Призвание — быть нужной

Согласитесь, далеко не каждому из нас посчастливилось найти работу по душе. И многие из года в год выполняют свои служебные обязанности без особого вдохновения, по накатанной, как говорится. Но есть такие профессии, в которых без любви, без самоотдачи просто никуда. Ольга Ледяева — счастливый человек: работа в ГБУ «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов города Дзержинска» — ее призвание, призвание быть нужной другим.

Счастье учителя

В детстве Оля была из тех школьниц, кого называют «счастье учителя»: послушной, дисциплинированной, исполнительной, училась на «5». Но в то же время и тихоней назвать ее было сложно.

— «Драмкружок, кружок по фото, хоркружок — мне петь охота», — цитирует Ольга Васильевна стих Агнии Барто. И, смеясь, добавляет, что эти слова — про нее. Ребенком она была увлекающимся: занималась в драматическом кружке, играла в волейбол и баскетбол. Любила движение и общение. И, конечно, числилась в первых рядах школьных активистов сначала пионерской, потом комсомольской организации.

Оля мечтала стать учителем. После школы закономерно собиралась поступить в пединститут. Да сбила ее с намеченного пути подруга: мол, что в педе делать? Лучше в торговый! Престижно? Безусловно! По душе ли? Вопрос… Ирония судьбы: подруга, которая так стремилась в торговлю, не поступила, а Ольга легко стала студенткой элитного вуза. Но ее, такую «всю внезапную, противоречивую», обожающую литературу и пишущую стихи, хватило ровно на два года погружения в цифры и графики.

— Я бросила торговый и поступила туда, куда всегда мечтала: в Горьковский пединститут на филологический факультет, — рассказывает Ольга Васильевна. — А мама у меня очень строгая была, и я боялась ей об этом сказать. Вот иду домой, она с соседками возле подъезда стоит. Те давай меня нахваливать: «Какая умница да красавица у тебя растет». «Да, — отвечает она с гордостью, — на третий курс торгового пойдет». «При чужих людях ругать не будет», — подумала я и тихо поправила маму: «Не на третий курс, а на первый»…

На вопрос, что ей нравилось в педагогическом, Ольга Ледяева с придыханием отвечает: «Все!». Она и сейчас, когда бывает в Нижнем, не может без трепета пройти мимо стен альма-матер. Как и мимо бывшего ПТУ №48, где отработала учителем больше двух десятков лет.

Вести уроки, где полкласса отличники и хорошисты, легко и приятно. А ты попробуй заинтересуй русским языком и литературой ребят, которых после восьмого класса едва не вытурили из школы с клеймом «неудачник»! Ледяева попробовала. И у нее получилось. Будущие автослесари и сварщики могли сбежать с пятого урока, а к ней, на шестой, вернуться. Библиотекарь в восхищении разводила руками: «Оля, они за «Преступлением и наказанием» идут!».

Секрет ее педагогического успеха был прост: она любила свой предмет и любила детей. И они отвечали ей взаимностью. Как открытый урок в училище, высокая комиссия — все к Ледяевой. Спектакли драматического кружка, который она вела, занимали призовые места на областных фестивалях. Вот только не пришлась по душе ей, педагогу советской закалки, модернизация начального профессионального образования. Не смогла Ольга Васильевна работать в новых условиях и преподавать «Войну и мир» за 11 часов…

Ум и чувство собственного достоинства

Двенадцать лет назад, как раз в преддверии профессионального праздника — Дня социального работника, Ольга Ледяева попала в Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов г. Дзержинска. По блату, как шутливо объясняет она. А на самом деле — по рекомендации, которая нужна для устройства в это учреждение вовсе не потому, что здесь какие-то фантастические зарплаты (Ольга Васильевна до сих пор помнит свою первую получку — 1888 рублей). А потому, что здесь трудятся только те, кому это по душевным силам.

Душевные (впрочем, как и физические) силы в Центре соцобслуживания ох как нужны. Ведь кто попадает под опеку соцработников? В большинстве своем — пожилые, больные, одинокие. Сердце разрывается от жалости и сочувствия.

— Первое время было тяжело, — вспоминает Ольга Васильевна. — Проработав полгода, я решила уволиться. Объясняла руководству: «Не могу так больше. Только о них, моих подопечных, и думаю. По ночам уже не сплю». «Ничего, — успокаивали меня. — Перемелется — мука будет». И я не ушла. И так этому рада! Как я их всех люблю, бабулечек моих!

Знание педагогики и психологии, коммуникативные навыки Ольге Ледяевой очень даже пригодились. Не зря говорят: старый, что малый. Свой подход надо найти к каждому подопечному. А их у соцработника как минимум восемь. Только им, улыбается Ольга Васильевна, знать об этом ни к чему. Потому что каждый считает, что он — единственный.

Слова «конфликт» в словаре Ледяевой просто не существует. Она уверена: с любым человеком можно найти общий язык.

— Когда только начинала работать, дочка одной бабушки буквально отчитала меня за то, что я купила, по ее мнению, слишком дорогую селедку, — вспоминает Ольга Васильевна. — Конечно, я бы могла вспылить, да и внутри у меня, если честно, все кипело. Но вместо этого спокойно сказала: «Да, это моя вина. Больше такого не повторится, обещаю». Признаюсь, это далось непросто, но я это сделала. И ее как будто подменили: с тех пор она относилась ко мне с неизменным уважением! Я не унизилась, а проявила гибкость. Не помню, кому принадлежит эта фраза, но она мне нравится: человек, который обслуживает, должен сохранять ум и чувство собственного достоинства. И всегда придерживаюсь этого правила.

Услуги не по списку

Со стороны может показаться: подумаешь, забота, — два раза в неделю бабушек навестить. Рассказываем подробно, что подразумевает такой «поход в гости».

Конечно, нужно закупить продукты. По правилам подопечный должен заранее отдать список и ждать, когда соцработник принесет их в следующий визит. На деле Ольга Васильевна накануне вечером звонит — узнает, что нужно и чего хочется. Опять же, с нее достаточно сходить в ближайший от места проживания подопечного магазин. Но вот незадача: не продают в этом магазине молоко, которое любит бабушка! Как отказать ей в таком маленьком удовольствии? Ледяевой и на рынок за свежим творожком съездить не в тягость: лишь бы порадовать подопечного.

Уборка (сухая — раз в неделю, влажная — раз в две недели) — это само собой. Иногда — гигиенические процедуры. Заплатить за квартиру, передать показания счетчика. Если какие ошибки в коммунальные платежи закрадутся — разобраться. Вдруг представитель какой службы должен прийти: надо тоже дома быть, чтобы проследить, все ли ладно сделает. Взять талончик к врачу, сопроводить в больницу, купить лекарства — это тоже есть в списке предоставляемых услуг.

А вот чего нет, так это кота вычесать или шторы сшить, и даже сделать прическу, подогнуть подол платья, почитать вместе псалмы, отнести записки в храм, зажечь лампадку. Собрать чемоданчик в больницу. Поговорить по душам. Объяснить изменения в пенсионном законодательстве. Подарок купить ко дню рождения.

— У одной моей подопечной день рождения должен был случиться, — рассказывает Ольга Васильевна. — Звоню ей накануне, предлагаю: «Давайте куплю побольше продуктов — придут же поздравлять». «Никто не придет», — тихо вздохнула она. Как никто? А я?! Собралась, спрашиваю: «Ну, чего хочется?» «Блинчиков со сгущенкой», — отвечает. Напекла блинов, и полдня мы с ней проболтали. Вернулась домой, наверное, счастливей, чем она сама! И только потом вспомнила, что воскресенье — мой выходной. Но разве это имеет значение, когда у человека такой праздник!

Сама Ольга Ледяева — счастливая мама и бабушка. Сын Александр — мастер-строитель, невестка Елена — педагог дополнительного образования. 14-летняя внучка Лиза окончила музыкальную школу, учится в художественной, пойдет в девятый класс. Увлечения Ольги Васильевны — путешествия, рукоделие, цветоводство (с подопечными, кстати, они делятся семенами, отростками комнатных растений и советами по уходу за цветами). Ее отдых — плавание в бассейне и прогулки с собакой.

