Центр, где ремесло превращается в искусство

Центр художественных ремесел — не просто учреждение дополнительного образования. Это удивительное место, где красота рукотворных вещей — мостик между настоящим и прошлым, где девчонки и мальчишки узнают секреты народных умельцев былых времен и погружаются в мир декоративно-прикладного творчества. О замечательном многообразии мастерских центра наш сегодняшний рассказ.

Златошвейки и ювелиры

Итак, мастерская «Золотное шитье»,где изучают золотную вышивку разных времен и художественных направлений. Секреты этого вида прикладного творчества считаются почти полностью утраченными. Но не в Центре художественных ремесел, где можно стать настоящей златошвейкой!

— Вышитые вещи берегли как зеницу ока, — рассказывает руководитель мастерской Елена Зарубина. — Их передавали по наследству, поскольку на изготовление даже одного платка мог уйти не один год. Золотное шитье — один из самых трудоемких видов вышивки. Чтобы рисунок выглядел объемным, на ткань накладываются вырезанные элементы орнамента из кожи, картона или фетра. Они прикрепляются, и дальше начинается вышивка: сверху идет золотая или серебряная нить, а снизу — обыкновенная. Этот прием называется «шитье по карте».

Кроме того, девочки осваивают специальные швы – «тамбур», «литой», «вприкреп», «раскол», изучают шитье «по бели», вышивку канителью. В их «арсенале» не только нити, но и стразы, бисер, тесьма, кружево, пайетки. Все свои изделия дзержинские златошвейки выполняют вручную. Каждое из них — оригинальное, придуманное на основе старинных образцов самими ученицами.

Не менее удивительны и изделия, выполненные воспитанниками мастерской «Художественная обработка металла». Украшения, декоративные панно, предметы быта — чего здесь только не творят, и все — по собственным эскизам. В мастерской ученики знакомятся с историей ювелирного дела, обучаются изготовлению перегородчатых эмалей, чеканке, гравировке, филигранному искусству скани (созданию украшений из тончайшей металлической проволоки). Глядя на выпускные работы ребят, просто невозможно поверить, что вся эта красота — творение детских рук!

— Конечно, технология обработки металлов — не из простых, — признается руководитель мастерской Светлана Сорокина. — Здесь нужно иметь не только художественный вкус, но и определенные навыки, физическую силу. Но если раньше к нам приходили только мальчики, то сейчас и девочек много. Вот буквально в этом году моя воспитанница заняла первое место на областном конкурсе «Пасха Красная».

Художники

Художников ждут в объединениях «Юные таланты» и «Художественное творчество». Занятия ведут Елена Зарубина и Татьяна Заблоцкая. В первом занимаются дошколята и младшие школьники, которые учатся работать в различных техниках — гуашь, акварель, восковые мелки, пастель, карандаши, лепят из пластилина, занимаются декупажем. Объединение «Юные таланты» — это как бы ступень к занятиям в других мастерских центра, где без знаний основ рисунка, живописи, композиции и декоративно-прикладного творчества — никуда. Но чаще всего отсюда ребята поступают в объединение «Художественное творчество», которое изначально было задумано для подготовки учеников в профильные училища и институты. На занятиях в этом объединении изучаются лучшие традиции русской и зарубежной школы изобразительного искусства. Воспитанники осваивают все жанры — пейзаж, интерьер, натюрморт, портрет. Много внимания уделяется рисованию с натуры, по памяти, по представлению, выполнению декоративных станковых композиций. 

Конечно, в Центре художественных ремесел можно рисовать не только на бумаге. Еще одна удивительная мастерская — «Роспись по ткани»(подготовительное к ней объединение -«Веселаяпалитра»). Ее воспитанники осваивают различные техники — горячий и холодный батик, свободную роспись и модный ныне кракелюр (искусственное состаривание предметов). Сначала дети пробуют украшать хлопчатобумажные ткани, потом, набравшись опыта, переходят на традиционный шелк. Платки, шарфы, палантины, покрывала, абажуры и даже постельное белье — на всем этом появляются оригинальные узоры и неповторимые пейзажи.

— Роспись ткани — это процесс многоэтапный, — рассказывает руководитель мастерской Лариса Мартынова. — Сначала придумывается идея, выполняется целый цикл зарисовок, выбирается основной эскиз — в цвете, в натуральную величину, подбирается рама, на которую натягивается ткань. Перевод рисунка с эскиза на ткань — это уже финал. Современные краски хорошо сохнут, достаточно прогладить утюгом с двух сторон, а раньше мы сушили их над специальными баками. И готовый контур, который не дает краскам растекаться по ткани, продается в магазине. Было время, когда мы сами делали контур в лаборатории. Впрочем, и сейчас это иногда делаем — для конкурсных работ.

Традиционно техника батик носит декоративный характер. Но воспитанники мастерской «Роспись по ткани» создают целые сюжетные работы, где оживают народные праздники и гулянья, сцены жизни дворянских усадеб, купола храмов и монастырей. Эксперименты здесь только приветствуются: очень часто в одной работе используется сразу несколько техник, что технологически непросто. Не случайно мастерская «Роспись по ткани» — давний партнер пушкинского музея-заповедника в Болдино.

Вышивальщицы и кукольники

Вышивка — еще одно художественное ремесло, которому можно научиться в центре. Раньше вышивать умели в каждой семье, традиции бережно передавались от матери к дочери. Мастерской «Художественная вышивка» руководит Татьяна Заблоцкая. В перечне осваиваемых юными рукодельницами техник — ажурно-стяговая, чкаловские (нижегородские) гипюры, мережки, вышивка гладью, тамбур и др. Мастерицы не просто творят, параллельно они изучают историю и роль рукодельных работ в народных обрядах, в костюмах, аксессуарах и интерьере, получают знания об орнаменте, композиции, колорите.

А лицевому и орнаментальному шитью в одноименной мастерской учит Елена Румянцева. Юные мастерицы расшивают изделия, внося в узоры собственное видение мира, но при этом сохраняя традиционные особенности вышивки. Техника лицевого и орнаментального шитья издавна использовалась для изображения икон и украшения предметов церковного культа. Поэтому в мастерской изучают православную культуру, анализируют ее влияние на развитие вышивки.

«Текстильное творчество»еще одна мастерская, где преподает Татьяна Заблоцкая (подготовительной к ней считается мастерская «Нижегородские узоры»).Здесь объединены вышивка, лоскутная мозаика и гобелен. Поскольку все эти виды ремесел использовались для изготовления одежды, изучение русского традиционного костюма — неотъемлемая часть образовательной программы. Татьяна Николаевна и ее ученицы — главные созидатели нарядов для театра костюма «Традиция», который также является гордостью центра.

— Я люблю узнавать что-то новое, — улыбается Татьяна Николаевна. — А с детьми это делать еще интереснее. И очень часто мои ученицы в качестве выпускной работы выбирают то, что еще не успели изучить в центре. Сами знакомятся с историей, сами осваивают технику.

Кукольных дел мастер центра — Елена Румянцева. Она руководит мастерскими «Кукольный теремок» и «Русская тряпичная кукла». Первая — как подготовительная ко второй. Девочки учатся работать с ниткой, иголкой и тканью. Узелковые куклы, обереговые, игровые, театральные — для начала только самые несложные. По завершению курса небольшой экзамен: детки показывают коллективный спектакль с помощью сделанных ими кукол. Ну а вообще обыгрывать своих куколок, придумывать с ними сказки — обычная практика в «Кукольном теремке».

Дальше ребятам открывается путь в мастерскую «Русская тряпичная кукла». И там уже совсем не игрушки! К примеру, одну только интерьерную куклу мастерица делает целый год. Здесь нужно уметь все — и рисовать, и лепить, и кроить, и шить, и вышивать. Сначала выбирается образ куклы, делается эскиз, потом кукла выполняется в материале — основа, костюм. Изготовление мельчайших деталей наряда — почти ювелирная работа.

— Я всегда даю ученицам свободу выбора, — говорит Елена Николаевна. — Они сами придумывают свои куклы. Люблю вводить что-нибудь новенькое. Вот года три назад мы стали работать с полимерной глиной — очень интересный материал: делаем из нее голову и туловище куклы. А в этом году придумала куклу-вышиванку: на пяльцах вышили куклы, вырезали и набили. Здорово получилось. Мои рукодельницы знают: нет ничего лучше куклы, сделанной руками, ведь она хранит вложенные в нее тепло и любовь.

…Всеми сложными технологическими приемами здесь овладевают не просто так, а только в тесной привязке к истории родного края. Воспитанники всех без исключения мастерских изучают обряды и праздники, быт, историю костюма, декоративно-прикладного творчества. Ведь разве можно обучиться художественным ремеслам, не научившись любить свою малую родину, не познав тайн ее прошлого?

Дети, которые своими руками создают красоту, умеют ее видеть во всем и знают: в каждой рукотворной вещи живет душа автора. Все изделия изготавливаются на основе собственных эскизов учеников. Даже занимаясь в одной мастерской и на одном уроке, каждый из них занят собственным делом. Потому что педагоги центра видят, ценят и развивают творческую индивидуальность каждого своего воспитанника. Подтверждение тому — победы учеников центра на всевозможных конкурсах и фестивалях.

И хоть основные программы центра исключительно авторские, рассчитаны на пять лет, здесь нет четкого перехода в следующий класс. При желании ученики могут задержаться дольше, и большинство этим правом с удовольствием пользуется. Причем некоторые занимаются сразу в нескольких мастерских. Потому что в Центре художественных ремесел царит удивительная атмосфера, притягательная и творческая. Это мир, где не праздно созерцают красоту, а приумножают ее своим трудом и талантом.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото предоставлены Центром художественных ремесел г.Дзержинска

Было, есть и будет что вспомнить

Как человеку увлекающемуся, ей с детства было интересно все. Имея в руках две профессии (портной по пошиву верхней мужской одежды и телерадиомеханик 4-го разряда) и высшее физкультурное образование (тренер по плаванию), попутно она ходила в класс гитары, посещала хоровую студию под руководством И.А. Егорова. А во Дворце культуры «Корунд» смотрела, как репетирует народный театр «Ровесник», как работает режиссер с актерами (обычными ребятами, которые пришли с заводов, молодыми учителями или студентами), как они выполняют его команды… И это только малая часть из жизни специалиста по работе с молодежью клуба инвалидов «Вера» и мастера спорта международного класса по пауэрлифтингу среди людей с поражением опорно-двигательного аппарата Ольги Киселевой, портрет которой представлен на обновленной городской Доске почета.

Четкий стержень педагога

— В свое время я думала уйти из института физкультуры, где получала высшее образование, так как моя мама тяжело заболела, — вспоминает Ольга Николаевна. — Но педагог по гимнастике сказала мне: «Возвращайся, потому что у тебя четкий стержень педагога». Было странно это слышать, ведь звезд с неба я не хватала. Потом мама заверила меня, что справится сама. Тогда я пришла к тому педагогу, мы отправились в деканат, и она сказала: «В то же место, откуда она ушла». И я благополучно окончила вуз в Санкт-Петербурге.

Дальше, как ни странно, абсолютно все приобретенные навыки пригодились при работе в театре-студии «Блик»: умение разбираться в свето- и звукотехнике, преподавание физкультуры, дабы не нарушить психоэмоциональное и физическое состояние студийцев, швейное дело — это костюмы и реквизит, а также рисование, пение, игра на гитаре, сочинение стихов.

Все это позволяет руководителю создавать на сцене определенные образы, то есть быть режиссером. Но и останавливаться нельзя. Поэтому Ольга Киселева осваивает и другие профессии: занимается фотографией, выясняя тонкости процесса, обучается управлению и созданию эффектов на сцене на новом световом оборудовании, которое «Блик» выиграл в грантовом конкурсе в конце прошлого года.

Красиво и звонко

Родилась и выросла она в деревне, четвертый ребенок в семье, дочь доярки и тракториста. Как рассказывает Ольга Киселева, творческими способностями отличались ее бабушка и мама. Бабушка была голосистая, сейчас бы сказали «глотка луженая». На праздник Ивана Купалы вокруг костра образовывалось три огромных хоровода-кольца, а в середине стояла Ольгина бабушка, которая принимала людской энергетический посыл и мощнейшим голосом раздавала его обратно всем трем кольцам — да так, что люди понимали ее, они слышали, о чем она пела. По наследству это передалось и ее дочери, матери Ольги.

— В нашем роду умели работать, какие-то деньги копили, поэтому мы стали первой семьей в деревне, где появился патефон с пластинками, — рассказывает Ольга Николаевна. — Мама слушала и пела. Когда собирались подруги, она умудрялась разложить песню как минимум на четыре партии, как раскладывала и деревенский хор- красиво и звонко! Бывали случаи, когда она танцевала чечетку с гармонистом: кто первый собьется — его пальцы или ее ноги. Так вот первым сбивался гармонист. А во время колядования она могла переодеться и нанести «грим» подручными средствами — сажа, белила, серьги из картошки — так, что ее не узнавали даже соседи.

Так что желание творить именно в актерской сфере появилось у Ольги очень рано. Но в то время путь к сценическому мастерству для человека с инвалидностью был закрыт. Поэтому она сидела, смотрела и просто впитывала то, как актеры народного театра «Ровесник» работают, что от них требует руководитель, а потом у себя в огороде повторяла эти движения. Тогда она не могла и подумать, что наступит время, когда можно будет сказать: «Я хочу, могу и буду».

Опыт Прибалтики

— «Повесть о настоящем человеке», о летчике без ног, который и управлял самолетом, и танцевал, — это была единственная известная нам история об инвалиде, — объясняет наша героиня. — Как-то раз брат мне сказал: «А ты знаешь, что есть спортсмен без ноги, который занимается борьбой?». Но мы не смогли найти о нем ничего в газетах, о таких людях тогда только говорили, но не писали. Поэтому на тот момент у меня не было человека, которого можно было бы назвать учителем или наставником. Я и моя семья оставались наедине с моими проблемами.

Ольгу и все ее порывы поддерживал старший брат Александр.

— Мама, конечно, тоже обо мне не забывала, но у нее были и другие заботы: детей накормить, напоить, одеть и обуть, — рассказывает Ольга Киселева. — Она поседела в один день, когда поняла, что я осталась без ноги. Но когда я захотела велосипед, мой брат снял с обычного «велика» колеса, приладил его на деревянные чурбачки и предложил: «Оль, ты покрути педальки. Если получится, мы поставим колеса, и ты будешь ездить». Естественно, в этих упражнениях выяснилось, что протез соскальзывает с педали, что я не могу ее удержать, из-за чего брату пришлось придумать специальное крепление. Когда поняли, что я могу крутить педали без соскальзывания, действительно поставили колеса, и я поехала! И так было во всем.

Впервые она увидела, как люди на инвалидных колясках, костылях или с тросточкой спокойно передвигаются по улицам, в Прибалтике, откуда и привезла желание заниматься спортом. Впоследствии это помогло ей активно ездить (речь о выездных соревнованиях, проходивших в Брянске, Красноярске, Перми, Екатеринбурге и других городах России, а также о зарубежных командировках в Афины и Пекин в качестве участницы Паралимпийских игр). Тогда ведь как было: люди с ограниченными возможностями здоровья скрывали свою инвалидность, а страна старалась не выставлять их на всеобщее обозрение, дабы не портить здоровым «эстетическое восприятие окружающего мира».

По словам Ольги Николаевны, если сравнивать Дзержинск 90-х годов и наши дни, то это как небо и земля:

— Тогда мы только вышли на улицы, только-только начали заявлять о себе, и это было в диковинку для всех. А когда я вернулась из Прибалтики (Киселева получала там образование телерадиомеханика до 1997 года,- прим. О.К.), здесь уже сформировался костяк людей, которые говорили, что хотят жить полноценной жизнью и, в конце концов, просто передвигаться по улицам. Это были теннисист и когорта из нескольких «колясочников» с очень тяжелыми колясками на рычагах.

Компаньоны, помогавшие друг другу выжить

— С Черным театром я познакомилась в Германии, — вспоминает Ольга Киселева. — Нас привели в черную комнату, мы были одеты в черное. Странное ощущение: руку поднимаешь, но не видишь этого. Мне платочек в руку пихнули, и я почувствовала, что платочек в моих руках, которые я не вижу, перетекает из стороны в сторону. Этот момент и есть та точка, которая стала началом в реализации моей детской мечты: я могу играть на сцене, не вызывая жалости у людей.

Киселева стала искать тех, кто помог бы ей создать такой театр в Дзержинске. Первым откликнулся актер драмы Сергей Зицер (ныне — режиссер кукольного театра). Труппа изначально была инклюзивная. 21 год назад такого словосочетания в принципе не было, а «инклюзия» слыла исключительно медицинским термином.

