Мастер сыскного дела

Уже в подростковом возрасте он твердо решил связать свою жизнь с работой в правоохранительных органах. Уверен, что не только в кино, но и в жизни следователь – это аналитик, эрудит, психолог, человек, обладающий высокими моральными качествами. О буднях мастеров сыскного дела рассказывает заместитель руководителя следственного отдела по городу Дзержинску следственного управления Следственного комитета РФ по Нижегородской области, майор юстиции Федор Владимирович Анурин.

«Не как в кино»

Вектор развития нашего героя был задан отцом. Нет, тот работал не в милиции, а на заводе – мастером цеха. Но сына воспитывал в строгости. Ни о каком баловстве и речи быть не могло: весь день Федора был расписан по часам. Учился он в знаменитой 22-й школе, с углубленным изучением французского языка. Занимался в секции дзюдо, ходил в качалку. Уже на вручении школьного аттестата учителя не сомневались: перед ними – будущий страж порядка.

Действительно, парень без труда поступил на юридический факультет университета имени Лобачевского. Будучи студентом, к учебной практике относился очень серьезно. Прокуратура, следственный отдел: везде старался по максимуму набраться опыта. Как общаться с людьми, как вести допрос, как осматривать место происшествия, как проверять показания…

«Тогда я понял, что в реальной жизни все совсем не так, как в кино, – улыбается Федор Анурин. – В любимых мною в юности сериалах подозреваемого находили и в тюрьму сажали чуть ли не за час. Да еще и при практически полном отсутствии улик! На самом деле над одной только доказательной базой приходится работать несколько дней».

Следователь не гоняется с оружием за особо опасными преступниками и не думает о том, как раскрыть всего лишь одно-единственное преступление. У него в производстве сразу несколько уголовных дел, которые могут быть совершенно разными по своей сложности.

Напряженный график, ежедневное общение с асоциальными гражданами и тонны бумажной работы – таковы будни следователей. Редко когда майор Анурин вовремя уходит домой. Ненормированный рабочий день – это норма. Плюс суточные дежурства. Разбудят среди ночи – и вперед, руководить следственнооперативной группой, выезжающей на место происшествия. Поэтому следователь – это не работа. Это образ жизни. «Без интереса, без любви к профессии здесь делать нечего, – уверен Федор Владимирович. – Ты просто не вынесешь такой нагрузки, не столько физической, сколько моральной».

«Дома о работе никогда не говорю»

В «юрисдикции» Следственного комитета – расследование тяжких и особо тяжких преступлений. И это в первую очередь преступления против личности – убийства, изнасилования…

«Мы чуть ли не каждый день бываем в морге, – говорит собеседник. – Следователь обязан присутствовать при осмотре, чтобы понимать локализацию и механизм телесных повреждений. Если ты сползаешь по стенке при виде трупа, какой из тебя следователь? Не зря при устройстве на службу мы проходим множество психофизиологических тестов».

В любой ситуации надо сохранять выдержку и спокойствие. Легко ли, когда рыдают безутешные родственники? Или, не дай Бог, жертвой преступления становится ребенок? «Приезжаешь на место происшествия и от всего абстрагируешься, – рассказывает следователь. – Просишь всех выйти и работаешь непосредственно с экспертом и криминалистом. Моя задача – раскрыть преступление и найти виновного. Это все, о чем я должен помнить. Самое главное – не пропускать через себя, иначе выгоришь. Собрал всю нужную информацию, реализовал ее в рамках уголовного дела и постарался забыть. Дома я о работе никогда не говорю – это табу!»

Факт: следователем априори не может быть человек недисциплинированный и невнимательный. Умение запомнить каждую деталь, отметить каждую мелочь – дорогого стоит. Без знания психологии – вообще никуда. Анурин начинал службу в 2011 году простым следователем, потом стал старшим, а в 2019 году – заместителем руководителя следственного отдела.

«Опыт приходит не сразу, – откровенничает Федор Владимирович. – Но со временем уже начинаешь понимать, перед тобой виновный или нет. Анализирую, как он строит свою линию защиты. Прогнозирую, как вывести его на чистую воду. Перед тем как начинать допрос, выписываю себе вопросы. Затем фиксирую ответы подозреваемого. В следующий раз задаю вроде почти те же самые вопросы, но уже под другим, так сказать, углом. Если человек говорит неправду, он в конце концов начнет путаться в показаниях».

«Двух одинаковых уголовных дел не бывает»

А еще следователь должен уметь отстаивать свою точку зрения. Ошибка – и за решетку может отправиться невиновный. Со стороны может показаться: мол, большинство преступлений словно «написаны» под копирку. Выпили, поругались, подрались, один скончался. Вроде что тут особо расследовать?

«Двух одинаковых уголовных дел не бывает, – уверен майор юстиции. – Даже если они и похожи, они все равно разные. Жулики ведь на выдумку хитры. Пьяным, как говорится, море по колено. А как протрезвеют – понимают, что натворили. И в тюрьму им (а сроки по большинству преступлений, которые мы расследуем, немалые!) ох как не хочется. А бывают и такие (это уже, конечно, рецидивисты), которые откровенно издеваются над следователем, намеренно затягивают дело».

«Расследовал я убийство, – вспоминает Федор Владимирович. – Подозреваемый уже два раза привлекался по статье 105 УК РФ «Убийство», знал, как скрыть следы преступления. Выпивал он с товарищем, повздорили, как водится. Свою правоту стал доказывать кулаками. «Противник» от полученных побоев скончался. Убийца одежду, испачканную в крови, выбросил, в квартире убрался. Вызвал полицию: мол, погибший пьяным ходил по квартире, постоянно падал, ударялся обо что-то, а потом умер. Словом, доказательств у нас не было никаких. Поквартирный опрос тоже ничего не дал: было лето, соседи на дачах отдыхали. Вроде все продумал преступник. Да не заметил одного: пятнышек крови на обоях. А я заметил… Признался он в итоге…»

«У следователя должно быть абсолютное внутреннее убеждение: преступник именно тот, против которого он собрал доказательную базу, – говорит в завершение разговора Федор Анурин. – И когда «обкладываешь» обвиняемого со всех сторон показаниями, экспертизами и он пишет признательные показания – вот тогда и получаешь особенное удовлетворение от своей работы!»

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова