – русов. И сейчас, когда в братском нам государстве идет столкновение двух родственных народов, многие из простых участников этого конфликта готовы сложить оружие и призвать всех к миру».

На СВО «Кадет» с марта 2023 года – сразу, как прилетел из четвертой сирийской командировки. Их подразделение по ремонту гусеничной и колёсной техники каждые три месяца меняет место дислокации. Конечно, об уюте речь не идет: быт обустраивают сами, живут в блиндажах – огромных землянках, выложенных накатом в три бревна, стены украшены детскими рисунками и письмами, их бойцы получают вместе с гуманитарной помощью, которую привозят добровольцы из Дзержинска, настоятели одного из храмов Санкт-Петербурга и волонтеры из других городов нашей большой страны.

«Заходя в блиндаж, я иногда представляю, как воевал мой прадед. Возникает некий флешбек с той лишь разницей, что Великая Отечественная была «приземленной», а сегодня ставку делают на артиллерию и средства электроники – технологический прогресс очевиден. Но за нами, как и прежде, вся страна! Спасибо всем, кто остается неравнодушным, собирает гуманитарную помощь, не боится везти ее в зону боевых действий, не спекулирует на этом. Огромная благодарность детям: мы читаем все ваши письма, бережно храним рисунки! Победа будет за нами!»

уверен ветеран не одного локального конфликта.

Напомним, уроки мужества проводит Совет ветеранов СВО Дзержинска в школах.

Ольга СЕРЁГИНА

Фото из личного архива

Командировка на Донбасс

Командировка на Донбасс

Время словно остановилось и повернуло вспять, погрузив в сюжеты военных кинолент. История повторяется. История героев и мужественных людей.

Разницу между двумя мирами, здесь и там, не передать словами. Живя в мирном Дзержинске в теплой квартире и жалуясь на жизнь, коммунальщиков и власть, нам никогда не понять, что чувствует человек, который приехал с передовой, из окопов и землянок, из сырости и холода, чтобы встретиться со своими земляками, которые привезли ему весточку с родины, частичку тепла и сердца.

Нам никогда не понять, почему боец постоянно смотрит вверх, на небо, в ожидании появления вражеского дрона, несущего смерть, и, придя на встречу с нами, нервно сжимает автомат в руках. И как исчезает суровость с его лица и теплеет взгляд, когда он раскрывает и аккуратно разглаживает ладонью бумажный листок с детским рисунком.

И что испытывает мать, Тамара Петровна, потерявшая двух сыновей в лихолетье, каждый раз встречая гостей из Дзержинска, находя поддержку в их теплых, словно сыновьих, объятиях.

Откуда у этих людей берутся силы жить, не сдаваться, воевать и смотреть в будущее с оптимизмом?           

В чем сегодняшнее счастье у жителей поселка Счастье? Своих не бросают – не просто лозунг, а наполненное важным смыслом и происходящее сегодня единение родных людей на очередном непростом отрезке истории. И оно не только в килограммах и тоннах отправленной в приграничные районы и «за ленточку» гуманитарной помощи, в автомобилях и оборудовании, одежде и медикаментах, а в поддержке – незримой прочной нити, протянувшейся через сотни километров.

Призывы о том, что давайте ценить то, что у нас есть, наш мир, который может измениться в один миг, если не задуматься о своем будущем, не работают, пока человек сам это не увидит.

Низкий поклон всем защитникам нашего Отечества! Низкий поклон волонтерам, неравнодушным людям, собирающим и отправляющим гуманитарные грузы, всем тем, кто тратит свои ресурсы и сбережения на поддержку наших бойцов и жителей новых регионов!

Об этом можно долго говорить, но лучше один раз увидеть. Я увидел, теперь показываю вам!

Кстати

Вместе с главой города Дзержинска Иваном Носковым, отправившимся в шестую по счету командировку в ЛНР и ДНР, поехали депутат Гордумы Евгений Минервин, председатель фонда «Поволжье» Дмитрий Лытов со своими соратниками Романом Зуевым, Кириллом Капитановым и Михаилом Борисовым. Они встретились с членом молодежной администрации города (сейчас он боец с позывным «Пятак») и депутатом городской Думы Сергеем Чендыриным, тоже добровольцем, с командиром интернационального батальона «Пятнашка» Ахрой Авидзба, а также с руководителем одного из районов Харцызска Натальей Марушкой. Передали гуманитарный груз и подарки от дзержинцев.

Ранее крупную партию гуманитарной помощи отправили из Дзержинска на Донбасс.

Руслан ЛОБАНОВ

Фото автора

Феликс из Дзержинска

Феликс из Дзержинска

«Ты вообще откуда?» – спросили его. Услышав, что из Дзержинска, сразу решили: «Значит, будешь Феликсом». В зону СВО Владимир отправился добровольцем.

Если Родина в опасности…

Родом Володя из Володарского района. Семья была многодетной: он третий по старшинству из семерых. Так получилось, что, когда ему было восемь, вместе с братьями и сестрами попал в Решетихинский детский дом.

На судьбу за это не в обиде. Более того: свою любимую воспитательницу до сих пор называет матушкой. Да и само учреждение было не стандартного типа (с палатами и общим санузлом), а квартирного. То есть воспитанники жили в обстановке, приближенной к семейной: в обычных трехкомнатных квартирах.

В детском доме Володя крепко усвоил науку: без образования – никуда. Он – единственный парень, кто за двадцатилетнюю историю учреждения окончил школу на «4» и «5». Без труда поступил в Нижегородский автотранспортный техникум. Плюс за плечами уже были курсы по автоделу.

Правда, после техникума по профессии не работал. Устроился на мебельное производство. В 2008 году, спустя ровно сорок дней после свадьбы (!), ушел в армию. Супруга согласилась: негоже молодому мужчине быть с «волчьим билетом». Как человеку семейному, ему обещали выбрать место службы недалеко от дома, в разговоре прозвучал Питер.

«Правда, в военкомате не уточнили, что местные жители Пятигорск тоже «питером» называют. Так что служил я там. В пожарной команде РВиА»,

смеется Владимир.

Демобилизовавшись, вернулся на прежнее место работы. В 2011 году сменил сферу деятельности. И очень быстро от простого «слотчика» крупной торговой сети (то есть сотрудника, следящего, скажем так, за наполнением полок) вырос до руководителя одной из служб распределительного центра. Год жил в Ярославле: поднимал там с нуля распределительный центр.

В 2022 году в его судьбе случился еще один крутой поворот. Вспомнив армейскую юность, Владимир стал пожарным. А еще через год, в январе 2023-го, – военным.

«Во-первых, младшего брата забрали по мобилизации. Неужели я должен был оставаться дома? Во-вторых, меня так воспитали в детском доме: «Если Родина в опасности, бери ружье и вставай на ее защиту». Жене на ее уговоры остаться сказал: «Лучше я пойду туда, нежели враг придет сюда, к нам домой»,

объясняет мужчина свой добровольный уход в зону СВО.