— Тогда нам приходилось прямо вырывать свое место под солнцем, — говорит Ольга Николаевна. — Прекрасно помню, как в 35-градусную жару я впервые в жизни вышла в город в шортах, и ко мне тут же подошли прохожие: «Девушка, это не эстетично»! А на свое замечание, что мне, как и здоровым людям, тоже элементарно жарко, я получила ответ: «Тогда надевайте ситцевое платье в пол». Это был шок…

В XXI веке отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья существенно поменялось. Уже никого не удивляет, что за рубежом есть модели на протезах, спортсмены на колясках, актеры с тросточкой, которые играют на сцене. А почему нет?

В послевоенной Англии, когда людям было трудно жить, и они объединялись семьями, бытовало понятие «компаньон». В современных реалиях это слово больше про товарно-денежные отношения, а тогда компаньоны просто помогали друг другу выжить. По словам начальника отдела клуба инвалидов «Вера» при центре «Молодежные инициативы» Светланы Торчинской, именно такими людьми и стали 21 год назад они с Ольгой Киселевой друг для друга.

— Мы на пару вешали «лампочки Ильича» в будущем здании клуба инвалидов «Вера», покупали вскладчину стиральную машинку, а когда у меня сгорел дом, Оля была первым человеком, к кому я обратилась и у кого жила, пока мы не восстановились, — рассказывает Светлана Анатольевна. — Пуд соли съели с нею вместе — это сто процентов. Мы живем как одна семья, она стала второй мамой для моего младшего ребенка, потому что спасла его, когда он тонул. Мои дети называют ее Мамоля, а теперь она еще и Баболя, так как у меня появился внук. Говорят, что не бывает дружбы между женщинами… Категорически не соглашусь с таким утверждением! Просто кому-то не повезло испытать подобное в жизни.

Ольга КУЗЬМИНА

Фото из архива О. Киселевой

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».

Ольга Кулясова: «Все равно буду стоять на вершине Эльбруса»

Есть люди, про которых говорят: огонь, звезда, путеводный луч. А Ольга — ураган. С той только разницей, что в отличие от природной стихии всю свою неуемную энергию она направляет не на разрушение, а на созидание, развитие и помощь другим. Поводом для нашей встречи стало участие девушки в экспедиции на Эльбрус. Как выяснилось во время разговора, восхождение — лишь малая часть яркой и насыщенной жизни спортсменки, активистки и благотворителя Ольги Кулясовой.

Толчковой стала «Лыжня России»

Как признается сама Оля, в школе она и подумать не могла, что станет лидером и заводилой. Обычная тихоня, «упертая» в учебе и спорте. Ничто не предвещало марафонских забегов, альпинистских восхождений и бурной общественной деятельности. Как и многие девушки, Ольга окончила вуз, вышла замуж, стала мамой. Даже со спортом на какое-то время «завязала», остановившись на ступеньке кандидата в мастера спорта по биатлону.

Но несколько лет назад жизнь Кулясовой круто повернула, устроив полную перезагрузку хрупкой молодой и к тому же многодетной маме. Можно было сломаться, опустить руки и смириться с судьбой, но Оля решила, что не так-то просто ее поставить на колени. К тому же за плечами был надежный тыл — родители, которые помогли и поддержали.

Из дневника восхождения: «Свой каждый шаг посвящаю родителям. Нескончаемо благодарна им за данную мне жизнь, за мое становление. Рожденная шестимесячной с весом 890 граммов, я выжила и сделала свой первый шаг только благодаря их мужеству и вере в меня».

— Я уже настолько привыкла, что мне никогда ничего не дается с первого раза, что даже не расстраиваюсь, где-то споткнувшись, — признается наша героиня. — Не боюсь возвращаться к намеченной цели снова и снова — пока не достигну результата. Знаю: из любой ситуации есть выход, к которому прилагается бесценный опыт, новые навыки, знания, интересные люди и надежные друзья. Да, мне пришлось много учиться (Ольга получает второе высшее образование, — прим. Е.М.), проявлять настойчивость, искать пути для обеспечения семьи, находить новые нестандартные решения. И это здорово, потому что без встряски я бы не стала такой, какая есть: открытой миру, устремленной вперед, многогранной. Это не хвастовство, мне действительно пришлось очень много работать.

Толчковым моментом для возвращения в спорт стало участие во Всероссийской гонке «Лыжня России». Оля вспоминает, что решение «пробежать» возникло спонтанно: пришла на соревнования и сразу взяла свое первое любительское золото. Драйв вернул вкус к жизни, спортивным нагрузкам, победному преодолению самой себя.

— Вы даже не представляете, как начинает работать мозг, когда его ставишь в условия жесткого стресса, — говорит Ольга. — Впервые я это испытала на полумарафоне «Беги, герой». Когда на последних метрах дистанции тело не просто отказывается работать, а ты его даже не чувствуешь, идешь только на силе воли: вот она — финишная черта, ты дойдешь, ты сможешь! Каждое такое преодоление дорогого стоит — это твой рост, твой характер, если хотите — жизненная сила, которую тоже надо тренировать и поддерживать.

После «Лыжни России» были марафонские забеги в Нижнем Новгороде, Москве, Казани, многочисленные туристические слеты, соревнования. И везде успех, везде медали.

Заряжай добром

Ольга признается, что никогда не занималась профессионально ни туризмом, ни альпинизмом. Вкус пришел во время выступлений в составе молодежной сборной завода им. Я.М. Свердлова.

— Высотный альпинизм стал для меня перерождением, — говорит спортсменка. — Да, есть любимая семья, работа, успешный дзержинский спортивный клуб «DzerБегSki», который я создала для популяризации бега, поддержки начинающих и уже состоявшихся спортсменов. Но горы — это новая волна, новое веяние, непередаваемые эмоции и чувства.

Мечта подняться на Эльбрус впервые привела неугомонную энтузиастку к подножию знаменитой горы в ноябре прошлого года. Опыта восхождения у дзержинки не было, но было горячее желание сделать доброе дело: перед поездкой Ольга договорилась с областным онкологическим диспансером о запуске благотворительной акции в пользу больной раком девочки.

— Рак — страшнейший недуг. Ужасно, когда он подкашивает взрослых, и невыносимо, когда убивает детей, — рассказывает Ольга. — Проблема в том, что лечение таких больных всегда дорогостоящее, но не терпящее отлагательств. Сбор средств, который мы организовали, тоже был ограничен во времени. Я надеялась, что мое восхождение привлечет внимание людей, и мы успеем опередить болезнь.

На Эльбрус девушка взяла с собой нарисованную ею картину, которую впоследствии выставили на благотворительный аукцион. И пусть из-за погодных условий тогда достичь вершины не удалось, зато необходимые средства были собраны в кратчайшие сроки. Девочка выжила, а картина нашла покупателей.

Из дневника восхождения: «Мы — 13 смелых, сильных, упорных людей, медленно, но верно идущих к своей цели. Иногда, чтобы дойти до мечты, нужно прости идти. Просто двигаться вверх. Шаг, шаг, еще шаг, и так сто миллионов раз. Стиснув зубы, терпеть и идти».

Ольга признается, что видит сходство в упорстве спортсменов и стойкости, силе воли людей, преодолевающих недуг. Она уверена, что в любой ситуации нельзя сдаваться, а потому, отправляясь во вторую экспедицию, повторно объявила благотворительную акцию в пользу пациентов онкоцентра «Заряжай добром».

Ты счастлив и нем

Поездка состоялась в майские каникулы. На этот раз Ольга шла в составе двух больших команд, представляющих Нижегородскую область. «Конечно, это трудно»,- говорит спортсменка. Перед восхождением команды несколько дней тренируются, совершая восхождения на разные высоты. Это необходимо для того, чтобы почувствовать гору, пройти акклиматизацию. К сожалению, многие участники не выдерживают нагрузок — на высоте организм отказывается работать, и тогда их спускают вниз.

Подъем требует от всех участников максимальной сосредоточенности, выносливости и точности. Гора не прощает беспечности — шаг не туда, и беды не избежать. А потому в горах на преодоление участка в 200 метров может потребоваться от 40 до 60 минут.

Из дневника восхождения: «Высота Эльбруса — 5642 метра. Стартовали с высоты 3700 метров. Шли всю ночь вверх по ледяным склонам под углом более 35-45 градусов под леденящим ветром… Мы на отметке 5100 м. Измотана в разнос. Руки и ноги в разные стороны. Острота ощущений зашкаливает, несмотря на боль. Она нестерпимая. Но осталось всего три часа — 542 метра. Это придает сил. Я дойду.

…И вдруг за какие-то пару секунд меняется погода. Перед твоими глазами пробегает вся жизнь, события, люди. Тебя посещает страх, ужас, шок, накрывает отчаяние. Ты слаб и бессилен перед стихией… Мы возвращаемся назад».

— Спорт учит переживать за товарищей, — говорит Ольга. — Мы вместе тренируемся и идем к одной цели. Больно видеть, как ребята, приехавшие вместе с тобой, были вынуждены спуститься вниз раньше тебя. Зато когда на следующий день мы узнали, что вторая команда все же дошла до вершины, радость была неимоверная. Флаг с символикой Дзержинска побывал на вершине, и это круто!

Планов громадье

Ольга рассказывает, что, занимаясь продвижением спорта, организуя благотворительные забеги, она сталкивается с удивительными людьми, которые неожиданно горячо откликаются на ее инициативы.

Например, весной, во время молодежного телемоста с губернатором Нижегородской области, ее предложение создать на базе стадиона «Уран» лыжероллерный парк вызвало горячий интерес у Глеба Никитина. Глава региона обещал поддержку, и Ольга Кулясова прилагает все силы к тому, чтобы этот замечательный проект состоялся.

Вместе с компанией «СК-Камнеград НН» Ольга организует интереснейшие трейл-марафоны и благотворительные забеги. Один из них памятен дзержинцам под названием «Коробка добра», когда участники забега и зрители в качестве благотворительного взноса приносили вещи, которые потом раздали нуждающимся. Этим летом при поддержке «СК-Камнеград НН» состоится большой спортивный праздник, во время которого пройдут благотворительные забеги, концертные выступления и много чего еще интересного.

А что же Эльбрус?

— Не бывает двух без трех, — шутит Ольга. — Такие эмоции я пережила впервые, и они меня встряхнули, наполнили уверенностью, что надо идти дальше. Этим летом планирую восхождение на Казбек, а осенью вернусь на Эльбрус. Сколько бы раз мне ни пришлось к нему возвращаться, я точно знаю, рано или поздно все равно буду стоять на его вершине.

Евгения МАКАРОВА

Фото из личного архива О.Кулясовой

Праздник на славу, праздник для всех!

В субботу, 29 мая, в Дзержинске отмечали День города. В этом году празднование прошло на семи открытых площадках, в том числе в трех городских парках, на Окской набережной, на лугу около «Ранчо 636», на бульваре Мира и на площади Дзержинского. Всего в мероприятиях были задействованы более тридцати организаторов и почти 1200 участников.

День города — это пять фестивалей, выставки, показательные выступления, флешмобы, спортивные и творческие мастер-классы, ярмарки и концертные программы. Так, на Окской набережной дзержинцы и гости города стали участниками молодежного фестиваля «Мечтай! Действуй!». Эту площадку посетили глава города Иван Носков вместе с председателем Законодательного собрания Нижегородской области Евгением Люлиным и заместителем председателя Думы города Дзержинска Александром Парамоновым.

Во время визита почетные гости встретились с руководителями и активистами нескольких молодежных социальных проектов, развивающихся в Дзержинске, осмотрели передвижную экспозицию музея «Война – Поиск – Память», инвентарь и оборудование поисково-спасательного отряда «Волонтер», попробовали сыграть в шаффлборд и прошли мастер-класс по окраске одежды в технике тай-дай от проекта «Прокраска».

— Фестиваль «Мечтай! Действуй!» – это площадка, где каждый год собираются талантливые, целеустремленные и готовые к новым открытиям юноши и девушки, с которыми всегда интересно общаться и у которых есть чему поучиться как их ровесникам, так и взрослым людям, — сказал глава города Иван Носков. — Особо отметил для себя разнообразие активностей и их направлений: есть и спорт, и экология, и творчество, и зона для маленьких детей. Найти что-то по душе может абсолютно каждый. Благодарю молодежь Дзержинска за такой яркий праздник и за ваши эмоции!

Помимо площадок молодежных проектов, на Окской набережной были представлены спортивные активности, творческие мастер-классы и мастер-классы по экологии, лектории, квиз, а также программа на сцене…

А торжественное открытие праздника, посвященного 91-й годовщине со дня образования Дзержинска, а также Дню химика, состоялось в центре города, на площади Дзержинского. В сопровождении сводного военного оркестра Нижегородского территориального гарнизона по площади прошли пять подразделений дзержинского гарнизона. Самым зрелищным моментом шествия стал проход колонны автомобильной техники. По площади проехали специальные автомобили ГИБДД и кинологической службы полиции, техника и ретроавтомобили Дзержинского пожарно-спасательного гарнизона, а также военная техника – автомобили марок КамАЗ, «Урал» и УСА.

По традиции, в открытии Дня города приняли участие предприятия и организации Дзержинска (в этом году их более двадцати): ФКП «Завод им. Я.М. Свердлова», АО «Сибур-Нефтехим», НИИК, ГосНИИмаш, ПАО «Т Плюс», ОАО «Дэмка», АО «ТИКО-Пластик», ОАО «ДВК», АО «Дзержинскхлеб», АО «ГосНИИ «Кристалл», НИИ полимеров, АО «ДПО «Пластик», сотрудники групп компаний «Тосол-Синтез», «Корунд», «Синтез-Ока» и «Норкем», «ТИССЕН», АО «НИПОМ», «Заря», ООО «Кнауф» и автоцентр «Премио». В колоннах прошли представители дзержинских филиалов трех вузов: РАНХиГС, ННГУ им. Н.И. Лобачевского и НГТУ им. Р.Е. Алексеева. Возглавила шествие колонна администрации города…

В праздновании Дня города впервые были задействованы сразу три городских парка – «Утиное озеро», «Радуга» и Центральный парк культуры и отдыха.

Детский парк «Радуга» в праздничный день стал центром притяжения для самых юных дзержинцев и их родителей. Вместе они поучаствовали в эстафетах, танцевальных разминках, флешмобах и конкурсах, приняли участие в мастер-классе по спортивной игре бочче и, конечно, посмотрели самый красивый элемент программы – дефиле образцового детского коллектива театра моды «Колибри», объединения дефиле и танца «Капитошка» Дворца детского творчества и образцового детского коллектива театра костюма «Традиция» Центра художественных ремесел.

В парке «Утиное озеро» развернулся традиционный «Дзержинский Арбат», на котором демонстрировали свои работы дзержинские художники, а также более 40 ремесленников из городов Нижегородской и Владимирской областей. В двух больших шатрах работала выставка-продажа игрушек, изделий из натуральной кожи, кованых изделий, украшений из натуральных камней, плетеных изделий. Посетители парка могли принять участие в семи мастер-классах: по гончарному делу, изготовлению матрешки-неваляшки, свечей, детских браслетов, игрушек из ваты, изделий из фетра и натуральной шерсти.

В Центральном парке культуры и отдыха настроение гостям поднимала живая музыка военных оркестров. Яркие эмоции вызвал у гостей и фестиваль национальных культур, который традиционно прошел на площадке перед Дзержинским театром кукол. Фестиваль собрал представителей всех национально-культурных объединений города, каждое из которых порадовало горожан национальными танцами.

В связи с сильными дождями некоторые площадки празднования вынужденно были закрыты раньше запланированного времени. Тем не менее основные мероприятия состоялись и собрали много зрителей и участников.

«Я был на многих площадках и отметил хорошую организацию и оперативность. С началом ливня все, что было возможно, переместили в помещения. Артисты, волонтеры, службы охраны порядка ‒ все сработали слаженно и профессионально. Хочу поблагодарить сотрудников департамента культуры, директора Дворца культуры химиков Евгения Кобылянского и вообще всех, кто подарил нам праздник. И, конечно, тех представителей трудовых коллективов, которые вышли в колоннах на парад. Вас было мало, эпидемиологические нормы должны соблюдаться. Но вы все достойно представили свои коллективы!» — поделился глава города Иван Носков на своей странице в социальной сети.

Дмитрий АНТОНОВ

Фото Руслана Лобанова

Концерт как экзамен

Часто ли вам приходилось слушать, как нежно и упоительно поет ксилофон? А как впечатляюще и иногда громогласно звучат литавры? Целой палитрой звуков от ударных инструментов смогли насладиться зрители сольного концерта, который давал выпускник Центральной детской музыкальной школы имени А.Н. Скрябина Евгений Воронин.

Идея от наставника

Событие это было уникальным по двум причинам. Впервые в истории школы (да и, возможно, всего начального музыкального образования Дзержинска) аттестация выпускника проходила не просто так, а именно в форме сольного концерта. А самое главное, свое соло Евгений Воронин исполнял на пяти (!) ударных инструментах — ксилофоне, малом барабане, ударной установке, литаврах и перкуссии.