— Недавно в отпуске была, и вы бы видели, как после отпуска встречали меня подопечные, — улыбается Ольга Васильевна. — Вот как в кино показывают, когда мужа с войны дождались. Ощущать себя нужным — это здорово. Помогать, доставлять радость другим — это счастье!

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Жизненный бизнес-план Ирины Осининой

Все, кто работает в ресторанном бизнесе, люди особенные, творческие — даже бухгалтеры. Иногда они готовы рискнуть и открыть собственное предприятие общепита. Именно так двадцать с лишним лет назад поступила Ирина Осинина, человек известный среди работников общественного питания в Дзержинске.

Рассчитать себестоимость блюда

В общепите Ирина Васильевна оказалась волею случая: после окончания техникума советской торговли, выпускники которого работали бухгалтерами и товароведами в торговых организациях, девушка по распределению попала в дзержинский трест столовых. В обязанности бухгалтера-калькулятора входила организация учета предприятий общественного питания, связанная с множеством нюансов: особенности закупки продуктов, расчет нормативов затрат на приготовление блюд, списание отходов. Ирине пришлось в первую очередь научиться разбираться в технологических процессах приготовления блюд. В этом помогла ее мама — повар со стажем. Однако обо всем по порядку…

Ирина родом из Нижнего Новгорода, выросла в пригороде — рядом с аэропортом, поэтому с детства хотела стать стюардессой (многие из местных жительниц шли в эту профессию). Но после окончания школы девушка решила поступить в торговый техникум, на специальность «бухгалтерский учет». Бухгалтер — востребованная профессия, в том числе в общепите.

Нюансы профессии Ирина постигала на практике в тресте столовых №1 города Дзержинска, куда попала по окончании техникума в должности калькулятора. На предприятиях общепита продукты — одна из основных статей затрат, и от того, насколько оптимально организована работа бухгалтера-калькулятора, зависят результаты деятельности столовой, кафе или ресторана.

Набравшись опыта, Ирина немного «подросла» в карьерном плане — стала работать экономистом по ценам на одном из подразделений дзержинского треста столовых — в комбинате школьного питания. По долгу службы она часто выносила предписания и делала замечания по факту ненадлежащего приготовления первого, второго блюда или компота.

— Приходилось выезжать на предприятия общепита с проверками, — поясняет Осинина. — Иногда работники столовой экономили на продуктах, но при этом заявленная цена оставалась прежней. Например, в меню прописаны щи, а в готовом супе нет моркови. Налицо факт нарушения ценообразования: стоимость порции супа должна быть ниже, ведь затраты на морковь должны быть исключены из калькуляции…

Когда оба дзержинских треста столовых были объединены в один, Ирину пригласили начальником отдела организации общественного питания, а после выбрали секретарем партийной организации при отделе общепита. Чтобы занимать такую должность, нужно было получить высшее образование, и Ирина отучилась на экономическом факультете Нижегородского коммерческого института.

— По образованию я экономист, но поскольку длительное время работала калькулятором (а приготовление блюда без калькуляции может быть только на личной кухне, но не в заведении общепита), мне приходилось участвовать в кулинарном процессе, — уточняет Ирина Васильевна. — Я знала нужное количество ингредиентов, просчитывала их стоимость. Так и стала близка к поварскому искусству.

С приходом перестройки тресты реорганизовали в коммерческие структуры, и снова обязанности Ирины Васильевны были связаны с цифрами. Функция коммерческих центров заключалась в организации оптовой торговли для предприятий общепита, им же принадлежало несколько точек — столовых и кафе. Главный бухгалтер Осинина вела учет и расчет себестоимости блюд уже совсем в других масштабах. Когда ликвидировали и их, Ирина Осинина стала директором продовольственного магазина в Дзержинске. Тогда же появилась мечта о собственном кафе.

От столовой до банкетного зала

Первым предприятием, которое Осинина организовала в 2000 году как индивидуальный предприниматель, стала столовая при Управлении социальной защиты населения города Дзержинска. Эта столовая обслуживает посетителей отделения дневного пребывания граждан пожилого возраста и инвалидов. Рацион разнообразный: салат, первое, второе блюда, напитки и выпечка. Выпечку, кстати, развозят по многим общественным местам Дзержинска: есть точки продажи в МФЦ, госпитале ветеранов войн, на центральном рынке.

Через десять лет Ирина Васильевна открыла ресторан в Нижнем Новгороде, при этом бизнес-леди успевала руководить предприятием оптовой торговли, которое осуществляло поставку продуктов в детские сады, школы и больницы Дзержинска. В прошлом году это предприятие закрылось на фоне пандемии коронавируса: спрос на продукты упал в связи с уходом образовательных учреждений на вынужденный карантин.

С 2012 года Осинина взяла на аутсорсинг ФКП «Завод имени Я.М. Свердлова». Питание для сотрудников на предприятии — это забота о персонале, а если еще и условия труда вредные — то и обеспечение спецпитанием.

— Почти десять лет назад между мной и руководством завода был заключен договор на обеспечение сотрудников предприятия (а это более 700 человек) горячим лечебно-профилактическим питанием, — рассказывает Ирина Осинина. — В столовой завода талонная система, стоимость каждого талона 140 рублей. На эту сумму мы должны предоставить определенный набор продуктов, предусмотренный для работников химической отрасли: мясо, рыбу, сливочное масло, молочные и кисломолочные продукты, яйца, крупы, овощи. Из этого набора составляется недельное меню, которое согласовывается с профсоюзной организацией предприятия. Понятно, что в один день в меню не будет рыбы и мяса. Вспомните Советский Союз: четверг — рыбный день…

А в январе прошлого года у Осининой появилась «Колесница» — ее детище с первого камня в основании. Двухэтажный особнячок на восточном выезде из города привлекает внимание проезжающих автомобилистов. Ярко-желтый, в стиле ампир, своей изогнутой формой он напоминает здание генерального штаба в Санкт-Петербурге.

Две стороны «Колесницы»

Сама Осинина позиционирует «Колесницу» как придорожное кафе, работа которого строится на трех основных принципах — качество, доступная цена и вкусная еда. Здесь можно отведать блюда русской или европейской кухни, которые меняются в зависимости от времени года: горячие и сытные зимой, освежающие и легкие летом. Многие из блюд Ирина Васильевна придумывает сама, привозит рецепты из зарубежных командировок — например, прибалтийский десерт «Воздушное облако» можно попробовать в кафе фабрики-кухни на проспекте Свердлова. Новинки появляются в меню каждый сезон, при этом сохраняются и полюбившиеся гостям хиты.

Несмотря на небольшой срок работы (с апреля по сентябрь кафе находилось в вынужденном простое), в «Колеснице» есть постоянные посетители: сотрудники ближайшей металлобазы, ПАО «Россети», заглядывают и зарубежные гости.

Первый этаж кафе выдержан в формате советского общепита. По словам Ирины Васильевны, забытые столовые выходят на новый виток популярности, ведь в демократичной столовой каждый может полноценно пообедать или дешево и вкусно перекусить. Расстановка оборудования вдоль одной линии обеспечивает посетителям самостоятельный выбор блюд. Постепенно очередь продвигается к кассе.

— Первоначально я планировала открыть кафе с фиксированной ценой и безлимитным меню, такие очень распространены в Европе, — поясняет хозяйка. — Заплатив за вход, люди получают доступ к шведскому столу. Но сразу же возник вопрос цены. Замечу, в Европе это удовольствие не из дешевых — стоимость «входного билета» начинается от 20 евро. Понятно, что 100 рублей экономически невыгодная сумма, а за 300 рублей вряд ли найдется много желающих.

На втором этаже «Колесницы» — банкетный зал. Зеркала, хрусталь и белый цвет подчеркнут роскошь любого торжества, а над организацией банкета будет трудиться команда профессионалов. Коллектив из ста сотрудников подобран давным-давно. Как отмечает руководитель, закрепления сотрудников за определенной кухней нет. Если в «Колеснице» намечается банкет, приглашаются повара из столовой завода, если в социуме заказ на большую партию выпечки — значит, придет на помощь кондитер из кафе…

6 июня Ирина Васильевна принимала поздравления с 65-летием. Так сложилось, что и ее взрослый сын, и трое замечательных внуков далеки от сферы общепита. Живет Ирина Осинина со старенькой мамой в родительском доме и мечтает «довести до ума» свою «Колесницу» — открыть летнюю веранду, увеличить количество посетителей.