За мной – пацаны

Изначально дзержинский боец был зачислен в Нижегородский 10-й танковый полк. Но после подготовки в Центре восполнения потерь был направлен в сформированный в Республике Татарстан батальон «Алга».
О чем ничуть не сожалеет.

«Нас, нижегородцев, туда попало пятеро. Я, Опер, Стропа, Вайбер и Модник. Сашка (Модник) хотел взять позывной Сучок. «Неблагозвучно», – убеждали мы его. А он так всегда радовался новым покупкам, вещам – крутился с ними и так, и эдак. Одним словом, модник! Самый молодой из нас был – всего 25 лет. Из Балахны. Первым и лёг при штурме одного из поселков под Донецком»,

рассказывает Феликс.

На вопрос о первом бое Феликс искренне отвечает:

«Первый раз – он и есть первый. От адреналина вещи становятся насквозь сырыми. Я потом снял бушлат – его впору выжимать и блиндаж им намывать».

А потом дзержинца ранило.

«ВСУшники тогда будь здоров «накатывали». У мальчишки одного заклинило автомат, я его оттолкнул, чтобы он успел «магазин» зарядить, – мне в этот момент пуля и прошла по щеке по касательной. Откуда берется храбрость, спрашиваете? Да кто ж его знает… Я был старшим на позиции. То есть за мной – пацаны: если я отвернусь, то и они не устоят. Да и характер не позволяет отступать. Поэтому мы просто заняли круговую оборону и стояли так до получения другого приказа. Стояли по-честному, уже и за деревьями не прятались: когда идет четвертый час боя, страх пропадает. Точно знаю, что тогда положили двух афроамериканцев. Правда, тел их после боя не нашли. Но пленные потом подтвердили эту информацию: мол, это нас могут бросить, а наемников приказано не оставлять: якобы иностранцы за Украину не воюют»,

вспоминает Феликс.

Рану Феликс обработал себе сам, на следующий день пошел к медику на КМП. Ему предложили госпитализацию. «Подумаешь, царапина, – решил он, – есть дела поважнее – пацанам помогать». Не обошлось. Через несколько дней бойца эвакуировали в госпиталь. Вскоре он вернулся на позиции. А через десять дней получил второе ранение.

В один из майских дней против 150 «алговцев» пошли в наступление 3000 ВСУшников. У них был приказ: из «Алги» никого живым в плен не брать.

«Было у нас двое тяжелых «трехсотых». У одного осколок через голову прошел, другому живот вспорол. Удалось спасти»,

вспоминает Феликс.

Тогда бойцы «Алги» зашли на позиции вместо десантников. И оборудовали новую – блиндаж, где сидел в том числе и Феликс.

«Противник новую позицию два с половиной часа не мог найти. Нас четыре дерева закрывали. Когда они их кроны разбили, мы оказались как на ладони. Ну вот нам в блиндаж и прилетело. Тогда и посекло всего осколками»,

рассказывает боец.

Помимо металлических осколков, которые доктора удалили, у него осталось три ластиковых. Врачи сказали: «Они даже не шевелятся, трогать не будем. Делай рентген раз в год».

«Там люди меняются»

После месячного отпуска по ранению Феликс вернулся в июле в зону СВО, но уже в качестве замкомандира взвода по тылу. Недавно ему было присвоено звание прапорщика. Зона его ответственности – снабжение батальона всем необходимым, за исключением боекомплекта. Служит не для галочки: то есть не просто составляет заявки и ждет их выполнения. Ждать времени нет: нужно просить, требовать, договариваться, объяснять. На войне, как говорится, все средства хороши. С волонтерами, кстати, он тоже сотрудничает.

Владимир продолжает ходить за «ленточку» и в новой должности. Не понимает, как можно по-другому. Нужно своими глазами увидеть, как живут пацаны на «передке», всё ли у них есть, всего ли им хватает. Не случайно в активе дзержинского бойца Георгиевский крест и медаль «За боевые отличия».

«Там люди меняются. И я в том числе. Стали другими мышление, взгляд на жизнь. А еще там сразу видна сущность людей. Тяжело возвращаться в мирную жизнь: тянет обратно, к пацанам. Я жене сказал: «Я уже, наверное, больше не смогу на гражданке. Даже когда СВО закончится, всё равно останусь в армии…»,

говорит про СВО Феликс.

Ранее дзержинским библиотекам присвоили имена военнослужащих.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Юлии Волковой

К вам приедет… Наталья Салахова

«Водить машину мне в кайф, это дает определенную свободу», – с улыбкой говорит Наталья Салахова

Экономист по образованию, за рулем она более тридцати лет, двадцать с лишним из них работает в такси. И уже не представляет своей жизни без тех эмоций, что дарит ей вождение.

Ведь многие клиенты стали для нее не только постоянными пассажирами, но и друзьями. Как пришла в эту профессию и в чем нюансы работы в такси, Наталья рассказала нам при личной встрече.

Клиент всегда прав

При первом же взгляде на ее автомобиль можно понять, что машина для нашей собеседницы – не просто средство передвижения, а настоящий четырехколесный товарищ. Бережное и по­женски кокетливое отношение читается и в безупречной чистоте и украшении гирляндами салона, и в светлой кожаной обивке сидений, и даже в необычно обыгранном стразами руле. Может, это не так существенно, но определенно способствует комфортной поездке и созданию позитивного настроя. А это, по мнению Натальи, часть работы таксиста.

«Пассажиры садятся к нам в разном настроении, и наша задача – довезти их из пункта А в пункт Б в приятной атмосфере, без конфликтов. Убеждена, что каждый таксист в какой-то степени психолог. Люди замкнутые, вспыльчивые, даже если попадают в эту сферу, как правило, надолго в ней не задерживаются. Таксисту важно быть общительным и открытым, чтобы уметь выслушать, поддержать разговор, либо, напротив, помолчать, если видно, что клиент к беседе не расположен. Мне такая работа очень близка по характеру. Видимо, поэтому, попав в такси случайно, задержалась здесь на двадцать с лишним лет»,

объясняет Наталья Салахова.

Впрочем, в ее ситуации такая случайность вовсе не удивительна: яркая и неординарная автоледи увлекалась машинами с юности. Пока одноклассницы Наташи зачитывались любовными романами, она предпочитала проводить время в гаражах у друзей, разбираясь в устройстве автомобилей. Или общалась с соседом-дальнобойщиком, с упоением слушая его рассказы о машинах и поездках.

Хмуриться не надо, «Лада»

«Сама не знаю, откуда у меня появился такой интерес к вождению, ведь в семье автомобиля не было, родителей за руль не тянуло. Но с подросткового возраста мне не терпелось получить права и начать водить. Как только исполнилось восемнадцать, осуществила эту мечту. За годы вождения поменяла много машин, но первой была «Лада», на которой я, едва получив права, поехала к родственникам в Самару»,

пожимает плечами Наталья.

Стоит ли говорить, что волнения начинающая автоледи совсем не испытывала? Как тогда – при достаточно спокойной обстановке на дорогах, так и сейчас – при тесном потоке машин Наталья Салахова чувствует себя за рулем как рыба в воде. А внушительный водительский стаж только способствует этой уверенности. Впрочем, от скептического отношения со стороны многих мужчин­пассажиров ни одна женщина­водитель не застрахована. Наталья рассказывает:

«В такси я пришла, чтобы подзаработать на новый автомобиль. На тот момент уже окончила торговый техникум, затем институт и работала на складе. Днем выходила на основную работу, по вечерам – таксовала. Уже в те времена – а это было начало 2000­-х – в нашем городе встречались женщины-­таксисты, но, конечно, не так часто, как сейчас. Помню, мужчины-пассажиры, открывая дверь машины, но еще не видя водителя, иногда кричали: «Братан, погоди, докурю!», а потом удивлялись: «Ой, девушка…». И иногда ворчали. Это предвзятое отношение – мол, женщине за рулем не место – сохраняется и по сей день. Бывает, сядет мужчина и начинается: «Дама­-водитель… Нужно пристегнуться». Я всегда реагирую спокойно и доброжелательно. Многие из таких скептически настроенных, когда их довезешь, меняют свое отношение, некоторые – нет».

Вчера – пассажир, сегодня – друг

Как бы там ни было, ко всем своим пассажирам Наталья относится приветливо, с удовольствием поддерживает разговор. Благодаря такому позитивному общению поездки с ней проходят весело и незаметно, а, между прочим, автоледи работает не только по городу: поехать в любой уголок области и даже в другую область – для нее не проблема. Более того, это, по мнению собеседницы, один из больших плюсов ее работы – можно побывать в разных городах, походить по музеям.

«Машина дает чувство свободы. Подумайте, на какой другой работе я могла бы так же легко путешествовать, узнавать новых людей и новые места? Понятно, что кому-то это не так и нужно. Мы разные, и есть люди более закрытые и спокойные. Но мне всё интересно и нравится много общаться, еще и трудоголик по натуре. Если бы муж не сдерживал, таксовала бы больше: раньше и по ночам возила людей. Сейчас обычно выезжаю рано утром и приезжаю к вечеру»,

подчеркивает Наталья.

За годы работы у вежливой и коммуникабельной автоледи появилось немало постоянных клиентов, к каждому из которых Наталья относится не формально, а по-дружески. Еще бы: некоторые маленькие пассажиры буквально выросли на ее глазах.

«Лет пятнадцать назад ко мне обратилась молодая женщина с просьбой возить и забирать ее сына из школы. Мальчик тогда учился в первом классе. В результате подружилась и с ним, и с его мамой. Мы запросто могли встретиться и пообщаться не по работе. Потом, конечно, Никита подрос и стал сам добираться до школы. И вот звонит мне недавно и спрашивает: «Тетя Наташа, а вы не найдете нам три одинаковые машины для свадьбы? Я женюсь». Говорю: «Никита, ты ж еще молоденький!». А он мне: «Тетя Наташа, мне уже двадцать три»,

смеется Наталья.

За рулём комфортно

А пока друзей-пассажиров становится всё больше, количество приятелей среди водителей, напротив, убывает. Автоледи сетует: раньше у таксистов было сообщество, все друг друга знали, много общались, отмечали вместе праздники и поддерживали в любых ситуациях. Сейчас желающих работать за рулем намного больше, но они сами по себе, общаются группами, многие и вовсе не задерживаются в профессии, поскольку физически и эмоционально им тяжело.

«Всё чаще на первый план выходят финансы. Многие устраиваются в такси потому, что работать на себя удобно – деньги получаешь сразу, сколько поездишь, столько и заработаешь. Но водят механически, работают на износ, потому раздражаются, дергаются, огрызаются на пассажиров. Такого быть не должно. Профессиональному таксисту нужно уметь сдерживать эмоции и не допускать чрезмерной усталости – важно понимать, что ты отвечаешь и за себя, и за пассажиров»,

объясняет Наталья.

Сама она на данный момент о смене работы даже не задумывается. По словам собеседницы, она дважды уходила из такси, но каждый раз не выдерживала и возвращалась. Почему?

«Даже не знаю. Дело не в адреналине и даже не в эмоциях. Просто мне комфортно за рулем, нравится ездить, разговаривать с людьми. Конечно, работа у нас непростая, иногда даже опасная: сами понимаете, клиенты бывают разные. Но мы всегда на связи с операторами, если видим, что люди ведут себя неадекватно, можем отказаться их везти.

А еще мне нравится работать на себя, есть возможность отскочить по личным делам, помочь детям. Но такая работа подходит далеко не всем. Тех, кто обладает недостаточным самоконтролем, работа в такси может слишком расслабить. Ведь мы сами себе хозяева: чувствуем, что устали, можем запросто устроить выходной. Но если часто этим пользоваться и не выходить на смену, работа получится сомнительная»,

признается Наталья.

На одной волне

Свободное время автоледи тоже предпочитает проводить активно. Ее запросто можно увидеть за рулем… мотоцикла! Наталья Салахова – одна из членов мотоклуба «Ночные валькирии» и с гордостью носит фирменный жилет.

«Всё начиналось со скутера, который приобрела много лет назад. Тогда для вождения на этом виде транспорта еще не требовались права. А потом как-то раз попала в Нижний Новгород на открытие мотосезона и восхитилась девушками за рулем двухколесных коней. Сразу поняла – мне тоже нужен мотоцикл. С тех пор свободно катаюсь и на нем. Впрочем, это не значит, что постоянно за рулем –
пешие прогулки никто не отменял»,

улыбается Наталья. 

Кажется, среди ее увлечений вы не найдете спокойных и более привычных для женщин. Но это не так. Помимо вождения, Наталью Салахову очень увлекает… огород. На своем участке она с удовольствием сажает цветы и деревья, а урожай выходит на славу. Семья отмечает, что у энергичной и деятельной Натальи к этому особый талант.

«Близкие меня во всём поддерживают. Они давно привыкли и к моей работе, и к увлечению мотоциклами. Более того, муж и брат тоже работают в сфере такси, так что мы на одной волне. Очень важно найти профессию, подходящую именно для вас. Мне это удалось».

Ранее мы рассказывали о водителе МУП «Экспресс» Олеге Кабаеве.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из личного архива Натальи Салаховой

Научат искать людей

Дзержинские волонтёры-поисковики спасли более 100 человек в 2023 году

Принять участие в них могут все желающие.

Как поясняет руководитель филиала поисково-спасательного отряда «Волонтер» в Дзержинске Надежда Ступницкая, такие большие учения в рамках одного дня проводятся дважды в год – в апреле и в октябре, летом – двухдневные. Как правило, на них собираются порядка ста человека, среди них те, кто ни разу не принимал участие в поисках, но хочет посмотреть, как они проходят, попробовать силы на практике. Благодаря таким мероприятиям в отряд приходят новые люди.

«Зимой регулярно собираемся в штабе на лекции по поискам и первой помощи. Сейчас в активе отряда около 40 человек. А в общий чат входят уже 190, и в зависимости от поиска и ситуации они оказывают посильную помощь».

