Фантастический реалист

Александр Рудаков – один из известных и колоритных живописцев нашего города. Стал профессиональным художником, живущим на доходы от продажи своих работ, после 12 лет работы на одном из химических заводов. Известен своими пейзажами и полотнами в стиле спейс-арт. А еще Рудаков много пишет город своего детства – Дзержинск 60-х и 70-х годов.

Сашка-художник

– Александр Владиславович, как вы стали художником?

– В детстве проявлял большой интерес к изобразительному искусству. Родители, заметив, как много времени я уделяю рисованию, в 8 лет отдали меня в художественную школу. В то же время я увлекся чтением фантастических рассказов, что моментально отразилось на рисунках – на смену пейзажам пришел величественный космос. Это ведь очень глобальная тема для ребенка, задающего вопросы: какие тайны скрывает небо, есть ли марсианская жизнь, какая она. Свои ответы я изображал на бумаге. С 1980 по 1982 год проходил срочную службу в Советской армии в Германии. И там занимался рисованием: расписывал армейские альбомы, чемоданы, писал портреты сослуживцев – друзья восхищались. За время службы, кстати, получил прозвище «Сашка-художник». В Германии впервые почувствовал гордость за свое творчество.

– Однако вы бросили художественную школу и не учились в художественном училище. Выходит, вы самоучка?

– Читал книги по живописи, занимался самообразованием. Мне дали очень хорошее издание чешского профессора живописи, где говорилось, как выбирать, натягивать и грунтовать холсты, с чего начинать писать картину и чем заканчивать. Осознал себя художником в 1987 году, когда три мои работы на фантастические сюжеты попали на всесоюзную художественную выставку в Нижнем Новгороде. Отбором картин занимались члены союза художников, которые отдавали предпочтение работам, написанным в реалистическом ключе. Мне тогда сказали: «Зачем ты этим занимаешься, это же чуждое нам буржуазное искусство!».

На вольные хлеба

– С одной стороны, чуждые, с другой – мы же тогда активно осваивали космос, поэтому фантастику не гнобили почем зря. Да и космонавт Алексей Леонов фантастические пейзажи тогда активно писал. И чем же закончилось ваше участие во всесоюзной выставке?

 – Во-первых, я получил медаль лауреата фестиваля. Во-вторых, я принял решение уйти с завода «Корунд», где проработал 12 лет, на вольные хлеба и посвятить себя творчеству. Двадцать пять лет, зимой и летом, в любую погоду, я ездил продавать свои картины на Большую Покровскую в Нижнем Новгороде. Лет 10 назад моя вторая супруга забрала меня оттуда, пообещав продвигать в питерские и московские галереи.

– Давайте расскажем нашим читателям, что такое художественные галереи.

– Художественные галереи – это помещение, где выставляют и продают картины. В столичных галереях цены, естественно, выше, чем на улице. И уровень работ в салонах выше. На улице порой выставляют работы в стиле «как сумел, так и сделал». А в галерею работы тщательно отбирают.

Под крылом

– Нашел в интернете о вас: «В творчестве мастера уникальным образом сочетаются два совершенно разных стиля – пейзажи и фантастика спейс-арт, сюрреализм, фэнтези». Все верно?

– Да, это так. Сейчас пробую новый художественный метод – резен-арт. Проще говоря, заливку смолой. Дочь увидела в интернете и посоветовала. По большому счету, это интерьерная живопись. Очень перспективный жанр.

– Есть мнение, что пейзаж – это такая штампованная живопись на потребу публике. Не согласны?

– Если возьмем то, что выставляется на Покровке, – наверное, да. Там много изъезженных сюжетов, которые нравятся массовому зрителю. Но, обратившись к классике, вспомним, что Иван Шишкин для своего времени был новатором. Тогда популярна была так называемая ландшафтная живопись с романтическим далями, горами и так далее. А Шишкин начал писать дремучие леса. Его и Айвазовского в свое время много ругали за отход от живописных канонов. Зато сейчас и Шишкин, и Айвазовский – одни из самых дорогих русских художников на западных аукционах.

– Пейзажи, наверное, лучше продаются, чем фантастика?

– Фантастика, конечно, продается тяжелее. Но мне самому очень нравится работать в этом жанре. Художников-фантастов в России не так уж и много. Количество ценителей фантастики, готовых покупать такие картины, тоже невелико. Кстати, мои фантастические пейзажи несколько раз публиковались в очень популярном в советское время журнале «Техника – молодежи». Один раз я выставлялся в городе Королев в Подмосковье. В филиале ракетно-космической корпорации «Энергия» проходила выставка, приуроченная к русско-американской программе освоения Марса.

– Если вы сейчас со своими работами приедете на Покровку, то…

– …там их не купят за те деньги, которые хотелось бы получить. Для себя считаю, что вышел на другой уровень исполнения. Хорошие художники давно перебрались под чье-то крыло либо их работы висят в галереях.

Любой каприз

– Трудно ли писать картины на заказ? Некоторые художники не умеют и не хотят этим заниматься. Вы же пишете картины на заказ, вплоть до свадебных картин. Любой каприз за ваши деньги?

– Бывают очень дотошные заказчики. «Вот здесь нарисуйте деревья, как вы умеете, на заднем плане – реку, вот здесь цветы – только обязательно такие, такие и такие-то» (смеется). Сделал, как просили. Остались довольны друг другом. – «Знаменитый фантаст и художник Александр Рудаков за 30 лет своей работы написал около 3 тысяч картин, реализованных в России и за рубежом – Китай, Монголия, Польша, Чехия, Словения, Германия, США и Португалия». Откуда информация, в какую страну попала ваша работа? – Когда продавал картины на Покровке, всегда спрашивал у покупателя, откуда он приехал. В 90-е годы иностранцы ходили по Нижнему Новгороду толпами. Россия была в диковинку. Картины отечественных художников – тоже.

– Вы патриот своего города?

– Конечно. Кстати, заочное отношение нижегородцев к Дзержинску несколько снисходительное, в основном из-за экологии. Привез я как-то в наш город художников из областного центра. Они были удивлены тому, какой Дзержинск красивый, большой и современный. Наш город больше по численности населения соседнего Владимира и многих областных городов России.

– Вы просто певец старого Дзержинска. Как в известном телефильме «По семейным обстоятельствам», ваши картины имеют не только художественную, но также историческую ценность. Кинотеатр «Юбилейный», которого больше не существует, кинотеатр «Родина», ресторан «Ока» и так далее. У вас есть серия «Городские пейзажи». Почему?

– Я писал город своего детства. Детские воспоминания остаются на всю жизнь. Сходить в ресторан раньше было праздником, событием, к которому готовились и о котором вспоминали. Так же, как и в кино. Пейзажи родного города нравятся очень многим. Скорее всего, буду продолжать в том же духе.

Сергей АНИСИМОВ

Фото из личного архива Александра Рудакова

Виктор Кузнецов: «Держим марку до сих пор»

Член Союза художников России Виктор Кузнецов известен в Дзержинске и за его пределами как образцовый акварелист. Почему некоторые люди считают акварель несерьезным жанром? Как Дзержинская художественная школа прославилась на всю страну? Что изменилось в учениках Виктора Кузнецова, который без малого полвека преподает в прославленной городской «художке»?

 У отца на работе

Отец Виктора Кузнецова тоже был художником. Николай Филиппович Кузнецов — основатель детской художественной школы в Дзержинске. Отец брал дошкольника Витю на занятия вместе с собой: не с кем было оставить ребенка. Деревянное здание художественной школы в 50-е годы располагалось возле нынешнего противотуберкулезного диспансера на улице Попова. «Когда отец был занят, он сажал меня в какой-нибудь художественный класс, и меня там пытались чем-то занять. Конечно, предлагали порисовать», — вспоминает Виктор Николаевич. Летом художественная школа выезжала в летние лагеря в Желнино. Ставили палатки, жили в них, рисовали окружающую природу. Место было зарезервировано конкретно за художественной школой. Потом на этом месте завод « Заря» построил турбазу.

 Постепенно Виктор втянулся, полюбил рисовать. В детстве увлеченно этим занимаются почти все дети. Но далеко не все становятся потом художниками. Кузнецов стал. Отец очень хотел этого. В 1967 году Виктор закончил восьмилетку и поступил в Горьковское художественное училище. Вместе с ним туда поступили несколько парней из Дзержинска, которые уже отслужили в армии — Николай Бурдастов, Вячеслав Худиенко, Николай Самойлов, Виктор Смирнов, Петр Шаферов. Люди, которые потом будут очень известными в городе и за его пределами живописцами. С 1972 года Виктор Кузнецов начал преподавать в художественной школе. Она уже располагалась в новом здании на улице Бутлерова. В 70-е годы преподавателей детских художественных школ обязали иметь высшее профильное образование, и Виктор Николаевич заочно закончил художественно-графический факультет Костромского пединститута. Кстати, очень многие дзержинские художники учились именно в «худграфе» пединститута в Костроме. Почему Кострома? В Москву ехать побаивались. А Кострома и ближе, и дешевле (в плане съема жилья), и понятнее.

 Лучшие в стране

 Виктор Кузнецов работает преподавателем в художественной школе пять десятилетий. В начале 90-х, как и большинство соотечественников, Виктор Николаевич решил попробовать себя в бизнесе. В Дзержинске образовался кооператив творческих людей, который занимался оформлением интерьеров зданий и сооружений, например, первых частных магазинов и офисных помещений Дзержинска. Однако через несколько лет кооператив не выдержал конкуренции и развалился. Виктор Николаевич некоторое время поработал художником в Дзержинском драматическом театре, а потом вернулся на преподавательскую работу.

 Дзержинская художественная школа, начиная с 70-х годов, считалась одной из лучших в Советском Союзе. Посудите сами – сюда приезжал министр культуры СССР Петр Демичев. Для того времени это было знаковым событием! Главный человек в стране, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, курировавший культуру, специально поехал в Дзержинск, чтобы познакомиться с передовым опытом преподавания местных педагогов. Виктор Кузнецов прекрасно помнит визит Демичева. Чем же мы были лучше других?

 Дело в том, что в первой половине 70-х стали массово открываться художественные и музыкальные школы по всей стране, включая сельскую местность. А в Дзержинске имелся собственный передовой опыт. Например, широко практиковавшиеся директором школы Николаем Кузнецовым выездные пленэры для начинающих живописцев. У дзержинцев существовала оригинальная методика образовательного процесса. В общем, было чему поучиться. На базе нашей художественной школы прошло несколько всесоюзных обучающих семинаров для директоров и преподавателей художественных школ. Школа стала образцовой. Делегации (в том числе иностранные) посещали ее как одну из достопримечательностей города химиков. Кстати, как утверждает Виктор Николаевич, за границей детские художественные школы – нечто совсем другое. Там нет классического образования. В Германии, например, не учат построению композиции и другим премудростям. Как человек чувствует, так пусть и рисует. На истории и теории искусства не очень зацикливаются. У нас же обучение более разностороннее и глубокое. «Мы держим марку до сих пор»,- говорит Виктор Кузнецов.

У дзержинцев учатся даже иностранцы. В городе-побратиме Дзержинска немецком Биттерфельд-Вольфене есть своя школа искусств. Преподаватели и ученики регулярно ездят в Германию на этюды. Также, впрочем, как и они к нам. Немецкие дети приезжают в Дзержинск, как правило, летом. А нас приглашают в Биттерфельд-Вольфен чаще всего осенью.

Как изменились ученики Виктора Кузнецова за полвека? Сейчас ведь компьютерная эпоха, которая накладывает отпечаток на развитие подрастающего поколения. «Сегодня дети не очень хотят напрягаться, искать ответы на вопросы. Зачем искать, если можно зайти в интернет и найти там нужную картинку или текст?»,- сокрушается Виктор Николаевич.

 «Легкомысленная»  акварель

 Теперь поговорим о творчестве самого Виктора Николаевича. Излюбленная техника Кузнецова – акварель.  Основной ее признак — прозрачность и мягкость красочного слоя. Французский художник Эжен Делакруа писал: «То, что дает тонкость и блеск живописи на белой бумаге, без сомнения, есть прозрачность, заключающаяся в существе белой бумаги». Некоторые считают акварель несерьезной техникой живописи, детской и не очень правильной. Масло, мол, другое дело: основательность, холст; все, как говорится, по- взрослому. А что акварель? Детские забавы на бумаге. Однако это не так. Акварель давно признана во всем мире как одна их самых утонченных техник живописи. Эталоном жанра, например, считаются китайские акварели. Как получилось, что Виктор Кузнецов стал мастером этого жанра? «Я рисовал и маслом, и темперой, а потом постепенно перешел на акварельные краски. Это получилось само собой»,- говорит художник. Считается, что акварелью пишут, в основном, пейзажи. Но Виктор Кузнецов рисует и натюрморты, и портреты, и сложные жанровые картины с участием нескольких персонажей. Даже военная тематика присутствует. Акварель – мгновенная техника. Художник творит, пока бумага остается сырой. Тогда картина обретает требуемую прозрачность и воздушность. Основательность масляных картин не нужна, она не прибавляет блеска акварельным картинам, а только утяжеляет рисунок. «Если много и часто накладывать краски одну на другую, впечатление легкости теряется»,- говорит художник. Поэтому чаще всего картина рисуется, что называется, за один присест.

 Как истинный патриот своего города Виктор Кузнецов любит изображать виды Дзержинска — городскую архитектуру и окрестные пейзажи: Сеймовский затон, Дудин монастырь на противоположном берегу Оки, красоты Осовца. Легкая акварельная живопись позволяет подметить в привычных городских и пригородных видах новые подробности, ранее не замечаемые черты. Акварель – почти всегда воздух, пространство, полет. Поэтому считается, что небесные картины лучше всего выходят у акварелистов. На картинах Виктора Кузнецова много дзержинского неба. Оно синее и безбрежное.

Член Союза художников России Виктор Кузнецов считает, что творческие отчеты о проделанной работе дисциплинируют творческих людей. В апреле-мае 2021 года в Законодательном собрании Нижегородской области прошла выставка акварелей двух дзержинских художников – Виктора Кузнецова и Николая Еряшкина. Каждый из художников представил по 20 собственных работ. Наши земляки в очередной раз достойно представили художественный Дзержинск на областном уровне.

СПРАВКА:

Виктор Николаевич Кузнецов родился 1 ноября 1952 года в Дзержинске. Окончил Горьковское художественное училище и Костромской государственный педагогический институт, Член союза художников. С 1972 года и по настоящее время работает преподавателем МБУ ДО «Детская художественная школа Дзержинска».

 Сергей АНИСИМОВ

 Фото Руслана Лобанова

Центр, где ремесло превращается в искусство

Центр художественных ремесел — не просто учреждение дополнительного образования. Это удивительное место, где красота рукотворных вещей — мостик между настоящим и прошлым, где девчонки и мальчишки узнают секреты народных умельцев былых времен и погружаются в мир декоративно-прикладного творчества. О замечательном многообразии мастерских центра наш сегодняшний рассказ.

Златошвейки и ювелиры

Итак, мастерская «Золотное шитье»,где изучают золотную вышивку разных времен и художественных направлений. Секреты этого вида прикладного творчества считаются почти полностью утраченными. Но не в Центре художественных ремесел, где можно стать настоящей златошвейкой!

— Вышитые вещи берегли как зеницу ока, — рассказывает руководитель мастерской Елена Зарубина. — Их передавали по наследству, поскольку на изготовление даже одного платка мог уйти не один год. Золотное шитье — один из самых трудоемких видов вышивки. Чтобы рисунок выглядел объемным, на ткань накладываются вырезанные элементы орнамента из кожи, картона или фетра. Они прикрепляются, и дальше начинается вышивка: сверху идет золотая или серебряная нить, а снизу — обыкновенная. Этот прием называется «шитье по карте».

Кроме того, девочки осваивают специальные швы – «тамбур», «литой», «вприкреп», «раскол», изучают шитье «по бели», вышивку канителью. В их «арсенале» не только нити, но и стразы, бисер, тесьма, кружево, пайетки. Все свои изделия дзержинские златошвейки выполняют вручную. Каждое из них — оригинальное, придуманное на основе старинных образцов самими ученицами.