В программе прозвучали произведения Агости, Баццини, Листа, Марковича, Стравинского и других композиторов. Юный исполнитель был собран, строг, но спокоен. Играл впечатляюще — продуманно и грамотно. Как виртуозно он справлялся с внушительными инструментами, как тонко чувствовал, какое сам получал удовольствие от музыки! И, конечно, дарил это наслаждение зрителям. Вполне закономерно в конце выступления музыканта из зала звучали аплодисменты и крики «Браво!».

…Идея экзамена-концерта принадлежит шефу-наставнику Евгения — заслуженному артисту России, профессору Нижегородской государственной консерватории, директору Нижегородского музыкального училища Игорю Кораллову. С юным дарованием из Дзержинска именитый музыкант познакомился четыре года назад на одном из конкурсов.

— Я сразу обратил внимание на скрупулезность подбора репертуара, его пластичные руки и нестандартный подход к музыкальному материалу, — вспоминает Игорь Владимирович. — Какие чувства я испытываю после концерта? Я не просто доволен. Здесь более уместны другие слова: я счастлив! Подобного рода выступления именно в музыкальной школе бывают нечасто. Столь даровитого, интересного выпускника редко можно встретить. И не потому, что наша земля рождает мало талантов. А потому, что одного таланта для успеха на музыкальном поприще мало. Здесь нужен колоссальный и упорный труд на протяжении многих лет. И Женя Воронин своим примером показал, как работает сочетание таланта и трудолюбия: в его копилке уже немалое количество наград многих престижных конкурсов.

Традиционно ученики, получившие начальное музыкальное образование, владеют одним, максимум двумя музыкальными инструментами. Евгений Воронин — пятью! Из необычных — ксилофон, ярчайший ударный инструмент. Литавры так и вовсе не найдешь в списке инструментов музыкальных школ. Как же он научился играть на них?

— Репетировал так: брал барабанную установку, расставлял ее по примеру литавр, играл программу и разбирал аппликатуру, куда и когда идет рука, — рассказывает Евгений. — А когда приезжал играть на литаврах в Нижний Новгород, к Игорю Владимировичу, срабатывала мышечная память.

К слову, именно Кораллов доставил в Дзержинск на концерт своего подопечного этот столь редкий инструмент.

— Наставничество — это моя добрая воля, — говорит директор Нижегородского музыкального училища. — Мне было интересно не просто со стороны наблюдать за ростом Евгения, но и участвовать в его формировании как музыканта. Отмечу серьезную работу преподавателя — Сергея Николаевича Баженова, большого мастера по воспитанию талантливых ударников. Ну а над расширением музыкальной палитры Жени и овладением им новыми инструментами помогал трудиться я. Мне, как шефу-наставнику, хотелось бы пожелать Жене дальнейших успехов, ведь на пути любого музыканта встречаются не только звезды, но и тернии.

Поделиться эмоциями со зрителями

По словам Сергея Баженова, Евгений Воронин для учеников помладше — яркий пример, некий эталон, на который стоит равняться.

— Концерт-экзамен — это не рубеж, а лишь первая серьезная галочка на его творческом пути, — считает Сергей Николаевич.

К этой «галочке» Женя шел с шести лет. Улыбаясь, говорит, что ни о каком осознанном решении тогда, конечно, речи не шло. В Центральную детскую музыкальную школу мальчика привела мама. Кстати, после окончания «Скрябинки» музыкантами стали и его старшие сестры (они живут в Белгороде). Татьяна еще учится в институте, а Екатерина (по совместительству концертмейстер сестры) уже сама преподает в музыкальной школе.

— Поначалу занятия были в тягость, — признается Евгений. — Но потом, я и сам не заметил как, стал потихоньку привыкать, и заниматься музыкой мне нравилось все больше и больше.

Вскоре занятия перестали быть уроками как таковыми. Евгений просто растворялся в музыке. Мог прийти в школу (причем в выходной день!) в десять часов утра, а уйти в три часа пополудни. Время за любимым делом пролетало незаметно…

— Я живу музыкой, — говорит юноша. — Играю-играю и не хочу отрываться. Когда я занимаюсь музыкой, то чувствую себя в наивысшем духовном состоянии. Стараюсь не просто, как говорится, выводить ноты и стучать по инструменту — я каждый раз создаю эмоцию. Никогда просто так не играю, а только с душой, и получаю от этого огромное удовольствие.

Помимо музыки Евгений Воронин увлекается лыжными гонками, имеет взрослый спортивный разряд. Уверен, что спорт должен быть в жизни каждого человека. Лично ему он помогает и на сцене: в игре на ударных инструментах физическая подготовка и выносливость отнюдь не лишние.

В списке его музыкальных свершений — неоднократные победы на всероссийских и даже международных конкурсах. Например, на Всероссийском открытом конкурсе музыкантов-исполнителей на медных духовых и ударных инструментах имени Нестерова он выступал в группе студентов музыкальных училищ и занял второе место. А на недавнем конкурсе во Владимире, в жюри которого были профессора знаменитого музыкального училища имени Гнесиных, и вовсе получил Гран-при! Но, по словам юного исполнителя, призовые места на конкурсах — вовсе не самоцель. Главное — создать музыкальную атмосферу, получить эмоции и поделиться ими со зрителями.

Ориентир на академическое образование

От своего первого сольного концерта Евгений Воронин получил несомненное удовольствие. В репертуар вошли самые яркие произведения, которые он играл последние три года.

— Я долго готовился к этому событию, — говорит исполнитель. — Впервые почувствовал, что такое — выступать сольно, и мне очень понравилось. Я практически не волновался, потому что знал: сегодня все зависит только от меня. Можно сказать, творил музыку и передавал свои эмоции публике. Знаю, что можно играть еще лучше, а для этого и дальше нужно много работать!

Евгений Воронин в этом году говорит до свидания не только музыкальной альма-матер: он оканчивает девятый класс православной гимназии и будет поступать в Нижегородское музыкальное училище имени Балакирева.

— Педагоги нашей школы своим главным делом считают подготовку лучших учеников к продолжению музыкального образования, — говорит директор Центральной детской музыкальной школы имени А.Н. Скрябина Галина Карасева. — Такой курс взяли предыдущие поколения наших преподавателей, и мы его до сих пор придерживаемся. Да и новый закон об образовании ставит именно такую задачу перед дополнительным профессиональным образованием — готовить профессиональные кадры.

В прошлом году десять выпускников дзержинской школы поступили в музыкальные училища. В нынешнем — пять. И это отличные показатели. Особенно с учетом того, что «Скрябинка», не идя на поводу у моды, выбирает самый сложный путь и ставит во главу угла инструментальное исполнительство.

— Гордимся этим, — говорит Галина Александровна. — Мы вкладываем душу в своих учеников. И наставничество педагогов из высших звеньев музыкального образования — это хорошая практика нашей школы. Евгений Воронин — не просто звездочка, он звезда! Очень тонкий музыкант, задевающий потаенные струны души. И его концерт-экзамен — уникальный, шедевральный, как одна из граней подготовки к предстоящему 85-летию нашей школы, которое будет отмечаться в 2022 году. Наша школа держит ориентир только на академическое музыкальное образование!

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Почетное звание «Предприниматель года»

Администрация Дзержинска приглашает предпринимателей принять участие в ежегодном конкурсе «Предприниматель года».

Конкурс проводится в следующих номинациях: производство; транспорт; услуги (по видам экономической деятельности); торговля; молодой предприниматель (индивидуальный предприниматель в возрасте до 30 лет или юридическое лицо, в уставном капитале которого доля, принадлежащая лицу в возрасте до 30 лет, составляет не менее 50 процентов); лучший проект самозанятых.

Почетное звание присуждается за организацию и создание эффективных производств, новых видов товаров и услуг, организацию и создание предприятий, ориентированных на решение городских социальных проблем, а также за реализацию инвестиционных проектов. Подать заявку на конкурс может как сам предприниматель, так и другие лица (группа лиц), непосредственно знакомые с предпринимательской деятельностью претендента и результатами этой деятельности.

Заполненные заявки от претендентов на звание «Предприниматель года — 2020» принимаются с 25 мая по 25 июня на электронную почту trade@adm.dzr.nnov.ru или в администрацию города (пл. Дзержинского, д. 1, кабинет 43). Справки по телефонам: 27-99-29 и 27-99-12.