По информации организаторов, во время учений можно будет научиться работе с оборудованием: навигатором, компасом, рацией и отработать полученные знания на практике, узнать больше о методах поиска людей в лесу, а также просто пообщаться и задать интересующие вопросы.

Члены поискового отряда уточняют, что специальная подготовка к учениям не требуется. С собой рекомендуется взять перекус и горячее питье. Учения пройдут в лесу за улицей Ленинградской и садовым товариществом «Мичуринец-2». Начало в 10:00.

Чтобы всех присутствующих смогли обеспечить необходимым оборудованием, желательно зарегистрироваться по ссылке и/или подать заявку на добро.ру.

Дополнительную информацию можно уточнить, написав сообщение в группе отряда: https://vk.com/psovolonterdzr, в комментариях под записью об учениях в этом же сообществе или по телефону: +79087466753 (Надежда Ступницкая).

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из архива группы ПСО «Волонтер»

Юбилей хранилища историй

Юбилей хранилища историй

Огромные площади стеллажей заполнены историческими документами: почти 500 тысяч дел, или, на профессиональном языке, единиц хранения – так выглядит основное помещение Дзержинского городского архива.

Его сотрудники – внимательные и усидчивые люди, с интересом относящиеся к своему непростому, но важному делу. В апреле учреждение отмечает двадцатилетний юбилей, что и послужило поводом познакомиться с его работой поближе.

Для сохранности документов

Решение открыть специальное учреждение, где могли бы храниться все документы, принадлежало действующей в 2004 году городской власти. Директор МБУ «Городской архив городского округа город Дзержинск» Любовь Уздимаева рассказывает:

«Так получилось, что одним из поводов открыть учреждение стало не самое приятное событие. При ликвидации завода «Корунд» документы, среди которых были и те, что по личному составу, вывезли в санаторий. И об их надлежащем хранении не позаботились. Тогда комиссия от администрации приняла решение организовать такое хранилище, где бы они содержались. До этого у нас действовал только архивный отдел, который занимался в основном управленческой документацией – фондами прокуратуры, суда и прочими. Документы заводчан хранились на самих предприятиях. Вместить всё это отдел уже не мог, и 1 апреля 2004 года было принято решение об открытии городского архива. С самого начала и по настоящее время основное хранилище располагается на улице Октябрьской, 72А».

Перед архивистами нового учреждения встала непростая задача: обработать и отреставрировать более 50 тысяч документов, которые раньше находились в сыром помещении. Условия работы тоже оставляли желать лучшего – приходилось пользоваться старой оргтехникой, а сами документы из-за отсутствия оборудованного помещения были разложены на полу. Но эти сложности не напугали инициативный и энергичный коллектив. Архивисты понимали, что нужно поскорее восстановить все документы, чтобы дзержинцы могли получать необходимые для заслуженных выплат справки.

«Среди наших сотрудников есть те, кто трудится здесь с самого открытия. Это Людмила Александровна Догадина, Юлия Николаевна Рябинина, Светлана Витальевна Маслова, Татьяна Ивановна Демидова. К старейшим работникам могу причислить и себя. Начинала свой карьерный путь в учреждении как архивист первой категории и, постепенно поднимаясь по служебной лестнице, дошла до директора»,

вспоминает Любовь Витальевна.

Наш адрес – три дома и улицы

Изначально коллектив архива имел дело исключительно с документами по личному составу: обеспечивал их сохранность, комплектование и использование. Но со временем задач стало больше, и теперь в учреждении проводят также комплекс работ по управленческой и научно-технической документации.

В связи с этим открылись два дополнительных хранилища – на улице Комбрига Патоличева, 5 и на проспекте Ленина, 80. Однако по всем интересующим вопросам нужно обращаться по основному адресу.

«Помимо выполнения ключевых задач, сейчас мы активно занимаемся сбором информации для Книги памяти. Обращаемся к горожанам с просьбой приносить сохранившиеся фронтовые фотографии и письма времен Великой Отечественной войны. Принимаем и документы, касающиеся участников СВО. Если в случае с Книгой памяти все данные затем будут в открытом доступе, то эти сведения являются закрытыми. Отмечу, что все сотрудники архива при устройстве на работу подписывают согласие о неразглашении»,

поясняет Любовь Уздимаева.

Есть спрос на запрос

По словам директора, можно не сомневаться в профессионализме сотрудников архива, которые добросовестно и скрупулезно относятся к своей работе. Отделы тесно взаимодействуют между собой. Здесь доброжелательно и с уважением относятся к новичкам: стараются во всём  им помогать. Кстати, принимают на работу и без профильного образования – было бы желание, а пройти обучение и набраться опыта можно постепенно. Любовь Витальевна подчеркивает:

«Уверена, что каждый архивист еще и отличный делопроизводитель. Наши сотрудники знают весь путь документов, то, как нужно с ними работать и быстро предоставлять людям информацию. Для оперативного поиска нужного документа в архиве сканируют дела. Есть особо ценные документы, датированные началом двадцатого века. А вот уникальных – к ним причисляются свидетельства девятнадцатого века – нет».

В год в городской архив поступает порядка 9­10 тысяч запросов. Многие из них касаются уточнений по вопросам стажа, социальных выплат, зарплат, данных из домовых книг, проектной документации и прочего. Иногда обращаются и за медицинскими выписками, но в этом архивисты помочь не могут: такие документы хранятся в больницах.

Оформить запрос можно непосредственно в городском архиве, через почту или в электронном виде. Либо, если вы обращаетесь в организацию, например, в социальный фонд для оформления пенсионных выплат, сотрудники СФР сами запрашивают информацию.

Как отмечает Любовь Уздимаева, в ближайших планах коллектива городского архива – продолжать так же усердно работать.

«Юбилей учреждения – важное событие для всех наших сотрудников. Желаю коллегам и дальше с таким же интересом относиться к своей профессии, успехов и благополучия!»

поздравляет коллектив архива Любовь Витальевна.

Наша справка

Муниципальное бюджетное учреждение «Городской архив городского округа город Дзержинск» располагается по адресу: улица Октябрьская, 72А. Задать интересующие вопросы можно по телефону: 8 (8313) 39­78­71 или по электронной почте: arhiv­dzr@mail.ru. Дополнительная информация на сайте учреждения.

Мнения сотрудников

Светлана Маслова, ведущий архивист отдела использования:

«С удовольствием работаю в городском архиве вот уже двадцать лет, с его основания. У нас очень дружный коллектив. Считаю, что главные качества, которыми должен обладать профессиональный архивист, – внимательность и точность. Искать информацию интересно, помогать людям приятно. Бывают неординарные или сложные для выполнения запросы, в каждой работе свои нюансы, но мы с ними справляемся».

Юлия Рябинина, ведущий архивист отдела комплектования:

«В настоящее время занимаюсь обработкой документов. Что это предполагает? Допустим, организация передает в архив документы. Прежде чем передать их на хранение, нужно их обработать, проверить, сформировать, чтобы легче было их найти и предоставить интересующую информацию. Нужно быть предельно внимательным, чтобы все данные были указаны правильно и совпадали. Желаю сотрудникам коллектива успехов в работе!»

Татьяна Демидова, архивист первой категории отдела сохранности:

«Вместе с другими сотрудниками отдела занимаюсь выемкой и раскладкой дел по коробам, написанием ярлыков, топографических указателей. Как и все коллеги, считаю, что в нашей работе ключевую роль играет внимательность. Может быть, кому-то такая деятельность покажется скучной, но только не мне. На мой взгляд, работать в архиве очень интересно, к тому же у нас сложился такой отличный коллектив!».

Людмила Догадина, заместитель директора по информационному взаимодействию и использованию архивных документов:

«Занимаюсь координацией и контролем отдела использования архивных документов. Работа достаточно объемная, но уже привычная. Про внимательность и точность скажут все, и это действительно главное в нашей профессии. Коллектив архива сплоченный, и в него быстро «вливаются» новички. Пользуясь случаем, высказываю пожелание работодателям: пожалуйста, при закрытии учреждений сдавайте документы в городской архив, чтобы его сотрудники могли выдавать людям требующиеся им документы». 

Напомним, нижегородские архивисты создают электронные Книги Памяти муниципальных образований региона.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото Юлии Волковой

Я с «Корунда» никуда!

Я с «Корунда» никуда!

Чернореченцы всегда оставались верными своей традиции: в первую очередь осваивать производство той продукции, в которой остро нуждается государство. Сегодня рассказ о Евгении Дмитриевиче Бровко – ветеране ООО «Корунд» (в прошлом «Чернореченский химический завод имени М. И. Калинина»).

Это была судьба

Евгений родился 1 января 1942 года в одной из глухих деревушек на Алтае. Родители были из сельской интеллигенции: мама – учительница в начальной школе-четырехлетке, а папа – председатель колхоза. Отец ушел на фронт, сибирская дивизия, в которой он воевал, в числе других в октябре 41-го была переброшена под Москву. В тех боях отец мальчика получил тяжелое ранение и был эвакуирован в Ковров.

«У него вся жизнь связана с армией. А мама была единственным на всю деревню педагогом. Вспоминала, что в ее классе на одном ряду сидели первоклашки и четвероклашки, на другом – все остальные ученики. Так она и занималась со всеми сразу. Была и завучем, и учителем, и завхозом»,

говорит Евгений Дмитриевич.

После войны семья Бровко по долгу службы перебралась в украинский город Рени на Дунае, затем отца перевели в Николаев на Черном море, потом всё семейство оказалось в Тюмени и, наконец, вернулось на родину, в Алтайский край, в город Бийск.

Окончив школу, Женя устроился на работу в «П/Я 28» – филиал Московского НИИ-9, на базе которого предстояло создать многопрофильный институт оборонного назначения.

Для выполнения этого задания направили Якова Федоровича Савченко, который в течение 17 лет трудился на заводе им. Свердлова на ответственных должностях.

«Я стал работать в лаборатории взрывчатых веществ. Было очень интересно – инженер дает рецептуру приготовления пороха, там указаны вещества, которые нужно смешать, их дозировка и прочее, произвести воспламенение смеси и зафиксировать характеристики. Таким же образом создавались образцы взрывчатых веществ. После их упаковывали и отправляли на испытания. Шутники поместили перед входом табличку: «Всяк входящий сюда, оставь свои надежды…». Так и шло всё своим чередом – снимали характеристики, инженеры вносили коррективы в рецептуру и получали следующее задание»,

рассказывает наш собеседник.

Конечно, на тот момент Евгений еще не был профессиональным лаборантом, но работа была ему по душе – он с готовностью учился и был на хорошем счету в лаборатории. В то время Яков Федорович Савченко работал над кандидатской диссертацией и ему понадобились специалисты для выполнения серии опытов. В эту небольшую группу инженеров и техников попал и Бровко, так как лаборанты и техники из Дзержинска и других городов еще не прибыли.

Я с «Корунда» никуда!

Дальнейший путь Евгения был определен, и он твердо решил связать свою жизнь с химическим производством. Поступил в институт и, отучившись один год в Бийске, перевелся на вечернее отделение Горьковского политехнического института. Переехал в Дзержинск и одновременно с учебой начал трудиться на Чернореченском химическом заводе в Центральной заводской лаборатории в методико-аналитической группе, которой руководил талантливый ученый химик-аналитик Георгий Владимирович Заваров. Он и сделал из Евгения настоящего лаборанта.

Всегда в лидерах

Позднее Евгений Бровко перешел работать на производство в цех фосгена сменным мастером, а затем начальником смены.

«Этот цех – единственный в то время в стране – выпускал сильнодействующее ядовитое вещество – фосген, который относится к продуктам двойного назначения. В мирное время использовался для получения полупродуктов лекарственных препаратов, которые отправляли на фармацевтические заводы»,

поясняет Евгений Дмитриевич.

После окончания института в 1967 году его вместе с другими молодыми специалистами, уже имевшими практический опыт, направили в строящееся новое производство аммиака на должность начальника смены.
«С робостью и волнением я вступил на площадку производства. Проходя мимо установленного оборудования, думал, справлюсь ли я? Ничего подобного я еще не встречал. Меня встретил строгий изучающий взгляд начальника производства, Ибрагима Гиреевича Баширова. Визуальное «тестирование» я прошел успешно и сразу же вместе с коллегами отправился на стажировку в другие города. К концу декабря производство было введено в эксплуатацию», произносит Евгений Дмитриевич.

А уже в марте 1968-го завод получил первые тонны аммиака на новом производстве.

«Тогда это был большой шаг вперед. С достижением проектной мощности выпуск аммиака составил 25 тонн в час. Примерно столько же, сколько старый цех выпускал за сутки. Опыт, приобретенный там, в дальнейшем помогал в решении многих проблем»,

отмечает наш рассказчик.

Спустя три года Евгения Дмитриевича назначили руководителем сектора производственно-технического отдела (ПТО), в том числе занимавшегося вопросами охраны природы: контролем выбросов в атмосферу, в водоемы, работы очистных установок, состояния сточных вод от цехов, выхлопов в воздух.

«Я там не засиделся – много бумажной работы, волокиты. Хотелось живой инженерной работы, изобретать, проявить себя в других делах. К этому с пониманием отнесся Борис Иванович Коломазов, начальник ПТО. Он и предложил директору завода Алексею Георгиевичу Петрищеву назначить меня заместителем начальника цеха изоцианатов, который «лихорадило», план не выполнялся, были большие перерасходы сырья. Возглавил его Юрий Николаевич Буданов, бывший заместитель начальника одного из цехов в производстве аммиака. Мы были молоды, амбициозны, оба аммиачники – ну и взялись за дело»,

признается Евгений Дмитриевич.

Первая половина дня молодых начальников проходила в цехе. Так они вникали во все тонкости, а после обеда садились за документацию.

Спустя год цех выбился из отстающих в передовики, стал занимать призовые места в заводских соцсоревнованиях, а молодые руководители получили признание в коллективе.

Перед предприятием, наращивающим из года в год свою мощь, встали очередные задачи. На этот раз – по созданию цеха модифицированных изоцианатов. Началось всё в 1976 году, когда московский автозавод имени Ленинского комсомола обратился к химикам с просьбой разработать необходимые пенополиуретановые компоненты для производства сидений и спинок из эластичного мягкого материала.

Понимая, что заграничное сырье было очень дорогим, задачу решили специалисты из Владимирского ВНИИСС и Дзержинского ГИАПа, создав технологию получения полиэфирного и изоцианатного компонентов, а предприятию предстояло создать производственные участки и освоить выпуск этой продукции.

«Для завода это было совершенно новое и необычное дело. Руководство предприятия озадачило нас в первых числах января, а в марте уже нужно было выпустить первую тонну продукта. Кадров не хватало, зарплата была низкой, аппаратчики разбежались. Немногих специалистов удалось вернуть, изменив зарплатную сетку. Остальных набирали с улицы, учили. Времени было мало, поэтому иногда сами вставали в смены, пока новички обучались и работали под нашим присмотром»,

вспоминает Евгений Бровко.

Официально цех был создан 23 января 1978 года, а через 17 дней была получена первая тонна суризона АТМ – так химики называли новую продукцию. Она успешно прошла испытания, став первым продуктом, получившим Государственный знак качества. Большая заслуга в этом Сергея Сергеевича Балова, заместителя начальника цеха, грамотного, трудолюбивого, способного инженера. С той поры «Москвичи» стали комплектоваться сиденьями из отечественного пенополиуретана, а с увеличением объемов производства и «Жигули», и «Волги».

Я с «Корунда» никуда!

В 1979 году министерство включило «Корунд» в «Программу по подготовке и оснащению олимпийских объектов». Чтобы обеспечить мебельную промышленность пенополиуретанами, необходимо было срочно разработать технологию и проект новых установок. Три тысячи тонн нужных компонентов предприятие выдало досрочно. Это помогло вполовину уменьшить закупку сырья из-за границы.

«Самой интересной страницей в моей производственной жизни было создание производства по выпуску блочного открытопористого пенополиуретана марки ППУ ЭО-100. Этот материал имеет прямое отношение к афганским событиям. Наша авиация несла много потерь в летном составе и в технике, так как противник бил из пулеметов по топливным бакам самолетов и вертолетов. Для их защиты и разработали рецептуру и технологию ППУ ЭО-100. Опытные партии продукта прошли проверку в боевых условиях. Минхимпром принял решение разместить производство этого материала на «Корунде». Цеховой персонал прошел обучение и успешно освоил работу по выпуску этого крайне необходимого материала».

Его стали сразу отправлять на военные ремонтные заводы для заправки топливных баков боевой техники. Запас топлива стал меньше, но при попадании осколков и пуль в топливные баки взрыва не происходило, и у летчика было достаточно времени для возвращения на аэродром.

Трудовая вахта продолжается

В 50 лет Евгений Дмитриевич оформил пенсию, но продолжил трудиться на заводе в должности заместителя главного инженера по производству. Потом стал начальником службы технического контроля. Там он проработал около десяти лет, руководя работой 18 лабораторий, пяти контрольных групп, под его руководством находился коллектив численностью 300 человек.

Предлагали ему работать и на других заводах, на что Евгений Дмитриевич неизменно отвечал: «Я с «Корунда» никуда!». На заслуженный отдых он вышел лишь в 2008 году, спустя 46 лет после того, как начал работать на родном предприятии.

Но и сейчас его жизнь тесно связана с «Корундом» – он состоит в Совете ветеранов предприятия. А это насыщенная интересными и значимыми событиями жизнь: городские и областные смотры, конкурсы, КВН и игры «Что? Где? Когда?». И другие важные дела.

Одно из самых главных сегодня – поддержка наших бойцов, участников СВО. Ветераны «Корунда» стали изготавливать маскировочные сети и уже отправили «за ленточку» 16 штук. В этой работе занято около 50 человек. С каждой сеткой они посылают бойцам письма и подарки. Еще изготавливают окопные свечи, вяжут носки – в общем, активно занимаются сбором гуманитарной помощи.

«За годы, проведенные на химпроизводстве, было много самых разных событий, связанных с быстрыми темпами строительства, проведением реконструкций, освоением новых технологических процессов, преодолением разных трудностей и проблем в техпроцессе. Но этим и была интересна работа. Нам никогда не приходилось подолгу ждать гостей из НИИ – мы были для них опытной площадкой. И самое главное – мы видели результаты своего труда», завершает разговор Евгений Дмитриевич.

Напомним, новый бетонный завод построили в Дзержинске.

Наталья ПАВЛОВА

Фото из личного архива Евгения Бровко

Юбилей хранилища историй

Юбилей хранилища историй

Огромные площади стеллажей заполнены историческими документами: почти 500 тысяч дел, или, на профессиональном языке, единиц хранения – так выглядит основное помещение Дзержинского городского архива.

Его сотрудники – внимательные и усидчивые люди, с интересом относящиеся к своему непростому, но важному делу. В апреле учреждение отмечает двадцатилетний юбилей, что и послужило поводом познакомиться с его работой поближе.

Для сохранности документов

Решение открыть специальное учреждение, где могли бы храниться все документы, принадлежало действующей в 2004 году городской власти. Директор МБУ «Городской архив городского округа город Дзержинск» Любовь Уздимаева рассказывает:

«Так получилось, что одним из поводов открыть учреждение стало не самое приятное событие. При ликвидации завода «Корунд» документы, среди которых были и те, что по личному составу, вывезли в санаторий. И об их надлежащем хранении не позаботились. Тогда комиссия от администрации приняла решение организовать такое хранилище, где бы они содержались. До этого у нас действовал только архивный отдел, который занимался в основном управленческой документацией – фондами прокуратуры, суда и прочими. Документы заводчан хранились на самих предприятиях. Вместить всё это отдел уже не мог, и 1 апреля 2004 года было принято решение об открытии городского архива. С самого начала и по настоящее время основное хранилище располагается на улице Октябрьской, 72А».

Перед архивистами нового учреждения встала непростая задача: обработать и отреставрировать более 50 тысяч документов, которые раньше находились в сыром помещении. Условия работы тоже оставляли желать лучшего – приходилось пользоваться старой оргтехникой, а сами документы из­за отсутствия оборудованного помещения были разложены на полу. Но эти сложности не напугали инициативный и энергичный коллектив. Архивисты понимали, что нужно поскорее восстановить все документы, чтобы дзержинцы могли получать необходимые для заслуженных выплат справки.

«Среди наших сотрудников есть те, кто трудится здесь с самого открытия. Это Людмила Александровна Догадина, Юлия Николаевна Рябинина, Светлана Витальевна Маслова, Татьяна Ивановна Демидова. К старейшим работникам могу причислить и себя. Начинала свой карьерный путь в учреждении как архивист первой категории и, постепенно поднимаясь по служебной лестнице, дошла до директора»,

вспоминает Любовь Витальевна.

Наш адрес – три дома и улицы

Изначально коллектив архива имел дело исключительно с документами по личному составу: обеспечивал их сохранность, комплектование и использование. Но со временем задач стало больше, и теперь в учреждении проводят также комплекс работ по управленческой и научно­технической документации.

В связи с этим открылись два дополнительных хранилища – на улице Комбрига Патоличева, 5 и на проспекте Ленина, 80. Однако по всем интересующим вопросам нужно обращаться по основному адресу.

«Помимо выполнения ключевых задач, сейчас мы активно занимаемся сбором информации для Книги памяти. Обращаемся к горожанам с просьбой приносить сохранившиеся фронтовые фотографии и письма времен Великой Отечественной войны. Принимаем и документы, касающиеся участников СВО. Если в случае с Книгой памяти все данные затем будут в открытом доступе, то эти сведения являются закрытыми. Отмечу, что все сотрудники архива при устройстве на работу подписывают согласие о неразглашении»,

поясняет Любовь Уздимаева.

Есть спрос на запрос

По словам директора, можно не сомневаться в профессионализме сотрудников архива, которые добросовестно и скрупулезно относятся к своей работе. Отделы тесно взаимодействуют между собой. Здесь доброжелательно и с уважением относятся к новичкам: стараются во всём  им помогать. Кстати, принимают на работу и без профильного образования – было бы желание, а пройти обучение и набраться опыта можно постепенно. Любовь Витальевна подчеркивает:

«Уверена, что каждый архивист еще и отличный делопроизводитель. Наши сотрудники знают весь путь документов, то, как нужно с ними работать и быстро предоставлять людям информацию. Для оперативного поиска нужного документа в архиве сканируют дела. Есть особо ценные документы, датированные началом двадцатого века. А вот уникальных – к ним причисляются свидетельства девятнадцатого века – нет».

В год в городской архив поступает порядка 9­10 тысяч запросов. Многие из них касаются уточнений по вопросам стажа, социальных выплат, зарплат, данных из домовых книг, проектной документации и прочего. Иногда обращаются и за медицинскими выписками, но в этом архивисты помочь не могут: такие документы хранятся в больницах.

Оформить запрос можно непосредственно в городском архиве, через почту или в электронном виде. Либо, если вы обращаетесь в организацию, например, в социальный фонд для оформления пенсионных выплат, сотрудники СФР сами запрашивают информацию.

Как отмечает Любовь Уздимаева, в ближайших планах коллектива городского архива – продолжать так же усердно работать.

«Юбилей учреждения – важное событие для всех наших сотрудников. Желаю коллегам и дальше с таким же интересом относиться к своей профессии, успехов и благополучия!»

поздравляет коллектив архива Любовь Витальевна.

Наша справка

Муниципальное бюджетное учреждение «Городской архив городского округа город Дзержинск» располагается по адресу: улица Октябрьская, 72А. Задать интересующие вопросы можно по телефону: 8 (8313) 39­78­71 или по электронной почте: arhiv­dzr@mail.ru. Дополнительная информация на сайте учреждения.

Мнения сотрудников

Светлана Маслова, ведущий архивист отдела использования:

«С удовольствием работаю в городском архиве вот уже двадцать лет, с его основания. У нас очень дружный коллектив. Считаю, что главные качества, которыми должен обладать профессиональный архивист, – внимательность и точность. Искать информацию интересно, помогать людям приятно. Бывают неординарные или сложные для выполнения запросы, в каждой работе свои нюансы, но мы с ними справляемся».

Юлия Рябинина, ведущий архивист отдела комплектования:

«В настоящее время занимаюсь обработкой документов. Что это предполагает? Допустим, организация передает в архив документы. Прежде чем передать их на хранение, нужно их обработать, проверить, сформировать, чтобы легче было их найти и предоставить интересующую информацию. Нужно быть предельно внимательным, чтобы все данные были указаны правильно и совпадали. Желаю сотрудникам коллектива успехов в работе!».

Татьяна Демидова, архивист первой категории отдела сохранности:

«Вместе с другими сотрудниками отдела занимаюсь выемкой и раскладкой дел по коробам, написанием ярлыков, топографических указателей. Как и все коллеги, считаю, что в нашей работе ключевую роль играет внимательность. Может быть, кому-­то такая деятельность покажется скучной, но только не мне. На мой взгляд, работать в архиве очень интересно, к тому же у нас сложился такой отличный коллектив!».

Людмила Догадина, заместитель директора по информационному взаимодействию и использованию архивных документов:

«Занимаюсь координацией и контролем отдела использования архивных документов. Работа достаточно объемная, но уже привычная. Про внимательность и точность скажут все, и это действительно главное в нашей профессии. Коллектив архива сплоченный, и в него быстро «вливаются» новички. Пользуясь случаем, высказываю пожелание работодателям: пожалуйста, при закрытии учреждений сдавайте документы в городской архив, чтобы его сотрудники могли выдавать людям требующиеся им документы». 

Напомним, «Дзержинские ведомости» и городской архив создают интерактивную книгу «Дзержинск – город трудовой доблести».

Ксения КНЯЗЕВА

Фото Юлии Волковой

На высоких подиумах

На высоких подиумах

В начале марта Московская неделя моды  сразу на двух площадках собрала отечественных и зарубежных швей, дизайнеров и представительниц различных модельных агентств. Среди последних на подиуме блистали и участницы из Дзержинска – девушки из модельной студии NATALY MODELS. Вместе с ее директором Натальей Перевезенцевой мы вспоминаем о том, как это было.

Наталья, Московская неделя моды – одно из масштабных событий в фешн­индустрии. Как среди участниц на подиуме оказались представительницы нашего города?

«Второй сезон Московской недели моды­-2024 проходил с 1 по 8 марта. Отечественные бренды представляли модельеры из разных регионов: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Улан-­Удэ, Калининграда, Пятигорска и других. Мы получили приглашение от дизайнера из Нижнего Новгорода Елены Нестеровой. Ранее мы с ней не были знакомы, и приняли ее предложение с радостью. Мне, как руководителю модельной студии NATALY MODELS, всегда интересны такие глобальные проекты. Неделя моды в Москве – широко известное мероприятие, когда-то я сама принимала в ней участие в качестве модели. Это и стало первым решающим фактором. Забегая вперед, скажу, что в этот раз я повторила свой опыт».

Более 230 дизайнеров из России из десяти дружественных государств. Как не затеряться в этом многообразии брендов?

«С коллекцией нарядов мы познакомились до того, как ее представляли.  Елена Нестерова позиционирует свой бренд LeNeS как одежду для деловой женщины. Ее вещи сочетают в себе стиль и комфорт. Задолго до показа нижегородский дизайнер приняла участие в нескольких отборах. Конкуренция была жесткой: заявки на участие подавали около тысячи дизайнеров из всех регионов России и других стран. Плюсом для Нестеровой стали высочайшее качество пошива и премиальные ткани, которые используются для создания одежды. В итоге к показу было подготовлено 32 образа весенне-­летней коллекции и вечерняя премиум­-линейка. Мы показали четыре из них».

У моделей из вашей студии была какая­-то предварительная подготовка или кастинг?

«Конечно, и по моделям кастинги были тоже. Фотографии девочек отправляла заранее самой Нестеровой. Она отбирала в соответствии с ее представлением образа. Елена выбрала пятерых, включая меня, но одна девушка заболела в день отъезда. На подиум вышли Мария Осипова, Ирина Перевезенцева, Виктория Редекоп и я. Девушки уже не первый год в модельном бизнесе, имеют опыт участия в показах, в том числе и международных. Особых требований, кроме опыта и модельных параметров, к ним не предъявляли. Обычно дизайнеры шьют свои коллекции на женщин ростом от 165 до 175 см, поэтому ограничения были по росту – до 182 см. Размеры – от 42 до 48-­го. Елена также приглашала моделей из других агентств».

Для моделей важен цвет волос или тон маникюра?

«Безусловно, розовые, синие и другие оттенки волос не приветствуются ни в одном модельном агентстве, если, конечно, это не съемка в стиле гранж. Стилисты Московской недели моды рекомендовали маникюр в нюдовых, пастельных тонах».

У вас самой это не первый опыт участия в Московской неделе моды?

«Это событие в мире моды берет свое начало с 1994 года и уже более двадцати лет в Москве проходит два раза в год. Но ковидные ограничения в 2020 году закрыли все показы. И вот спустя три года Неделя моды снова состоялась. Первый раз на этот высокий подиум я выходила, когда сама начинала карьеру в модельном бизнесе. Конечно, после такого длительного перерыва, для меня в этот раз всё было волнительно. Сконцентрировалась на том, что в коллекции был образ, подходящий мне и по стилю, и по духу. У меня было желание посетить это фешн­-событие, в том числе и как директора модельного агентства».

Наталья Перевезенцева из Дзержинска

Вашим днем показа было 2 марта, местом проведения – павильон № 75 ВДНХ. Какое впечатление произвела международная выставка­форум «Россия»?

«Утром мы сели на скоростной поезд в Дзержинске, а поздним вечером после показа уже вернулись домой, поэтому не смогли оценить выставку в полном масштабе. Это была суббота, один из самых ходовых дней. Перед показом была подготовительная часть, за кулисами нас готовили самым тщательным образом: профессиональный макияж, прическа – волосок к волоску, подгонка костюмов по фигуре, хотя мы всегда стараемся соблюдать правильное питание и следим за параметрами своей фигуры. На диетах не сидим!».

Первые дни Недели моды выдались насыщенными и смогли поразить искушенного зрителя. Так, на подиуме зрители смогли увидеть Ларису Долину в российском триколоре и дочь актрисы Орнеллы Мути Найке Ривелли в «голом» платье. Какие ощущения испытывали вы?

«Это было невероятно и захватывающе даже для меня. Выходить на подиум одной из главных площадок страны – незабываемые впечатления из раза в раз! Сильное мероприятие с хорошей организацией: визажисты и стилисты были не только за кулисами показа, но и в последние минуты перед выходом на сцену. Самыми лучшими итогами Московской недели моды для девочек стало портфолио от профессиональных фотографов, уроки от стилистов и визажистов, а для некоторых – контракты и участие в других показах. Например, Виктория Редекоп буквально через неделю стала моделью Moscow Fashion Show весна 2024».

А для директора модельной студии каким стал этот опыт?

«Я получила прекрасную возможность познакомиться с новыми дизайнерами, заявить о своей студии, показать товар лицом, чтобы наших девушек заметили и приглашали на показы коллекций. Предварительно уже общались с несколькими модельерами, контракты пока не заключали, но вероятность дальнейшего сотрудничества уже есть. И в том числе на Неделе моды в следующем сезоне».

Компетентно

Елена Нестерова, основатель LeNeS brand:

«Мы вошли топ­-100 лучших брендов по итогам Московской недели моды. О том, что мы участвуем, узнали за неделю до мероприятия. Для показа отобрали новинки весенне-­летней коллекции из хлопкового вельвета и вискозы. А еще наша команда впервые представила вечерние наряды. В них мы использовали элементы ручной вышивки камнями и цепочками страз. Аксессуары – цветы­-броши ручной работы наших дизайнеров. Показ прошел на одном дыхании, это была буря эмоций, адреналин зашкаливал».

Наша справка

Бренд LeNeS основан в 2019 году в Нижнем Новгороде дизайнером Еленой Нестеровой. Визитной карточкой бренда являются женские деловые костюмы, которые не теряют своей актуальности из сезона в сезон. В новой коллекции использованы преимущественно натуральные ткани. Само шоу можно было условно поделить на две части: расслабленные костюмы­двойки для повседневных образов и вечерние платья­пиджаки, костюмы с прозрачными юбками в пол. Каждую модель дополнял яркий акцент: классическая или стразовая бахрома, крупные контрастные цветы­броши, запоминающаяся фурнитура. Последним образом стало длинное красное платье с открытой линией плеч и спины.

Будь в тренде!

Весна 2024 года несет в себе множество сюрпризов для поклонниц высокой моды. Среди основных – многослойность, сочетание тонкого шелка  и вставок из вязаной пряжи, объемные цветы-броши из органзы, стразы, камни и цветная кожа в куртках, юбках и даже комбинезонах-скафандрах.

Идеи того, что носить в этом сезоне, почерпнуты как раз с показов коллекций Московской недели моды. Что же предлагают модницам дизайнеры?

В качестве верхней одежды этой весной предлагается носить объемные стеганые жилеты, потертые кожаные куртки самых ярких расцветок, пальто с длиной до пят либо надевать сразу два тренча – один поверх другого – эффект многослойности вам обеспечен!

Не теряют своей актуальности грубые ботинки на толстой подошве, компанию им составляют сапоги и ботильоны с тупым мысом либо остроносые ботинки на толстом устойчивом каблуке. Приветствуются контрастные подошвы в кроссовках и кеды под винтаж.

Основной принт – бабочки и «гусиная лапка». И если первый рисуется в различных вариантах на любых текстурах — от кружева до джинсы, то классическая расцветка «гусиная лапка» приобретает новый смысл в этом сезоне. Теперь черно-белые тона сменили «сочный» бордо, голубой и даже зеленый. Тот самый костюм или жакет в новом цветовом решении подчеркнет неординарный стиль и характер каждой уверенной в себе женщины.

В моде – длина до колена. И это касается не только платьев и юбок, но и шорт, которые можно смело сочетать с пиджаками, будто снятыми с мужского плеча. Но при этом расшитыми стразами или крупными камнями.

Из аксессуаров выделяются объемные сумки с «обвесами» – цепочками, брелоками и платками, кожаные ремни, часто не в цвет, а также ремни-шнурки, которые дизайнеры рекомендуют носить с пальто. Чокеры остались в прошлом, им на смену пришли крупные цепи на шее и талии, а также кулоны, уходящие своей длиной к линии пупка. Широкие браслеты, металл можно и нужно сочетать с пластиком, шарообразные серьги-клипсы, сумки на цепочке и бандана – назад в 90-е!

Напомним, две дзержинские красавицы приняли участие в конкурсе красоты в Сочи.

Ольга СЕРЁГИНА

Фото представлены Натальей Перевезенцевой