Газета Культура
11.06.20

Лариса Шляндина: «Театр должен восхищать»

Она может быть страстной и смешной, нежной и сварливой, утонченной и взбалмошной. Она может быть разной. Но всегда – неподражаемой! За ее внешне легкой игрой на сцене – титанический труд. Каждую, даже самую небольшую роль, она пропускает через себя – осмысливает, анализирует, сопереживает… Актриса Дзержинского театра драмы Лариса Шляндина получила главную театральную награду области – премию имени Н. И. Собольщикова-Самарина.

Атмосфера добра

В этом большом списке — партнеры-актеры, работники сцены, костюмеры, реквизиторы, постижеры и все-все, кто трудится в театре. Ведь театр – искусство коллективное! Отдельное спасибо директору Юрию Кислинскому и главному режиссеру Андрею Подскребкину – за выдвижение на получение премии имени Собольщикова-Самарина. Благодарность и членам областного Союза театральных деятелей, которые выбрали ее среди немалого числа не менее достойных кандидатов, а особенно —  Аману Кулиеву, бывшему главному режиссеру Дзержинского (а ныне – Арзамасского) театра драмы.

— Нет, давайте сначала мы поблагодарим моих коллег, а потом можно и обо мне поговорить, — опередила мой первый вопрос Лариса Михайловна.

— У нас замечательная труппа! – восклицает Лариса Михайловна. – Очень много молодежи — чистой, талантливой. У нас нет сплетен, зависти, раздора. Знаете, как здорово, когда в команде теплые и дружественные отношения. Когда режиссер любит актеров. Когда актеры уважают друг друга. Если плохое отношение можно скрыть на сцене, то злые глаза – их не спрячешь. А у нас даже если иногда у кого-то что-то не получается, зрители этого не замечают, потому что мы помогаем друг другу. Атмосфера добра – она ведь и через рампу передается. Я очень люблю свой коллектив!

«Я беру эту девочку!»

— «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз!». Слова из известной песни — это как раз про мое детство, – смеется Лариса Михайловна.

Папа – южанин, мама – сибирячка. Семья Ларочки, где она была средней дочерью, меняла место жительства с завидным постоянством. Родилась будущая актриса в Нижнем Тагиле, потом жила в Казахстане, на Украине, в Сибири. И везде – друзья. Везде жизнь била ключом.

Ребенком она была увлекающимся. Из кружков, которые не посещала, может вспомнить разве что моделирование и авиаконструирование. Был, конечно, и театральный. Но пойти в актрисы она не мечтала — хотела стать доктором. Поэтому после окончания школы, вслед за старшей сестрой, поехала в Новосибирск – поступать в медицинский. А сестра возьми да посоветуй: «Может, тебе в театральный попробовать — вдруг получится?» Набор в театральные вузы начинался на месяц раньше, чем в остальные – можно было и рискнуть.

Когда впервые попала во двор Новосибирского театрального училища, растерялась. Кругом пели, танцевали. Боже, подумала Ларочка, что я делаю среди этих талантливых молодых людей?..

Конкурс был огромный – минимум тридцать человек на место. Казалось, нет никаких шансов…

— Нас запускали по десять человек, — вспоминает актриса первый тур. – Выступали по очереди. Жарко, душно. Председатель жюри лениво обмахивалась веером. Многих не выслушивали до конца – останавливали. Я была шестой или седьмой. Сижу, а у самой одна мысль в голове: надо их чем-то удивить! Читала я Владимира Солоухина. И вот моя очередь. Выхожу, вся такая красивая, в темно-зеленом платье, и ка-а-ак, резким движением, раздвину тяжеленные бархатные шторы! Они слетели с колец, грохнулись, члены жюри вздрогнули, подняли головы, а я воскликнула первую строчку стихотворения: «Не прячьтесь от дождя!..» И в душном актовом зале раздались аплодисменты.

Потом было еще два тура. Но решение по Ларочке уже было принято. Правда, она тогда об этом не знала. Только потом ей рассказали, что сидевший в жюри народный артист сказал: «Я в любом случае беру эту девочку!»

Если без театра нет жизни…

В этой истории – вся суть отношения Ларисы Шляндиной к театру.

— Театр должен восхищать, поражать и удивлять, – уверена она. — Но не учить! Мы просто показываем зрителю ту или иную модель поведения, а он сам волен выбирать, что ему ближе. Возьмем, к примеру, сказку про Иванушку. Посмотрит ее ребенок и скажет: «Ах, какой Иванушка смелый, добрый. Как он Кощея одолел! Я тоже таким хочу быть!» И все. Зернышко красоты и добра запало в детскую душу. Я не боюсь за детей, которые ходят в театр. У них будет ориентир в жизни!

