Центр, где ремесло превращается в искусство

Центр художественных ремесел — не просто учреждение дополнительного образования. Это удивительное место, где красота рукотворных вещей — мостик между настоящим и прошлым, где девчонки и мальчишки узнают секреты народных умельцев былых времен и погружаются в мир декоративно-прикладного творчества. О замечательном многообразии мастерских центра наш сегодняшний рассказ.

Златошвейки и ювелиры

Итак, мастерская «Золотное шитье»,где изучают золотную вышивку разных времен и художественных направлений. Секреты этого вида прикладного творчества считаются почти полностью утраченными. Но не в Центре художественных ремесел, где можно стать настоящей златошвейкой!

— Вышитые вещи берегли как зеницу ока, — рассказывает руководитель мастерской Елена Зарубина. — Их передавали по наследству, поскольку на изготовление даже одного платка мог уйти не один год. Золотное шитье — один из самых трудоемких видов вышивки. Чтобы рисунок выглядел объемным, на ткань накладываются вырезанные элементы орнамента из кожи, картона или фетра. Они прикрепляются, и дальше начинается вышивка: сверху идет золотая или серебряная нить, а снизу — обыкновенная. Этот прием называется «шитье по карте».

Кроме того, девочки осваивают специальные швы – «тамбур», «литой», «вприкреп», «раскол», изучают шитье «по бели», вышивку канителью. В их «арсенале» не только нити, но и стразы, бисер, тесьма, кружево, пайетки. Все свои изделия дзержинские златошвейки выполняют вручную. Каждое из них — оригинальное, придуманное на основе старинных образцов самими ученицами.

Не менее удивительны и изделия, выполненные воспитанниками мастерской «Художественная обработка металла». Украшения, декоративные панно, предметы быта — чего здесь только не творят, и все — по собственным эскизам. В мастерской ученики знакомятся с историей ювелирного дела, обучаются изготовлению перегородчатых эмалей, чеканке, гравировке, филигранному искусству скани (созданию украшений из тончайшей металлической проволоки). Глядя на выпускные работы ребят, просто невозможно поверить, что вся эта красота — творение детских рук!

— Конечно, технология обработки металлов — не из простых, — признается руководитель мастерской Светлана Сорокина. — Здесь нужно иметь не только художественный вкус, но и определенные навыки, физическую силу. Но если раньше к нам приходили только мальчики, то сейчас и девочек много. Вот буквально в этом году моя воспитанница заняла первое место на областном конкурсе «Пасха Красная».

Художники

Художников ждут в объединениях «Юные таланты» и «Художественное творчество». Занятия ведут Елена Зарубина и Татьяна Заблоцкая. В первом занимаются дошколята и младшие школьники, которые учатся работать в различных техниках — гуашь, акварель, восковые мелки, пастель, карандаши, лепят из пластилина, занимаются декупажем. Объединение «Юные таланты» — это как бы ступень к занятиям в других мастерских центра, где без знаний основ рисунка, живописи, композиции и декоративно-прикладного творчества — никуда. Но чаще всего отсюда ребята поступают в объединение «Художественное творчество», которое изначально было задумано для подготовки учеников в профильные училища и институты. На занятиях в этом объединении изучаются лучшие традиции русской и зарубежной школы изобразительного искусства. Воспитанники осваивают все жанры — пейзаж, интерьер, натюрморт, портрет. Много внимания уделяется рисованию с натуры, по памяти, по представлению, выполнению декоративных станковых композиций. 

Конечно, в Центре художественных ремесел можно рисовать не только на бумаге. Еще одна удивительная мастерская — «Роспись по ткани»(подготовительное к ней объединение -«Веселаяпалитра»). Ее воспитанники осваивают различные техники — горячий и холодный батик, свободную роспись и модный ныне кракелюр (искусственное состаривание предметов). Сначала дети пробуют украшать хлопчатобумажные ткани, потом, набравшись опыта, переходят на традиционный шелк. Платки, шарфы, палантины, покрывала, абажуры и даже постельное белье — на всем этом появляются оригинальные узоры и неповторимые пейзажи.

— Роспись ткани — это процесс многоэтапный, — рассказывает руководитель мастерской Лариса Мартынова. — Сначала придумывается идея, выполняется целый цикл зарисовок, выбирается основной эскиз — в цвете, в натуральную величину, подбирается рама, на которую натягивается ткань. Перевод рисунка с эскиза на ткань — это уже финал. Современные краски хорошо сохнут, достаточно прогладить утюгом с двух сторон, а раньше мы сушили их над специальными баками. И готовый контур, который не дает краскам растекаться по ткани, продается в магазине. Было время, когда мы сами делали контур в лаборатории. Впрочем, и сейчас это иногда делаем — для конкурсных работ.

Традиционно техника батик носит декоративный характер. Но воспитанники мастерской «Роспись по ткани» создают целые сюжетные работы, где оживают народные праздники и гулянья, сцены жизни дворянских усадеб, купола храмов и монастырей. Эксперименты здесь только приветствуются: очень часто в одной работе используется сразу несколько техник, что технологически непросто. Не случайно мастерская «Роспись по ткани» — давний партнер пушкинского музея-заповедника в Болдино.

Вышивальщицы и кукольники

Вышивка — еще одно художественное ремесло, которому можно научиться в центре. Раньше вышивать умели в каждой семье, традиции бережно передавались от матери к дочери. Мастерской «Художественная вышивка» руководит Татьяна Заблоцкая. В перечне осваиваемых юными рукодельницами техник — ажурно-стяговая, чкаловские (нижегородские) гипюры, мережки, вышивка гладью, тамбур и др. Мастерицы не просто творят, параллельно они изучают историю и роль рукодельных работ в народных обрядах, в костюмах, аксессуарах и интерьере, получают знания об орнаменте, композиции, колорите.

А лицевому и орнаментальному шитью в одноименной мастерской учит Елена Румянцева. Юные мастерицы расшивают изделия, внося в узоры собственное видение мира, но при этом сохраняя традиционные особенности вышивки. Техника лицевого и орнаментального шитья издавна использовалась для изображения икон и украшения предметов церковного культа. Поэтому в мастерской изучают православную культуру, анализируют ее влияние на развитие вышивки.

«Текстильное творчество»еще одна мастерская, где преподает Татьяна Заблоцкая (подготовительной к ней считается мастерская «Нижегородские узоры»).Здесь объединены вышивка, лоскутная мозаика и гобелен. Поскольку все эти виды ремесел использовались для изготовления одежды, изучение русского традиционного костюма — неотъемлемая часть образовательной программы. Татьяна Николаевна и ее ученицы — главные созидатели нарядов для театра костюма «Традиция», который также является гордостью центра.

— Я люблю узнавать что-то новое, — улыбается Татьяна Николаевна. — А с детьми это делать еще интереснее. И очень часто мои ученицы в качестве выпускной работы выбирают то, что еще не успели изучить в центре. Сами знакомятся с историей, сами осваивают технику.

Кукольных дел мастер центра — Елена Румянцева. Она руководит мастерскими «Кукольный теремок» и «Русская тряпичная кукла». Первая — как подготовительная ко второй. Девочки учатся работать с ниткой, иголкой и тканью. Узелковые куклы, обереговые, игровые, театральные — для начала только самые несложные. По завершению курса небольшой экзамен: детки показывают коллективный спектакль с помощью сделанных ими кукол. Ну а вообще обыгрывать своих куколок, придумывать с ними сказки — обычная практика в «Кукольном теремке».

Дальше ребятам открывается путь в мастерскую «Русская тряпичная кукла». И там уже совсем не игрушки! К примеру, одну только интерьерную куклу мастерица делает целый год. Здесь нужно уметь все — и рисовать, и лепить, и кроить, и шить, и вышивать. Сначала выбирается образ куклы, делается эскиз, потом кукла выполняется в материале — основа, костюм. Изготовление мельчайших деталей наряда — почти ювелирная работа.

— Я всегда даю ученицам свободу выбора, — говорит Елена Николаевна. — Они сами придумывают свои куклы. Люблю вводить что-нибудь новенькое. Вот года три назад мы стали работать с полимерной глиной — очень интересный материал: делаем из нее голову и туловище куклы. А в этом году придумала куклу-вышиванку: на пяльцах вышили куклы, вырезали и набили. Здорово получилось. Мои рукодельницы знают: нет ничего лучше куклы, сделанной руками, ведь она хранит вложенные в нее тепло и любовь.

…Всеми сложными технологическими приемами здесь овладевают не просто так, а только в тесной привязке к истории родного края. Воспитанники всех без исключения мастерских изучают обряды и праздники, быт, историю костюма, декоративно-прикладного творчества. Ведь разве можно обучиться художественным ремеслам, не научившись любить свою малую родину, не познав тайн ее прошлого?

Дети, которые своими руками создают красоту, умеют ее видеть во всем и знают: в каждой рукотворной вещи живет душа автора. Все изделия изготавливаются на основе собственных эскизов учеников. Даже занимаясь в одной мастерской и на одном уроке, каждый из них занят собственным делом. Потому что педагоги центра видят, ценят и развивают творческую индивидуальность каждого своего воспитанника. Подтверждение тому — победы учеников центра на всевозможных конкурсах и фестивалях.

И хоть основные программы центра исключительно авторские, рассчитаны на пять лет, здесь нет четкого перехода в следующий класс. При желании ученики могут задержаться дольше, и большинство этим правом с удовольствием пользуется. Причем некоторые занимаются сразу в нескольких мастерских. Потому что в Центре художественных ремесел царит удивительная атмосфера, притягательная и творческая. Это мир, где не праздно созерцают красоту, а приумножают ее своим трудом и талантом.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото предоставлены Центром художественных ремесел г.Дзержинска

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».