— Я нисколько не жалею о своем бухгалтерском образовании, — говорит Ирина Осинина. — Ведь прежде чем что-то сотворить — хоть блюдо, хоть здание, обязательно нужны бизнес-план и предварительный расчет. И без бухгалтерских знаний в ценовых вопросах я бы не справилась, ведь даже неправильная наценка на щи может привести к разорению…

Ольга СЕРЕГИНА

Фото из архива И. Осининой

Часовые страны

Какие ассоциации возникают у вас при слове «пограничник»? У жителя средней части России, который пересекал границу только на транспорте, перед глазами обычно всплывает образ военного с автоматом на фоне красно-зеленого пограничного столба, и, само собой, вспоминаются строчки про самураев, которые «решили перейти границу у реки». Но те, кто нес непростую службу на заставе, далеки от романтики.

Три столба и колючая проволока

Герой нашего рассказа Владимир Широков в детстве мечтал подержать в руках винтовку или автомат Калашникова. В мирное время такое возможно только в армии, но парень собирался в морфлот. Его отец был пожарным, мама работала продавцом. В детстве с соседскими ребятами Вовка играл в «войнушку», приспособив для игры выструганный из доски автомат, и мечтал ощутить в руках тяжесть и прохладную сталь настоящего оружия. После окончания школы помогал вышедшему в отставку отцу с ремонтом машин в автосервисе.

— Когда пришла пора нести службу по призыву, отец предложил мне служить в воинской части поселка Мулино, — вспоминает Владимир. – Конечно, я отказался — что за служба рядом с домом, пионерский лагерь какой-то! Вторым предложением отца стала воинская часть на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане. Я не посчитал себя таким выносливым и попросился на Черноморский флот.

По первому же звонку, в апреле 2000 года, Владимир явился в военкомат, прошел в указанный кабинет, представился. Сотрудница военкомата сказала, что призывник ошибся дверью – в этом кабинете работают с ветеранами. Юноша так и не понял, кто же его так разыграл! В мае ему опять позвонили из военкомата, Володя на этот раз решил перепроверить информацию и выяснил, что его служба в морфлоте «сорвалась». Месяц назад он сам ошибся, а если бы не перепутал номер кабинета и пришел вовремя, то детская мечта о море могла бы исполниться.

5 июня призывник Широков собирал друзей на «проводах», а следующим утром трясся в поезде вместе с сорока другими новобранцами из Нижегородской области в направлении Санкт-Петербурга. Через два дня были в Карелии, вот тогда Владимир понял, что попал на границу. Его местом службы стала войсковая часть, располагающаяся в городе Суоярви и относящаяся к Северо-Западному региональному управлению федеральной пограничной службы РФ.

Суровая Карелия встретила молодых солдат северным летом и сильными ветрами. Ребят, которые добирались до места призыва в гражданской одежде, тут же отправили в баню, отмыли после долгой дороги, выдали обмундирование, стали учить искусству мотания портянок. Володе было проще — правильно наматывать портянки его еще в детстве научил дед.

— Первой информацией для нас стало, что государственная граница России – это линия и проходящая по этой линии вертикальная плоскость, определяющие пределы государственной территории, а граница с Финляндией в сухопутной части протянулась на 1272 километра, — рассказывает Широков. — Граница отмечена маленьким беленьким столбиком, который стоит между полосатыми погранстолбами: бело-синим, под цвета флага, финским и российским красно-зеленым с советских времен. На внешней, то есть обращенной к России, стороне нашего столба изображен герб. За три километра до столбов на нашей территории установлен заборчик с колючей проволокой — это тот промежуток, в котором мы должны поймать нарушителя границы.

На самой русско-финской границе существовало несколько застав, но каждый из нижегородцев мечтал служить на заставе имени земляка — старшего лейтенанта Михаила Шмагрина, погибшего во время советско-финляндской войны.

Позывной «Киприда»

Перед распределением по заставам все новобранцы должны были в течение четырех месяцев пройти школу молодого бойца – «учебку»: освоить тактическую подготовку и хождение строем, изучить правила и приемы стрельбы из оружия, познакомиться с видами пограничных нарядов и способами несения службы.

В самом начале учебы Владимир выбрал должность вожатого служебной собаки пограничных войск. Поэтому его подготовка, кроме общевойсковой, включала в себя получение знаний по содержанию и физиологии собак, занятия по ветеринарии и основам дрессировки. На практических занятиях Широков и его напарник Дик – взрослый пес породы немецкая овчарка – вместе привыкали к выстрелам, учились задерживать нарушителей.

— Я целенаправленно пошел в вожатые служебной собаки: отец в свое время много занимался с собаками, и я рос с немецкой овчаркой, — поясняет Владимир. — Для себя решил, если уж охранять рубежи Родины, то вместе с напарником, на которого всегда можно положиться, собака ведь не предаст и не бросит. Отношения с Диком устанавливал через еду — самый проверенный способ дрессировки.

В октябре рядовой Широков и Дик вышли в свое первое патрулирование. Застава с романтическим названием «Киприда» растянулась на 13 километров: на правом фланге до стыка с ближайшей заставой 3,5 километра, на левом – 10. Сходил в одну сторону – прошел 7 километров, сходил в другую – 20, получается, что за время дозора проходили почти тридцать километров.

— На алюминиевых столбах проволочного забора на нашей стороне были укреплены инфракрасные датчики, которые могли среагировать, например, на крупную птицу или зверя. Такие датчики часто срабатывали по ночам. На моей памяти произошел случай: у дежурного по связи «сработал» участок. С тобой в дозоре собака и напарник, на которого в тот момент только и можно положиться: вся застава, а это человек тридцать, спит в нескольких километрах от тебя, на прибытие «по тревоге» может уйти несколько минут, а ты не знаешь, что там тебя ждет! У нас в погранотряде даже шутка такая была: «Карелия – страна чудес, ушел в дозор и там исчез». Напарником в ту ночь был паренек из Вологды, вдвоем с ним и собакой отправились на обход. Чем ближе подходили к критической точке, тем явственней раздавался треск. Нарушителя на месте преступления мы не застали, но в заборе зияла значительная дыра, а на концах порванной проволоки повисла медвежья шерсть. Дыру заделали. А вообще, в сетку кто только не попадал: рыси, росомахи, волки, лисы, частыми гостями были лоси…

Однажды, на втором году службы Владимира Широкова, как в известной песне, «разведка доложила точно», что жители ближнего зарубежья собираются перейти русско-финскую границу на территории заставы. По позывному «Киприда» (от названия заставы) в тревогу были подняты все, смена караулов проводилась в усиленном режиме. В течение недели каждый день «участок» срабатывал через три-четыре часа: в час ночи, в четыре утра, в восемь утра и в полдень, после чего наступало затишье. Следы нарушителей удалось обнаружить только на соседней заставе. «Киприда» отправилась на подмогу: выставили заслон, Владимир в составе тревожной группы прибыл на точку обнаружения.

— С нашей стороны «нарушителями» в большей мере были заблудившиеся грибники, рыболовы и охотники, — улыбается Широков. — А со стороны Финляндии за время моей службы нарушителей ни разу замечено не было. А зачем им к нам идти? У них и так все хорошо.

А как у них?

Уже в 2001 году граница со стороны Финляндии охранялась посредством камер наблюдения.

— Я несколько раз передавал финским пограничникам их собак, — уточняет пограничник. — Это мы, русские, ходили в дозоры с собаками на поводке. У финнов собаки бегали по периметру со специальными датчиками на ошейниках. Для животного столб — не столб, подбегает к забору — срабатывает система, нахожу собаку в «квадрате», подзываю, веду к финнам. У финнов никакой «колючки» нет, у них везде камеры наблюдения. И никаких разговоров на границе — наряды при встрече должны просто пройти мимо — все приветствия и вопросы типа «как дела?» запрещены.

Если на территории России граница проходит по непролазным болотам, то у финнов топь замощена деревянными настилами. И обмундирование солдат разительно отличается: россияне — в «камуфляже» или «пикселе», в берцах, с автоматом наперевес, финны — в форменном кителе и брюках, кепке и при кобуре с пистолетом.

За время службы Владимир выучил несколько фраз на финском языке, несмотря на запреты, общение с местными жителями все же было установлено.

— В то время границу часто пересекали лесовозы, финны покупали у нас делянку, вырубали лес и вывозили через КПП на свою территорию, — поясняет Владимир. — На второй год службы летом при замене столбов электропередачи в генераторе закончилось масло. Меня, как немного говорящего по-фински, отправили к «соседям», которые неподалеку валили лес. Масло для генератора дали, хотя вначале попросили финляндские марки, но после махнули рукой. Финны не терялись.

Летом 2002 года Владимир демобилизовался, Дика передал новому вожатому, но любовь к немецким овчаркам осталась у Широкова на всю жизнь. Сейчас у него живет красавица-овчарка по кличке Грета.

28 мая Владимир Широков по традиции наденет форму и зеленую фуражку пограничника, встретится с товарищами из боевого братства, чтобы всем вместе спеть про тучи, которые «на границе ходят хмуро», и вспомнить о том, как им, молодым и здоровым парням, была доверена почетная миссия – быть часовыми своей Родины.

Ольга СЕРЕГИНА

Фото из архива В.Широкова

Ирина Тухман: «Педагогический идеал для меня — это собирательный образ»

Заместителю директора по учебно-научной работе Дзержинского педагогического колледжа, кандидату психологических наук и преподавателю психологии Ирине Тухман присвоено звание «Почетный работник воспитания и просвещения Российской Федерации». О том, что значит эта награда для самой героини, и с чего началось увлечение психологией, она рассказала в интервью корреспонденту «Дзержинских ведомостей».

В таком коллективе нельзя расслабляться

— Ирина Владимировна, какие чувства вы испытали, узнав о присвоении почетного звания?

— Очень трудно назвать какую-то конкретную эмоцию. В психологии принято различать разные типы эмоциональных состояний и переживаний, и кажется, что каждая из них в какое-то мгновение проявилась: удивление, радость, удовлетворение, благодарность, вдохновение… В любом случае, все эмоции были мобилизующими для выполнения дальнейших действий. Поэтому больше всего я думала об ответственности и оправдании того доверия, которое мне оказано.

— Интересно, как отреагировали на эту новость ваши коллеги?

— Многие поздравляли, искренне радовались. Звонили, писали личные сообщения, поздравляли на работе. У нас замечательный открытый коллектив, в котором принято поддерживать друг друга. И, честно говоря, для меня очень приятным и важным был факт эмоционального отклика коллег. Это настоящая живая оценка моей деятельности.

— Подобные награды даются за какие-то конкретные достижения или по результату всей работы за определенный период?

— Такая награда дается за работу в течение долгого времени. Я являюсь заместителем руководителя, курирующим внедрение и реализацию множества инновационных направлений работы: реализация проекта по ранней профессиональной ориентации «Билет в будущее», внедрение демонстрационного экзамена по международным стандартам, реализация программ дополнительного профессионального образования в рамках проектов «Демография», «Содействие занятости».

Четыре года назад начали внедрять общеразвивающие программы по образовательной робототехнике, работать в рамках лингвистического кластера Нижегородской области. Уже много лет развиваем учебно-исследовательские навыки обучающихся, систематически организуем на нашей базе научно-практические конференции разного уровня. Почти 10 лет являемся площадкой проведения областных олимпиад по общеобразовательным дисциплинам среди обучающихся по программам подготовки специалистов среднего звена и программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих и многое-многое другое.

Обычно, когда проект показывает свою устойчивую работоспособность (год-два), его актуальность подтверждена, отработаны и устранены все подводные камни, концепт продолжает работу с новым руководителем программы — сотрудником колледжа, а я… запускаю новые! Таким образом, все проекты — это результат работы многих педагогов колледжа, которые мне когда-то поверили и включились в работу. Без единомышленников ни одна затея не состоялась бы. И, конечно, огромное спасибо нашему директору Михаилу Александровичу Тарасову, который внимательно и вдумчиво относится к тем инициативам, с которыми приходим к нему мы, и сам, являясь творческим и увлеченным человеком, мотивирует нас к активному участию.

— Получали ли подобные награды другие преподаватели педколледжа?

— В нашем колледже работает поистине звездный состав, на который хочется равняться: заслуженные учителя России, отличники образования, почетные работники среднего профессионального образования, кавалеры орденов Труда и Славы III степени. Есть и награды, аналогичные моей. В таком коллективе нельзя расслабляться!

Девяностые: сложные и романтичные

— В Дзержинском педколледже вы работаете с 2003 года. А с чего начинали?

— После педагогического университета я пришла работать в школу и в течение девяти лет учила младших школьников, параллельно работала педагогом-психологом, организуя психолого-педагогическое сопровождение начальной школы.

Это были 90-е годы, сложные, но романтичные, когда в образовании ушли в прошлое идеологизация, жесткая государственная регламентация всех направлений, когда учебным заведениям и учителю предоставили самостоятельность при определении направлений учебной деятельности. Работать в начальной школе мне очень нравилось, до сих пор воспринимаю тот этап своей трудовой активности как один из самых продуктивных, творческих и ярких.

В этот же период я сотрудничала с Нижегородским институтом развития образования, включалась в разные проекты, знакомилась с огромным количеством умных и увлеченных людей. Сейчас думаю: и как только мы все успевали?

— У вас был наставник, на которого вы равнялись?

— Я не могу назвать конкретного наставника, который бы определил мое профессиональное развитие. Точнее будет сказать, что педагогический идеал для меня — это собирательный образ.

Во-первых, моя мама — педагог, долгое время проработавшая воспитателем в дошкольном учреждении. Наблюдая с детства за ее деятельностью, я восхищалась тем, что мама умеет рисовать, танцевать, петь, сочинять стихи и сказки, шить, вязать, участвовать в лыжных гонках, выступать на конференциях. Она знает все обо всем в мире, она добрая, чуткая, умеющая внушить уверенность.

Во-вторых, мне повезло с учителями в школе. Галина Ильинична Вайдукова вела историю, она учила обоснованно высказывать свою позицию, дискутировать, критически мыслить. Галина Ивановна Берсенина, наш классный руководитель и учитель биологии, настолько четко организовывала восприятие и осмысление, что я до сих пор помню многие яркие моменты с ее уроков. Учитель географии Тамара Дмитриевна Кеменова умела так интересно говорить о, казалось бы, очевидных вещах, что я не переставала удивляться окружающему меня миру. Татьяна Федоровна Финогенова (химия) поражала совокупностью чувства юмора при объяснении материала, обилием ярких, образных ассоциативных связок, четкости и организованности. Лариса Михайловна Жужома и Евгения Александровна Солдатенко учили читать литературу, видя между строк, интерпретировать и осмысливать поведение героев, определяться в ситуации морального выбора. Полученная после окончания школы медаль — это заслуга моих учителей.

— А в университете?

— Там мне удалось познакомиться с увлеченными преподавателями, которые делали акцент на приемы создания условий для личностного и интеллектуального развития ребенка. Тогда в моей жизни появилась психология как Наука. Меня особенно интересовал раздел педагогической психологии, так как это сложный, интегративный пласт, объединяющий разные сферы — педагогику, логику, лингвистику, социальную и когнитивную психологии.

Светлана Константиновна Тивикова, Тамара Яковлевна Железнова, Татьяна Николаевна Князева и Татьяна Михайловна Сорокина стали моими проводниками в мире научного (тогда еще студенческого) поиска, показали мне, что в педагогике не может быть ни одного случайного действия, каждое должно быть обосновано, обдумано и взвешено. Преподаватели научили понимать, что в образовании не может быть однозначных схем, алгоритмов по обучению, воспитанию, взаимодействию. В тот момент я поняла смысл высказывания Б.М. Теплова (советский психолог, основатель школы дифференциальной психологии): «…Психологи не стремятся с уже взятого этажа подниматься выше, а каждый раз начинают снова с земли, предпринимая штурм здания лишь с разных сторон».

Работая в школе, мне посчастливилось войти в состав городского методического совета учителей. А Людмила Николаевна Внукова и Карина Федоровна Герасимова дополнили мое понимание образа педагога.

Из школы в техникум за новыми возможностями

— Почему тогда вы перешли в педагогический колледж?

— К тому времени были достаточно устойчивые профессиональные позиции, я работала параллельно в Нижегородском институте развития образования и менять что-то не собиралась. Начинала думать о диссертации по педагогической психологии, писала статьи о психологии обучения младших школьников, получила сертификат областного экспертного совета на авторский технологический прием… Но, наверное, это судьба.

Ко мне в класс на практику приходили студенты с руководителями-преподавателями колледжа. И однажды меня попросили провести в колледже «несколько часов по психологии». Студенты попались вдумчивые и увлеченные, я увидела новые возможности — наверное, все это в совокупности и определило смену места работы. Там же я скорректировала сферу своих профессиональных увлечений в рамках педагогический психологии, сделав акцент на условиях формирования профессионализма. По этому направлению и защищала диссертацию.

— На сегодняшний день вы ведете пары у студентов?

— Да, продолжаю вести уроки психологии у студентов — будущих учителей начальных классов, правда, совсем немного — из-за высокой нагрузки по основной должности. Мне нравится живая работа со студентами, люблю активных, непоседливых и задающих много вопросов. С такими сложно, но интересно.

— О чем вы с ними беседуете?

— К сожалению, сейчас представление о задачах психологии в бытовом сознании несколько исказилось, и на первых этапах мне приходится развенчивать у студентов стереотипы и мифы в отношении психологии.

Мы говорим о том, что настоящий психолог не выпишет рецепт и сразу не предложит однозначный способ действия. Мы берем из психологических онлайн консультаций вопросы и ответы и анализируем их корректность. Показываем, что пособия в книжных магазинах из серии «Как заставить других подчиниться» не соответствуют задачам и ценностям науки. Ведь нужно не только сформировать у студентов объем знаний о фактах, механизмах и закономерностях развития психики, но показать, научить, как корректно и целесообразно, в интересах ребенка, партнера по общению использовать данную информацию.

Беседовала Ольга КУЗЬМИНА

Фото из личного архива Ирины Тухман

Химик, металловед, инженер-исследователь

Три ипостаси Валентины Морозовой

Успешная работа любого предприятия зависит от объема и качества выпускаемой продукции. Истинным показателем процветания компании является наличие технически оснащенной лаборатории, аттестованной в государственной системе обеспечения единства измерений, во главе с компетентным профессионалом-руководителем. Наш рассказ как раз о таком человеке — начальнике испытательно-исследовательской лаборатории металловедения АО ДЗХО «Заря» Валентине Морозовой.

В труде с детства…

Кандидатура Валентины Морозовой заслуженно была представлена руководством ДЗХО «Заря» для занесения ее портрета на городскую Доску почета в 2020 году. Специалист-универсал (химик, металловед) — более тридцати лет проработала на предприятии, ее портрет периодически появляется на заводском стенде почета среди передовиков производства. За высокий профессионализм, образцовое выполнение своих должностных обязанностей и значительный вклад в развитие «Зари» Валентина Александровна многократно награждалась почетными грамотами и благодарственными письмами руководства завода, администрации Дзержинска и министерства промышленности, торговли и предпринимательства Нижегородской области. Но с химией и металловедением Морозову, по ее же словам, связал случай.

Валя родилась в поселке Дальний (Чкаловский район), построенном посреди болот для Чернораменского торфопредприятия в начале 50-х годов прошедшего века. Ее родители приехали туда «по вербовке», жили в бараке. Отец — участник Великой Отечественной войны — работал слесарем на добыче торфа. Мама после краткосрочного обучения получила должность мотористки торфонасосной станции. Объем работ был неисчерпаемым. Немудрено, что 10-месячную Валю отправили к бабушке в Починковский район, и до шести лет девочка росла не с родителями. Когда девочке нужно было готовиться к школе, Валюша вместе с бабушкой приехали в Дальний.

Отец, инвалид войны, много болел, большую часть времени проводил дома, он и научил Валю читать по газетам. Из-за нехватки средств в семье Валя пошла в первый класс без букваря. На зарплату матери, трудившейся на нескольких работах, и инвалидную пенсию отца в 23 рубля родители собственными силами строили дом. Девочку с малых лет приучали к сбору ягод, грибов, которые потом продавали на базаре.

Каждый день Вали был строго расписан — на выполнение домашнего задания отводилось два часа. Остальное время она делала уборку по дому, с дальнего колодца на коромысле носила воду, пилила дрова, вышивала гладью шторы, накидки на подушки и диван, салфетки. Папа научил дочку управляться со швейной машинкой, и, начиная с 8-го класса, девушка шила простые модельные платья для себя, мамы и некоторых жительниц поселка. Наряд для выпускного она тоже сшила себе сама, взяв выкройку у учительницы по домоводству.

Мечтала стать медиком

Для получения полного среднего образования Валя со старшим братом по окончании «восьмилетки» были вынуждены уехать за 20 километров в рабочий поселок Чистое. Учиться Валентине нравилось — ходила на дополнительные факультативные занятия по физике, химии, математике и биологии. Готовилась к поступлению в медицинский институт, участвовала в школьных и районных олимпиадах.

В 10-м классе принимала участие в областном этапе олимпиады по химии, который проходил в Горьковском государственном университете им. Н.И. Лобачевского. По итогам олимпиады Валентина получила поощрительную премию, посетила с экскурсией кафедры химического факультета, которые ее заинтересовали и запали в душу. Однако поступать решила все-таки в медицинский институт.

— Уже долго и серьезно болел отец, — рассказывает Валентина Александровна. — Я много общалась с его лечащим врачом и медсестрой, они рассказывали истории из врачебной практики, заинтересовали меня медициной.

В ее выпускной год в «меде» впервые ввели биологию в качестве профилирующего вступительного экзамена по расширенной программе. К такому девушка была не готова и поехала сдавать документы в университет.

— Меня туда будто судьба направила, сомнений и сожалений не было, ноги сами привели, — улыбается Валентина Морозова. — Я была выпускницей сельской школы из глубинки, поэтому мне предложили пройти двухнедельные бесплатные подготовительные курсы. Досрочно, в четыре дня, сдала все экзамены: физику и математику — на отлично, а на химии немного «просела» — на дополнительном вопросе растерялась. Преподаватель мне пояснил ответ на свой же вопрос. Всю жизнь вспоминаю тот счастливый случай. Как итог — с 15 баллами я поступила на химфак.

Пять лет учебы в университете Валя жила в общежитии, но на выходные раз в две недели ездила домой. В субботу вечером на электричке до Балахны, потом по узкоколейке приезжала в родной поселок Дальний. Там девушку поджидала мать с корзиной клюквы, и этой же ночью Валя отправлялась в обратный путь. В воскресенье утром стояла на рынке в Горьком, продавала клюкву. А вечером опять домой — сдать матери деньги за вырученную ягоду, и снова бессонная ночь в электричке, чтобы в понедельник утром успеть на лекции в университет.

— Самым грустным в той ситуации были не прогулы первой лекции по понедельникам, а боязнь быть «застуканной» однокурсниками на рынке при продаже клюквы, — вспоминает Валентина Морозова. — Сейчас это называется предпринимательство, а тогда… Один раз меня увидела преподаватель университета. Я растерялась, почти заплакала. Она успокоила, посоветовала не стыдиться своего труда. Но преподаватель по истории КПСС, чьи лекции я часто просыпала, не был так лоялен. На экзамене я ответила по билету на все вопросы, он одобрил ответы, но поставить «отлично» не мог из-за моих пропусков.

Выбор пал на спектральный анализ

На четвертом курсе Валентина выбрала кафедру спектрального анализа, связанную со сложными и интересными приборами. В отличие от «мокрой» химии, где нужно работать с химреактивами — кислотами, щелочами, растворителями, спектральный анализ включает в себя физические и химические методы исследования, с его помощью можно обнаруживать и определять химические элементы в сложных веществах, даже если масса образцов или изделий совсем небольшая.

На пятом курсе нашу героиню направили на преддипломную практику в ЦНИИ черной металлургии им. И.П. Бардина (Москва). Заведующий кафедрой предложил перспективной студентке писать дипломную работу на базе этого института в лаборатории эмиссионного спектрального анализа. Валентина осталась в Москве: жила у одной из сотрудниц, два раза в месяц наведывалась в университет, на кафедру к научному руководителю — докладывала о результатах своей работы, получала консультации.

Как молодого специалиста студентку распределили на горьковский телевизионный завод с достойной зарплатой и предоставлением жилья. Однако она попросилась на передовую стройку — «КамАЗ» — в Набережные Челны, на комплекс заводов по производству большегрузных автомобилей.

Девушку, как и других молодых специалистов, не имевших производственного опыта работы на таком предприятии, направили на стажировку на «АвтоВАЗ» в Тольятти. С сентября 1974-го по май 1975 года Валентина изучала производственные азы спектрального анализа чугунов, сталей и цветных сплавов в управлении лабораторно-исследовательских работ, подтверждала статус инженера-спектральщика. По заданию наставника разработала новую методику на одном из приборов в случае аварийной остановки всех других спектрометров.

В конце 1975 года Валентина вышла замуж. Ее избранником стал выпускник радиофизического факультета Горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, по распределению попавший в специальное конструкторское бюро ДНИХТИ (ныне — «ГосНИИ машиностроения» им. В.В. Бахирева). Молодой семье дали комнату в семейном общежитии. Так Морозова оказалась в Дзержинске. А после возвращения с «КамАЗа» в апреле 1976 года Валентине представилась возможность устроиться в ДНИХТИ старшим инженером-металловедом на испытательную станцию.

При образовании «НИИмаша» Валентина была переведена во вновь создаваемую лабораторию физико-химического анализа и исследований материалов. Возникла необходимость запускать новые приборы и лабораторное оборудование, осваивать и внедрять полный анализ металлов и сплавов — не только спектральных, но и химических методов. Тогда, наконец, и «въехала в мокрую химию». Принимала участие в разработке технологий очистки и обогащения порошков, получаемых методом взрыва, и методик анализа их структурно-фазового состава.

Кстати, Морозова получила два авторских свидетельства на изобретения по способам очистки и анализа фазового состава вюрцита (в 1986 и 1989 годах).

В апреле 1989 года Валентина Морозова перевелась на производственное объединение «Заря». От начальника металлографической лаборатории требовались обширные и глубокие знания теории и практики металловедения. Ее неоднократно направляли на переподготовку — для изучения и освоения новых методов испытаний, анализов и исследований сталей, сплавов и их сварных соединений — на право их проведения и выдачи заключений в системах Росстандарта и Ростехнадзора, а также и обучения лаборантов. Технические возможности лаборатории расширялись постоянно.

Нынешняя лаборатория, которой руководит Морозова, проводит обширный комплекс обязательных и необходимых дополнительных (отсутствующих в сертификатах показателей) испытаний и исследований на входном контроле закупаемого металла, сварочных материалов, полуфабрикатов, поковок и готовой сварной продукции собственного производства.

В целях гарантированного предотвращения и недопущения непреднамеренного использования в производстве металла несоответствующей марки завод уделяет особое внимание входному маркировочному анализу химического состава поступающих металлоизделий. Деятельность ДЗХО «Заря» направлена на развитие и совершенствование своей диагностической базы. Лаборатория дооснащается испытательным оборудованием, которое соответствует высоким современным требованиям.

Работа помогла забыть о болезни

Более тридцати лет завод «Заря» — главное предприятие в трудовой деятельности универсала-металловеда Морозовой. Начинала она с металлографической лаборатории, теперь руководит комплексной, аттестованной на техническую компетентность, испытательно-исследовательской лабораторией металловедения.

Конечно, у Валентины Александровны есть ученики и последователи. Одного из них — прилежного сотрудника, имевшего только двухлетний опыт работы слесарем — она «вырастила» до высококвалифицированного специалиста, инженера по физико-механическим и другим видам испытаний.

— Несколько лет назад у меня случился инфаркт, я перенесла операцию на сердце, — рассказывает Валентина Морозова. — На три с половиной месяца по больничному листу была освобождена от работы. Но два раза в неделю нарушала больничный режим — приезжала на любимую работу. Врачи рекомендовали мне оформить инвалидность, а я, вспомнив своего отца-инвалида, испытавшего большие ограничения и запреты почти во всех жизненных обстоятельствах, и его мизерную пенсию, отказалась и убедительно просила врачей об одном: «Помогите восстановиться для работы». Считаю, что так я себя «вытащила». Не было страха, никакой депрессии, время и дела шли на позитиве — работа меня спасла. И своим детям я всегда говорю: «Живите в сердце с Богом (значит, с любовью и без страха), а головой и руками — в труде». Мой главный жизненный принцип и девиз: «Знаю, умею, могу и хочу, но если не умею — обязательно освою и буду уметь!».

Ольга СЕРЕГИНА

Фото из личного архива Валентины Морозовой

Хирург повреждений Евгений Никонов

«Недели три назад у меня был необычный рабочий день: я не сделал ни одной операции, — отвечает он на вопрос, как часто ему приходится стоять у операционного стола. — Попытался вспомнить, когда последний раз еще такое случалось, и не смог».

…Бывают в жизни случайные неслучайности. Когда непреднамеренный, казалось бы, шаг оказывается самым верным. И что-то свыше ведет человека по предначертанному пути. Такова судьба Евгения Никонова, который никогда не мечтал примерить белый халат врача, но стал замечательным доктором. В канун профессионального праздника — Всемирного дня травматолога — наш рассказ о враче травматолого-ортопедического отделения ГБУЗ НО «Больница скорой медицинской помощи г. Дзержинска».

Со сцены — в медакадемию

Характер будущего травматолога закалялся за Северным полярным кругом, в Воркуте, откуда родом наш герой. Полярная ночь, зима, длящаяся больше полугода, солнце, которое несколько месяцев выглядывает буквально на пару часов… Папа, шахтер, так и вовсе света белого не видел: в какую бы смену ни уходил в забой — все равно было темно. Мама работала в детском саду. В общем, медиков в роду Никоновых не было, и о врачевательстве как о будущей профессии Женя не задумывался никогда.

Паренек хорошо учился, серьезно увлекался спортом: до черного пояса по карате оставалось совсем немного. Но в старших классах он отдал предпочтение сцене, а не кимоно. Да-да, параллельно Евгений занимался в школьной театральной студии и даже получил «корочки» руководителя детского театрального коллектива. Основы актерского мастерства, сценическое движение и речь, репетиции, спектакли — все это было безумно интересно. А в 90-е годы, когда родители месяцами не получали зарплату, юноше, как участнику театральных фестивалей, посчастливилось выезжать не только на Большую землю, то есть в среднюю полосу России, но даже побывать в Чехии, Франции и Германии.

— В школе я неплохо успевал по химии и биологии, — рассказывает Евгений Александрович. — И как-то случайно увидел брошюру Ярославской медакадемии. Мысли мои были абсолютно прозаичны. Какой красивый город на берегу Волги, подумал я. Наверное, в нем очень здорово жить! Ну и вообще поступить в медицинский — это же круто! Главной же моей целью было получить высшее образование. Ведь потом можно было уйти в фармацевтику или, к примеру, стать медицинским представителем. Но одно я знал точно: если поступлю, то учиться будет интересно!

Задумано — сделано. Успешно сдав вступительные экзамены, Евгений Никонов стал студентом Ярославской государственной медакадемии. Уезжать от родных и друзей в незнакомый город за две тысячи километров было непросто. Тогда, по молодости, суровые климатические условия родного края не пугали, и из древнего и большого Ярославля студенту Никонову все равно очень хотелось домой, в Воркуту.

Травматология — это мое

Поначалу Евгений склонялся к психиатрии и наркологии.

— Наверное, это были отголоски театрального кружка: хотелось изучать душу человека и тому подобное, — с улыбкой объясняет он. — Но потом я понял, что просто сидеть в кабинете, разговаривать с пациентом и писать истории болезни — это не для меня.

С будущей специальностью (травматолог-ортопед) он определился на пятом курсе медакадемии. Стал посещать тематическую научную секцию, где читались дополнительные лекции и проводились практические занятия. А вечерами, вместо того чтобы законно отдыхать после учебы, ходил в местное отделение ярославской БСМП. Дежурил — это громко сказано: просто наблюдал и набирался ума-разума. Естественно, на безвозмездной основе. Пускали — и на том огромное спасибо. «Постоять за плечами» опытных докторов — это дорогого стоит.

— Сначала вообще мало что понимал, — вспоминает Евгений Александрович. — Просто привыкал к больнице. Потом стал осматриваться, вникать, изредка пускали в операционную. Но как только я попал в экстренное отделение, сразу понял, что травматология — это мое. Все происходило как в кино: привозят пострадавших в дорожно-транспортном происшествии, доктора их осматривают, делаются снимки, выполняются экстренные манипуляции. Все это в бешеном ритме, четко, слаженно, без промедления — их действия буквально завораживали. Я смотрел и надеялся, что когда-нибудь тоже смогу стать таким специалистом!

В 2008 году Никонов окончил Ярославскую государственную медакадемию. Интернатуру решил проходить в Дзержинске, где жили родственники. «Нам нужны такие специалисты», — ответили ему в Больнице скорой медицинской помощи. Правда, взяли не в травматолого-ортопедическое отделение, а в хирургическое. Год он был хирургом-интерном, параллельно дежурил в «травме».

— Мое первое самостоятельное дежурство? — улыбается доктор. — Это теперь в смене два травматолога, а тогда я один был. Привезли пациента с переломом лодыжек. Довольно банальный случай, такие травмы происходят чуть ли не каждый день. Но это казалось простым, когда можно было с кем-то посоветоваться… Уже не вспомню в чем, но в чем-то я в тот момент сильно сомневался. Благодаря современным средствам коммуникации можно отправить рентгеновский снимок, результат КТ, проконсультироваться с коллегами. А тогда я мог просто позвонить более опытным коллегам, и все. Но ночью тревожить людей по не очень серьезному случаю — неудобно. Да и как опыт наработаешь, если будешь бегать за помощью?

Так что пришлось Никонову самому принимать решение — на свой страх и риск. И тогда он понял: игры кончились.

— Сказать, что первое время было страшно — это ничего не сказать, — продолжает Евгений Александрович. — Спать даже ночью вообще не хотелось. Сидел и ждал, когда позовут. И думал: «А вдруг — трепанация черепа? А у меня так мало опыта!». Учился у коллег. После суточного дежурства оставался, ходил в операционную. Заслужить, чтобы тебе доверили сложную операцию — непросто. Сначала постоишь в операционной, наблюдая за работой другого врача, потом инструменты подержишь, винтик закрутишь, рану зашьешь.

В состоянии боевой готовности

— Видите, у меня на полке стоит замечательная книга, — показывает доктор. — Это практическое пособие заведующего кафедрой травматологии и ортопедии Ярославской медакадемии Вячеслава Васильевича Ключевского. Оно называется «Хирургия повреждений». Вот этим мы и занимаемся. Наше травматолого-ортопедическое отделение — одно из самых крупных (если не самое крупное) в Нижегородской области. В прошлом году, когда многие больницы региона были перепрофилированы под ковидные госпитали, мы провели порядка полутора тысяч операций! Мы выполняем все виды остеосинтеза (соединение кости), плановые операции по удалению костных опухолей, эндопротезирование, артроскопические операции.

Операции бывают как запланированными, так и экстренными. Первые, чаще всего, более высокотехнологичны. Ошибочно думать, что так называемые плановые операции проходят более спокойно.

— Не бывает двух одинаковых операций, — говорит Евгений Александрович. — Ведь каждый пациент индивидуален, начиная от строения кожных покровов и заканчивая плотностью кости. И нужно быть всегда готовым к тому, что все может пойти не так, как ты задумал. Меня часто спрашивают, сколько будет длиться операция. Я никогда не даю точный ответ. Заходя в операционную, врач не знает, когда из нее выйдет: может, через пятнадцать минут, а может, и через три часа. Конечно, самое страшное, когда пациента не удается спасти. А тебе нужно выйти и сообщить об этом родственникам. Такое не забывается…

«Травма» — это отделение, где врачи всегда в состоянии полной боевой готовности. Бывает такое, что, к примеру, после массовых дорожно-транспортных происшествий в приемном отделении по двадцать человек ждут срочной медицинской помощи. Выдержка, самообладание, стрессоустойчивость — без этих качеств в травматологии никуда. Да и пациенты бывают разные. Процентов восемьдесят травм люди получают в состоянии алкогольного опьянения. Со всяким отношением приходится сталкиваться доктору — и оскорбляют, и угрожают, а некоторые, не остывшие от потасовки, в которой получили повреждения, и в драку лезут.

— Раньше я не был таким спокойным, — откровенничает Евгений Никонов. — Выдержка пришла с годами. По молодости очень переживал: «Как так — меня и обидели?!». Это неправильный подход. Все эмоции идут изнутри, от гордыни. Я — врач. Моя задача — помочь пациенту, причем вне зависимости от его состояния, пола, возраста и социального статуса. Доктор всегда должен быть беспристрастен. И если отвечает агрессией на агрессию, он в любом случае не прав.

Возможность помочь другим

— Конечно, перед каждой операцией есть определенное волнение, — отвечает доктор на вопрос, не пришла ли с годами и со спокойствием абсолютная уверенность в своих возможностях. — И это нормально. Как плох тот актер, который не волнуется перед выходом на сцену, так плох и тот врач, который равнодушно заходит в операционную. Другое дело, что это волнение никто не должен видеть. Ни пациенты, ни их родственники. Шутишь, общаешься, чтобы не подавать виду. Главное — долго не готовиться, не настраиваться. Закончил обход и сразу в операционную.

Кстати, про театр. Как признается Евгений Александрович, обучение в театральной студии пригодилось ему и в медицине. Умение общаться с людьми, находить с ними общий язык — эти качества родом оттуда, из детства.

— С пациентами нужно разговаривать, — уверен он. — Им больно, страшно, они волнуются. Поверьте, когда им все объяснишь, настроишь на положительный лад, и лечение проходит гораздо лучше.

Помимо коммуникабельности и выдержки, травматолог должен быть выносливым и физически развитым человеком. Ведь он работает с силовым оборудованием — дрели, пилы, шуруповерты, винты, стержни. При этом много операций выполняется под контролем С-дуги, которая делает рентгеновские снимки в онлайн-режиме. Поэтому хирург одет в тяжелый специальный защитный фартук, в состав которого входит свинец. Так что проводимые операции очень энергозатратны.

— Я стараюсь раза три в неделю посещать спортзал, — говорит Евгений Александрович. — Даже когда очень сильно устаю на работе, все равно иду. Там и напряжение спадает.

Ну а основное место для снятия стресса у доктора Никонова — его семейная гавань. Любимая супруга-тезка — Евгения — тоже закончила Ярославскую медакадемию: она — фармацевт-провизор. Никоновы — многодетные родители: старшему сыну Федору одиннадцать лет, среднему —  Ивану шесть, младшенький Петя появился на свет всего месяц назад.

— Однозначно, мой успех — это и успех жены, — уверен Евгений Александрович. — Она всегда и во всем меня поддерживает. Без нее я бы как травматолог не состоялся. Я люблю свою профессию за возможность быть нужным людям. Многие хотят помогать другим, но не все знают, как это сделать. А мне Бог дал такую возможность: чтобы помочь, мне нужно просто прийти на работу!

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Огонь, вода и медные трубы Данила Коротаева

В своей жизни 29-летний Данил Коротаев уже прошел испытания и огнем, и водой, да и медные трубы в его честь звучали не один раз. Об этом свидетельствуют многочисленные благодарности за его подвиги на благо Родины. Каждый день он смотрит опасности в глаза, ведь призвание Данила — спасать и защищать других.

Самый молодой начальник

В 2016 году 24-летний лейтенант Данил Коротаев был назначен начальником 11-й пожарно-спасательной части Дзержинска. Оказалось, что в историю этой части он вписал свое имя как самый молодой руководитель.

Еще в детстве будущий спасатель мечтал стать героем — окончить Суворовское училище, поступить в военную академию и дослужиться до генерала. Первым местом учебы стала школа №25 в поселке Бабино, там Данил учился до восьмого класса, пока в 2007 году в Мулино не открылась кадетская школа-интернат имени героя РФ А.Н. Рожкова. Юноша понял, что учеба в специализированной школе пожарно-спасательного профиля повышает его шансы на совершение подвигов. В учебу втянулся быстро, за три года улучшил спортивную форму — все это поспособствовало поступлению в Ивановскую пожарно-спасательную академию.

Примером для Коротаева стал старший товарищ, который уже был кадетом Суворовского училища. Данил также подал документы, но не подошел по возрасту. Когда друг приехал на каникулы, Данил немного позавидовал его форменной одежде и с интересом выслушал рассказы о своеобразной кадетской жизни.

— В моей семье и ближайшем окружении никто не был связан с армией, поэтому и понимания, что такое служба и как это — ходить в погонах, у меня не было, — начинает рассказ наш герой. — Но судьба вывела меня на этот путь, и мне он понравился. По окончании кадетской школы передо мной стоял вопрос, в каком направлении продолжать обучение — МВД или МЧС. То, что это будет именно госструктура, сомнений у меня не вызывало. Отец помог сделать выбор в пользу профессии пожарного.

С первых дней обучения в академии курсант Коротаев стал командиром учебной группы и все пять лет руководил однокурсниками. А практические азы будущей работы, помимо академии, постигал в 11-й пожарно-спасательной части Дзержинска на стажировке в должности начальника караула. Более опытные коллеги рассказывали начинающему пожарному об особенностях тушения пожаров, применении пожарно-технического вооружения и организации службы.

В 2015 году «краснодипломного» выпускника академии Данила Коротаева по распределению направили на службу в Главное управление МЧС России по Нижегородской области. Но бумажная работа в управлении для молодого и амбициозного лейтенанта показалась непривлекательной. И когда в одной из пожарных частей Дзержинска освободилась должность начальника, Данил решил попробовать свои силы на новом месте.

— За всю историю существования 11-й ПСЧ города Дзержинска не было случая, когда начальником был бы назначен 24-летний лейтенант, — говорит Данил Сергеевич. — На стадии перехода я даже не мог полноценно оценить всю ответственность новой должности, свои обязанности как руководителя. Не скрою, на адаптацию времени было немного, поэтому вникал в тонкости службы в ускоренном режиме. На данный момент в моем подчинении 63 человека непосредственно в 11-ПСЧ и 29 работников отдельного поста 11-ПСЧ, а также 10 единиц техники. Большинство подчиненных старше меня по возрасту, поэтому уважение к выслуге лет у меня неизменно присутствует, но я исполняю свои обязанности, и подчиненные должны, в первую очередь, смотреть на мои навыки как руководителя, отсюда складывается взаимоуважение и понимание.

Спасатель или пожарный?

Вопрос «спасать или тушить» встал перед Коротаевым еще на четвертом курсе академии. Когда в конце лета 2013 года на Дальнем Востоке случилось самое масштабное наводнение за последние 115 лет, на помощь местным жителям были брошены силы со всей страны. К ликвидации последствий наводнения были привлечены свыше 300 тысяч человек, в том числе и курсанты Ивановской пожарно-спасательной академии.

— Первым пунктом назначения был Хабаровск, пик паводка в котором пришелся на начало сентября, — вспоминает Данил Коротаев. — Но буквально через неделю амурский гребень подошел к Комсомольску-на-Амуре, и городу пришлось несладко. Перед нашим подразделением стояла непростая задача — удержать Мылкинскую дамбу, от которой фактически зависела судьба города. Для того чтобы вода не переметнулась через дамбу и не затопила большие участки города, туда были стянуты курсанты и спасатели. Мы, в прямом смысле, своими руками несколько суток, сменяя друг друга, держали дамбу, не давая воде пойти дальше. Носили мешки с песком для увеличения уровня дамбы, а во время шторма с помощью разрезанной водоналивной дамбы, проще говоря, многослойной ПВХ-пленки «живой стеной» пытались сдержать разбушевавшуюся водную стихию.

И выстояли, и сдержали! Кадры с места катастрофы природного характера облетели всю Россию. Впоследствии герои, спасшие город от наводнения, получили от руководства МЧС ордена и медали. Курсанту Данилу Сергеевичу Коротаеву была вручена медаль МЧС России «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации» и благодарственное письмо за подписью самого президента РФ!

— Медаль «За отличие в ликвидации ЧС» очень почетна для меня — не каждый сотрудник МЧС даже с большим стажем может быть ею отмечен, — говорит спасатель. — Основанием для ее получения служат мужество и самоотверженность, которые человек продемонстрировал во время устранения последствий чрезвычайной ситуации, рискуя при этом своей жизнью. Серьезность ситуации я осознал спустя годы. А в те дни мы были просто нацелены на результат. И благодарность местных жителей стала наивысшей похвалой нам.

Вторая награда Коротаева — медаль МЧС России «За пропаганду спасательного дела». Будучи курсантом Данил стал принимать активное участие в мероприятиях по пропаганде пожарно-спасательного дела и профилактике возникновения пожаров — различных конкурсах, конференциях и даже играх КВН.

Первый пожар пришелся также на курсантские годы. На учебной практике Коротаев в составе пожарного расчета прибыл на место происшествия в Иванове, горел частный дом. Дежурный караул сработал на отлично, распространения огня на соседние строения и гибели людей не было допущено. Первый опыт, конечно, отпечатывается в памяти, Данил Сергеевич может поименно назвать всех своих коллег, принимавших участие в ликвидации того пожара.

— Руководитель подразделения выезжает практически на все пожары в своем районе выезда, — уточняет начальник пожарно-спасательной части, — и ситуации бывают разные. Иногда приходится дежурить в составе дежурного караула, то есть быть первым оперативным лицом, прибывающим на место происшествия, от решений которого напрямую будет зависеть дальнейший ход тушения пожара. Хочу отметить, в нашем гарнизоне существует преемственность поколений — более опытные сотрудники делятся своими знаниями с начинающими пожарными. И традиции свои есть: в плане помощи ветеранам, проведения различных мероприятий и смотров-конкурсов.

Универсальные солдаты

Смотры-конкурсы пожарно-спасательных частей и подразделений проходят с завидной регулярностью, и с этой же регулярностью 11-ПСЧ Дзержинска входит в тройку лучших на уровне области.

Учебный класс при пожарной части, на базе которого осуществляется профессиональная подготовка пожарных, четыре года подряд считается лучшим по материально-техническому оснащению среди подобных ему в Нижегородской области. Сам Коротаев с момента прихода на должность начальника части занимает лидирующие позиции среди начальников всех 95 пожарных подразделений региона. К слову, на данный момент он первый по итогам 2020 года и свои позиции сдавать не собирается! У него даже нагрудный знак имеется «Лучший работник пожарной охраны».

В 2019 году пожарная охрана Дзержинска отмечала 90-летний юбилей. Дзержинский пожарно-спасательный гарнизон — это мощная единая система по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Городской округ город Дзержинск охраняют семь подразделений Федеральной противопожарной службы, два подразделения противопожарной службы субъекта, пять подразделений добровольной пожарной охраны, три подразделения ведомственной пожарной охраны и восемь подразделений частной пожарной охраны. Дзержинские огнеборцы ежегодно совершают более 2000 выездов на различные чрезвычайные ситуации.

— Пожарный должен уметь все: тушить пожары, проводить аварийно-спасательные работы на месте ДТП или ЧС, — подытоживает Данил Коротаев. — Развитие технологий влияет на все сферы общества, именно поэтому в обязанности сотрудников МЧС входит широкий спектр проведения таких работ. Этим навыкам обучают в учебном центре ФПС в Нижнем Новгороде, а впоследствии мы на базе подразделений продолжаем обучение в рамках профессиональной подготовки. Техника модернизируется, появляется новое оборудование, в том числе и беспилотное. Каждый сотрудник МЧС — это «универсальный солдат», готовый выйти на борьбу с огнем и другими чрезвычайными ситуациями.

Работа пожарного так или иначе связана с людским горем. Для спасателя важно ощущать поддержку в семье, от своих близких. Данила Сергеевича с дежурства дома ждут жена и 6-летняя дочка. Глава семьи старается найти время для общения со своими девочками, но отмечает, что его работа — это образ жизни:

— В пожарной части нельзя закончить рабочий день в пятницу в 17:00, уйти и забыть до понедельника. Выходные для всей страны становятся для тебя продолжением жизни. Но, как и в любой работе, пожарным и спасателям необходимо находить время на отдых. Последствия, произошедшие из-за отсутствия отдыха, могут оказаться необратимыми.

Ольга СЕРЕГИНА

Фото из личного архива Данила Коротаева