Не менее удивительны и изделия, выполненные воспитанниками мастерской «Художественная обработка металла». Украшения, декоративные панно, предметы быта — чего здесь только не творят, и все — по собственным эскизам. В мастерской ученики знакомятся с историей ювелирного дела, обучаются изготовлению перегородчатых эмалей, чеканке, гравировке, филигранному искусству скани (созданию украшений из тончайшей металлической проволоки). Глядя на выпускные работы ребят, просто невозможно поверить, что вся эта красота — творение детских рук!

— Конечно, технология обработки металлов — не из простых, — признается руководитель мастерской Светлана Сорокина. — Здесь нужно иметь не только художественный вкус, но и определенные навыки, физическую силу. Но если раньше к нам приходили только мальчики, то сейчас и девочек много. Вот буквально в этом году моя воспитанница заняла первое место на областном конкурсе «Пасха Красная».

Художники

Художников ждут в объединениях «Юные таланты» и «Художественное творчество». Занятия ведут Елена Зарубина и Татьяна Заблоцкая. В первом занимаются дошколята и младшие школьники, которые учатся работать в различных техниках — гуашь, акварель, восковые мелки, пастель, карандаши, лепят из пластилина, занимаются декупажем. Объединение «Юные таланты» — это как бы ступень к занятиям в других мастерских центра, где без знаний основ рисунка, живописи, композиции и декоративно-прикладного творчества — никуда. Но чаще всего отсюда ребята поступают в объединение «Художественное творчество», которое изначально было задумано для подготовки учеников в профильные училища и институты. На занятиях в этом объединении изучаются лучшие традиции русской и зарубежной школы изобразительного искусства. Воспитанники осваивают все жанры — пейзаж, интерьер, натюрморт, портрет. Много внимания уделяется рисованию с натуры, по памяти, по представлению, выполнению декоративных станковых композиций. 

Конечно, в Центре художественных ремесел можно рисовать не только на бумаге. Еще одна удивительная мастерская — «Роспись по ткани»(подготовительное к ней объединение -«Веселаяпалитра»). Ее воспитанники осваивают различные техники — горячий и холодный батик, свободную роспись и модный ныне кракелюр (искусственное состаривание предметов). Сначала дети пробуют украшать хлопчатобумажные ткани, потом, набравшись опыта, переходят на традиционный шелк. Платки, шарфы, палантины, покрывала, абажуры и даже постельное белье — на всем этом появляются оригинальные узоры и неповторимые пейзажи.

— Роспись ткани — это процесс многоэтапный, — рассказывает руководитель мастерской Лариса Мартынова. — Сначала придумывается идея, выполняется целый цикл зарисовок, выбирается основной эскиз — в цвете, в натуральную величину, подбирается рама, на которую натягивается ткань. Перевод рисунка с эскиза на ткань — это уже финал. Современные краски хорошо сохнут, достаточно прогладить утюгом с двух сторон, а раньше мы сушили их над специальными баками. И готовый контур, который не дает краскам растекаться по ткани, продается в магазине. Было время, когда мы сами делали контур в лаборатории. Впрочем, и сейчас это иногда делаем — для конкурсных работ.

Традиционно техника батик носит декоративный характер. Но воспитанники мастерской «Роспись по ткани» создают целые сюжетные работы, где оживают народные праздники и гулянья, сцены жизни дворянских усадеб, купола храмов и монастырей. Эксперименты здесь только приветствуются: очень часто в одной работе используется сразу несколько техник, что технологически непросто. Не случайно мастерская «Роспись по ткани» — давний партнер пушкинского музея-заповедника в Болдино.

Вышивальщицы и кукольники

Вышивка — еще одно художественное ремесло, которому можно научиться в центре. Раньше вышивать умели в каждой семье, традиции бережно передавались от матери к дочери. Мастерской «Художественная вышивка» руководит Татьяна Заблоцкая. В перечне осваиваемых юными рукодельницами техник — ажурно-стяговая, чкаловские (нижегородские) гипюры, мережки, вышивка гладью, тамбур и др. Мастерицы не просто творят, параллельно они изучают историю и роль рукодельных работ в народных обрядах, в костюмах, аксессуарах и интерьере, получают знания об орнаменте, композиции, колорите.