Лариса Иванова: «Многие дети ищут в книге ответы на свои наболевшие вопросы»

27 мая в России отмечается День библиотек. Если верить интернету, то дата выбрана неслучайно: праздник приурочен ко дню основания в 1795 году первой государственной общедоступной библиотеки России — Императорской публичной библиотеки, ныне Российской национальной библиотеки. А как обстоят дела в обычной дзержинской школьной библиотеке, корреспондент «Дзержинских ведомостей» решила узнать у заведующей библиотекой школы №27 Ларисы Ивановой.

Первые шаги на пути к интеграции

— Лариса Геннадьевна, сколько лет вы ведете библиотеку?

— Наша школьная библиотека существует с первого дня открытия школы, то есть с 1973 года. Я пришла в эту школу в 1998 году и уже 23 года заведую.

— Что вы сделали в первую очередь, придя работать в школьную библиотеку?

— Ремонт! Поскольку по образованию я не библиотекарь, то обустраивала библиотеку по своему представлению — какой она должна быть: уютной, удобной, обязательно с телевизором и видеомагнитофоном, с молодежными журналами, настольными лампами. Из маленького помещения мне удалось оборудовать небольшой зал для просмотра учебных фильмов (в библиотеке УНО была неплохая фонотека). У нас учителя стали проводить свои уроки. Дети сидели вплотную, а педагоги с удовольствием пользовались «новым форматом». То были первые шаги на пути к интеграции школьной библиотеки и образовательного процесса (в 2005 году под библиотеку было выделено новое помещение,- прим. О.К.).

— Поясните, пожалуйста, на кого же вы учились?

— У меня экономическое образование, я окончила торговый институт в Москве, долго работала товароведом в дзержинском промторге. И мне нравилась моя работа. Ровно до того момента, как началась частная торговля, когда «канули в бездну» инструкции и четкое понимание своего профессионального назначения. А работать в школе мне хотелось всегда.

— Откуда такое желание?

— Моя мама — учитель, ее отец тоже учитель, есть в нашей семье и другие родственники, всю жизнь отдавшие школе. Сколько себя помню, вокруг постоянно были разговоры об учениках, нагрузках, да и я весь день с мамой в школе проводила. Она на педсовете или с отстающими до позднего вечера сидела, а я в библиотеке читала, уроки делала.

Знаете, в детстве я хотела стать учителем математики, но родители отсоветовали: «Ищи хлебную профессию, не бери пример с нас». Мне очень хотелось учиться в Москве, выбрала торговый институт, который впоследствии и окончила, хотя поступить туда по тем временам было непросто: проходной балл — как в театральном институте…

— Как получилось, что вы стали заведующей школьной библиотекой?

— От судьбы не уйдешь (улыбается). Оба моих ребенка здесь учились, и я постоянно занималась с детьми из их классов: возила в поездки, праздники организовывала, мероприятия проводила. В общем, вечный председатель родительского комитета! И вот когда ставка библиотекаря в школе оказалась вакантной, директор предложил мне занять это место. Думала недолго. Я всегда была читающим человеком, школу, детей и учителей знала. Начала работать, втянулась, все было интересно.

Три Евгения

— Помимо прочего, вы являетесь руководителем Русской школьной библиотечной ассоциации (РШБА) в Дзержинске. Что входит в вашу зону ответственности?

— Мы создали представительство в помощь городскому методическому объединению для информационно-методической поддержки школьных библиотекарей Дзержинска, распространения опыта инновационной деятельности, интегрирования отдельных библиотек в сплоченное библиотечное сообщество с хорошо налаженными коммуникациями и решения наших социально-профессиональных проблем. С Михайловских и Московских форумов РШБА привозим много новых идей для работы, делимся опытом наших коллег из разных регионов России.

Всегда ведь интересно посмотреть, чем живут школьные библиотеки из других республик, областей, городов и даже маленьких поселков. Недавно был случай: мне из Башкирии прислали газету со статьей об одном родственнике. Он был врачом, ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС и геройски погиб. Я прочитала статью, перелистываю — на следующей странице информация о «Неделе детской книги Башкирии». И мне было так интересно узнать, что по большому счету наша работа мало чем отличается, хотя и живем в разных регионах страны. Очень приятно это ощущение единства!

— Как вы ориентируетесь в потоке современной литературы?

— Как читающий человек я отдаю предпочтение печатной книге. Покупать все подряд становится накладно — уж очень цены кусаются. Плюс с возрастом все больше начинаешь ценить время, и не хочется тратить его на чтение «наугад». Я себе взяла за правило приобретать и читать книги из шорт-листов литературных премий («Большая книга», «Русский Букер», «Книгуру» и другие). А уж книги-победители — это обязательно!

— Назовите своих любимых авторов.

— На данном этапе жизни мне нравятся три Евгения: Водолазкин, Рудашевский и Лавлинский.

Евгений Водолазкин — это писатель для взрослой аудитории, но у него есть замечательная повесть «Близкие друзья» о немцах, воевавших в Сталинградской битве. Она о том, как один из них в наше время приехал в Россию, как он хотел повторить свой военный маршрут в мельчайших подробностях. Книгу читаешь со слезами на глазах. Это повесть о дружбе, преданности, долге, надежде — общечеловеческих ценностях, независящих от национальности. «Близкие друзья» я бы читала старшеклассникам.

Евгений Рудашевский пишет для подростков. «Здравствуй, брат мой Бзоу!» о дружбе абхазского мальчика, который впоследствии уйдет на чеченскую войну, с дельфином, «Ворон» и тетралогия «Город солнца», где сын ищет отца на континентах по его собственным закодированным шифрам. Увлекательное, необычное чтение!

И третий Евгений — это, конечно, Лавлинский, более известный под псевдонимом Захар Прилепин. Когда иду читать старшеклассникам, всегда беру с собой его роман «Санькя» — там есть две отчасти автобиографичные главы о нашей погибающей деревне и похоронах отца, которые не могут никого оставить равнодушными. Дети слушают, буквально прижавшись к столу…

— Насколько мне известно, у вас есть персональный зарегистрированный экслибрис. Расскажите, что это такое и для чего он вам нужен.

— Три года назад Русская школьная библиотечная ассоциация проводила всероссийский конкурс экслибрисов, и я решила поучаствовать: посидела в графическом редакторе, попробовала, и у меня получилось! Но есть и предыстория. У моего деда (преподаватель истории, он пропал без вести в первые дни Великой Отечественной войны) тоже был свой экслибрис. Мама сохранила его книги, на каждой из которых стоит небольшой штампик с надписью: «Григорий Деев. Библиотека по истории». Вот и я решила продолжить начатое дедом, чтобы у детей и внуков осталась книжная память.

Увлечь чтением каждого

— Как понять, какая книга нужна современным детям? Вы ведь советуете им прочитать не только классику…

— Читающие дети приходят уже с запросом. С этой аудиторией работать проще. А вот увлечь чтением каждого пришедшего в библиотеку, постараться угадать, что нужно ребенку именно в этот момент, действительно сложно. Есть дети, которые столкнулись и с трагедиями, и с разладом в семье — им очень нужна поддержка. Книги лечат, помогают. Необходимость в поиске ответов на свои наболевшие вопросы есть не у всех, но, если помогу найти их хотя бы одному своему читателю — значит, я правильно выбрала профессию. Нужно знать душу каждого ребенка, а это не всегда получается.

— Что вы могли бы порекомендовать подростку?

— Очень много зарубежных и отечественных писателей касаются на страницах своих книг тем одиночества, непохожести на других, актуальной темы буллинга. У Стефана Каста есть великолепная книга «Притворяясь мертвым», где затронута тема мести. Она об американских подростках, которые ушли в лес слушать глухариное токование (это часть их проекта), выпили там, а один мальчик, как белая ворона, — отказался. Его зверски избивают, потом, испугавшись того, что сделали, и даже не поняв, что он еще жив, бросают в глухом лесу одного. Заканчивается книга непредсказуемо.

«Дневник плохой девчонки» Кристины Гудониты — история о девочке-подростке, которая своими безумными, чудовищными поступками загоняет себя в тупик, навлекая беду на других. Гудоните удалось точно изобразить эмоциональное состояние подростка с трудными родителями. Например, чувства одиночества и ненужности, которые заставляют девочку искать проблемы в себе.

Из российских авторов посоветую Марианну Гончарову. Ее книга «Тупо в синем и в кедах» рассказывает о выпавших на долю хорошей девочки испытаниях, да таких, что не каждый взрослый способен бороться, как эта Лиза… Книга заставляет читателей разных возрастных групп задуматься о хрупкости человеческой жизни, о любви и жестокости, о дружбе, чести и подлости, о том, что «ничего нет лучше обыкновенной жизни».

