В «сердце» больницы

В «сердце» больницы

«Зажим, скальпель», – командует доктор. И медсестра подает ему нужные инструменты.

«Так только в кино показывают. На самом деле опытная медсестра должна заранее продумывать ход операции. И читать мысли хирурга. Он еще даже вслух ничего не произнес, а она уже знает, что врач попросит»,

улыбаясь, объясняет она.

О своей любимой работе рассказывает операционная медсестра ГБУЗ НО «БСМП г. Дзержинска» Наиля Хабибрахманова.

Твердый стержень и золотые руки

Родители Наили к медицине никакого отношения не имели. Папа – машинист экскаватора, мама – лаборант химанализа. Зато у ее бабушки и дедушки (по маминой линии) лечились все жители села и их животинка. Дед был ветеринаром, бабуля – фельдшером ФАПа. К их дому «не зарастала народная тропа»: с хворями и болезнями шли к ним в любое время дня и ночи.

На вопрос, почему же мама не пошла по стопам родителей, Наиля Гаптельхаевна отвечает:

«Она была очень мягкой, жалостливой. А в медицине одних этих качеств недостаточно. Здесь в первую очередь нужно иметь твердый внутренний стержень, уметь в нужное время взять себя в руки и иногда даже проявить жесткость. И всё это для блага пациентов. Что касается меня, то я всегда знала, что буду медиком. Наверное, так через поколение сработали гены бабушки с дедушкой!».

Окончив одиннадцать классов 32-¬й школы, Наиля стала студенткой Нижегородского медицинского колледжа. На бюджет в мединститут, объясняет она, тогда поступить было практически нереально. А вот в колледже она легко набрала необходимые проходные баллы, причем на самое престижное отделение – «фельдшер скорой медицинской помощи». С первых же занятий девушка поняла: с выбором профессии не ошиблась.

«Анатомию обожала. Было безумно интересно разбираться, как же устроен организм человека. В нем всё настолько разумно и волшебно, что поневоле начинаешь задумываться о наличии высшей силы, создавшей такой необыкновенный механизм»,

вспоминает она.

Свой самый первый внутримышечный укол Наиля помнит до сих пор.

«Было очень страшно причинить человеку физическую боль. Спасибо первому пациенту: он сказал, что у меня рука легкая. Уж не знаю, правда ли это была, или он просто хотел меня поддержать, но появилась некая уверенность в себе».

Второй раз фраза про ее необыкновенные руки прозвучала, когда она пришла устраиваться на работу. «Какая больница у нас самая крупная? – задала себе вопрос вчерашняя выпускница. – Конечно, БСМП». И отправилась туда в отдел кадров. Ей предложили две вакансии – на станцию скорой помощи и медсестрой в операционный блок.

«На скорой я проходила практику: поняла, что это не мое. Суть работы – оказать первую помощь больному и отвезти его в больницу, где его будут лечить дальше. Вот мне интересно это «дальше». Подкупили и слова присутствующей на собеседовании старшей медсестры оперблока, которая сказала, что у меня руки операционной медсестры».

Универсальная операционная медсестра

Наиля тогда даже не отдавала себе отчета, что идет в самое, если можно так выразиться, тяжелое отделение. Ведь операционный блок – это «сердце» БСМП!

Где-то месяц она работала на операциях в паре с опытной коллегой. Училась, как правильно намыть руки, одеться, накрыть операционный стол. Нюансов здесь множество!

И всё нужно неукоснительно соблюдать. Ведь в операционной должна царить полная стерильность. Без аккуратности и где-то даже патологической педантичности никуда.

«Первое время я находилась в полной прострации: что происходит, что нужно делать? И куда только подевались знания по анатомии, которую я штудировала с такой любовью? И так было до тех пор, пока я не осталась в операционной одна. В смысле не в полном одиночестве, а без коллеги-наставника. Когда кто-то стоит за спиной, подсознательно понимаешь: тебе помогут и подскажут. А вот когда всё делаешь сама – тогда, наконец, начинаешь думать. Первое время, случалось, врачи журили. Не без этого. По-доброму, конечно. Но запоминающе»,

признается Наиля Гаптельхаевна.

Год девушка отработала в экстренной операционной. А потом по просьбе руководства работала в разных операционных: нужен был универсальный специалист. Дело в том, что у каждой операционный свой профиль, соответствующий определенному отделению больницы: детский, урологический, травматологический и так далее. И, соответственно, свои медицинские сестры, специализирующиеся на определенных видах операций.

«Было тяжело. Месяц занимаешься, к примеру, урологическими операциями, а потом переходишь на детские. А ведь это абсолютно другие манипуляции, другие инструменты. Перестроиться не так-то просто. Но зато сейчас я, без волнения, могу встать в любую операционную»,

вспоминает Наиля Гаптельхаевна.

После двухгодичного «круга» была травматология-ортопедия, а с 2020 года Наиля Хабибрахманова снова трудится там, где и начинала, – в экстренной операционной.

А проще говоря – на передовой БСМП. Если другие операционные работают «в день» и по плану, то экстренная – в режиме 24х7.

«В сменах, конечно, тяжелее. Особенно в ночных. Зачастую бежишь на операцию и не знаешь, на какую. Что тебя ждет: производственная травма, черепно¬-мозговая, ножевое ранение или последствия ДТП? И нужно уметь быстро собраться, среагировать и за секунду настроиться на работу».

Ради этого стоит жить…

Операционная бригада – это анастезиологи (врач и медсестра), хирурги – оперирующий и ассистент (иногда ассистентов бывает двое), операционная медсестра и санитарка. Когда случаи сложные, одновременно могут работать несколько бригад.

Операционная бригада – это слаженный механизм. И здесь нельзя выделить какой-то главный «винтик». Потому что успех зависит буквально от каждого члена команды.

«Когда стоишь у стола, забываешь про всё, в том числе и про какие-то физиологические потребности. У тебя как будто всё отключается, ты погружаешься в ход операции. И кроме коллег и больного больше ничего не существует»,

рассказывает операционная медсестра.

На вопрос, как она, такая хрупкая девушка, реагирует на «некрасивость» операции, Наиля Гаптельхаевна отвечает:

«У меня никогда не было ни страха, ни отвращения. Просто такой склад характера. Помню, позвала работать с собой подругу – она одну операцию отстояла и уволилась. И это нормально. У каждого человека свое предназначение. Операционная сама проводит «естественный отбор». К нам приходило много медсестер – опытных, умных, профессиональных, но… не операционных».

«Колоссальное чувство ответственности, аккуратность, собранность, не только физическая, но и эмоциональная, быстрая реакция»,

перечисляет наша героиня качества, которыми должна обладать операционная сестра.

А еще она всегда должна учиться, постоянно совершенствовать свои умения и навыки. Иначе нельзя: появляется современная аппаратура, внедряются новые методики. Казалось, буквально лет пять назад какая-то операция была редким явлением, а сейчас проводится как само собой разумеющееся. Полостные операции уже пересчитать по пальцам – уходят в прошлое. Поэтому операционные медсестры БСМП ежедневно повышают свой профессионализм.

«Конечно, существует определенная схема манипуляций для каждой патологии, но всё равно не бывает одинаковых операций. И мы всегда боремся за жизнь даже самого безнадежного больного. Продолжаем работать, несмотря на то, что он уходит на наших глазах. Почему? Да потому что случаются чудеса! Казалось бы, всё уже известно про тело человека, и ни в одном уголке не найдена душа. Но тогда скажите, почему выживают те, у кого, казалось бы, не было никаких шансов? Я люблю свою работу за то, что каждый день приношу пользу. Спасать людей – это счастье. Ради этого стоит жить…»,

улыбается Наиля Хабибрахманова.

Ранее

Ранее первые выпускницы курсов младших медсестер дзержинского центра «Покров» получили сертификаты.

Екатерина КОЗЛОВА
Фото Юлии Волковой

Над Баграмом дует ветер…

Каждый год 15 февраля отмечается годовщина вывода советских войск из Афганистана

В этот раз дата юбилейная – 35 лет. Памятное событие в истории нашей страны и очень важное для участников военного конфликта и их семей. В редакцию газеты обратился гвардии майор запаса, кавалер ордена «За службу Родине в ВС СССР» III степени Александр Артамонов. В прошлом году (№ 14, от 16 февраля 2023 года) мы уже публиковали выдержки из его личных дневников о службе в Кабуле. Сейчас представляем вниманию читателей воспоминания Александра Николаевича о Баграме.

15 февраля отмечается годовщина вывода советских войск из Афганистана

«Здесь вам не Кабул…»

«Утром 25 июня 1985 года наши, из батальона охраны, на всепроходной «шишиге» довезли меня до северо-западной окраины Кабула, так называемого Теплого стана. А дальше я на попутной БРДМ-2, которую комендантский пост включил в «сборную» колонну, поехал на север, в сторону Баграма.

В БРДМ были два хулиганистых молодых офицера: старший лейтенант – за рулем и капитан. Как только поехали, сразу, в нарушение всех инструктажей, «оторвались» от колонны. Водитель пересел на спинку сиденья: ноги в кроссовках на руле, голова без шлема – над люком, на глазах специальные очки – обзор хороший. В руках длинные палки, снизу прикрепленные к педалям. Передачи рычагом переключает сидящий на правом сиденье капитан. Скорость на шоссе более 100 км/ч. При этом на дороге, которая проходила через Аминовку, успевали объезжать все воронки от взрывов и мин. Шумахер и Джеймс Бонд отдыхают!

Наконец, показываются строения: прямо и слева – афганские, направо – КПП, ворота и Баграмский военный гарнизон. Прибыли.

Через главный КПП зашел на территорию гарнизона. Слева магазин военторг, дальше парк боевой техники. Поворачиваю направо. Слева большой металлический ангар – сборно-разборный модуль (СРМ): это гарнизонный дом офицеров, или попросту клуб. Справа забор, за ним несколько щитовых модулей – это управление и штаб дивизии. За модулями заглубленное укрепленное строение – центр боевого управления (ЦБУ) дивизии.

