О творчестве, любви и одиночестве

Имя нидерландского художника Винсента Ван Гога знакомо многим: в Дзержинске даже есть изображения его картин на фасадах домов. Но не каждый знает, какой была жизнь непризнанного в своё время гения. К счастью, сохранились письма Винсента к брату Тео. В минувшую субботу эти послания со сцены Дзержинского театра драмы прочитал наш современник, руководитель Театра Наций Евгений Миронов.

Спектакль-концерт «Ван Гог. Письма к брату», поставленный режиссером Мариной Брусникиной, по словам народного артиста России Евгения Миронова, замышлялся как разовая акция. Но уже не первый год Театр Наций показывает эту постановку на различных сценах.

Дзержинский зритель смог услышать исповедь художника благодаря реализации совместной программы Театра Наций, художественным руководителем которого является Евгений Миронов, и «Формулы хороших дел» – программы, реализуемой СИБУРом. С этим предприятием Евгений Витальевич сотрудничает уже не первый год и считает такое партнерство удачным: «Прекрасный пример, когда бизнес и культура могут взаимодействовать.
В рамках сотрудничества артисты Театра Наций не только выступают на сцене театров, они посещают с мастер-классами детские дома, реабилитационные центры. В Дзержинском театре драмы я впервые: мне кажется здесь очень гармоничным сочетание сцены и зрительного зала».

Письма, в которых прослеживается творческий опыт великого пейзажиста и портретиста, Миронов с проникновением читает со сцены. Мастерство чтеца подчеркивают музыкальные композиции в исполнении камерного оркестра «Солисты Нижнего Новгорода», а также мозаичные панно на огромном проекционном экране, плавно перетекающие в узнаваемые картины гения.

«Автопортрет с отрезанным ухом», «Подсолнухи», «Ирисы», «Стул Винсента», «Полдень», «Пейзаж в Овере» – полотна не один раз за вечер сменяют друг друга и при разном музыкальном сопровождении воспринимаются зрителем с новыми эмоциями.

Дзержинские театралы прониклись чувствами художника, говорящего в своих письмах к брату о творчестве, о смысле жизни, о любви и о Боге. Вся глубина размышлений Ван Гога наполнена некой интимностью, которая может существовать только между близкими людьми, и эту тонкую грань замечательно выделяет интонациями голоса Евгений Миронов. Неслучайно дзержинцы долго поддерживали овациями знаменитого артиста после окончания концерта. Кстати, дзержинский художник Илья Спиченков, который воссоздает авторские повторы картин того же Ван Гога, перед спектаклем встретился с Мироновым и презентовал ему одно из своих полотен – «Звездную ночь» с фрагментами родного города.

Блиц для Евгения Миронова:

– Чего в вас больше: актера или художественного руководителя?

– В данный момент – артиста. С недавних пор очень люблю свою новую ипостась – чтецкую. В этой роли я свободен и могу отвечать только за себя. За 15 лет руководства театром я научился внутри себя разделять полномочия артиста и руководителя.

– Ваши ближайшие планы.

– Театр Наций – сложный организм: здесь и приглашенные режиссеры, в том числе и из-за рубежа, ангажированные артисты, кастинги в ту или иную постановку. Мы проводим фестивали Театров малых городов, Театра Наций-FEST, а также поддерживаем экспериментальную программу театра. В 2020 году сделали акцент на 200-летии со дня рождения Достоевского: документальное кино, опера, драматические спектакли по произведениям классика. Следующий год будет посвящен будущему и искусственному интеллекту.

– «Пушкинская карта» для современной молодежи?

– Для подростков это, в первую очередь, возможность познакомиться с театром. И только качество первого «живого» спектакля покажет дальнейшее отношение к этому виду искусства. Я помню свои первые впечатления в Саратовском ТЮЗе от спектакля «Маленькая Баба-Яга»: я влюбился в эту Бабу-Ягу! Мне повезло!

Ольга СЕРЕГИНА

Под гитару – о главном

Распространенное и ошибочное мнение: бард – это человек с гитарой. Но чтобы с полным правом называться таковым, одного инструмента в руках (и даже хорошего голоса) не достаточно. Что же для этого нужно? Узнаем у Анны Александровны Копейкиной, которая знакома с чудесным миром бардовской песни не понаслышке.

Петь и плакать

«К гитаре я пришла стандартно: услышала, как кто-то играл, и тоже захотела научиться», – начинает Анна Александровна. К тому времени в ее «арсенале» был оконченный курс музыкальной школы по классу «фортепиано» и небольшие стихи, которые она писала с детства.

«14-15 лет – самый подходящий возраст для романтики, – улыбается музыкант. – Мы были детьми, пели славные пионерские песни и вдруг в походах, у костра, узнали, что есть совсем другие произведения – о любви, о нестандартных жизненных историях. Впервые я услышала их от вожатых «Океана» – «брата» «Артека» и «Орленка» на Дальнем Востоке, где побывала по путевке  за пионерские активности. «Алые паруса», «Так здорово, что все мы здесь сегодня собрались»… Мы даже были не в курсе, что у этих песен есть авторы, думали, что они просто дворовые. Они так разнились с тем, чему нас учили в школе. Эти песни ни к чему не призывали, мы не совсем понимали их глубинный смысл, но их так хотелось петь и… плакать».

После школы Анна поехала в Ленинград – поступать в музыкальное училище. Не получилось. Вышла с экзамена и, гуляя по городу, увидела объявление о наборе в институт театра и кинематографии имени Черкасова (ныне – Санкт-Петербургская академия театрального искусства). Играючи подала документы и… поступила! На факультет «театроведение», выбрав специализацию «организация и управление театрально-концертной деятельностью».

Если говорить по-простому, то здесь готовили будущих директоров театров. А директор – он должен уметь разбираться буквально во всём: и в актерском мастерстве, и в сценаристике, и в режиссуре. Учиться было более чем интересно. Лекции частенько проводились в питерских музеях, театрах, студенты посещали все премьеры и самые громкие спектакли, в институт приходили известные актеры. Параллельно Анна училась в джазовом училище, окончила два курса, но потом совмещать и вуз, и училище стало тяжело.

Трудовая биография Анны Копейкиной разнообразна: военный ансамбль «Товарищ», военная газета «Начеку», Театр оперы и балета, телевидение («Ока ТВ»), рекламные агентства, «Центр молодежных инициатив». Сейчас она – ведущий специалист МБУК «ДКХ», руководитель коллектива Молодёжная студия гитарного аккомпанемента «Гитарная пристань». Не просто обучает игре на гитаре, но и прививает ученикам хороший вкус к хорошим песням, и реализует свои многочисленные проекты. О последних – чуть позже.

«Песни рождаются на пике переживаний»

«Я с детства писала небольшие стихи, – вспоминает Анна Александровна. – Потом оказалось, что их можно положить на музыку. Первые 50 песен – предельно простые: три аккорда, позаимствованная у кого-то мелодия. Это нормальная практика, все так начинают. Попозже, уже в институте, когда появился какой-то жизненный опыт, начали «взрослеть» и мои песни. Любовь, встречи, расставания… Песни рождаются на пике переживаний: либо в счастье, либо в горести. Когда в жизни всё ровно, пишется мало».

 «Значит, – спрашиваю, – у вас нет такой практики: каждый день задавать себе план и писать, к примеру, энное количество строк». «Увы, нет, – отвечает. – Хотя в идеале так и надо. Каждый день садиться и работать: из десяти строчек одна да окажется ценной. А вдохновение? Вдруг оно в этот момент как раз будет проходить мимо, увидит и скажет: «О, работает человек – надо бы ему помочь. Признаюсь, если бы не моя лень, я бы гораздо больше написала».

Много знаменитых имен в мире авторской песни. Но сердцу и душе Анны Копейкиной особенно дороги два – Владимира Высоцкого и Александра Розенбаума. Как она признается, Александр Яковлевич лично для нее до сих пор остается непревзойденным авторитетом и гуру.

У Анны Копейкиной вышло три альбома. Первый – «По большой земле и теплой собираю рифмы-ноты» – датирован 2005 годом. Его студийная запись стала призом за победу в фестивале, организованном радио «Шансон». Эта победа «распрямила крылья» музыканта: пришло четкое осознание, что она – на верном пути. Второй называется «Макушка лета»: он «родился» по итогам первых поездок на различные бардовские фестивали и конкурсы. Третий – «Перезимовали» – вышел в этом году. Плюс есть несколько сборников стихов. Отдельный повод для гордости – включение двух песен Копейкиной в Антологию современной патриотической и военной песни России «Работайте, братья!».

«Сочинительство – это как беременность, – признается Анна Александровна. – Ходишь, маешься, не знаешь, но понимаешь, что-то должно произойти сегодня, родится песня. Я пишу одновременно и музыку, и стихи. Берется гитара, что-то наигрывается и вдруг – начинаешь петь!
Ух ты! Здорово! Надо скорее записать. И повторить несколько раз, чтобы не забыть. Мне кажется, кто-то иногда водит моими руками по инструменту. Я никогда заранее не знаю, что получится. Первая появившаяся строчка может оказаться последней, и наоборот. Некоторые произведения пишу не то чтобы днями – годами! Как, например, мою любимую, из последних песен – «Погадай, сентябрь».

Песня без зрителей никому не нужна. Петь в одиночку скучно. Для Анны Копейкиной выступление на сцене – это разговор со зрителем. «Когда передаешь свои чувства, эмоции, переживания. После концерта сначала невероятная усталость, а потом – радость, подъем. Ведь ты обмениваешься с залом энергией. Не будешь искренна, откровенна – зритель это почувствует и больше не придет», – уверена она.

Поднятие бардовского духа

Заниматься только и исключительно авторской песней и музыкой Копейкина стала в 2009 году. Именно тогда она решила: бард – не просто ее призвание, но и профессия. И ушла «в свободное плавание» – по фестивалям и конкурсам. Объездила всю страну, была в Америке, Франции, Финляндии.

«Конечно, за границей бардовские фестивали организуют выходцы из бывшего СССР, из России, – рассказывает Анна Александровна. – Поверьте, такого жанра – бардовская песня – больше нет нигде. Есть что-то похожее. В Америке – это стиль кантри. В Европе – шансон (городской романс). Но в них звучат другие темы, в основном это любовная лирика. А русская песня, исполненная под гитару, – она смысловая. Она заставляет думать, рассуждать о смысле жизни, дружбе, любви, предательстве, патриотизме. Это своего рода катарсис, который делает людей добрее, человечнее, чище. Она – доказательство того, что русская душа жива не одним хлебом насущным. Вы послушайте, она же до мурашек пробирает! Ни в одной стране мира не написано такого количества песен под гитару».

Фестивальный опыт Анны Копейкиной пошел на пользу и… дзержинским любителям музыки. «Грушинский фестиваль, Ильменский и другие – это же какой-то параллельный мир! – восклицает бард. – Когда туда попадаешь, словно теряешь связь с реальностью. Столько человек с гитарами и все поют – и утром, и вечером. 15-20 сцен – песни на любой вкус». Там (и не только там, конечно) и зародилось желание Копейкиной поднять бардовский дух и в родном городе.

Маленькие концерты-квартирники (человек на двадцать) вылились в большие городские фестивали. Так, в январе нового года в ДКХ состоится 7-й, уже Международный (!) фестиваль Высоцкого. «Мы ждем участников из любых регионов и стран, – говорит Анна Александровна. – Самой интересно посмотреть, что из этого получится. Представляете, как будет звучать Владимир Семенович на французском, итальянском… Думаю, будет очень интересно и необычно!»

В списке «детищ» Копейкиной – фестиваль военной песни «Афганская вьюга» (проводился десять раз), фестиваль «Мы памяти верны», приуроченный ко Дню Победы. Ее гордость – трехдневный выездной фестиваль «Молодежь и гитара» (и аббревиатура славная получилась – «МиГ»), по сути – дзержинская мини-копия грушинского «старшего собрата». «Три раза нам удалось его провести, – говорит Анна Александровна. – Пока из-за пандемии всё утихло. Меня многие спрашивают, когда же он снова повторится. Но пока у меня нет ответа. И, конечно, я мечтаю организовать в ДКХ большой концерт бардовской авторской песни и пригласить туда своих друзей со всей страны».

«Есть мнение, что жанр бардовской песни умер, он не собирает залы, – сетует музыкант. – Но я с этим категорически не согласна. И всех, кто так говорит, я спрашиваю: «А что ты сделал для того, чтобы этот жанр развивался?». Возьми гитару в руки и иди пой – в школы, в социальные учреждения. Знаете, я не ставлю перед собой какой-то специальной цели вроде возрождения бардовской песни. Я просто хочу, чтобы у нашего дзержинского зрителя, внимательно и душевно слушающего, была возможность наслаждаться и авторской песней тоже! И одним этим я уже буду счастлива!»

Екатерина КОЗЛОВА

Фото из личного архива А. Копейкиной

Справка

Копейкина Анна Александровна. Родилась 4 ноября 1973 года в Дзержинске. Непрофессиональный поэт. Профессиональный автор-исполнитель песен. Организатор фестивалей авторской песни и поэзии в родном городе. Гастролирует с концертами по России и за рубежом. Автор трех музыкальных альбомов. Лауреат различных музыкальных фестивалей и конкурсов. Дипломант Первого открытого фестиваля радио «Шансон» в номинации «Авторская песня» в Нижнем Новгороде. Дипломант основного конкурса Всероссийского бардовского фестиваля в Сочи «Лето – это маленькая жизнь».

Кукольный остров

Дзержинский театр кукол принимает участие в IV Международном онлайн-фестивале театров кукол.

Театр из Дзержинска представляет ведущая актриса­кукловод Екатерина Чернова. Вместе со своими героями – Осликом (спектакль «Дорога в Вифлеем») и Лисой Патрикеевной («Веселые художники») – она покажет жюри и зрителям личный актерский эксперимент: номер, в котором куклы будут спорить и друг с другом, и с актером, рассуждая на философские темы, например, выяснять, кто же в театре главный – кукла или человек?

Всего в этом году в фестивале «Кукольный остров» принимают участие 15 театров кукол России и ближнего зарубежья – от Камчатки до Санкт­Петербурга, от Ташкента до польского Жешува, из Тувы, Якутии, Москвы, Хвалынска Саратовской области и другие.

Выступление Екатерины Черновой состоится во второй фестивальный день, 11 ноября, начало трансляции в 18:00 на YouTube­канале фестиваля.

Прямые ссылки на трансляции будут появляться накануне на сайте фестиваля www.puppetisland.ru и в группах «ВКонтакте» фестиваля «Кукольный остров» https://vk.com/puppet_island и Дзержинского театра кукол https://vk.com/d.teatr_kukol.

Профессиональное жюри определит победителей в трех номинациях: «Театр, который хотелось бы посетить», «Лучший актер» и «Лучшая кукла» (художник). А зрители в онлайн­голосовании выберут «Любимца публики». Зрительское голосование откроется во время эфира 12 ноября в 19:00 (кнопки голосования появятся на сайте фестиваля) и закроется спустя сутки в эфире четвертого (итогового) дня.

Маруся КЛИМОВА

Фото предоставлено Дзержинским театром кукол

Лучшим садоводам по заслугам

Общественно-политическая газета «Дзержинские ведомости» подводит итоги фотоконкурса «Сад-палисад своими руками», приуроченного к сбору урожая.

За время приема фотографий на конкурс «Сад­палисад своими руками» сотрудники газеты убедились, что дзержинцы отдают предпочтение не только кабачкам и огурцам. На их огородах есть место баклажанам и винограду, на садовых участках – розам и мини­флоксам. А некоторые даже выращивают на подоконниках своих квартир кофейное дерево и жгучий перец!

Яркие кадры запечатленных ягод, овощей, фруктов и цветов по ходу проведения фотоконкурса (с 5 августа по 30 сентября) были опубликованы на страницах газеты «Дзержинские ведомости», а также в группе «ВКонтакте».

Кто станет победителем – в очередной раз определили подписчики «Дзержинских ведомостей» «ВКонтакте», отдав свои голоса в виде лайков за полюбившиеся им фотографии. Напомним, что награжденных в этом конкурсе двое – по количеству номинаций.

Елена Галычый стала победителем в номинации «Мой урожай».

6 октября Елене в редакции «Дзержинских ведомостей» были вручены подарки: сувенирная продукция от газеты, куст цветочной рассады и набор садовых инструментов от спонсоров конкурса: «Оранжерея в Бабушкино» и оптового предприятия «Верес».

Женщина отметила, что ведет активный образ жизни и любит принимать участие в различных конкурсах. В ее коллекции уже есть несколько подарков, которую дополнят призы от газеты «Дзержинские ведомости».

Ее коллегой по триумфу в номинации «Городская клумба (двор)» стала Людмила Чанаева, приславшая в редакцию газеты снимок своей придомовой клумбы на проспекте Свердлова.
К сожалению, Людмила так и не вышла на связь. Приз за участие в конкурсе ждет ее в редакции. Людмила Чанаева, просим вас связаться с нашими представителями по телефону 8 (8313) 27­99­79 для вручения подарков.

Кстати, в оранжерее в Бабушкино выращивают не только цветы, здесь специально для садоводов в дачный сезон рады предложить луковицы лилий, тюльпанов, ирисов и нарциссов, цветочную и овощную рассаду, многолетние растения, плодовые и декоративные деревья и кустарники.

Более подробную информацию о наличии продукции, условиях доставки, режиме работы и ценах можно узнать по телефонам: 8 (8313) 34­12­67 или +7 (910) 146­12­91.
На правах рекламы.

Спасибо всем, кто принял участие в конкурсе!

Ольга Кузьмина

Фото автора

С книгой по жизни

«Библиотекарь – профессия мужская!» – под таким названием проходила международная сетевая акция-флешмоб, организованная Нижегородской областной детской библиотекой. Галерею библиотекарей-мужчин, ломающих стереотипы, украсил и дзержинец Алексей Останин. Он – куратор картинной галереи «Арт-Панорама» Центральной городской библиотеки им. Н.К. Крупской. А еще – музыкант, социолог и коллекционер.

Все это рок-н-рол!

Алексей, как принято говорить, из интеллигентной семьи. Его родители – педагоги, работающие в системе профессионального образования. Читать Алеша любил с детства. «Сначала были книжки с картинками, потом стал выбирать те, где больше букв», – шутит он. Среди друзей-подростков было много таких же, как он, библиофилов. Они делились прочитанным, обменивались книгами, устраивали обсуждения. Быстро «проглатывая» то, что находили в библиотеках, покупали книги в магазинах или заказывали знакомым из других городов. Так книжные полки в его доме постепенно стали вставать на коллекционные рельсы.

Примерно в это же время молодой человек «заболел» музыкой, больше 15 лет играл в рок-группах. «Интернета тогда не было. Мы, творческая молодежь, знакомились на улице, узнавая друг друга по внешнему виду, – рассказывает Алексей. – Если на тебе какой-то балахон или футболка яркая – значит, наш человек. Собирались возле Центра занятости. Помните, тогда это место Бродвеем называлось». Сначала, как пел известный земляк Чиж (Сергей Чиграков, лидер группы «Чиж и & Со» — прим. Е.К.), играли «в каморке, что за актовым залом», потом постепенно обзавелись новыми инструментами – их стали приглашать в ДК, в клубы.

«Конечно, мечтал стать рок-звездой. Хотеть меньшего в рок-музыке преступно: или все, или ничего», – шутит Алексей. Самые долгие «отношения» были у него с группой «Дрюсина бабушка». Без рекламы, без афиш ребята запросто могли собрать на сольный концерт целый зал. Выступали на Дне города, ездили на гастроли в Нижний. Делали музыку в стиле Pink Floyd (известная британская рок-группа) – композиции минут по десять с длинным соло. «Я грезил гитарой, но гитаристов много, а барабанщиков всегда не хватает, – улыбается Алексей. – Так что овладел непростым искусством игры на барабане».

В его музыкальной биографии – также сотрудничество со священником Николаем Кокуриным, основателем «иерей-рока», и увлечение индастриал. «Индастриал – это такое направление в музыке, когда мелодия «складывается» из различных шумов, – объясняет музыкант. – Помню, под Молитовским мостом было заброшенное здание железнодорожного вокзала. Мы туда ездили ночью с диктофоном и записывали звуки, которые издавало всё, что лежало в помещении. Это было лет десять назад, и я очень удивился, когда узнал, что некоторые записи сохранились и считаются уже чуть ли не классикой. Кстати, недавно я опять вернулся к этому проекту: работаю над ним с дзержинскими музыкантами».

Из коллекционеров – в библиотекари

Для получения высшего образования в университете Лобачевского Останин выбрал факультет общей социологии и социальной работы. Удивил преподавателя авторской курсовой на тему молодежных субкультур: не скачивая информацию из Сети и не компилируя уже готовые работы. На основе «курсовика» написал статью, с которой выступил на конференции молодых ученых.

После окончания университета, в 2008 году, получил предложение от своего научного руководителя поступить в аспирантуру. Два года изучал проблему радикализации молодежной среды в малых городах. Но вскоре понял, что его академическая карьера вряд ли сложится удачно. Ушел из науки, работал в различных частных организациях, занимался менеджментом и маркетингом.
И продолжал собирать книги…

Сегодня коллекция Останина насчитывает порядка двух тысяч экземпляров. Литература структурирована по направлениям его интересов: фэнтези, религиоведение, поэзия, музыка, социология и прочее. Есть несколько книг с автографами писателей, среди них – книга нашего земляка Эдуарда Лимонова. «Я люблю модернистскую мистику, – говорит Алексей. – Плюс современных писателей – Сорокина, Елизарова, Пепперштейна, Мамлеева. Одним словом, что-то странное и сложносочиненное».

«Так вот, поскольку я активно занимался коллекционированием книг, я как-то раз подумал:
«А почему бы мне не поработать в библиотеке?» – продолжает он свой рассказ. – В итоге в 2014 году я оказался в Доме книги». Здесь он занимался оцифровкой газетного фонда – работой, очень важной для местного краеведения. Параллельно переводил библиотечный карточный каталог в электронный вид.

Перспективного сотрудника быстро заметили: меньше чем через год он стал заведующим детской библиотекой имени Дзержинского – той, в которую сам бегал двадцать лет назад. «Один любит храбрецов», – снова шутит Алексей на вопрос, не было ли боязно браться за новую работу.

«Библиотеки
должны меняться»

В списке «добрых дел» Останина – в том числе серьезное обновление библиотечного фонда. В Нижнем Новгороде он познакомился с людьми, которые устраивали благотворительные аукционы. Собранные средства направлялись на закупку книг и безвозмездно передавались библиотекам. Благодаря Алексею в списке получателей оказались две библиотеки: та, которой он заведовал, и в поселке Пыра.

В силу жизненных обстоятельств молодой мужчина на время расстался с библиотечным делом. А месяц назад получил интересное предложение: возглавить галерею «Арт-Панорама», недавно открывшуюся в Доме книги. На его счету – уже две организованные выставки.

«Библиотеки должны меняться – это однозначно, – уверен Алексей Останин. – Они не должны быть консервативными, работающими по давно не актуальным советским «лекалам» и нормативам. Библиотеки должны стать неким культурным кластером, частью современного городского пространства, где можно не только читать, но и отдыхать, общаться, узнавать что-то новое. Конечно, для этих целей нужно серьезное дополнительное финансирование. Мне бы очень хотелось, чтобы наша галерея со временем превратилась в Центр современного искусства, где выставлялись бы не только местные мастера, но и художники из других городов. Расширение возможностей библиотечного пространства поможет привлечь новых читателей, сделает нас более современными и положительно скажется на имидже не только библиотечной системы, но и всего города в целом!»

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Красота спасет мир

На днях в картинной галерее Центральной городской библиотеки им. Н.К. Крупской города Дзержинска состоялось открытие выставки «Поэзия пейзажа». Здесь представлены работы дзержинских художников, преподавателей Дзержинской художественной школы Людмилы Калашниковой и Виктора Кузнецова.

Научить своим примером

Директор МБУ «Централизованная библиотечная система» Людмила Кемайкина выразила благодарность авторам картин за то, что для размещения своих работ они выбрали площадку Дома книги. «Как директор, сегодня я ощущаю особые чувства, так как наш выставочный зал становится все успешнее. Будем рады видеть и других городских художников на нашей площадке!» – отметила она.

После представления художников слово дали им самим. «Мы работаем и стараемся для вас! – говорит Людмила Калашникова. – Если мы не будем творить, как мы сможем научить детей? Только своим примером: дети должны видеть нас не только как преподавателей, но и как работающих художников». Виктор Кузнецов поддержал свою коллегу: «Наши работы за последние несколько лет – на ваш суд».

Почему же Виктор Кузнецов и Людмила Калашникова решили выставляться вместе? Они – давние коллеги, оба оформляют свои работы сразу по завершении.  Поэтому сборы их первой совместной выставки много времени и не заняли: все уложилось в осмотр помещения и транспортировку картин. А вот если бы пришлось думать о рамах, заказывать и ждать их, то процесс, конечно, мог бы затянуться на месяцы.

Вы заметите их почерк…

В основе выставки – пейзажи. Но Виктор Николаевич представил зрителям не только проспекты и улицы, но и натюрморты, а также пленерные работы. «Где был, оттуда что-то новое и привозил», – говорит он.

Как истинный патриот своего города, Виктор Кузнецов любит изображать виды Дзержинска – городскую архитектуру и окрестные пейзажи: Сеймовский затон, Дудин монастырь на противоположном берегу Оки, красоты Осовца. Но на выставке есть полотна с изображением и Санкт-Петербурга, и городов Чехии. Акварель – это воздух, пространство, полет. Изображения небесных видов лучше всего получаются у акварелистов.
И на картинах Виктора Кузнецова всегда много неба и воздуха. Говоря о творческом процессе, он шутит: надо уметь вовремя остановиться.

Сергей Черный – ученик Виктора Кузнецова на вечернем отделении Дзержинской художественной школы – свои впечатления от вернисажа описал так: «Некоторые работы мы уже видели, однако было и много новых и даже работы из архива, которые преподаватель нам никогда не показывал, хотя мы знакомы достаточно давно».

Глядя на некоторые работы Кузнецова, задаешься вопросом, как можно так растушевать краски? А может, это и не краски вовсе? Вдруг вата? Но все гораздо проще: для достижения нужного эффекта художник начинает писать свою картину «по сырому», и акварель ложится будто дымка.

Разбавляет выставку триптих «Цветочная фантазия» – несколько цветочных натюрмортов его коллеги Людмилы Юрьевны. На них художницу вдохновил буквально сам процесс. «Была идея написать белые розы. Начала. Не понравилось. Потом подумала про красные. Вспомнила, что люблю подсолнухи. Диптих оставлять не хотелось, поэтому дописала до триптиха», – вспоминает она.

С любовью и восторгом художница отмечает и передает особенности сезонных изменений в природе: летние луга, осенний освежающий ветер, зимние сугробы, цветущую весну.

«В этой выставке удивительно то, что отойдя на несколько шагов от полотен, начинает казаться, будто это не написанные картины, а фотографии – настолько все реалистично», – делится своим мнением гостья выставки
Татьяна Веселова.

«Заметен почерк художника. Можно по мазкам и четкости линий сразу понять, чьей руке принадлежит картина. У Людмилы цвета более мягкие и плавные, у Виктора – более четкие, местами даже будто грубоватые – мужские работы», – присоединяются к словам подруги Ольга Зайцева и Виктория Жаворонкова.

Справка

Экспозиция будет доступна для всех желающих до 30 сентября, посетить выставку можно по предварительной записи по тел. 26­40­70.

Ольга КУЗЬМИНА

Фото Руслана Лобанова

«Окский ПараФест 2021»

С 5 по 8 сентября на базе ДОЛ «Город спорта» пройдет Международный фестиваль культуры и спорта среди людей с инвалидностью «Окский ПараФест 2021», организуемый общественной организацией инвалидов-колясочников «ПараПлан» при содействии администрации города Дзержинска и программы «Формула хороших дел». (16+)

К участию приглашаются люди с поражением опорно­двигательного аппарата, члены общественных организаций инвалидов Нижегородской области, России и стран ближнего зарубежья. В рамках «ПараФеста» их ждут соревнования по спринту на колясках, настольному теннису, шашкам, дартсу, бочче, армрестлингу, спортивному ориентированию, скоростной сборке спилс­карт России и даже фигурному вождению электроколяски. Победители и призеры в каждом виде спорта будут награждены кубками, медалями и памятными сувенирами.

Заявки принимаются до 20 августа на почту paraplan.52@mail.ru или mixail.chetvertakov@mail.ru, а также по телефонам: 8 (930) 715­03­78 (Михаил) или 8 (930) 801­45­99 (Андрей).

Художник по металлу

Если вы до сих пор думали, что болгарка, кувалда и тиски – это просто инструменты, то глубоко заблуждались. В умелых руках мастера они могут превратиться в «кисти», которыми можно «рисовать». Об удивительной технике художника по металлу Дмитрия Сангалова – наш материал.

С творчеством – на «ты»

На «ты» с творчеством Дмитрий с самого детства. В семь лет родители отдали его в изостудию при Дворце пионеров. Поэтому в художественную школу он пошел, уже обладая некоторыми знаниями и имея неплохую технику рисования. Так, из всех поступающих в «художку» только он и еще один мальчик получили за рисунки две «четверки» и «пятерку». Это считалось великолепным результатом. На курсах учебно-производственного комбината, которые в обязательном порядке посещали все советские старшеклассники, Дима выбрал профессию редкую и, конечно, связанную с творчеством, – стеклодув. «Корочки» вскоре ему очень пригодились. После школы не получилось поступить, как он планировал, в художественное училище. И, чтобы не болтаться без дела и помочь маме, которая растила его одна (папа рано ушел из жизни), Дмитрий устроился на завод «Авиабор» стеклодувом. Оттуда парня через год проводили в армию. Отдав долг Родине, вернулся он домой, как водится, повзрослевшим. И профессии, которые можно было получить в художественном училище, ему показались уже неинтересными. Велосипед изобретать молодой человек не стал: снова устроился в стеклодувный авиаборовский цех. Благо там, изготовив положенное количество колб и пробирок, можно было творить для себя и для души. Через два года Дмитрий Сангалов решил сменить раздувание огня на тушение пожаров. «Молодой был, – улыбается он. – Хотелось романтики, героизма…» Двадцать лет он прослужил огнеборцем. И сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, по-прежнему продолжает работать – в 213 пожарной части. Ну и, конечно, творить. Да-да. Дмитрий Юрьевич не расставался с искусством никогда. Лежать на диване и смотреть телевизор – такой примитивный отдых ему не по душе. Душе, которая просит самовыражения. «Ты всегда себе дело найдешь», – говорит ему супруга Наталья. Он занимался резьбой по дереву и лепкой из глины, писал иконы. «Стеклянные и глиняные изделия больно уж хрупкие, а вот железо надежнее!» – улыбаясь, объясняет выбор нового материала художник.

Вначале была беседка…

Увлечение железом началось четыре года назад – с дачной беседки, которую наш земляк возьми да и реши украсить металлическими фигурками. Теперь гостей встречает кошка Барыня, прижимающая лапу к сердцу, – символ того, что здесь рады добрым людям. А рядом ее друг, охранник беседки – кот Матроскин. Конечно, эти зверушки стали не единственными жителями «теремка» Сангалова. Появились в копилке работ Дмитрия и «ломовые» экземпляры, то есть сделанные из лома. Всему художник находил применение – и старой лопате, и ненужному топору. И выходили «из-под его руки» то газель, то бычок, то сова. Дальше – больше. Он стал создавать из металла настоящие картины! «Я ведь еще и сантехникой занимаюсь, – признается талантливый дзержинец. – Поэтому у меня в наличии частенько оставались обрезки металла. Начал с заглушек. Потом к трубам перешел – профильным, круглым. Так и получилось, что даю трубам вторую жизнь – смею надеяться, более яркую, чем первая. Конечно, использую и обычное листовое железо». В деле художественной обработки металла Сангалов занимает особенную нишу. Свою технику он называет так: художественная сварка с элементами холодной ковки. «Традиционно все начинается с эскиза работы, сделанного карандашом, – рассказывает Дмитрий Юрьевич. – Потом отдельные части эскиза наклеиваю на железо и вырезаю их болгаркой. Затем отшлифовываю железо, свариваю элементы. Если надо – крашу, патенирую». На счету у художника по металлу более ста работ. Есть и целые серии. Например, «Части света», где фигуры животных символизируют определенный материк. Или постоянно обновляющаяся «Кошки – очарование мое!». Шутливая и любимая. К слову, две работы из этой серии в декабре поедут в Санкт-Петербург на международную выставку «Портрет кошки». «Да, я люблю повеселиться, – признается Дмитрий Юрьевич. – За такими работами по-настоящему отдыхаешь. С другой стороны, от создания серьезных произведений получаешь бОльшее удовлетворение».

От Нижнего до Дзержинска

«С днем рождения, Нижний!» – так называлась выставка работ дзержинца, не так давно организованная в ДКХ. Это 13 картин, посвященных Нижегородскому кремлю, плюс портрет Максима Горького «Буревестник революции» и ночной пейзаж Зеленского съезда. Сейчас кремлевскими башнями нашего земляка любуются посетители Павловского исторического музея на выставке «Как сковать Кремль?». «Помогал я устанавливать экспонаты для своей выставки в библиотеке Симонова «От глины к металлу», – рассказывает историю рождения кремлевской серии Дмитрий Сангалов. – Там как раз читали лекцию про Кремль, иллюстрируя слайдами. Так было интересно! И у меня сразу щелкнуло в голове: вот это тема! Я пришел домой и сделал Борисоглебскую башню за три дня. Так быстро я еще никогда не работал! Потом стал ездить в Кремль, фотографировать, много читал. Целый год трудился над этой серией». Сегодняшнее детище Сангалова – «От арки до пожарки». Эта серия работ посвящена родному Дзержинску. И на каждой – не просто изображение, а осмысленное, со своей идеей, художественно обыгранное. На первой – дом со шпилем. И пейзаж, и натюрморт. На подоконнике стоят цветы, лежат яблоки, а из окна открывается вид на знаменитый дом. На второй – храм в честь Воскресения Христова. И снова необычный ракурс: храм словно выглядывает из церковных ворот. На третьей – вид ДКХ, но не с лицевой, а с обратной стороны, что на бульвар Победы выходит. И перед двором стоит не кто-нибудь, а Чарли Чаплин. «Назвал эту картину «Сон», – объясняет мастер. – В детстве я бредил Чарли Чаплином, смеялся над созданными им персонажами до колик в животе. И вот недавно мне приснилось, что великий актер гуляет по ночному городу и идет к ДКХ, чтобы посмотреть мою выставку. Идет не с центрального входа, а с запасного, ведь он – мировая знаменитость. Так появилась моя третья картина из серии «От арки до пожарки». Сейчас работаю над четвертой, посвященной театру кукол»… Иногда устанешь и думаешь: все, больше ничего делать не буду! А руки сами тянутся к инструменту. Если бы не металл, я бы все равно чем-нибудь занимался – вернулся к стеклу, глине, дереву. Просто не могу жить без творчества».

Екатерина КОЗЛОВА

Фото предоставлены Дмитрием Сангаловым

Центр, где ремесло превращается в искусство

Центр художественных ремесел — не просто учреждение дополнительного образования. Это удивительное место, где красота рукотворных вещей — мостик между настоящим и прошлым, где девчонки и мальчишки узнают секреты народных умельцев былых времен и погружаются в мир декоративно-прикладного творчества. О замечательном многообразии мастерских центра наш сегодняшний рассказ.

Златошвейки и ювелиры

Итак, мастерская «Золотное шитье»,где изучают золотную вышивку разных времен и художественных направлений. Секреты этого вида прикладного творчества считаются почти полностью утраченными. Но не в Центре художественных ремесел, где можно стать настоящей златошвейкой!

— Вышитые вещи берегли как зеницу ока, — рассказывает руководитель мастерской Елена Зарубина. — Их передавали по наследству, поскольку на изготовление даже одного платка мог уйти не один год. Золотное шитье — один из самых трудоемких видов вышивки. Чтобы рисунок выглядел объемным, на ткань накладываются вырезанные элементы орнамента из кожи, картона или фетра. Они прикрепляются, и дальше начинается вышивка: сверху идет золотая или серебряная нить, а снизу — обыкновенная. Этот прием называется «шитье по карте».

Кроме того, девочки осваивают специальные швы – «тамбур», «литой», «вприкреп», «раскол», изучают шитье «по бели», вышивку канителью. В их «арсенале» не только нити, но и стразы, бисер, тесьма, кружево, пайетки. Все свои изделия дзержинские златошвейки выполняют вручную. Каждое из них — оригинальное, придуманное на основе старинных образцов самими ученицами.

Не менее удивительны и изделия, выполненные воспитанниками мастерской «Художественная обработка металла». Украшения, декоративные панно, предметы быта — чего здесь только не творят, и все — по собственным эскизам. В мастерской ученики знакомятся с историей ювелирного дела, обучаются изготовлению перегородчатых эмалей, чеканке, гравировке, филигранному искусству скани (созданию украшений из тончайшей металлической проволоки). Глядя на выпускные работы ребят, просто невозможно поверить, что вся эта красота — творение детских рук!

— Конечно, технология обработки металлов — не из простых, — признается руководитель мастерской Светлана Сорокина. — Здесь нужно иметь не только художественный вкус, но и определенные навыки, физическую силу. Но если раньше к нам приходили только мальчики, то сейчас и девочек много. Вот буквально в этом году моя воспитанница заняла первое место на областном конкурсе «Пасха Красная».

Художники

Художников ждут в объединениях «Юные таланты» и «Художественное творчество». Занятия ведут Елена Зарубина и Татьяна Заблоцкая. В первом занимаются дошколята и младшие школьники, которые учатся работать в различных техниках — гуашь, акварель, восковые мелки, пастель, карандаши, лепят из пластилина, занимаются декупажем. Объединение «Юные таланты» — это как бы ступень к занятиям в других мастерских центра, где без знаний основ рисунка, живописи, композиции и декоративно-прикладного творчества — никуда. Но чаще всего отсюда ребята поступают в объединение «Художественное творчество», которое изначально было задумано для подготовки учеников в профильные училища и институты. На занятиях в этом объединении изучаются лучшие традиции русской и зарубежной школы изобразительного искусства. Воспитанники осваивают все жанры — пейзаж, интерьер, натюрморт, портрет. Много внимания уделяется рисованию с натуры, по памяти, по представлению, выполнению декоративных станковых композиций. 

Конечно, в Центре художественных ремесел можно рисовать не только на бумаге. Еще одна удивительная мастерская — «Роспись по ткани»(подготовительное к ней объединение -«Веселаяпалитра»). Ее воспитанники осваивают различные техники — горячий и холодный батик, свободную роспись и модный ныне кракелюр (искусственное состаривание предметов). Сначала дети пробуют украшать хлопчатобумажные ткани, потом, набравшись опыта, переходят на традиционный шелк. Платки, шарфы, палантины, покрывала, абажуры и даже постельное белье — на всем этом появляются оригинальные узоры и неповторимые пейзажи.

— Роспись ткани — это процесс многоэтапный, — рассказывает руководитель мастерской Лариса Мартынова. — Сначала придумывается идея, выполняется целый цикл зарисовок, выбирается основной эскиз — в цвете, в натуральную величину, подбирается рама, на которую натягивается ткань. Перевод рисунка с эскиза на ткань — это уже финал. Современные краски хорошо сохнут, достаточно прогладить утюгом с двух сторон, а раньше мы сушили их над специальными баками. И готовый контур, который не дает краскам растекаться по ткани, продается в магазине. Было время, когда мы сами делали контур в лаборатории. Впрочем, и сейчас это иногда делаем — для конкурсных работ.

Традиционно техника батик носит декоративный характер. Но воспитанники мастерской «Роспись по ткани» создают целые сюжетные работы, где оживают народные праздники и гулянья, сцены жизни дворянских усадеб, купола храмов и монастырей. Эксперименты здесь только приветствуются: очень часто в одной работе используется сразу несколько техник, что технологически непросто. Не случайно мастерская «Роспись по ткани» — давний партнер пушкинского музея-заповедника в Болдино.

Вышивальщицы и кукольники

Вышивка — еще одно художественное ремесло, которому можно научиться в центре. Раньше вышивать умели в каждой семье, традиции бережно передавались от матери к дочери. Мастерской «Художественная вышивка» руководит Татьяна Заблоцкая. В перечне осваиваемых юными рукодельницами техник — ажурно-стяговая, чкаловские (нижегородские) гипюры, мережки, вышивка гладью, тамбур и др. Мастерицы не просто творят, параллельно они изучают историю и роль рукодельных работ в народных обрядах, в костюмах, аксессуарах и интерьере, получают знания об орнаменте, композиции, колорите.

А лицевому и орнаментальному шитью в одноименной мастерской учит Елена Румянцева. Юные мастерицы расшивают изделия, внося в узоры собственное видение мира, но при этом сохраняя традиционные особенности вышивки. Техника лицевого и орнаментального шитья издавна использовалась для изображения икон и украшения предметов церковного культа. Поэтому в мастерской изучают православную культуру, анализируют ее влияние на развитие вышивки.

«Текстильное творчество»еще одна мастерская, где преподает Татьяна Заблоцкая (подготовительной к ней считается мастерская «Нижегородские узоры»).Здесь объединены вышивка, лоскутная мозаика и гобелен. Поскольку все эти виды ремесел использовались для изготовления одежды, изучение русского традиционного костюма — неотъемлемая часть образовательной программы. Татьяна Николаевна и ее ученицы — главные созидатели нарядов для театра костюма «Традиция», который также является гордостью центра.

— Я люблю узнавать что-то новое, — улыбается Татьяна Николаевна. — А с детьми это делать еще интереснее. И очень часто мои ученицы в качестве выпускной работы выбирают то, что еще не успели изучить в центре. Сами знакомятся с историей, сами осваивают технику.

Кукольных дел мастер центра — Елена Румянцева. Она руководит мастерскими «Кукольный теремок» и «Русская тряпичная кукла». Первая — как подготовительная ко второй. Девочки учатся работать с ниткой, иголкой и тканью. Узелковые куклы, обереговые, игровые, театральные — для начала только самые несложные. По завершению курса небольшой экзамен: детки показывают коллективный спектакль с помощью сделанных ими кукол. Ну а вообще обыгрывать своих куколок, придумывать с ними сказки — обычная практика в «Кукольном теремке».

Дальше ребятам открывается путь в мастерскую «Русская тряпичная кукла». И там уже совсем не игрушки! К примеру, одну только интерьерную куклу мастерица делает целый год. Здесь нужно уметь все — и рисовать, и лепить, и кроить, и шить, и вышивать. Сначала выбирается образ куклы, делается эскиз, потом кукла выполняется в материале — основа, костюм. Изготовление мельчайших деталей наряда — почти ювелирная работа.

— Я всегда даю ученицам свободу выбора, — говорит Елена Николаевна. — Они сами придумывают свои куклы. Люблю вводить что-нибудь новенькое. Вот года три назад мы стали работать с полимерной глиной — очень интересный материал: делаем из нее голову и туловище куклы. А в этом году придумала куклу-вышиванку: на пяльцах вышили куклы, вырезали и набили. Здорово получилось. Мои рукодельницы знают: нет ничего лучше куклы, сделанной руками, ведь она хранит вложенные в нее тепло и любовь.

…Всеми сложными технологическими приемами здесь овладевают не просто так, а только в тесной привязке к истории родного края. Воспитанники всех без исключения мастерских изучают обряды и праздники, быт, историю костюма, декоративно-прикладного творчества. Ведь разве можно обучиться художественным ремеслам, не научившись любить свою малую родину, не познав тайн ее прошлого?

Дети, которые своими руками создают красоту, умеют ее видеть во всем и знают: в каждой рукотворной вещи живет душа автора. Все изделия изготавливаются на основе собственных эскизов учеников. Даже занимаясь в одной мастерской и на одном уроке, каждый из них занят собственным делом. Потому что педагоги центра видят, ценят и развивают творческую индивидуальность каждого своего воспитанника. Подтверждение тому — победы учеников центра на всевозможных конкурсах и фестивалях.

И хоть основные программы центра исключительно авторские, рассчитаны на пять лет, здесь нет четкого перехода в следующий класс. При желании ученики могут задержаться дольше, и большинство этим правом с удовольствием пользуется. Причем некоторые занимаются сразу в нескольких мастерских. Потому что в Центре художественных ремесел царит удивительная атмосфера, притягательная и творческая. Это мир, где не праздно созерцают красоту, а приумножают ее своим трудом и талантом.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото предоставлены Центром художественных ремесел г.Дзержинска

Было, есть и будет что вспомнить

Как человеку увлекающемуся, ей с детства было интересно все. Имея в руках две профессии (портной по пошиву верхней мужской одежды и телерадиомеханик 4-го разряда) и высшее физкультурное образование (тренер по плаванию), попутно она ходила в класс гитары, посещала хоровую студию под руководством И.А. Егорова. А во Дворце культуры «Корунд» смотрела, как репетирует народный театр «Ровесник», как работает режиссер с актерами (обычными ребятами, которые пришли с заводов, молодыми учителями или студентами), как они выполняют его команды… И это только малая часть из жизни специалиста по работе с молодежью клуба инвалидов «Вера» и мастера спорта международного класса по пауэрлифтингу среди людей с поражением опорно-двигательного аппарата Ольги Киселевой, портрет которой представлен на обновленной городской Доске почета.

Четкий стержень педагога

— В свое время я думала уйти из института физкультуры, где получала высшее образование, так как моя мама тяжело заболела, — вспоминает Ольга Николаевна. — Но педагог по гимнастике сказала мне: «Возвращайся, потому что у тебя четкий стержень педагога». Было странно это слышать, ведь звезд с неба я не хватала. Потом мама заверила меня, что справится сама. Тогда я пришла к тому педагогу, мы отправились в деканат, и она сказала: «В то же место, откуда она ушла». И я благополучно окончила вуз в Санкт-Петербурге.

Дальше, как ни странно, абсолютно все приобретенные навыки пригодились при работе в театре-студии «Блик»: умение разбираться в свето- и звукотехнике, преподавание физкультуры, дабы не нарушить психоэмоциональное и физическое состояние студийцев, швейное дело — это костюмы и реквизит, а также рисование, пение, игра на гитаре, сочинение стихов.

Все это позволяет руководителю создавать на сцене определенные образы, то есть быть режиссером. Но и останавливаться нельзя. Поэтому Ольга Киселева осваивает и другие профессии: занимается фотографией, выясняя тонкости процесса, обучается управлению и созданию эффектов на сцене на новом световом оборудовании, которое «Блик» выиграл в грантовом конкурсе в конце прошлого года.