А лицевому и орнаментальному шитью в одноименной мастерской учит Елена Румянцева. Юные мастерицы расшивают изделия, внося в узоры собственное видение мира, но при этом сохраняя традиционные особенности вышивки. Техника лицевого и орнаментального шитья издавна использовалась для изображения икон и украшения предметов церковного культа. Поэтому в мастерской изучают православную культуру, анализируют ее влияние на развитие вышивки.

«Текстильное творчество»еще одна мастерская, где преподает Татьяна Заблоцкая (подготовительной к ней считается мастерская «Нижегородские узоры»).Здесь объединены вышивка, лоскутная мозаика и гобелен. Поскольку все эти виды ремесел использовались для изготовления одежды, изучение русского традиционного костюма — неотъемлемая часть образовательной программы. Татьяна Николаевна и ее ученицы — главные созидатели нарядов для театра костюма «Традиция», который также является гордостью центра.

— Я люблю узнавать что-то новое, — улыбается Татьяна Николаевна. — А с детьми это делать еще интереснее. И очень часто мои ученицы в качестве выпускной работы выбирают то, что еще не успели изучить в центре. Сами знакомятся с историей, сами осваивают технику.

Кукольных дел мастер центра — Елена Румянцева. Она руководит мастерскими «Кукольный теремок» и «Русская тряпичная кукла». Первая — как подготовительная ко второй. Девочки учатся работать с ниткой, иголкой и тканью. Узелковые куклы, обереговые, игровые, театральные — для начала только самые несложные. По завершению курса небольшой экзамен: детки показывают коллективный спектакль с помощью сделанных ими кукол. Ну а вообще обыгрывать своих куколок, придумывать с ними сказки — обычная практика в «Кукольном теремке».

Дальше ребятам открывается путь в мастерскую «Русская тряпичная кукла». И там уже совсем не игрушки! К примеру, одну только интерьерную куклу мастерица делает целый год. Здесь нужно уметь все — и рисовать, и лепить, и кроить, и шить, и вышивать. Сначала выбирается образ куклы, делается эскиз, потом кукла выполняется в материале — основа, костюм. Изготовление мельчайших деталей наряда — почти ювелирная работа.

— Я всегда даю ученицам свободу выбора, — говорит Елена Николаевна. — Они сами придумывают свои куклы. Люблю вводить что-нибудь новенькое. Вот года три назад мы стали работать с полимерной глиной — очень интересный материал: делаем из нее голову и туловище куклы. А в этом году придумала куклу-вышиванку: на пяльцах вышили куклы, вырезали и набили. Здорово получилось. Мои рукодельницы знают: нет ничего лучше куклы, сделанной руками, ведь она хранит вложенные в нее тепло и любовь.

…Всеми сложными технологическими приемами здесь овладевают не просто так, а только в тесной привязке к истории родного края. Воспитанники всех без исключения мастерских изучают обряды и праздники, быт, историю костюма, декоративно-прикладного творчества. Ведь разве можно обучиться художественным ремеслам, не научившись любить свою малую родину, не познав тайн ее прошлого?

Дети, которые своими руками создают красоту, умеют ее видеть во всем и знают: в каждой рукотворной вещи живет душа автора. Все изделия изготавливаются на основе собственных эскизов учеников. Даже занимаясь в одной мастерской и на одном уроке, каждый из них занят собственным делом. Потому что педагоги центра видят, ценят и развивают творческую индивидуальность каждого своего воспитанника. Подтверждение тому — победы учеников центра на всевозможных конкурсах и фестивалях.

И хоть основные программы центра исключительно авторские, рассчитаны на пять лет, здесь нет четкого перехода в следующий класс. При желании ученики могут задержаться дольше, и большинство этим правом с удовольствием пользуется. Причем некоторые занимаются сразу в нескольких мастерских. Потому что в Центре художественных ремесел царит удивительная атмосфера, притягательная и творческая. Это мир, где не праздно созерцают красоту, а приумножают ее своим трудом и талантом.

Екатерина КОЗЛОВА

Фото предоставлены Центром художественных ремесел г.Дзержинска

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».

Наивный реалист Петр Засухин

Петр Засухин — один из самых известных художников Дзержинска. Как принято говорить, медийный персонаж. Факт удивительный, если учесть, что живопись Засухина неоднозначна и не всем понятна. Специалисты считают Засухина последователем художественного течения под названием «примитивизм». Петр называет себя «наивным реалистом». Корреспондент «Дзержинских ведомостей» пообщался с художником в его мастерской.

«Белый лебедь на пруду»

Засухин — самородок. Никогда не учился ни в художественной школе, ни в художественном училище или специализированном вузе. Рисовал понемногу с раннего детства. В армии работал художником-оформителем. Понял, что может писать картины не хуже, чем художники с дипломами об окончании художественных учебных заведений.

Ваш покорный слуга впервые услышал эту фамилию лет тридцать назад, когда учился в нижегородском университете. Петр Засухин и его друзья-художники прогремели на весь Нижний Новгород двумя выставками — в кинотеатре «Рекорд» и Дмитриевской башне Нижегородского кремля на рубеже 80 — 90-х годов. Петр тогда учился в Нижегородском институте инженеров водного транспорта и жил в общежитии на улице Пискунова на Черном пруду. В городе на слуху было объединение художников «Черный пруд» — неформалов от живописи, творчество которых при советской власти, мягко говоря, не приветствовалось. Засухин и его друзья из водного института загорелись желанием утереть нос «чернопрудненцам». Одним из центров неформального искусства тогда считалась Дмитриевская башня.

— Мы подошли к организатору выставок в башне и спрашиваем: «А наши картинки вы вот так не выставите?» — вспоминает Засухин. — А он в ответ: «Почему бы и нет?».

По словам самого Петра, работы были не то чтобы необычные, а, скорее, провокационные, немного хулиганские. Какое время, такие и песни. В противовес «Черному пруду» Петр Засухин, Олег Губин и Андрей Егоров назвали свое объединение «Белые лебеди». Причем придумали «провокационное» название всего за несколько минут. Мы, мол, белые лебеди на Черном пруду.

Успех случился колоссальный. Билет на выставку «Белых лебедей» стоил один полновесный советский рубль. За месяц работы выставки организаторы заработали 15 тысяч рублей (для сравнения: средняя зарплата в то время была порядка 200 рублей в месяц).

Одновременно в Нижнем Новгороде открылась выставка известного художника Ильи Глазунова. Афиша вернисажа «Белых лебедей» зазывала посетителей так: «Любителей сериала «Изаура», группы «Ласковый май» и Ильи Глазунова — просьба не беспокоиться!». Кстати, посмотреть на работы знаменитого московского автора тогда пришло порядка 12 тысяч человек — на три тысячи меньше, чем на никому не известных местных художников.

— Нам в первый и в последний раз заплатили деньги за участие в художественной выставке, — улыбается Петр. — Больше такого не было никогда…

«Рисую картинки»

Выставка прошла, перестройка кончилась. Наступили «лихие 90-е». Интерес людей к необычной живописи и искусству вообще заметно поубавился. Но художник Засухин оставался верен себе — занимался творчеством, несмотря ни на что. Пытался пробиться в Москве. Теперь живет и работает в Дзержинске. Входил в разного рода объединения художников города (например, ART DUST).

Традиционная живопись — не его конек, прямо скажем. Засухину это неинтересно. Хотя некоторые недоброжелатели говорят, что Петр… вообще не умеет рисовать. На том основании, что Засухин нигде специально не учился живописи.

— Я не буду переживать, если кому-то мое творчество не по вкусу, — говорит художник. — Любая позиция имеет личностную окраску. Люди в зависимости от интеллекта дают свои оценки.

Многие называют Засухина примитивистом (от «примитивизм» — направление живописи). Художник рисует как ребенок, сознательно упрощая формы, перспективу, игру света и образы предметов.

— Никогда не думал об этом, никогда не гнался за формулировками, — признается Петр. — Я просто рисую картинки.

У Засухина репутация ироничного художника. Он не возражает. Некоторые пугаются насмешливой интонации на картинах Петра. В советское время художникам часто задавали «каверзный» вопрос: «А что вы хотели сказать своей картиной?». Какой, мол, скрытый смысл зашифровали?

— Я — реалист. Наивный реалист, — отвечает художник. — Я хочу, чтобы было забавно, прикольно, смешно!

Чего, например, стоит его портрет известного в недавнем прошлом политика с рюмкой в руках!

Не всегда художника понимают правильно. В 2015 году творчество Засухина активно обсуждалось в СМИ и социальных сетях Дзержинска. Причина — созданная им фигурка ангела, которая появилась на фасаде Дома книги. «Ангел взорвал общество, которое разделилось на два лагеря — «за» и «против» человечка с крыльями, покрытого золотой краской», — писали тогда в СМИ. По словам Засухина, идея пришла в голову известному в Дзержинске художнику-монументалисту Евгению Шалову. В советское и постсоветское время Шалов возглавлял отдел художественного оформления в администрации города. Мозаичные панно на трибуне стадиона «Химик», возле Вечного огня, на фасаде Дворца детского творчества, Дзержинского политеха, Дома книги и школы №15 — дело рук команды художника Шалова. Евгений Григорьевич предложил Засухину «доработать» фасад Дома книги.

— Задумки специально сделать золотого ангела не было, — говорит Петр. — Я вылепил гипсовую фигурку и выкрасил ее желтой краской. Но «креаклам» в интернете это почему-то не понравилось.

Как говорится, художника обидеть может каждый. Тем более что некоторые люди, ругавшие творение Засухина в интернете, потом извинялись перед ним лично, говорили, что он попал под раздачу в информационных «разборках» с политическим оттенком. В итоге автор лично снял фигурку с фасада Дома книги. Не хотите — как хотите.

Картины на колесиках

Засухин — коренной дзержинец.

— Родители возили меня в детский садик: автобус подъезжал — и город кончался: песок, двухэтажные старые домики, а за ними лес, — вспоминает Петр. — Наш Дзержинск уникален, здесь собрана вся архитектура Советского Союза — конструктивизм, сталинский ампир, «хрущевки», «брежневки». Центр города задуман с оглядкой на Питер. Дзержинск запланировали полукругом, как восходящее солнце: от центральной площади лучиками расходятся проспекты.

Здания в городе постепенно реставрируют, красят, Дзержинск преображается, что только радует Петра Засухина. А вот продажа картин — больной для него вопрос. Засухин занял принципиальную позицию, с которой можно соглашаться или не соглашаться.

— Есть художники, которые хотят продаваться, — объясняет наш герой. — Для этого нужно писать березы, прудик, речку. Безусловно, это мои коллеги, я уважаю их труд, но мне такая тема не близка. Например, очень редко пишу с натуры, а пейзажи так вообще никогда. Я не продаю конкретные работы, потому что не предлагают цену, за которую отдал бы их. Люди хотят купить мои картины по цене, ниже той, по которой продаются магазинные картины, изготовленные типографским способом! Продавать за копейки не буду…

В следующем году Засухину исполняется 60 лет. Петр планирует организовать персональную выставку в краеведческом музее. Художник хотел бы представить горожанам работы разных периодов. Например, обязательно планирует выставить портреты людей, которые дороги художнику. Будут живопись, скульптура и даже новомодные инсталляции. В мастерской Петра ждут своего часа… три старые межкомнатные двери. Дело за малым — расписать их с двух сторон, в фирменном ироничном стиле, приделать колесики и запустить по выставочным залам «самоходный» арт-объект. Этакая картина на колесиках, которую можно потрогать. И даже толкнуть в определенном направлении, чтобы она поехала в прямом смысле слова.

— Надеюсь, дзержинцам понравится, — улыбается Петр Засухин.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

СПРАВКА

Петр Засухин — участник художественных выставок и фестивалей в Нижнем Новгороде, Москве, Саратове, Владимире, Магдебурге. Работает с живописью, графикой, скульптурой, иллюстрирует книги. Художественное пространство Засухина «наполнено аллюзиями и образностью, эмоциональностью и живым цветом».