Баграм – это небольшой город к северу от Кабула, похожий на небольшое селение с аэродромом – авиабазой. Между ними 50 огненных и очень опасных километров. Город окружен горами, стоит на высоте 1500 метров над уровнем моря, как в чаше. Поэтому летом температура на солнце здесь до +60 0С градусов, зимой снега не бывает.

***

По прибытии представился командиру дивизии – генерал-майору Исаеву Василию Ивановичу. Получил инструктаж. Он приказал мне снять с груди знак «Гвардия» и белый ромб о военном образовании. Сказал: «Здесь Вам не Кабул». Чтобы знаки не сверкали на солнце и не выдавали офицера. На панаме и кепке приказал сменить офицерскую кокарду на солдатскую звездочку.

Вообще генерал-майор Исаев был очень хороший человек, умный и заботливый командир. Позже он несколько раз лично вызывал меня к себе для докладов о боевом применении боеприпасов.

В дивизии я сменил балагура и весельчака богатырского телосложения старшего лейтенанта Александра Несмеянова по прозвищу «Грустный». В армии он остался после военной кафедры института и службы лейтенантом по призыву. Но фору мог дать любому кадровому. Не зря он был назначен знаменосцем при награждении дивизии вторым орденом Красного Знамени.

***

Будучи назначенным на должность помощника начальника службы РАВ 108-й мсд по боеприпасам, я «перепрыгнул» ступень полкового звена и сразу попал в дивизию. Сам, конечно, не ожидал столь стремительного повышения, поэтому поначалу немного волновался. Раньше отвечал за обеспечение и исправность вооружения, боеприпасов и приборов отдельного батальона численностью порядка 350 человек, а теперь – за обеспечение всеми видами боеприпасов целой постоянно воюющей мотострелковой дивизии численностью более 14 тысяч человек.

Еще дивизии была постоянно придана вертолетная эскадрилья. А во время проведения крупных боевых операций в Панджшерском ущелье служба вооружения обеспечивала все прибывающие туда части.

По боеприпасам вел два вида учета: один оперативный – на планшете, по докладам из частей, второй – документальный, по накладным и книгам учета.

***

Условия проживания в дивизии были немного лучше, чем в батальоне охраны. Но главное, конечно, не условия, а моральный климат в коллективе. В Баграме я часто с теплотой вспоминал ставший мне родным Кабульский 1357-й отдельный батальон охраны, вспоминаю его и сейчас. Коллектив там был небольшой и очень дружный, все как родные. А здесь людей много, все разные, очень деловые и серьезные. Оно и понятно: задачи они выполняли более масштабные.

Разместили меня в щитовом модуле (казарме). В нашей комнате жили пять человек: я, помощник начальника автомобильной службы дивизии, старший лейтенант Леонид Косицкий, помощник начальника бронетанковой службы, дивизии капитан Александр Голов, помощник начальника связи дивизии по засекреченной аппаратуре связи, капитан Виктор Теущаков, помощник начальника службы РАВ дивизии по пунктам управления, капитан Владимир Кон.

В комнатах только ночевали, и то не всегда и не все. Жара, кондиционер справляется плохо. У входа – посты дежурного по общежитию. Дежурили женщины – служащие Советской Армии. В конце коридора душевые кабины, стиральные машины, электроутюги, доски для глажения, электроплиты. По сравнению с крепостью – цивилизация. Прямо за нашим модулем – о счастье! – баня.

Напротив модуля, через дорогу – щитовой домик под охраной часового: комната для хранения оружия офицеров и прапорщиков управления и штаба дивизии. Оружие получали только при выходе за территорию штаба. Каждый знал не только номер пирамиды (шкафа) и ячейки, где стоял его автомат, но и мог наощупь взять его по тревоге в темноте. Мой АК-74 №827842 был в пирамиде номер четыре, третий справа. Пистолеты – всегда при себе.

Дальше, за оружейной комнатой, была большая столовая… Во всех частях, в основном около штабов, под маскировочными сетями были места для курения и отдыха – самые настоящие оазисы среди жары.

От пыли до пули

Зона ответственности дивизии начиналась на севере – от пыльного города Пули-Хумри… Далее на юг, через высокогорный Гиндукуш-Доши, Хинджан, перевал и тоннель Саланг, Джабаль-ус-Сирадж, Панджшерское ущелье, Гульбахар, далее – Чарикар, Баграм, Аминовка, Кабул, затем на восток – Сароби и, наконец, Джелалабад – с обезьянами на пальмах. Общая протяженность маршрута зоны ответственности 380 км.
Не считая еще самого Панджшера.

Были у нас в Афганистане и свои поговорки на все случаи жизни: «Если хочешь жить в пыли, поезжай в Пули-Хумри. Если хочешь пулю в зад, поезжай в Джелалабад». Получается, что зона ответственности нашей 108-й мотострелковой дивизии была от пыли до пули.

***

В Рухе в составе 108-й мсд был и 682-й мсп, в/ч пп 86997. До 2.01.1980 года он дислоцировался в городе Дзержинске Горьковской области. Здесь он был в составе Сормовской 60-й танковой дивизии как 285-й танковый полк в/ч 77755. 14.02.1980 года 285-й тп в составе 201-й мсд убыл в ДРА в город Кундуз, затем передан в 108-ю мсд и передислоцирован в Баграм.

Полк уходил в ДРА из Дзержинска полностью укомплектованным личным составом, поэтому в 1980-1982 годах в этом полку, тогда еще танковом, в Кундузе и в Баграме служили все наши земляки – дзержинцы. После 1982 года на замену им стали прибывать военнослужащие из других регионов СССР.

23.03.1984 года 285-й тп переформирован в мотострелковый, получил закрытый (действительный) номер – 682 и передислоцирован в Панджшерское ущелье в Руху. Таким образом, он оказался в самом отдаленном и самом опасном месте Афганистана. Поэтому одних только боеприпасов в полку было десять боевых комплектов, причем всех видов, то есть больше боевой нормы в среднем в десять раз.

***

В Кабуле было всё ново, много впечатлений: старинная крепость, большой старинный восточный город, а здесь только одноэтажные мазанки, один большущий рынок, жара, ежедневная и круглосуточная работа по обеспечению войск боеприпасами, война, война и война…

Как и в Кабуле, после обеда обязательно ветер с пылью, но ветер сильнее и пыли больше. Фотографировать в Баграме было некогда, да и особо нечего. Никакого бега по утрам, конечно, нет. Сходить в магазин военторга, который совсем рядом, и то некогда…

***

Дорога через Баграм, вдоль аэродрома, была уложена бетонными плитами… Танки своими гусеницами разбили все стыки плит. Дорога стала как стиральная доска, поэтому на свой страх и риск выезжали через дыру в ограждении на идущую параллельно дороге взлетную полосу аэродрома, по которой в любой момент могли взлетать штурмовики…

Каждый раз при движении по городу в сторону складов проезжали через рынок, который был по обе стороны от дороги. Женщин без паранджи в городе не увидишь совсем… В дуканах полумрак, пахнет товаром, чаем, шурпой. Дуканщики нахваливают товар и жуют «чарс» (местный наркотик)…

***

Периодически дежурил помощником оперативного дежурного по 108-й мсд. Дежурства были хоть и напряженными, но в комфортном помещении, на телефонах, и не надо никуда бежать, ехать или лететь. Случались ночами душманские минометные обстрелы штаба дивизии: тогда объявляли тревогу… Все военнослужащие, кто ночевал в модулях, поднимались, надевали каски и бронежилеты, занимали оборону.

***

В 1984-1986 годах в Афганистане происходили самые крупные боевые столкновения с душманами. Они были хорошо вооружены и обучены своими  заокеанскими «хозяевами»… По данным разведки, на лето 1985 года основные, самые крупные, банды душманов находились в районах Баграма,  Панджшерского ущелья,  Чарикара и Джабаля-ус-Сираджа.

***

Командир дивизии генерал-майор Исаев лично иногда выезжал с офицерами управления в район Чарикара для рекогносцировки на местности. Затем отправлял их в полки дивизии для подготовки боевых операций.

Из рейсов в Джелалабад зимой с 1985 на 1986 год наши иногда привозили в Баграм обезьян. Ловили их там, одевали в хлопчатобумажное обмундирование, на голову – шапку-ушанку со звездой, в лапы – палку вместо оружия. Представляю удивление душманов, когда они видели в бинокль такого сильно небритого советского воина с обезьяньей мордой, сидящего на БТР. Обезьяны были, конечно, расстроены тем, что их привезли из лета в зиму, и дрожали при температуре около 0 градусов, но на бронемашинах сидели цепко. Потом их, конечно же, возвращали назад в Джелалабад, в лето. Не всё же на войне горевать да воевать.

***

В середине 1985 года началась грандиозная Панджшерская операция… Сразу попал в такую круговерть, словами не опишешь! В район Баграма прибыло очень много войск. Надо было круглосуточно грузить и разгружать буквально сотни КамАЗов с боеприпасами, принимать самолеты, отправлять и сопровождать десятки вертолетов и небольших колонн с боеприпасами в районы боевых действий… После операции в дивизию привезли много трофейного оружия и иностранные боеприпасы».

Продолжение в одном из следующих номеров.

Ранее мы публиковали историю и выдержки из личных дневников гвардии майора запаса, кавалера ордена «За службу Родине в ВС СССР» III степени Александра Артамонова.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из личного архива Александра Артамонова

Валентин Толоченко: «Мы – не афони!»

Дзержинский сантехник рассказал о своей профессии

В фильме «Афоня» Леонид Куравлев создал стереотип слесаря-сантехника: этакого дебошира-повесы, которому наплевать на проблемы жильцов, оставшихся без воды при аварии. Герой нашей публикации, Валентин Толоченко, пытается разрушить этот образ и своим трудом доказывает, что работа водопроводчиков направлена на помощь людям.

Валентин Толоченко уже долгие годы трудится в дзержинском «Прометее». Работа этого учреждения направлена на поддержку коммунальной составляющей объектов социальной сферы – школ, детских садов и учреждений дополнительного образования – и многоквартирных домов Дзержинска. Всего – около 180 объектов, которые обслуживает более 70 человек – профессионалов в своем деле.

«Валентин Александрович начинал трудовую деятельность в нашей организации с должности слесаря-сантехника. За эти годы повысил свою квалификацию, сейчас занимает должность мастера по сантех-участку, работает наставником для молодых специалистов. Он по собственной инициативе освоил сварочное дело, создал и возглавил цех по изготовлению металлических конструкций. Пользуется уважением среди коллег и сотрудников подведомственных учреждений»,

рассказывает о своем сотруднике директор МБУ «Прометей» Фёдор Чучелин.

После такой характеристики нельзя не задать вопрос, а как сам Валентин относится к тому, чем занимается?

«Сантехником быть я не хотел. Мечтал выучиться на археолога. Люблю историю, причем мне интересны все периоды: начиная от Золотой Орды, заканчивая империей. В свободное время выезжаю в поля с металлоискателем. Попадаются разные монетки, уже накопилась целая коллекция»,

с улыбкой признается мой собеседник.

Почему у Валентина не задалось с археологией, он скромно умалчивает, говорит, что поступил после окончания школы в техникум. Профессию выбрал более близкую к жизни в столице химии – техника-технолога химического холодильного машиностроения. Работа его была связана с химическими аппаратами, технологическими картами на дзержинском заводе
химического машиностроения.

С «Химмаша» Валентина Толоченко проводили в армию, а когда молодой человек вернулся со срочной службы, между прочим, на границе нашей страны с Польшей, предприятие пришло в упадок. Устроился слесарем в организацию, которая была причастна к коммунальной сфере:

«Профиль менять не хотел, но это были лихие 90-е, поэтому особенно выбирать не приходилось. Устроился туда, где платили деньги. Поначалу махал кувалдой, потом научился работать ключом».

Коммунальная сфера затянула Валентина с головой, и вот он уже работает в ДУКе, числится на хорошем счету среди слесарей-сантехников: может и трубу поменять, и засор в канализации устранить. Причем с Афоней себя никогда не сравнивал:

«Даже если рабочий день закончился, пока аварию и ее последствия не ликвидируем, людей без водоснабжения не оставим».

В 2019 году перешел в МБУ «Прометей». О своей работе говорит только с положительной стороны, но и отмечает некоторые нюансы. В основном они связаны с тем, что оборудование в образовательных учреждениях не менялось с момента постройки, а это, между прочим, 60-70-е годы прошлого века. Вот и стоят здания с полувековыми трубами, покрытыми изнутри коррозией и ржавчиной.

«По сути, в детских садах и школах нужно делать капитальный ремонт систем отопления, водоснабжения и канализации: сносить и монтировать из новых современных материалов. Батареи чугунные, на биметалл меняем их точечно, канализация также из чугунных труб, которые текут иногда под бетонным полом. Чтобы найти течь, нужно до нее еще докопаться»,

с сожалением отмечает Валентин Александрович.

К работе со сварочным аппаратом его подтолкнули коллеги. На их участке есть сварщики, иногда лишние руки просто необходимы. Так Валентин взял в руки горелку и электроды. Признается, что азов газосварки он, конечно, не знает, но полуавтоматом пользоваться умеет.

В подчинении мастера участка трое слесарей. Каждое утро начинается с набора заявок. Их бригада обслуживает достаточно протяженный участок – от Северных ворот до улицы Октябрьской. Самым «легким» временем года считают весну: лето – время капремонтов, осень – подготовка к отопительному сезону, зимой не выдерживают трубы вследствие их изношенности.

Декабрь и январь стали напряженными месяцами для бригады Толоченко. Очень много вызовов было по порывам труб отопления в образовательных учреждениях. Мастер связывает это с котельными, которые зависят от датчиков и работают в автоматическом режиме. Если температура теплоносителя резко повышается, то трубы могут не выдержать повышенной нагрузки. Где тонко – там и рвется!

«И с канализацией в образовательных учреждениях вечные проблемы: сливают пищевые отходы, бросают тряпки, один раз яблоко, не огрызок, стало причиной засора в туалете. Ученик решил проверить, пройдет ли оно в трубу. Машинки достаем, в школах часто попадаются ручки и тетради»,

вспоминает мастер и еще раз напоминает о правилах пользования канализационной системой.

«Не пытайтесь протолкнуть застрявший в унитазе предмет, он создаст еще больший засор, но при этом его не будет видно. Это лишние минуты работы для нас, сантехников. Мы не можем оставаться в стороне, когда труба зовет!».

Напомним, МБУ «Прометей Дзержинск» существует в Дзержинске уже более двадцати лет.

Вера АЛЕКСАНДРОВА

Александр и Наталья Петровские: «Химия нас связала!»

Александр и Наталья Петровские: «Химия нас связала!»

«Все счастливые семьи счастливы одинаково», – утверждал классик, и чета Петровских с ним полностью согласна. Посудите сами, он – директор Дзержинского политехнического института (филиала НГТУ им. Р.Е. Алексеева), она руководит научно-производственным комплексом «Компания Хома». Оба нашли свое призвание в химической отрасли и счастливы в браке вот уже 25 лет.

Профессор Мичурин

Александр и Наталья познакомились в дзержинском политехе. Девушка только что поступила на кафедру химической технологии органических веществ, а молодой человек уже учился на четвертом курсе.

«Я не собиралась связывать свою жизнь с химией, хотела поступать в медицинский, брала пример с бабушки. Биологию знала на отлично: главным героем наших с мамой игр, которая была биологом по образованию, обычно выступала инфузория-туфелька. Но для поступления мне необходимо было подтянуть химию. В 11 классе школьный учитель посоветовала занятия в Химической школе на базе политеха. Именно там я познакомилась с Александром Андреевичем Мичуриным, руководителем химической школы, и пообещала профессору, что за пару месяцев наверстаю пропущенный материал, ведь в его школе учились два года. Так я влюбилась в химию»,

начинает разговор Наталья Александровна.

Попав под харизму преподавателя, Наталья для себя решила, что теперь ее жизнь будет связана только с наукой. Вспоминает, как нервничала в момент поступления. Каждый день узнавала результаты зачисления и переспрашивала у встречных, станет ли она одной из студенток Мичурина.

Первым преподавателем Александра в вузе также был Мичурин. Но, в отличие от Натальи, юноша был уверен в своем выборе, поэтому и на курсы ходил, как положено, начиная с 10-го класса. Он до сих пор помнит свою ошибку на вступительных испытаниях, когда сказал, что цинк взаимодействует с водой:

«Я и сейчас считаю, что эти два вещества вступают в реакцию при высоких температурах, так и в учебниках написано. Но преподаватели задали вопрос: «Почему же тогда цинкуют крыши?». Про температуру в 800 градусов я не сразу вспомнил, и получил за свой ответ на экзамене четыре балла».

Оба утверждают, что получить образование в политехе непросто. И подход к обучению у каждого свой. Александр Михайлович признает, что химия терпит эксперименты, и в ней можно, что говорится, «похимичить», Наталья Александровна уверена, что в технических науках главное – понимать логику процесса.

Место встречи – студклуб

Бал первокурсника – традиционное мероприятие, которое организует студенческий клуб политеха для новичков, тем самым помогая им адаптироваться в вузе. Этакий «капустник», конкурс талантов между студенческими группами. Конечно, с тщательной подготовкой, долгими репетициями после учебных пар. И, по традиции, у каждой группы был куратор, студент старших курсов. Куратором группы Натальи назначили Александра Петровского, который к четвертому курсу стал ярким представителем студенческого актива.

Юноша сразу выделил Наталью из толпы юных студенток, которые с любопытством и некой настороженностью смотрели на старшекурсников. А сама девушка начала замечать настойчивого молодого человека, который каждое утро поджидал ее на ступеньках вуза:

«Саша был вежливым, обходительным. Но я планировала учиться, заниматься наукой, строить карьеру. В целом, как все. Будущий муж подкупил меня тем, что во время репетиций, на которые я ходила втайне от родителей и брала с собой младшего брата, потому что его не с кем было оставить, он выполнял с ним домашнее задание, подтягивал по математике».

Но о том, что дочь вопреки запретам родителей всё-таки ходит по вечерам в студклуб, да еще и таскает с собой младшего брата, стало известно родителям Натальи. О визите мамы в учебное учреждение до сих пор рассказывают в стенах политеха:

«Это было феерично! Мама уже на посту охраны заявила, что пришла забрать свою дочь! Потом уточнила – и сына. Александру Михайловичу во время официального знакомства с родителями еще долго нужно было оправдываться, что занятия в студклубе, кроме репетиций творческих номеров, больше ничего не подразумевали».

Свадьба и точка

«Наталья меня поразила красотой и общительностью, и я сразу понял, что эта девушка будет моей женой. А уж за свадьбой дело не стало. К четвертому курсу я уже выучился, больше занимался общественной деятельностью, и рассуждал так: все пробелы на лекциях я помогу ей восполнить, конспекты хранил бережно. Я не оставил Наталье выбора»,

рассказывает Александр Михайлович.

Когда друзья интересовались у пары, когда свадьба, Саша отшучивался: «В субботу». Ему так понравилась фраза из популярной в то время телевизионной программы, что ребята даже не уточняли дату. Хотя для регистрации выбрали 4 августа, по календарю это была… среда.

Свадьба была по всем канонам студенческая: если закуска – то вареная колбаса. Начинали с официальной части с родителями в среду, завершали в воскресенье. Благо лето, каникулы. Гуляли компаниями: группа Натальи, группа Александра, участники студенческого клуба, члены профсоюза.

«Я и в декрет не уходила. Старшая дочь выросла в политехе. Брала Софью с собой на лекции. Нянчились все: днем – мои одногруппники, вечерами – члены студклуба»,

рассказывает Наталья Александровна.

«Если мы оба на занятиях, с ребенком всё равно кто-то был рядом, без присмотра Соня не оставалась. Конечно, в финансовом плане было тяжеловато, хотя и получали стипендию. Помогали родители. После рождения ребенка мы начали жить на съемной квартире, дверь которой всегда была открыта для наших друзей»,

дополняет глава семейства.

И в которую часто заглядывали гости, причем в самый неурочный час. Например, в пять утра, возвращаясь из ночного клуба, который в то время располагался на площади Дзержинского и пользовался популярностью у дзержинской молодежи. Студенческое братство помогало молодой семье растить ребенка, Наталье – наверстывать упущенные знания из-за неожиданных пропусков лекций.

Проверка производством

После пяти с половиной лет учебы Александр Михайлович, не оставляя институт, устроился на производственную площадку «Капролактама» аппаратчиком. Говорит, что в те времена аспирант получал 700 рублей, а на заводе ему платили 5000 рублей. Но уже через два года он всё же вернулся в альма-матер на должность заместителя по внеучебной и воспитательной работе. Успел получить при этом второе высшее образование в НГТУ по специальности «Экономика и управление».

Эти годы стали знаковыми и для Натальи Александровны. Они определили дальнейшее направление работы вчерашней выпускницы вуза, которая с четвертого курса углубленно занималась на кафедре научными исследованиями. Производственную практику, естественно, проходила на предприятии, где работал муж.

«Когда я впервые попала на химическое предприятие, я восхитилась его масштабами: гигантские трубы, огромные установки. Частичка завода поселилась в моей душе. В рамках занятий научной деятельностью в сотрудничестве с ОАО «Синтез» мы разрабатывали техзадание на строительство нового производства. С исходными данными мы пришли на согласование к инженерам компании, не учтя всех масштабов. Для наглядности нам показали ведро с болтами, каждый размером с кирпич, и сказали, что такие нужны для соединения ректификационной колонны. И я сделала для себя важный вывод, что наукой нужно заниматься через призму возможностей производственных процессов. Подумала и продолжила свою работу на кафедре».

А в один из дней Наталья, уже учась в аспирантуре, увидела объявление о наборе технологов на завод «Оргстекло». Рискнула и не прогадала. Завод стал вторым крутым поворотом в ее жизни.

Из технологов Наталья перешла в маркетологи, тоже химического предприятия, но тосковала по производству. Помог кризис 2008 года: женщина ушла в декрет. На раздумья о будущей карьере она отвела чуть меньше двух лет, а после муж посоветовал приглядеться к «Компании Хома»:

«Я была технологом «от макушки до пяток», а мне предложили должность начальника лаборатории контроля качества, который как раз и проверял работу технологов. Сказать, что я растерялась – ничего не сказать. В этой должности я пробыла чуть меньше года, потом освободилось место главного технолога, в итоге доросла до директора. К сожалению, по складу характера, я человек, который не всегда может быть довольным собой. В «Компании Хома» каждый раз мне предлагают какой-то новый вызов. И это меня подстегивает».

Любовь – это глагол

«Это сейчас мы живем мирно, но как только Александр Михайлович стал руководителем вуза, а я напрямую столкнулась с его вчерашними студентами, и по вечерам у нас дома проходили словесные баталии. Я пеняла на уровень образования, а он смертельно обижался. Сейчас мы стали старше, мудрее»,

улыбается Наталья.

Профессиональные споры – это единственный повод для конфликтов в семье Петровских. Они обязательно рассказывают друг другу о том, как прошел очередной рабочий день. При этом умеют молча выслушать друг друга, дать ценный совет.

«Научить руководить нельзя. Потому что подход к руководству у каждого свой. Политех – совокупность образования, науки, студенчества, общественной жизни, работы с производством – стал частью моей души»,

считает Наталья Александровна, а Александр Михайлович дополняет.

Петровские не только ведут общее хозяйство, их профессиональные дороги тесно переплетаются. Так, в 2023 году дзержинский политех открыл базовую кафедру, на которой преподают научные сотрудники ООО «Компания Хома». Основная задача проекта – быть на шаг впереди науки.

И семья химиков такая во всём – они дополняют друг друга, как два элемента таблицы Менделеева. Вечера и выходные у них общие. Несмотря на то, что старшая дочь уже живет отдельно от родителей, в прошлом году Софья вышла замуж (ребята познакомились тоже в дзержинском политехе), Петровские любят собираться на семейных посиделках за большим столом, а летом – на даче. Младшая Вероника пока не определилась со своим будущим. Родители стараются не мешать, но при этом показывают верное направление. 

Александр Михайлович благодарит Наталью за ее умение вкусно готовить и вести хозяйство, а Наталья благодарна мужу за то, что он всегда берет на себя заботы по дому и решает бытовые вопросы.

На мой вопрос, есть ли между влюбленными химические процессы, Наталья Александровна отвечает:

«Конечно, есть. В химии такой процесс называется полимеризацией: когда две молекулы стали одной, а потом к ней присоединяются другие. Мы с Александром Михайловичем уже давно стали связанными молекулами, к нам присоединились дети. Хочется продолжить рост нашей семейной «полимерной» цепи и понянчить внуков. Чем дольше мы живем, тем прочнее эти связи становятся, и я могу с уверенностью сказать, что нас связала химия! С годами семья стала тылом. Дом – это место, где можно восстановиться, а утром вновь пойти на работу. Ведь она для каждого – еще одно детище».

«Мы всё делали от души, и я рад, что у нас всё получилось. Главный секрет семейного счастья – в отсутствии лени, в постоянной работе над собой и над отношениями. Ведь любовь – это глагол»,

резюмирует Александр Михайлович.

Ранее мы писали ещё об одной династии дзержинских производственников.

Ольга СЕРЁГИНА

Фото из семейного архива Петровских

Главные роли Михаила и Полины Крупы

Главные роли Михаила и Полины Крупы

Они дополняют и уравновешивают друг друга. И в семье, и на работе. Легко ли быть вместе не только дома, но и на сцене? Узнаем у актеров Дзержинского театра кукол Полины и Михаила Крупы.

Их любовь родилась не с первого взгляда. И даже не со второго. Но точно на сцене.

Золушка на набережной

Михаил родом из Белгородской области. В школе занимался в театральной студии, играл в КВН. Планировал стать учителем истории или актером. Получилось второе. Он – выпускник Белгородского института культуры. Несмотря на запись в дипломе «актер театра драмы» стал служить в театре кукол. О чем ни разу не пожалел.

Полина, в отличие от супруга, актрисой быть не мечтала. Хоть и выросла в театральной семье. Папа в свое время был конструктором кукол Дзержинского театра кукол, мама работает здесь и по сию пору – главным художником («Дзержинские ведомости» рассказывали об Ирине Житковой. Выпуск № 101 от 23.11.2023). Как раз по совету Ирины дочь поступила в Нижегородское театральное училище – можно сказать, на авось. И мамина интуиция не подвела.

После окончания училища, в 2017 году, Полина остановила свой выбор на Белгородском театре кукол.

«Впервые я увидела Мишу на сайте театра. Обратила внимание на его фото из­-за необычной фамилии. Потом оказалось, что мы задействованы в одних спектаклях»,

улыбается девушка.

На тот момент оба были в отношениях. И долгое время оставались просто друзьями. Миша первый понял, что ему нужно что-­то большее. Наверное, тогда, когда увидел будущую жену в роли Золушки.

«Конечно, это случилось не сразу, постепенно. Но в один прекрасный день, не скажу, какой именно, я почувствовал, что хочу быть не просто другом»,

вспоминает он.

«Это всё Шварц виноват. Все его сказки, и «Золушка» в том числе, просто удивительные – чистые, трогательные, западающие в душу. Когда говоришь словами его героев, и сам становишься лучше»,

смеется Полина.

День, когда Миша сделал предложение, помнят оба – 10 июля 2019 года.

«Мы в Дзержинске у родителей отдыхали и поехали в Нижний гулять. Весь центр города пешком исходили: в конце дня шагомер на телефоне показал тридцать километров! Набережная Федоровского еще с училищных времен была моим самым любимым местом. Мы устроили там небольшой пикничок. И на закате Миша сделал мне предложение»,

рассказывает Полина.

«Я вообще-­то в Грузии собирался это сделать. Мы планировали провести там первый совместный отдых, но тогда из­-за очередного конфликта самолетные рейсы отменили. Впрочем, набережная оказалась отличной альтернативой. И с тех пор она стала местом силы нашей семьи, мы любим туда приезжать. Теперь уже вместе с детьми»,

вступает в разговор Михаил.

Семейный подряд

Решение уехать из Белгорода далось молодой семье очень тяжело. Говорят, если бы не дети, возможно, так бы и остались.

«Город очень красивый, чистый, зеленый. И культура с украинской тесно переплетена. Харьков же в получасе езды на электричке, многие из Белгорода туда на выходные раньше ездили гулять. Ну, и наоборот, конечно. А теперь… Страшно всё это… Страшно, когда маленький сын, увидев в окно военные вертолеты, радостно восклицает: «Тракторы летят!». Или когда ты гуляешь с ним на детской площадке, и вдруг раздаются хлопки от взрывов, в домах начинают звенеть стекла, а ты делаешь вид, что ничего не происходит и спокойным голосом уговариваешь его уйти с улицы. Или когда ты на последнем месяце беременности во время обследования в женской консультации срываешь с живота провода и бежишь прятаться в подвал»,

рассказывает Полина.