Красиво и звонко

Родилась и выросла она в деревне, четвертый ребенок в семье, дочь доярки и тракториста. Как рассказывает Ольга Киселева, творческими способностями отличались ее бабушка и мама. Бабушка была голосистая, сейчас бы сказали «глотка луженая». На праздник Ивана Купалы вокруг костра образовывалось три огромных хоровода-кольца, а в середине стояла Ольгина бабушка, которая принимала людской энергетический посыл и мощнейшим голосом раздавала его обратно всем трем кольцам — да так, что люди понимали ее, они слышали, о чем она пела. По наследству это передалось и ее дочери, матери Ольги.

— В нашем роду умели работать, какие-то деньги копили, поэтому мы стали первой семьей в деревне, где появился патефон с пластинками, — рассказывает Ольга Николаевна. — Мама слушала и пела. Когда собирались подруги, она умудрялась разложить песню как минимум на четыре партии, как раскладывала и деревенский хор- красиво и звонко! Бывали случаи, когда она танцевала чечетку с гармонистом: кто первый собьется — его пальцы или ее ноги. Так вот первым сбивался гармонист. А во время колядования она могла переодеться и нанести «грим» подручными средствами — сажа, белила, серьги из картошки — так, что ее не узнавали даже соседи.

Так что желание творить именно в актерской сфере появилось у Ольги очень рано. Но в то время путь к сценическому мастерству для человека с инвалидностью был закрыт. Поэтому она сидела, смотрела и просто впитывала то, как актеры народного театра «Ровесник» работают, что от них требует руководитель, а потом у себя в огороде повторяла эти движения. Тогда она не могла и подумать, что наступит время, когда можно будет сказать: «Я хочу, могу и буду».

Опыт Прибалтики

— «Повесть о настоящем человеке», о летчике без ног, который и управлял самолетом, и танцевал, — это была единственная известная нам история об инвалиде, — объясняет наша героиня. — Как-то раз брат мне сказал: «А ты знаешь, что есть спортсмен без ноги, который занимается борьбой?». Но мы не смогли найти о нем ничего в газетах, о таких людях тогда только говорили, но не писали. Поэтому на тот момент у меня не было человека, которого можно было бы назвать учителем или наставником. Я и моя семья оставались наедине с моими проблемами.

Ольгу и все ее порывы поддерживал старший брат Александр.

— Мама, конечно, тоже обо мне не забывала, но у нее были и другие заботы: детей накормить, напоить, одеть и обуть, — рассказывает Ольга Киселева. — Она поседела в один день, когда поняла, что я осталась без ноги. Но когда я захотела велосипед, мой брат снял с обычного «велика» колеса, приладил его на деревянные чурбачки и предложил: «Оль, ты покрути педальки. Если получится, мы поставим колеса, и ты будешь ездить». Естественно, в этих упражнениях выяснилось, что протез соскальзывает с педали, что я не могу ее удержать, из-за чего брату пришлось придумать специальное крепление. Когда поняли, что я могу крутить педали без соскальзывания, действительно поставили колеса, и я поехала! И так было во всем.

Впервые она увидела, как люди на инвалидных колясках, костылях или с тросточкой спокойно передвигаются по улицам, в Прибалтике, откуда и привезла желание заниматься спортом. Впоследствии это помогло ей активно ездить (речь о выездных соревнованиях, проходивших в Брянске, Красноярске, Перми, Екатеринбурге и других городах России, а также о зарубежных командировках в Афины и Пекин в качестве участницы Паралимпийских игр). Тогда ведь как было: люди с ограниченными возможностями здоровья скрывали свою инвалидность, а страна старалась не выставлять их на всеобщее обозрение, дабы не портить здоровым «эстетическое восприятие окружающего мира».

По словам Ольги Николаевны, если сравнивать Дзержинск 90-х годов и наши дни, то это как небо и земля:

— Тогда мы только вышли на улицы, только-только начали заявлять о себе, и это было в диковинку для всех. А когда я вернулась из Прибалтики (Киселева получала там образование телерадиомеханика до 1997 года,- прим. О.К.), здесь уже сформировался костяк людей, которые говорили, что хотят жить полноценной жизнью и, в конце концов, просто передвигаться по улицам. Это были теннисист и когорта из нескольких «колясочников» с очень тяжелыми колясками на рычагах.

Компаньоны, помогавшие друг другу выжить

— С Черным театром я познакомилась в Германии, — вспоминает Ольга Киселева. — Нас привели в черную комнату, мы были одеты в черное. Странное ощущение: руку поднимаешь, но не видишь этого. Мне платочек в руку пихнули, и я почувствовала, что платочек в моих руках, которые я не вижу, перетекает из стороны в сторону. Этот момент и есть та точка, которая стала началом в реализации моей детской мечты: я могу играть на сцене, не вызывая жалости у людей.

Киселева стала искать тех, кто помог бы ей создать такой театр в Дзержинске. Первым откликнулся актер драмы Сергей Зицер (ныне — режиссер кукольного театра). Труппа изначально была инклюзивная. 21 год назад такого словосочетания в принципе не было, а «инклюзия» слыла исключительно медицинским термином.

— Тогда нам приходилось прямо вырывать свое место под солнцем, — говорит Ольга Николаевна. — Прекрасно помню, как в 35-градусную жару я впервые в жизни вышла в город в шортах, и ко мне тут же подошли прохожие: «Девушка, это не эстетично»! А на свое замечание, что мне, как и здоровым людям, тоже элементарно жарко, я получила ответ: «Тогда надевайте ситцевое платье в пол». Это был шок…

В XXI веке отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья существенно поменялось. Уже никого не удивляет, что за рубежом есть модели на протезах, спортсмены на колясках, актеры с тросточкой, которые играют на сцене. А почему нет?

В послевоенной Англии, когда людям было трудно жить, и они объединялись семьями, бытовало понятие «компаньон». В современных реалиях это слово больше про товарно-денежные отношения, а тогда компаньоны просто помогали друг другу выжить. По словам начальника отдела клуба инвалидов «Вера» при центре «Молодежные инициативы» Светланы Торчинской, именно такими людьми и стали 21 год назад они с Ольгой Киселевой друг для друга.

— Мы на пару вешали «лампочки Ильича» в будущем здании клуба инвалидов «Вера», покупали вскладчину стиральную машинку, а когда у меня сгорел дом, Оля была первым человеком, к кому я обратилась и у кого жила, пока мы не восстановились, — рассказывает Светлана Анатольевна. — Пуд соли съели с нею вместе — это сто процентов. Мы живем как одна семья, она стала второй мамой для моего младшего ребенка, потому что спасла его, когда он тонул. Мои дети называют ее Мамоля, а теперь она еще и Баболя, так как у меня появился внук. Говорят, что не бывает дружбы между женщинами… Категорически не соглашусь с таким утверждением! Просто кому-то не повезло испытать подобное в жизни.

Ольга КУЗЬМИНА

Фото из архива О. Киселевой