— Помню, когда я училась в начальной школе, на каждой перемене мы читали книгу о привидениях — и чем страшнее, тем больший интерес она вызывала. Есть ли такая книга у нынешних школьников?

— Заметила, что в последнее время младшие школьники увлеклись энциклопедией по анатомии человеческого тела для детей. Сидят на перемене, бурно обсуждают вопросы полового различия. И вот один четвероклассник говорит: «Лариса Геннадьевна, запишите книгу на меня. Я эту энциклопедию домой отнесу и отцу покажу, а то он мне все про какую-то капусту рассказывает»…

Беседовала Ольга КУЗЬМИНА

Фото Руслана Лобанова

Продавец дождя

Вячеслав Грунцов — один из самых интересных и необычных художников нашего города. Уроженец Дзержинска закончил престижный вуз — Московский художественный институт им. С.Г. Строганова (знаменитую «Строгановку») и четверть века работал в столице. А тринадцать лет назад Вячеслав Викторович вернулся в город своего детства и юности. Впрочем, обо всем по порядку.

От художественной студии до «Строгановки»

Вячеслав родился в Дзержинске в 1955 году. Семья квартировала, как тогда говорили, «на поселке Свердлова» — в коммуналке в двухэтажном доме на улице Горького. В той же коммуналке жили люди, благодаря общению с которыми Грунцов и стал в итоге тем, кем стал. Прежде всего, художник Николай Поппинов, которого Вячеслав Викторович называет своим «крестным».

— У него в комнате всегда пахло красками, — вспоминает Грунцов. — Я присматривался и принюхивался, мне было очень интересно.

Другой человек, определивший мировоззрение юного жителя поселка Свердлова, — фотограф Александр Усов, который, по словам Грунцова, некогда входил в сотню лучших фотографов мира.

Во Дворце культуры им. Я.М. Свердлова работала художественная студия, куда записался школьник Слава Грунцов. «И это спасло меня от улицы», — признается наш герой. В армии Грунцов работал художником и киномехаником. Вместе с ним служил Сергей Олешня (ныне — академик Российской академии художеств). Он и посоветовал дзержинцу поступать в Пензенское художественное училище. Там Вячеслав, по его словам, «вляпался в скульптуру».

В 1980 году Грунцов заканчивает с отличием пензенское училище по специальности «Скульптура» и получает направление на учебу в институт им. С.Г. Строганова в Москве.

Московская жизнь

На факультет промышленной графики и упаковки в престижной «Строгановке» набирали только восемь человек. Огромный конкурс! Но Вячеслава приняли. Почему он пошел учиться именно на этот факультет?

— В армии с другом сделал монумент славы в нашей воинской части — стелу с барельефом, перед которой в праздники зажигали Вечный огонь, — рассказывает художник. — Захотелось продолжать в том же духе.

Когда Вячеслав заканчивал учиться в Москве, грянула перестройка. Социалистический реализм как художественный метод канул в историю. Полузапрещенное искусство авангарда разрешили. Как говорится, твори, выдумывай, пробуй. Дипломная работа Грунцова в «Строгановке» — оформление столичного театра мимики и жеста для глухонемых.

— Когда жил в Дзержинске, занимался в детской студии пантомимы во Дворце культуры «Корунд», что и предопределило мой выбор темы диплома, — поясняет Вячеслав Викторович. — Я сделал театру фирменный стиль. Придумал скульптурный знак-символ и от него стал «танцевать».

После окончания института Грунцов остался в Москве. Работал по специальности. Например, делал иллюстрации для известного журнала «Химия и жизнь». Много ездил с коллегами по Северу России, выполняя заказы нефтяников и газовиков. Среди достижений «северного периода» творчества называет ледяную скульптуру высотой 15 метров, которую установили на центральной площади одного из городков. Было время, когда Вячеслав Викторович рисовал этикетки для винных бутылок по заказу компании, производившей спиртные напитки.

Живопись на газетах

Одно из художественных направлений, в котором успешно работал Грунцов, — поп-арт. Для справки: поп-арт (сокращение от английского popular art) — направление в изобразительном искусстве Западной Европы и США конца 1950-1960-х годов, где в качестве основного предмета использовались образы продуктов потребления. Образ, заимствованный в массовой культуре, помещается в иной контекст.

Наш герой не считает себя упертым поп-артистом, говорит, что, скорее, всеяден. Тем не менее из песни слов не выкинешь. «Для создания своих произведений Вячеслав Грунцов находит самые неожиданные материалы, в ход идут старые газеты, оконные рамы, грампластинки, гаечные ключи и многое другое», — пишут о художнике в интернете анонимные «искусствоведы».

Ценителей поп-арта, который в советское время считался не столько экзотикой, сколько враждебным идеологическим ценностям строителей коммунизма искусством, в столице значительно больше, чем в остальной России. В 90-е годы наблюдался бешеный всплеск интереса отечественной публики к ранее запретному плоду. С тех пор страсти поутихли. В Москве и Питере народ еще «клюет» на поп-арт. В Дзержинске и Нижнем Новгороде — не очень. Однако Вячеславу Грунцову удавалось организовывать выставки поп-арта в Нижнем и Дзержинске и даже успешно продавать некоторые работы, выполненные в данной стилистике.

«Коронный номер» Грунцова — акварельная живопись на старых газетах. Газета фиксируется клеем на картоне. Пишется городской пейзаж, сквозь который проступают газетные строчки. Причем в некоторых случаях имеет значение, какая именно газета используется. Недавно художнику подарили «древний» номер «Дзержинца». Грунцов нарисовал на газете трамвай и людей, идущих по улицам города его детства. Поп-арт в чистом виде. Но публике нравится, в том числе и рядовым горожанам, а не только продвинутым искусствоведам.

Увидеть мир по-другому

В 2016 году в Дзержинске состоялась выставка картин художников содружества «Тринага». Параллельно проходила персональная выставка нашего героя. Название объединению, в которое вошли 15 дзержинских художников, придумал сам Грунцов. Многие сопротивлялись, но Вячеслав Викторович убедил коллег, что «сочное» название (одного из городских районов) — это то что надо.

Прошло несколько выставок «Тринаги», которые имели успех. Грунцова даже позвали на Дзержинское телевидение — рассказывать о расцвете изобразительного искусства в городе химиков. В «Тринаге» числились очень известные в регионе мастера. Например, Михаил Поляков, который входит в правление областного отделения Союза художников России.

Вячеслава Грунцова удручает, что многие художники, что называется, «подсели на конъюнктуру». Изображают не то, к чему лежит душа, а то, что хорошо продается. Пейзажи «а-ля Шишкин», натюрморты, лес, поля и перелески. Грунцов тоже любит пейзажи. Причем городские больше, чем непосредственно природу. Берясь за работу, он отдает предпочтение городу во время дождя. Вот что пишут СМИ: «Чаще всего городские пейзажи изображают дождливую погоду и людей под зонтами, за что коллеги зовут Вячеслава «продавцом дождя». Вячеслав Викторович соглашается: «Когда жил в Москве, мне очень нравилось ходить по Замоскворечью с зонтиком, смотреть на людей, машины, здания, трамваи и их отражения в стеклах окон, витринах магазинов. Некоторые считают, что дождь — это обязательно грустно. Я считаю, что дождь, в первую очередь, поэтично. Дождливая погода заставляет остановиться, задуматься, увидеть мир по-другому».

Движуха есть

Грунцов — член Международного союза независимых художников. Он уверен, что всем все давно доказал. Картины художника экспонируются на двух городских выставках — в художественной галерее «Палитра Дзержинска» во Дворце культуры химиков и краеведческом музее. Дзержинск, конечно, не Москва. Тем не менее, по словам Грунцова, «движуха в среде дзержинских художников есть». Почти год все сидели по домам из-за пандемии, поэтому встречи коллег на недавних весенних вернисажах были особенно трогательны. Художник — профессия в высшей степени индивидуальная, здесь каждый сам за себя. Впрочем, это не мешает художникам нашего города дружить. Они часто встречаются, спорят об искусстве. На открытии выставки в краеведческом музее присутствовал глава города Иван Носков, сказавший теплые слова о художниках Дзержинска.

…Жалеет ли Вячеслав Грунцов о выборе трудной профессии, которая не всегда давала гарантированный кусок хлеба?

— Я нашел себя в жизни, мне везде интересно, — говорит Вячеслав Викторович. — У меня два сына. И оба художники. Пошли по моим стопам. Считаю, сделал правильный выбор.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

Когда вещи умеют говорить

Знаете ли вы, что в детской библиотеке имени Зои Космодемьянской работает машина времени? Изобрела ее, нет-нет, не ученый-физик, а заведующая Наталья Кириленко. «Устройство», «запатентованное» в 2008 году, называется Музей народного быта. Шагнув за порог музея, я не просто окунулась в прошлое, но словно побывала в гостях у бабушки с дедушкой: открыла потемневший комод, похожий на тот, что стоял у них дома, дотронулась до такой же швейной машинки, на какой «строчила» бабушка, и даже вдохнула аромат «Красной Москвы», спрятанной тогда от детей за «семью печатями».

Предметный подход

Как и любое благое дело, начался музей с… любви. С любви Натальи Кириленко к истории. Между прочим, краеведением она увлеклась еще в старших классах школы: была командиром поискового отряда, который занимался розыском информации о детях войны. Молодые люди собирали фото, записывали воспоминания, делали целые альбомы. Общаться с живыми свидетелями военного лихолетья было интересно и волнительно.

Изучение истории родного края, привлечение к этому детей и по сию пору любимое и одно из самых главных направлений творческой деятельности Кириленко. Она — председатель городского клуба краеведов.

— Мне кажется, что ребятам логичнее и интереснее изучать историю родного края, прикасаясь к ней непосредственно, — говорит Наталья Николаевна. — Мы ориентируемся на некий предметный подход. Просто посмотреть на какую-то старинную вещь, иногда и малопонятную — одно. А потрогать ее, узнать, как ею пользовались твои предки — совсем другое. И эмоции, живые и непосредственные, которые получают посетители нашего музея, — это как раз то, ради чего и создавался Музей народного быта.

Первые результаты поисковой работы Натальи Кириленко были представлены в 2007 году на небольшой выставке «Жизнь и быт нижегородцев». Нехитрые предметы крестьянского быта: одежда, посуда, вышитые полотенца — все это помещалось на трех полках. Нынешней коллекции музея тесно и в двух комнатах. Своих первых посетителей музей принял тринадцать лет назад, но торжественно открыт был лишь в 2010 году, когда экспонаты были систематизированы и оформлены.

Более пятидесяти человек участвовали в формировании фонда музея. Среди дарителей (слово-то какое хорошее!) — Станислав Першин, Андрей Демидов, Галина Силимянкина, Александр Кириллов и многие другие. Один только Александр Арсеньевич вручил музею порядка ста предметов старины: «Что это я один ими любуюсь? Пусть и ребята посмотрят: узнают больше о жизни своих прабабушек-прадедушек».

И список дарителей всегда открыт. Наталья Кириленко умеет зажечь своим интересом окружающих. Посетители музея под впечатлениями от увиденного восклицают: «Ой, вы знаете, а ведь у нас где-то прялка в деревенском доме осталась», «Приезжайте к нам, у нас кое-что сохранилось в амбаре». Подобные предложения Кириленко слышит постоянно. Находит знакомых, транспорт и — вперед, в экспедицию. Она даже мебель — железную кровать, комод и прочее — в музей привезла. Да что там мебель! Был случай, когда с Украины, через две таможни, на поезде она умудрилась доставить в Дзержинск прялку 1870 года!

— Я не люблю слово «популяризация», тем не менее оно очень точно отражает суть нашей музейной работы, — говорит Наталья Николаевна. — Мы не просто находим что-то интересное и бережно храним, но и передаем это знание детям, делимся с ними историей Черноречья, бытовыми сказками, культурными традициями, знаниями о кустарных промыслах, рассказами о военном быте.

«Вещевые» истории

Считается, что вещи не умеют говорить. Но в Музее народного быта они говорят: устами его руководителя и бессменного экскурсовода Натальи Кириленко. О каком экспонате ни спроси, про каждый у нее заготовлена замечательная история. Каждый предмет хранит тепло и энергетику своих владельцев. И дети, знакомясь с ними, понимают: все это создано руками, умом, трудом, сноровкой их родителей, дедов и прадедов. И важно ценить и хранить их мастерство, трудолюбие, любовь к своему дому.

Вот клубочница, приехала в Дзержинск с севера Нижегородской области. Нужна она была вовсе не для того, чтобы нитки не растрепали дети или кошки. Клубочницу крестьянка вешала себе на руку и по дороге в поле, чтобы зря время не терять, вязала. Раньше ведь у хозяюшек все действия до автоматизма отточены были: можно было на спицы и не смотреть. Причем клубочница эта непростая: подарил ее крестьянке сам барин за хорошую работу по дому. Лично заказал ее у плотника, чтобы ни у кого в селе такой не было!

Перцемолка 1905 года, зыбка, в которой выросло семь поколений и на которой остались следы от младенческих зубок, деревянная форма для творожной пасхи, двурыльник (приспособление, с помощью которого могли умываться сразу несколько детей)… Всей диковинной утвари и не перечислить: маслобойки, вальки, рубели, трепало, чугунные утюги, прялки. Конечно, мебель, сундуки, посуда, предметы одежды, старинные книги.

Есть даже наличники. Не нужны они стали хозяевам, которые красоту деревянного кружева заменили на удобные пластиковые окна. Но не пропали наличники: нашли свой новый дом в музее. И теперь посетители любуются их воздушностью, а заодно и узнают историю нижегородской резьбы, которая имела свой неповторимый оттенок и технику.

Вот черный льняной сарафан ручной работы из Ильино. Сто лет пролежал в сундуке неодеванным. Почему? Да потому, что шила его себе девушка как приданое. А жених не сразу сыскался. К моменту замужества подобрела красавица, да и маловат наряд стал. Но не выбрасывать же!

«Живой» музей

В этом музее нет строгого требования тишины, здесь не действует запрет «руками не трогать». Включаются почти все органы восприятия: не только зрения, но и слуха, обоняния. Все можно пощупать. Даже каменный молоток, датируемый двумя тысячами лет до нашей эры! Да в любом бы другом музее он под стеклом лежал, а здесь — в свободном доступе. Можно послушать, как звучит патефон, как бьют трофейные немецкие часы, как издают диковинные звуки глиняные свистульки. Можно узнать, какой аромат был у одеколона «Шипр» и даже понюхать эссенцию для пряников, издающую сладкий аромат лимонада «Дюшес».

Можно обуться в лапти, походить с коробом за плечами, покачать куклу в люльке-зыбке, посидеть за прялкой, взбить «воображаемый» кусочек сливочного масла в пахталке (маслобойке). Все это очень важно для маленьких посетителей музея, ведь мир их предков открывается для них не через пассивное «видение», а путем активного «делания». «Живым» музей делают, конечно, и всевозможные мастер-классы, которые здесь проводятся.

В Музее народного быта не бывает одинаковых экскурсий. Наталья Кириленко ориентируется на возраст посетителей, на их интересы, вопросы. Случается и так, что экскурсовод становится слушателем: когда в музей приходят люди старшего поколения. От них Наталья Николаевна и сама узнает много нового. Например, так она узнала про обычай, связанный со ступой. Оказывается, в ней действительно толкли воду. Это делала на свадьбе мать жениха, чтобы отогнать от молодой семьи злых духов, болезни и прочие напасти.

Коллекция предметов старины постоянно пополняется. Появится новый предмет — и сразу же перестановка! Чтобы не только новым посетителям, но и тем, кто уже побывал здесь раньше, было интересно. Правда, музею давно стало тесновато в двух библиотечных комнатах. И даже запасника не хватает.

Кстати, из экспонатов, хранящихся в запаснике, в библиотеке периодически устраиваются тематические выставки. Бывает, на время выставок музейные экспонаты объединяются с частными коллекциями. Так, были в библиотеке выставки швейных машинок, самоваров, часов, приемников, печных дверок, чугунного литья и многого другого. Отдельная тема — выставки, посвященные Великой Отечественной войне.

— В этом году в нашей библиотеке обещали сделать ремонт, очень ждем, — говорит заведующая. — В планах — «переселить» музей в большой читальный зал: там места в два раза больше. Другие площади — другие возможности. Мечтаем сделать имитацию убранства русской избы, чтобы расставить все, как положено. Для некоторых экспонатов требуются современные витрины. Планов по развитию у нас очень много! Смею надеяться, что Музей народного быта делает нашу библиотеку уникальной, непохожей на другие. Он, как окно в прошлое, дает мощный стимул для развития подрастающего поколения, воспитывает любовь к малой родине, уважение к своим истокам.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова