Настоящий подполковник

Он мечтал стать ученым и никогда не любил «ходить строем» и даже представить не мог, что будет служить в органах. Но отслужил без малого четверть века. По совести и чести. По-другому просто не умел. В преддверии профессионального праздника – Дня ГИБДД – наш рассказ о человеке, пополнившем ряды ветеранов МВД буквально пару недель назад, подполковнике в отставке Александре Геннадьевиче Ржавине.

Отличник и потенциальный

Ученый Александр Геннадьевич Ржавин – коренной дзержинец, сын молодых инженеров, приехавших в город химиков по распределению после окончания Казанского химико-технологического института. Хулиганом и неслухом Саша никогда не был, родителей старался не расстраивать. Сказали, что надо на баяне учиться играть – пошел в музыкальную студию. «Спасибо, что не на фортепиано записали: там вообще семь лет учиться надо, – шутит Александр Геннадьевич. – Как «музыкалку» в шестом классе окончил – больше баян в руки не брал. Но потом сам на гитаре научился играть. И вкус к хорошей музыке остался. Никогда не слушаю радио, где звучат случайные песни: у меня своя фонотека».

До восьмого класса Саша был круглым отличником, потом немного расслабился и «нахватал» пару четверок в аттестат. Работать на заводе от звонка и до звонка не хотелось. И юноша, мечтающий об изыскательской деятельности, в 1989 году поступил на один из сильнейших факультетов университета имени Лобачевского – радиофизический. «Поступить было непросто, а учиться – еще сложнее, – вспоминает Александр Геннадьевич. – Из двухсот первокурсников в итоге диплом получили только 56 человек. Недавно делал копию документа и удивился: семь математик, двенадцать направлений по физике! Надо же, сколько всего я изучил!» Студенческие годы пришлись на 90-е: рок-концерты, хиппи, металлисты. Нашему герою и в страшном сне не могло привидеться, что скоро он будет «ходить строем». Но всем, окончившим военную кафедру по специальности «Радиотехническая разведка», сказали: скоро вас призовут. Половина однокурсников Ржавина получила отсрочку. Ему тоже очень хотелось попасть в этот список: ведь на осень свадьба запланирована, кому хочется уезжать от любимой жены. Как признается с улыбкой собеседник, было предпринято немало усилий, чтобы получить отсрочку. И регистрацию перенесли с осени на лето, и в магистратуру он поступил (причем экзамен сдавал за день до свадьбы!), и в милицию хотел устроиться. Но ничто не помогло. И даже дядя, по совместительству военком города. «Никакого блата, даже родственникам!» – был его принцип. Из разведки – в ГАИ Помог дядя племяннику, разве что с местом службы. «Почти за границу поедешь!» – обнадеживал военком. Так, в 1994 году чета Ржавиных оказалась в Калининградской области.

В штабе удивились: ты зачем в эту глушь супругу притащил? Но влюбленные вопрос расставания даже не обсуждали: все равно где – лишь бы вместе. Лейтенанта Ржавина назначили начальником радиотехнического пункта, в ведении которого три радиолокационных станции. За частью, в которую его распределили, было закреплено два жилых дома, расположенных прямо в лесу. Молодоженам выделили двухкомнатную «хрущевку». Поначалу жену Любочку крысы и мыши, снующие по квартире, приводили в ужас. Хуже – другое. Зарплату задерживали месяцами: было голодно. Даже котлеты из лебеды, как в военное время, крутили. Выручали местные коллеги, державшие скот и птицу, давали в долг молочные продукты, яйца. Карасей в соседнем озере ловили. Одним словом, выживали. Но были счастливы! В 1995 году у супругов родился первенец Михаил. Когда истек срок службы, несмотря на настоятельные уговоры, решил однозначно: домой, в Дзержинск! Вернувшись, поехал в НИИ прикладной математики и кибернетики, где писал диплом. Но на предложенную зарплату содержать жену и ребенка было весьма проблематично.

Вспомнил, что перед армией обещали взять в экспертно-криминалистический отдел (тема его дипломной работы – «Автоматическое распознавание дактилограмм»). Пошел туда. Воля случая. В кабинет, где он общался с криминалистом, заглянул начальник отдела связи дзержинского УВД Николай Баранов, который и переманил молодого специалиста к себе. И вскоре, в 1997 году, Ржавин стал инженером по связи и спецтехнике. В его обязанности входило обслуживание и ремонт всех радиостанций и прочей спецтехники. Качество приборов оставляло желать лучшего: работы хватало! Через два года ему предложили стать государственным инспектором регистрационно-экзаменационного отделения (РЭО), которое он позже и возглавил. «Работа творческая была, – говорит Александр Геннадьевич. – Приходилось решать множество вопросов, которые не были описаны никакими приказами и регламентами. Тогда в страну хлынул поток «бэушных» иномарок. Рынок был бурным, поле деятельности для жуликов, пытавшихся «толкнуть» угнанные машины, огромное. Как выглядел идентификационный номер «Волги» и «Жигулей» мы знали, а вот разобраться в подлинности номеров сотни (!) новых заграничных моделей было ох как непросто! А ведь задача инспектора – перед тем, как зарегистрировать транспорт – убедиться в соответствии номеров, которые пробиты на агрегатах, с теми, которые в документах указаны, и в их подлинности.

С гордостью могу сказать, что Дзержинск стал вторым городом в регионе, где, после Нижнего, разрешили регистрировать иномарки». Немало пришлось потрудиться и улаживая налоговые проблемы. Дело в том, что долгое время оплату транспортного налога контролировала Госавтоинспекция (потом эту функцию передали в ведомство, которое и должно было этим заниматься – налоговую инспекцию): без квитанции об оплате налога на транспорт техосмотр пройти было невозможно. А в налоговые платежки то и дело закрадывались неточности: то мощность неправильная указана, то тип автомобиля неверный, а то и вовсе не тот автомобиль. И со всеми этими ошибками автовладельцы шли в РЭО.

Как вспоминает Ржавин, у кабинета стояла нескончаемая очередь: домой он приходил «выжатый как лимон». «Службе надо отдаваться полностью» В 2010 году начальнику РЭО Александру Ржавину было предложено возглавить отдел ГИБДД управления МВД России по Дзержинску. Серьезно поразмыслив, он согласился. «Если на меня возлагают надежды – значит, я должен их оправдать», – так подумал офицер. Круг решаемых вопросов вырос в разы. Да, он от и до знал работу РЭО, но не больше. Однако Ржавин – не из тех, кто все обязанности перекладывает на подчиненных, не вникая в суть вопроса. И он стал осваивать доселе практически незнакомые виды деятельности. Работа дорожно-патрульной службы – само собой. Далее по списку – дорожный надзор и организация дорожного движения. Нужно контролировать работу организаций, в ведении которых находятся дороги: каково состояние дорожного полотна, в каком виде средства организации дорожного движения, разметка и прочие вопросы. По мысли подполковника, это одно из важнейших направлений работы отдела ГИБДД, от которого безопасность дорожного движения зависит даже больше, чем от простого патрулирования дорог. Функции технадзора – проведение техосмотра, выдача разрешений на перевозку опасных грузов, детей: нужно знать целый свод правил, постановлений и законов. Отдел пропаганды не менее важен: культуре поведения на дорогах обучают с самого детства. Уже второй год подряд в пропаганду безопасности дорожного движения вкладываются серьезные суммы: за это Ржавин говорит спасибо администрации города. Конечно, за 11 лет службы на таком ответственном посту Александр Геннадьевич скрупулезно разобрался во всех нюансах.

Почему же вдруг он, неожиданно для многих, решил уйти в отставку по собственному желанию? «Это решение зрело давно, – признается собеседник. – Все чаще стали посещать мысли: не пора ли найти более спокойную работу. Устал столько лет вздрагивать от каждого звонка. Наверное, не стоило пропускать все через себя, но я не могу по-другому». Без крепкой семьи выдержать такой темп работы было бы сложно. Всегда и во всем, с самых первых дней совместной жизни его поддерживает любимая супруга Любовь, педагог по профессии. Их младшему сыну Владиславу 16 лет, он учится в 38-й гимназии. Ее же окончил и старший Михаил, ныне юрист, год назад подаривший родителям внука Демьяна. Ну и, конечно, помогали отдыхать увлечения – книги и рыбалка. «Надеюсь, я не зря ел хлеб все эти годы.

Вижу результат работы коллектива (именно коллектива!). В обществе в лучшую сторону поменялось отношение к безопасности дорожного движения. Помню времена, когда за год было 60-80 погибших на дорогах. За первое полугодие этого года (скрестим пальцы) – двое погибших. Повлияла ли на мое решение об уходе история, случившаяся в марте? Да, повлияла, – комментирует Александр Геннадьевич задержание сотрудника за мошенничество с фиктивными ДТП. – Есть обида за предательство, а именно так я и воспринимаю этот поступок. Конечно, неприятны были разбирательства и проверки. По их итогам мне было предложено остаться на посту, но… Повторю, что собирался в отставку давно, а этот случай стал неким толчком. Выше я сказал, что никогда не думал о службе в органах. Но всегда был уверен: где бы ни работал, выкладываться надо на все сто процентов. Так и служил – с честью и достоинством».

Екатерина КОЗЛОВА