«Прилёт, я дома одна с сыном. Как и положено по инструкции, отошли подальше от окон, сели в коридоре. И вот после очередного хлопка вырубилось всё электричество. Я выглянула позже в окошко – весь район в темноте. А на телефоне зарядка кончается. Успела позвонить Мише. Когда он вернулся, мы быстро собрали всё самое необходимое и поехали к его родителям, они в области живут, дальше от границы. А уж потом от них – к моим, в Дзержинск»,

вспоминает Полина момент, который стал отправной точкой.

…В Дзержинском театре кукол молодую актерскую семью приняли очень радушно. Обеспечили занятостью в спектаклях, помогли с жильем. Отдельная благодарность за это – директору Галине Демахиной.

Михаил Крупа дебютировал на дзержинской сцене в «Маленьких трагедиях», Полина – в «Хороших людях». А сейчас они, целым семейным подрядом, работают над премьерой «Можно попросить Нину?» (по рассказу Кира Булычева). Полина – режиссер, Михаил – исполнитель одной из главных ролей, Ирина Житкова, мама Полины, – художник. К слову, спектакль ставится на средства, выигранные театром в грантовом конкурсе Президентского фонда культурных инициатив.

Полина уже пробовала себя в роли режиссера. А еще она – студентка факультета «режиссура театра кукол» Российского государственного института сценических искусств.

«Постановка рассчитана на подростков. Не так давно мы устраивали публичную читку спектакля и приглашали на нее школьников, ровесников главной героини Нины. И поняли, что не ошиблись с материалом: произведение никого не оставило равнодушным»,

объясняет она.

Как признается молодой режиссер, отбросить домашние отношения и руководить командой, в составе которой мама и муж, – непросто. Особенно учитывая ее мягкий характер. Но она старается. А коллеги и родные ей всячески помогают.

«Это будет эксперимент. В нем много сложных декораций и элементов, соединение театров кукольного и драматического. Вообще думаю, что за таким симбиозом будущее. Премьера состоится 11 апреля»,

характеризует спектакль Полина.

Работа семье не помеха

«Работа не мешает нашим отношениям. Может быть, даже в чем-­то помогает. Ведь они и начались на сцене. Дома тоже постоянно говорим о театре, помогаем друг другу профессиональными советами»,

уверен Михаил.

«Миша не просто муж, он еще и самый любимый партнер по сцене. Мы с ним очень чувствуем друг друга и понимаем с полувзгляда. Часто в актерских семьях бывает профессиональная ревность: у кого роль главней, кто больше занят. У нас такого нет»,

подтверждает Полина.

В семье подрастают двое сыновей. Феде – три года, Коле – годик. Папа занимается их воспитанием наравне с мамой. У них вообще нет такого разделения, что жена – по хозяйству, а муж работает. Все семейные хлопоты делят поровну – и готовку, и уборку.

«Искать компромиссы и во всем помогать друг другу. В семье, как и в спектакле, надо хорошо играть свою роль, не замечать каких-­то недостатков партнера, а достоинства, наоборот, подчеркивать. И если тебя что­-то вдруг не устраивает, открыто говорить об этом»,

определяет формулу семейного счастья Полина.

«Взаимное уважение. Умение слушать и слышать друг друга, понимать, что хочет твой партнер. Ну и, конечно, наши дети»,

добавляет «ингредиенты» в формулу Михаил.

«Он надежный, основательный, рассудительный. Настоящий мужчина»,

характеризует супруга Полина.

«Перечислять качества, за которые я ценю жену, могу очень долго. Если уж нужна четкая конкретика, назову обаяние, чувство юмора, фантазию, собранность и умение создать домашний уют»,

улыбается Михаил.

«Наш дом – это место спокойствия, где тебя любят, ждут и понимают»,

подводит итог Полина.

Напомним, кинотеатр имени Изольды Извицкой в Дзержинске отметил 5-летие.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Юлии Волковой

Путь Джигита

Дзержинец Дмитрий прошлой весной был награжден орденом Мужества

Отчаянностью и лихачеством он отличался с юности. Друзья называли его Джигитом. Такой же позывной он выбрал для себя, когда приехал добровольцем в зону СВО.

Наш рассказ о Дмитрии, который прошлой весной был награжден орденом Мужества.

«Когда уеду, тогда и скажешь, где я»

Дмитрий – коренной дзержинец. Учился в 1-й школе, занимался боксом в клубе «Уран» (он – кандидат в мастера спорта). Мог похвастаться и успеваемостью, но не отличался примерным поведением. Уважал гуманитарные предметы: русский язык, литературу, увлекался географией.

Даже окончил музыкальную школу по классу баяна. Туда старшего сына (а всего их в семье было пятеро) отвела мама в надежде отвлечь его от улицы. Педагог по специальности только вздыхал: «С твоими боксерскими пальцами, Дима, об успехе в музыке остается только мечтать».

В девятый класс, опять же из-за поведения, паренька не взяли: он устроился на работу и параллельно учился в вечерней школе. От возможной кривой дорожки, уверен Дмитрий, его спасла армия. Служил в танковых войсках, под Воронежем. Демобилизовался в конце 1993 года и пошел на завод имени Свердлова.

Много воды утекло с тех пор. Сегодня Дмитрий – отец замечательной дочери и дед двоих прекрасных внуков. С 2012 года трудится охранником на предприятии «Кристалл». Оттуда он и отправился добровольцем на СВО.

На вопрос, что его сподвигло сделать такой шаг, отвечает:

«Точно не деньги. Я понимал, что, возможно, беру билет в один конец. Но не мог больше оставаться в стороне. Жене причину своего отъезда не объяснил: мол, по работе дела. Предупредил только дочку. И попросил: «Когда уеду, тогда матери и скажешь, где я».

С оружием по роду деятельности Дмитрий знаком. Как сотрудник охранного предприятия регулярно проходил специальное обучение, стрельбы. Плюс был хорошо подготовлен физически: занимался тяжелой атлетикой. Так что в своих силах был уверен.

«Перед пацанами неудобно»

Его первой остановкой был город Жуковский, где добровольцы проходили военно-врачебную комиссию. Потом полетели в Ростов-на-Дону – на распределительный пункт, где он и подписал контракт с отрядом «Барс».

Дзержинец получил назначение под Харьков – пулеметчиком в штурмовую роту.

«Вот такой я оказался фартовый!»

смеется Дмитрий.

Но тогда было не до смеха. Штурмовики – это те, кто всегда впереди, кто ходит в разведку, кто берет населенные пункты и высоты, кто мечтает хотя бы о блиндаже.

«Мы же постоянно в движении. Ямку выроем, подремлем немного – и дальше. Костер разводить нельзя: толком не согреешься. Прижмемся друг к другу – да так и спим. Страшно всем. Нет такого человека, которой не боится. Я знал, куда шел. А как пересилить себя и идти вперед снова и снова? По-другому нельзя. Перед своими же пацанами неудобно»,

объясняет боец.

О товарищах. Были среди них и те, кто прошел в свое время Чечню. И все в один голос утверждали: тогда было проще.

«Сейчас, когда используются современные системы видеонаблюдения, противника врасплох застать очень сложно. Впрочем, как и ему нас»,

отвечает на вопрос об ощущениях во время боя.

О противниках. Среди них очень много иностранных наемников.

«Смотрим в бинокль – в нашу сторону ползет афроамериканец. Без руки, без ноги. Но с автоматом. Ползет, стреляет и смеется! Явно под действием каких-то препаратов! Вот так они воюют за Украину!»,

вспоминает Джигит.

«Там всё по-настоящему»

Осенью 2022 года при взятии очередной высоты Джигит был тяжело ранен. В окоп, где он сидел с двумя бойцами, прилетел снаряд. Товарищи погибли. Один был из Чебоксар, второй – из-под Питера, учитель истории, между прочим. Он на привалах постоянно что-то интересное рассказывал… 

«Вылез я из окопа. Весь в крови. И тут второй прилет. Я сознание потерял, очнулся в другом окопе. То ли сам дополз, то ли кто донес меня. Окончательно пришел в себя в машине, которая везла в полевой госпиталь»,

рассказывает Дмитрий.

У дзержинца осколочные ранения по всему телу. Каким-то чудом не травмированы жизненно важные органы. Вынимать осколки не стали. Медики объяснили: сидят глубоко, извлекать опасно. Со временем осколки обрастут соединительной тканью, не угрожая здоровью.

После ранения был долгий путь лечения и реабилитации. Дмитрий сменил несколько госпиталей. Долечивался уже дома, во 2-й больнице.

А в апреле прошлого года его вызвали в военкомат: «Дмитрий, вас представили к награде». Орден Мужества на площади Героев в торжественной обстановке ему вручали военный комиссар города Дзержинска и Володарского района полковник Игорь Ануфриев и глава города Иван Носков.

«Наверное, по итогу всей моей службы. Мы ведь и пленных брали, и на штурм сколько раз ходили. Ну вот и высота последняя, где меня ранило…»,

говорит боец.

Сейчас Дмитрий снова трудится на «Кристалле», потихоньку занимается спортом, хотя беспокоят осколки. Вернется ли он снова на СВО – вопрос открытый.

«Ребятишки мои пишут, обратно зовут. Там ведь всё по-другому: по-честному, по-настоящему. Такого братства больше нигде не встретишь»,

признается Джигит.

От первого лица

Глава города Иван Носков:

«Уверен, что мужество, храбрость и доблесть – это лучшие качества русского солдата. И Дмитрий еще не раз проявит себя настоящим мужчиной не только в обстановке СВО. Также выражаю благодарность его родителям, которые вырастили и воспитали достойного сына, патриота и Человека!».

Ранее дзержинским библиотекам присвоили имена военнослужащих.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото из архива редакции

Екатерина Арутюнян: «Классика всегда в моде»

Екатерина Арутюнян: «Классика всегда в моде»

Обстановка дома может многое рассказать о его хозяевах. Потому и бытует мнение, что профессиональный дизайнер интерьера должен быть отчасти психологом: чувствовать настроение заказчиков, узнавать об их привычках и потребностях, разбираться в характерах. Разговором со специалистом в этой области – Екатериной Арутюнян – мы продолжаем тему «квартирного вопроса», который волнует дзержинцев не только в плане приобретения, но и обустройства жилья. 

Интерьеры с воплощением фантазий

Расскажите, как пришли в профессию? Где получали образование?

«С будущей специальностью определилась еще в школе. Всегда была очень активной, посещала много разных кружков и секций, но с наибольшим удовольствием ходила в художественную школу. Мне настолько нравилось рисовать, что даже не сомневалась: профессия дизайнера для меня самая подходящая.

Получив среднее образование, поступила в НГПУ имени Козьмы Минина на факультет дизайна, изящных искусств и медиа-технологий. Еще будучи студенткой с удовольствием давала советы друзьям и знакомым, которые делали ремонт: какие цвета подобрать в интерьере, на что сделать акцент, как зонировать пространство. Конечно, денег за это не брала, но уже получала определенный опыт».

Что в начале карьерного пути казалось самым трудным?

«Наверное, как и у всех: перейти от теории к практике. Приходилось искать много дополнительной информации, подробнее изучать ГОСТы и СНИПы, не хотелось ударить в грязь лицом.

Отмечу, что не сразу целиком ушла в дизайн. Сначала устроилась преподавателем в Дзержинский техникум бизнеса и технологий, вела дизайн-проектирование и компьютерную графику. Студенты мне попались целеустремленные и увлеченные, коллектив тоже сложился отличный – до сих пор с теплотой вспоминаю те времена.

И всё-таки вскоре поняла, что педагогика – не совсем мое. Преподавательство совмещала с заказами по дизайну, и работа над проектами стала увлекать всё больше. К тому же педагогическая деятельность сейчас во многом стандартизирована, а мне хотелось выйти за рамки, раскрыть свой творческий потенциал».

Дизайн интерьера

Помните свой первый серьезный проект?

«Конечно. Это была квартира, дизайн которой предстояло проработать от и до, а в дальнейшем принимать участие во всех этапах работы над проектом. Большая сложность заключалась в том, что заказчик жил на другом конце страны и в городе бывал наездами.

До сих пор вспоминаю один из самых волнительных моментов. Мы с заказчиком долго обсуждали, как будет выглядеть ванная комната, тщательно подбирали плитку и, наконец, остановились на варианте, который его полностью устраивал. Но когда дело дошло до ремонта, выяснилось: эту плитку сняли с производства! Что делать? Стала мониторить информацию, нашла такую же плитку в другом регионе, заказала. Ночь не спала тогда, нервничала: вдруг зря это затеяла, и материалы не придут? Но всё получилось удачно.

В профессиональных вопросах большую роль играет мой перфекционизм: хочется, во что бы то ни стало сделать работу качественно и воплотить все фантазии заказчиков».

Наверняка, сложности на объектах – привычное дело? На компьютере дизайн-проект может выглядеть шикарно, но всегда ли его можно идеально воплотить?

«Разумеется, проблемы встречаются довольно часто. Кстати, пример с плиткой – один из самых характерных. И тут соглашусь с коллегами: дизайн – это не только про красоту, но и про эргономику, функциональность, подсчеты, умение сочетать несочетаемое.

Если дизайнер – новичок и подготовил не слишком подробный чертеж, то строители при всём желании могут сделать не так, как нарисовано – что-то может не подходить по габаритам. Причем проблемы возникают и в новостройках, и во «вторичном» жилье. Допустим, бывает трудно спрятать трубы или нет места для наличников дверей.

Именно поэтому считаю, что дизайнеру нужно хотя бы несколько раз выехать на объект, лично обсудить всё со строителями. В идеале – вести проект целиком, чтобы сразу решать намечающиеся проблемы».

«Говорящий» дизайн

Значит, вы предпочитаете делать дизайн под ключ? В чем он заключается?

«Да, считаю, что это оптимальный вариант. При знакомстве с заказчиками прошу заполнить анкету, где есть вопросы и личного характера – например, цветовых предпочтений, интереса к предметам декора, и технического – по функционалу, встроенной технике. Ответить нужно всем членам семьи.

Мы стараемся обсудить всё очень подробно, смотрим примеры интерьера, проговариваем детали. Иногда это занимает много времени, но зато дает понимание того, что действительно подходит конкретным людям.

Далее идет этап разработки планировочных решений. Показываю на компьютере в графических программах два-три подходящих варианта. Здесь уже хорошо видны размеры мебели, габариты техники, все дополнительные элементы. Поскольку мы говорим о ведении проекта целиком, то дизайнер должен уточнять тонкости у производителей еще на этапе планировки. Тогда заказчикам не о чем беспокоиться – специалист сам будет решать возможные проблемы при строительных работах.

Следом делаются коллажи и 3D-визуализация, чтобы у клиентов возникло понимание, как дизайн будет смотреться в объеме, подготавливаются чертежи и ведомости отделки. Среди дополнительных услуг – комплектация и авторский надзор, когда дизайнер регулярно выезжает на объект. Впрочем, повторюсь, что, если говорить обо мне, то даже без надзора стараюсь проверять, всё ли в порядке с ведением проекта».

Дизайн квартиры

Как вы считаете, дизайн интерьера действительно «рассказывает» о его хозяевах?

«В какой-то мере – да. Например, активные люди зачастую выбирают яркие цвета. Молодые заказчики более благосклонны к экспериментам, нежели те, кто постарше. Хотя это уже условно. Случается, и люди в возрасте просят сделать интерьер поярче.

Отмечу, что многие боятся насыщенных цветов. А зря. Взять, к примеру, оттенки зеленого и синего. Пожалуй, действительно не лучшее решение делать спальню в ярко-зеленом или ярко-синем цвете. Но ведь вы можете выбрать благородный изумрудный оттенок или цвет морской волны. Такой интерьер будет не будоражить, а успокаивать, и при этом он станет интересным решением, чем-то новым, нестандартным. К тому же всё можно обыграть освещением, сейчас для этого есть масса возможностей».

Какой самый необычный дизайн вам доводилось делать?

«Как раз сейчас работаю над таким. От заказчицы поступил интересный запрос: совместить в доме сразу несколько стилей – кантри, прованс и классику. Все они должны пересекаться, дополнять друг друга. На мой взгляд, у нас получилось найти оригинальное решение.

В ванной комнате планируем сделать фитостену. Это не новинка, но редко кто на это соглашается. Рядом с лестницей тоже будет много растений».

Работа для экстравертов

Можно ли сказать, что дизайн интерьера – удовольствие не из дешевых?

«Всё относительно. Признаюсь, чаще обращаются люди с высоким достатком – как правило, предприниматели. Основной запрос – дизайн частного дома, сейчас это особенно популярно. Как правило, такие люди очень занятые, им не до выбора материалов, постоянного общения со строителями. Они предпочитают договариваться о сопровождении всех этапов проекта. Если остаются довольны работой, в дальнейшем договариваемся и о дизайне их рабочих помещений.

Однако это не значит, что дизайн себе могут позволить исключительно бизнесмены. Для начала, не всем требуется полное сопровождение. Многим достаточно дизайн-проекта в графическом виде. Также вы всегда можете нанять специалиста, чтобы продумать отдельные детали: например, какое подобрать освещение, на чем сделать акцент, как провести электричество и прочее».

Если говорить о моде, то что сейчас в тренде?

«Сразу подчеркну: мода меняется, интерьер остается. Пожалуйста, учитывайте это при продумывании дизайна. Классические спокойные интерьеры всегда в моде, это однозначно.

По-прежнему популярны арочные конструкции, на пике интерес к молдингам, часто используется натуральный камень. Минимализм как стиль сохраняется, но видоизменяется: раньше многим нравились встроенные светильники, сейчас – чаще подвесные, используются скрытые плинтусы – иногда с подсветкой, скрытые двери под отделку, 3D-панели.

Вообще, в интерьерах российских дизайнеров часто заметна разрозненность, желание смешать несмешиваемое. Лично мне это очень нравится: так появляются интересные решения».

Вы работаете частным образом, но есть и фирмы, предлагающие дизайн-услуги. На что опираться при выборе дизайнера?

«У меня был опыт работы в фирме, но поняла, что хочу больше свободы, предпочитаю работать сама на себя. Куда именно обращаться – каждый решает сам. Здесь самое главное – доверие к дизайнеру. Посмотрите примеры разработанных им проектов, пообщайтесь, и вы поймете, комфортно ли вам будет взаимодействовать с данным специалистом.

Уверена: наша работа для экстравертов. Нужно много общаться с заказчиками, понимать, чем они живут, что им нравится. Также важно уметь вести диалог со строителями, потому что, как уже говорила, при ремонте часто возникают вопросы, и их нужно быстро разрешать. Профессиональный дизайнер проговаривает все этапы работы, сразу обсуждает такие моменты, как оплата и сроки. Отмечу, что, наверное, строго регламентированные сроки в нашей работе – миф, но всё-таки примерные обязательно должны обговариваться».

У всех дизайнеров есть свои фишки. А у вас?

«Каждый дизайнер так или иначе прислушивается к пожеланиям заказчиков. Иногда случается объяснять нецелесообразность или невозможность воплощения тех или иных интерьерных решений, но это редкость. Мне очень нравятся нестандартные решения. Будет здорово, если когда-нибудь доведется делать дизайн-проект в стиле шале.

С удовольствием работаю с акцентными цветами, ввожу в интерьер растения, использую предметы искусства».

Какой стиль близок вам самой?

«Пожалуй, современная классика. Не боюсь экспериментировать, выбирать акцентные цвета. Если говорить про мой дом, то кухня у меня терракотовая, ванная комната – изумрудная.

Считаю, что цветом нужно наслаждаться: это доступная роскошь, важная для нашего гармоничного состояния».

Советы по дизайну интерьера

• Нарисуйте (в идеале – начертите) план помещения с учетом мебели, перегородок, ниш, обращая внимание на выступы и проходы.

• Старайтесь не копировать интерьер целиком со страниц журнала. Обязательно учитывайте свои интересы и предпочтения.

• Если вы хотите сделать интересный акцент, можно выделить одну стену: не только цветом, но и фактурой. Или использовать ритм. Также в качестве доминанты всегда актуальны предметы искусства.

• В любом интерьере важен порядок, отсутствие визуального шума, ощущение простора и воздуха.

• При организации пространства используйте встраиваемые системы хранения до потолка. Всё чаще дизайнеры применяют в интерьерах распашные системы. Шкаф-­купе лучше выбирать с тонким профилем: он смотрится изящнее.

• По возможности организуйте гардеробную, которая может заменить и шкаф, и кладовую. Если площадь небольшая, а вещей много, максимально используйте пространство. Навесной шкаф над инсталляцией, кухня с антресолями, кровать с ящиком для хранения, встраиваемые полки и стеллажи – всё это может и красиво смотреться, и приносить пользу.

Напомним, служебное жильё начнут строить в Дзержинске в 2024 году.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из личного архива Екатерины Арутюнян

Необычный пациент, или О том, как ёжик на приём к врачу ходил

Дмитрий Гуськов работает ветеринарным врачом уже более двадцати лет

«Приходи к нему лечиться и корова, и волчица…» – рассказывал Корней Чуковский в своей сказке о докторе Айболите. Дзержинские ветеринары тоже не удивляются, когда горожане приносят на приём не совсем привычных животных. На днях лечили ёжика.

Дмитрий Гуськов работает ветеринарным врачом уже более двадцати лет:

«В детстве мечтал быть хирургом, но пошел по стопам мамы, которая тоже была ветеринаром. Это она переориентировала меня с людей на животных.  Хирургическая практика в ветеринарной клинике просто обширная. Конечно, я ни разу не пожалел о выбранном пути».

Да и когда жалеть? День врача ветклиники расписан буквально по минутам, иногда даже пообедать не удается: четвероногие пациенты так же, как и их хозяева, нуждаются в помощи. Единственное отличие – сказать о своих проблемах не могут.

Вот и в этот раз: мы договаривались на беседу в обеденный перерыв, но буквально за пару минут до моего прихода к Дмитрию Федоровичу обратился горожанин. Его любимая кошка отказывается от еды. Врач проводит осмотр, выясняет рацион животного, прописывает лекарства. Тут же уверенной рукой ставит необходимую инъекцию, с помощью специального приспособления дает кошке таблетку и советует хозяину пересмотреть питание своей любимицы.

«В основном в кабинеты ветеринарного управления города Дзержинска горожане обращаются с проблемами, которые становятся следствием неправильного питания у питомцев. Вот и в случае с ёжиком вышла такая же история. В дикой природе обычно зимой ежи залегают в спячку, но этот декоративный, живет в квартире. В домашних условиях такие зверьки зимой ведут активный образ жизни», уточняет доктор.

Врач рассказывает, что ежи по своей природе – хищные звери. Они питаются насекомыми, мелкими беспозвоночными, слизнями, ужами, поэтому ротовой аппарат ежа предназначен для жесткой пищи. Из анатомии выясняем, что зубы у этого животного никогда не смыкаются, промежутки между ними нужны для того, чтобы грызть твердую хитиновую оболочку насекомых.

Ветврач из Дзержинска Дмитрий Гуськов лечит ежика

У годовалого ёжика, которого принесли на приём к доктору Гуськову, начались проблемы с деснами, которые повлекли за собой расшатывание и выпадение зубов. Оказывается, и у животных такое бывает! Зверек просто недополучал твердую пищу. Лечение заключалось в удалении больных зубов и очистке ротовой полости от налета.

Из общения с доктором узнаю, что дзержинцы содержат дома и ежей, и змей, и белок дегу:

«Стараемся помогать всем животным! Но хочу напомнить заводчикам домашних питомцев: кормите своих любимцев правильно, отдавайте предпочтение кормам премиум-класса. Питание должно быть сбалансированным. У хвостатых-полосатых так же, как и людей, могут возникать гастриты, энтериты и другие расстройства пищеварения, и авитаминозы в том числе».

Нашу беседу мы заканчиваем на визите обеспокоенной владелицы большой собаки. Она обговаривает с врачом время операции для своего четвероногого друга, у которого проблемы с кишечником – опять же последствия неправильного кормления. Доктор Дмитрий Гуськов обещал помочь.

Ранее мы рассказывали о том, как проходит приём в дзержинской ветеринарной клинике.

Вера АЛЕКСАНДРОВА

Фото автора

Знаток лекарств

заведующая аптечным учреждением в Дзержинске Елена Митрофанова

«С детства хотела, чтобы моя профессия была связана с медициной», – говорит заведующая аптечным учреждением Елена Митрофанова. В ее случае желание воплотилось в жизнь: повзрослев, девушка поступила в медучилище на фельдшера, шесть лет проработала на скорой помощи, после чего применила свои способности и знания в более спокойном русле – перешла в фармацию. Мы побеседовали с Еленой о том, чем привлекательна ее профессия.

С интересом к медицине

Если бы понадобилось описать нашу собеседницу в нескольких словах, пожалуй, лучше всего подошли: доброжелательная, общительная, целеустремленная. А еще – в меру строгая, со внутренним стержнем. Во многом на ее характер, по собственным словам, повлияло воспитание родителей. Отец, Вячеслав Николаевич, был военным и своим дочерям – у Елены есть младшая сестра Олеся – прививал ответственность, стремление к порядку, пунктуальность.

«До сих пор помню, как папа вставал в пять утра и будил нас с сестрой в школу, напевая «Интернационал». Хочешь – не хочешь, а проснешься. Регулярно – парко-хозяйственный день, как в армии: нас с малых лет приучали содержать дом в чистоте и порядке. Конечно, в подростковые годы это порой вызывало протест, но сейчас уверена – такой подход был очень правильным. Воспитывать нужно и кнутом, и пряником»,

улыбается Елена.

По долгу службы главы семейства супруги Митрофановы с детьми долго кочевали по разным уголкам России, прежде чем наконец-то осели в поселке Мулино. Здесь мама девочек – Алина Даниловна, по образованию фельдшер, устроилась на работу одновременно на скорую и в аптеку. Наблюдая за ней, Лена уже в раннем возрасте заинтересовалась медициной. Вспоминает:

«Мы с сестрой росли очень активными. Но Олеся рано стала интересоваться спортом. Недаром сейчас она – директор фитнес-клуба. А мне нравилось узнавать что-то новое, хотелось помогать людям. Поэтому, когда после школы встал вопрос о дальнейшем образовании, почти без колебаний пошла в Богородский филиал Нижегородского медицинского колледжа».

Учёба плюс работа

Студенческие годы стали очень веселой и незабываемой порой в жизни будущего специалиста. По натуре деятельная, Елена Митрофанова не только с удовольствием училась, но и принимала участие во всех мероприятиях колледжа. Провести лекцию в школе? Без проблем! Организовать акцию на улице? Пожалуйста! Она с искренним увлечением впитывала знания, тем более что преподаватели старались доносить их так, чтобы каждый непременно всё понял. Елена уточняет: у педагогов была четкая позиция – если вам что-то не ясно, значит, мы плохо объяснили. Благодаря такому подходу образование, которое получили выпускники, стало для них действительно отличной базой.

К слову, фармацевтикой девушка увлеклась еще, учась в колледже. Тогда ей, как любой студентке, хотелось иметь свою копеечку на личные расходы, и она попросила маму о подработке в поселковой аптеке.

«В те времена с устройством было проще. Сейчас для работы в аптеке нужно специальное образование, но тогда, будучи студенткой медколледжа, я могла быть консультантом. Поначалу это давалось ой как непросто! Конечно, мы изучали фармацевтику, но очень поверхностно. А тут мне выдали специальную литературу, которую нужно было проштудировать. Читала и чуть не плакала: столько новой информации, всё нужно запомнить! Тем не менее работа увлекла – мне очень понравилось общаться с людьми, стала разбираться в лекарствах»,

объясняет Елена.

После колледжа Елена Митрофанова устроилась по образованию – фельдшером на южную подстанцию БСМП Дзержинска. Работа ей очень нравилась и подходила по темпераменту: энергичному молодому специалисту было нетрудно выдерживать целые сутки на смене. И к возможной опасности – ведь никогда не знаешь, кто ждет за дверью – она вполне привыкла. Желание быть нужной и помогать людям было куда сильнее, чем усталость и волнение на вызовах.

Возвращение в аптечное дело

Кто знает, может она и осталась бы работать на скорой. Однако в декрете поняла: физически уже тяжело, да и рисковать, когда есть ребенок, не хочется. Тут и вспомнила о фармацевтическом опыте.

«Сразу стало очевидно, что моего образования недостаточно. Поступила в Арзамасский медколледж на программу «Фармация». Пока училась, с ребенком сидели бабушки и дедушки. Очень благодарна и своим родителям, и свекрам – Марине Дмитриевне и Александру Николаевичу Сарбахтиным, что поддержали. Без них вряд ли смогла бы сменить профессию»,

отмечает Елена.

Путь от провизора до заведующей аптекой наша собеседница прошла довольно быстро. Училась и параллельно работала фармацевтом, а получив диплом – сразу попросила начальство о повышении. На тот момент руководство аптечной сети, где она работала, подобную инициативу не оценило. Зато поддержали в другой аптечной сети. С большой благодарностью специалист говорит о заведующей отделением розничной торговли Татьяне Волковой:

«Татьяна Николаевна стала моим наставником. Учила внутреннему распорядку, объясняла, как организовать работу всех сотрудников. Это очень грамотный специалист: у нее четкая речь, она всегда соблюдает субординацию, словом – профессионал с большой буквы и лично для меня – пример для подражания».

С заботой о сотрудниках

Советы наставника очень помогли в работе. Это могут подтвердить и сотрудники аптеки, где трудится Елена: они своим начальником очень довольны. Всё потому, что она относится к ним уважительно, при общении всегда приветлива и спокойна.

«Работу нужно организовать так, чтобы вам самим было комфортно. Разбудите меня ночью и скажу, что где лежит. Сотрудники знают, что даже если меня нет на рабочем месте, они в любой момент могут мне позвонить: всё разъясню и сориентирую. Конечно, без трудностей не обходится, сплотить разновозрастной коллектив бывает непросто»,

объясняет заведующая.

Сама она – настоящий перфекционист.

Однако Елена подчеркивает:

«Мы все – единый организм. И если один из органов начинает давать сбой, то это неизбежно ощущают и другие. Вот почему так важно уважительно относиться друг к другу, в идеале – налаживать приятельское общение. Не стесняться задавать вопросы, высказывать свое мнение, не бояться показаться несведущим в чем-либо. Все мы – люди и можем ошибаться».

Не секрет, что зачастую покупатели обращаются к аптекарям, как к врачам, с просьбой посоветовать, какое лекарство приобрести. Причин тому много – например, нехватка специалистов в поликлиниках, сомнения, что лучше взять – импортный препарат или отечественный аналог: рассуждать можно долго. Елена Митрофанова уверена: в целом это вполне нормально.

«Фармацевт так или иначе должен обладать определенными знаниями, и правильное фармконсультирование имеет свои плюсы. Опросив покупателя, мы вполне можем порекомендовать ему подходящий препарат. Другой момент – это всё равно не заменит консультацию врача. И есть ряд лекарств, которые продаются исключительно по рецепту. В связи с этим отмечу, что очень поддерживаю ужесточение правил продажи антибиотиков. Часто бывает, что люди стремятся пропить их, не сдавая анализы и не обращаясь к доктору. Разумеется, каждый сам несет ответственность за свое здоровье, но при этом и фармацевты ответственны за продажу тех или иных препаратов».

При выборе – импортное или отечественное лекарство – заведующая рекомендует не ориентироваться исключительно на цены. При одинаковом действующем веществе в разных препаратах могут быть разные вспомогательные компоненты – это зависит от производителя, и конкретный препарат может подойти одному человеку, но не подойти другому. Так или иначе, в аптеке, опираясь на вашу информацию, постараются подобрать подходящий.

Профессия для экстравертов

«Убеждена, что фармацевт – профессия для экстравертов. Сотрудник аптеки должен быть коммуникабельным, знающим, пунктуальным, ответственным, трудолюбивым, желающим помогать людям. Нам всем стоит относиться друг к другу добрее – тогда можно горы свернуть»,

утверждает Елена Митрофанова.

За этот постоянный обмен информацией и общение с горожанами она и ценит свою работу. Для нее самое важное – благодарность людей, которым удается помочь. Дополнительный бонус – возможность развиваться, продвигаться по карьерной лестнице.

И пусть иногда накатывает усталость, своей профессией заведующая аптекой довольна. Главное, что семья всегда рядом и домашняя атмосфера наполняет энергией: «Муж Алексей и дочка Аня – мой тыл, поддержка, опора, наш дом – место силы».

По рецепту выдаются: льготные, гипотензивные (корректирующие давление), психотропные препараты, сильнодействующие обезболивающие, антибиотики.

Срок действия рецепта зависит от рекомендации врача и используемой формы.

Что должно быть в домашней аптечке?

Обязательно:

  • жаропонижающие (для взрослых – в таблетках, свечах, порошках, для детей – в суспензиях или свечах);
  • иммуномодулирующие препараты: например, «Анаферон», «Оциллококцинум», «Гриппферон» и прочие;
  • обезболивающие: «Анальгин», «Парацетамол», «Темпалгин», «Цитрамон», «Кофицил», «Но­шпа» и другие;
  • сорбенты: уголь, «Энтеросгель», «Полисорб»;
  • от пищевых расстройств: «Смекта»;
  • клей БФ;
  • бинты – удобно приобрести самоклеющиеся;
  • перекись;
  • зеленка или йод;
  • хлоргексидин;
  • пластырь.

Также специалист рекомендует регулярно принимать витамины B, С, D, E (возрастным дамам он полезен для кожи), «Магний» (на ночь), «Омега­3», мужчинам также – селен, цинк, «L-­карнитин».

Ксения КНЯЗЕВА

Фото Юлии Волковой и из личного архива Елены Митрофановой

В посылках – тепло родного края

Волонтёры из Дзержинска отправляют необходимые вещи бойцам СВО

«Сошьем с душой» – так называется проект, который реализуется в дзержинской студии шитья «Мастерица». Вот уже несколько месяцев волонтеры под руководством специалиста Молодежного центра «Спутник» (бывший центр «Молодежные инициативы») Юлии Насекиной отправляют необходимые вещи нашим бойцам за «ленточку». 

Энергичная девушка подчеркивает: проект появился благодаря всей команде центра. Юлия посещала студию шитья «Мастерица» под руководством Анны Прониной. Как и другие посетительницы студии, шила просто для удовольствия.

«Для меня это не в новинку. Со швейной машинкой «дружу» с детства: мама хорошо шьет. Вот мне и захотелось повысить уровень мастерства. В студии научилась работать с трикотажем, делать воротнички у рубашек»,

рассказывает Юлия.

И добавляет, что посетительницы объединения стали шить вещи на фронт с самого начала СВО, то есть задолго до реализации проекта, и через пункты сбора гуманитарной помощи передавали их бойцам:

«Со временем с нами стали связываться группы неравнодушных людей, работающие с нуждающимися семьями. А затем у нас с Анной Прониной и Тамарой Веселовой (руководителем молодежного комплекса «Прожектор») возникла идея создать отдельный проект. Название «Сошьем с душой» возникло само собой: мы шьем вещи с заботой и добром, чтобы бойцы почувствовали наше тепло и тепло родной страны».

Реализовать инициативу удалось на грантовые средства, выигранные в конкурсах молодежных социальных проектов: городском – от местной администрации и всероссийском – от федерального агентства по делам молодежи «Росмолодежь».

Полученные деньги пошли на закупку расходных материалов – ниток, иголок, кнопок, стеллажа и оборудования – парогенератора, швейных машинок – обычной, оверлока и распошивальной, пресса для установки кнопок, специальных насадок.

«Ткани и нитки нужны постоянно. Многое приобретаем сами, что­-то приносят горожане»,

уточняет Юлия Насекина.

В настоящее время в проекте участвуют более ста волонтеров – жительниц нашего города. Многие из них посещают студию шитья «Мастерица», но с предложением помочь обращаются и другие горожанки. Специального расписания для встреч с ними нет. Юлия лично договаривается с желающими о времени, учитывая, когда им будет удобнее прийти.

Волонтёры из Дзержинска отправляют вещи бойцам СВО

«Большинство участниц имеет навыки кройки и шитья, но бывает такое, что приходят без опыта. Мы с удовольствием всё показываем и объясняем. А для того, чтобы привлечь больше людей, регулярно проводим мастер-­классы – и в студии, и выездные»,

уточняет руководитель проекта.

За несколько месяцев действия проекта искусные мастерицы уже изготовили больше тысячи изделий: балаклавы, боксеры, полотенца, футболки, нижнее белье – для бойцов, а также одежду для ребятишек из нуждающихся семей у нас и в Донбассе. 

«Мы активно сотрудничаем с инициативной группой «Своих не бросаем», руководителем Ресурсного центра развития добровольчества Ольгой Максименко, волонтерами объединения «Благо во благо». С их помощью и передаем нужные вещи»,

поясняет Юлия Насекина.

Кстати, сама она, помимо того, что занимается шитьем, учится в магистратуре Нижегородского архитектурно­-строительного университета, является солисткой вокального проекта «Серебряный голос» и мастером спорта по подводному плаванию. На вопрос: «Как всё успеваете?» отвечает скромно: «Было бы желание…».

Участницам проекта требуются:

  • х/б ткани: ситец, сатин, бязь – для пошива нижнего и постельного белья, полотенец;
  • флис или термобифлекс – для пошива нательного белья;
  • кулирная гладь – для пошива футболок и боксеров. 

Стать участниками проекта или передать ткани могут все желающие. Для этого нужно связаться с Юлией в социальной сети «ВКонтакте», написав ей лично или в сообщениях в группе инициативы.

Мнения участников проекта Алена Осминова:

«К проекту присоединилась потому, что хотелось помочь людям, которые нас защищают, вложить в сшитые вещи часть себя, своей энергии. Эта тема мне очень близка: мой прадедушка воевал в Великую Отечественную войну, а прабабушки трудились в тылу. Они рассказывали, как тяжело им было в те годы, но всегда верили, что наступит мирное время и жизнь продолжится. Поэтому не могу оставаться в стороне».

Анна Уткина:

«Всё началось с того, что узнала о швейных мастер­-классах, которые проводит Юлия, и пришла на пошив футболки. До этого со школы не сидела за машинкой и думала, что ничего не получится. Но благодаря четким объяснениям и поддержке всё вышло отлично! В студии узнала о проекте «Сошьем с душой», решила к нему присоединиться. Вместе мы мастерим самые разные изделия, в том числе детские вещи. Таким образом, поддерживаем бойцов и нуждающиеся семьи в непростое время».

Напомним, более 500 тонн гуманитарной помощи собрали в Дзержинске для бойцов СВО.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото Юлии Волковой