Ее ориентир в жизни – Дзержинский драматический театр, семья и книги. Она уверена: любой актерской судьбой распоряжается господин Случай. Ее судьбой сей господин счастливо распорядился в 1982 году, когда привез вчерашнюю выпускницу театрального училища в Дзержинск.

Профессия актера – всегда титанический труд. К сожалению, далеко не все это понимают. Ведь с экранов мы видим знойных красавиц и брутальных атлетов – красная дорожка, поклонники, журналисты… Ах, как хочется окунуться в эту богемную жизнь! «У меня дочка – талант, – умиляется чадолюбивая мамочка. – Она так поет, так декламирует, она такая бойкая, раскованная!»

— Но ведь это – совсем не главное, — убеждена Лариса Михайловна. — Можно сколь угодно прекрасно танцевать и музицировать, но при этом так и не стать настоящим актером. Самое главное – это умение быть в предлагаемых обстоятельствах. Нужно уметь включаться в ситуацию мгновенно. И так, чтобы  вам поверили! Мастер моего курса, заслуженный артист Юрий Орлов, по окончании училища собрал нас и сказал: «Ребята, вы идете в такую профессию, что и врагу не пожелаешь!» Тогда, конечно, мы оторопели, а потом познали всю правоту его горьких слов.

Театр — это всегда жесткая дисциплина. Как в армии. Есть приказ – и его надо выполнять. Планируется новый спектакль, ты мечтаешь о какой-то роли, уверен, что сыграешь ее на отлично. Подходишь к расписанию, а тебя там нет… Не видит тебя режиссер в этой роли. Или не хочет видеть. И он может не видеть тебя и год, и два…

— Я сейчас не конкретно о нашем театре говорю, а о театре вообще как таковом, — продолжает свой рассказ Лариса Шляндина. — А что делать актеру, который не задействован в спектаклях? Тому, кто не служит в театре, этого не понять. Казалось бы, чего переживать – зарплата идет, а ты не работаешь. Красота же! Но только не для настоящего актера. Поэтому я всегда говорю: в театр надо идти только тогда, когда без театра нет жизни! Если у тебя есть хоть малейшие сомнения в выборе профессии – сверни с этого пути. Профессия актера не терпит лености и слабости. Без силы воли здесь нечего делать. Актер должен быть борцом. У актера должно быть честолюбие: если ты не нравишься сам себе, то зачем выходишь на сцену? А когда выходишь на сцену, ты должен думать только о своей роли! Все, что со мной произошло до спектакля, я отодвигаю на второй план. Забываю об этом. Нет, я не равнодушная и не жестокосердная – я просто профессионал. Мои проблемы не должны волновать зрителя. Ведь зритель пришел в ТЕАТР!

Роли нельзя не любить

То, как работает над ролью Лариса Шляндина, – это вообще отдельная тема. Ограничиться прочтением одного сценария?! Никогда! Она проштудирует еще пять-шесть произведений этого автора. Даже если ей достанется эпизодическая роль с объемом текста в полстранички. А как иначе? Ведь надо понять, чем жил писатель, проникнуться временем и местом, где разворачиваются события. Надо окунуть себя (вы помните, да?) в предлагаемые обстоятельства! Этот процесс она сравнивает с добычей полезных ископаемых. Когда погружаешься в произведение и извлекаешь из него максимум. Зачем он так сказал? Отчего она побледнела? Как именно он на нее посмотрел?.. И еще сто вопросов!

— Нельзя просто так запомнить текст. Душой надо работать! – восклицает Лариса Михайловна. – Нас учили: никогда не выходи на сцену просто так. Просто постоять, просто сказать какие-то слова, просто сделать какие-то движения. Нужно выходить со своей позицией. Чтобы твоя душа и совесть дружили с тем, что ты говоришь и делаешь. Чтобы зритель смеялся, плакал, сопереживал, чтобы он уснуть не мог после этого. Вот миссия театра!

Каждую роль она начинает с чистого листа.

— Ну и что из того, что без малого тридцать лет на сцене? Но именно ЭТОГО я еще не играла – значит, буду учиться, — объясняет свою позицию актриса. — Роли свои, как детей, нельзя не любить. Есть расхожее, но очень верное выражение: нужно быть адвокатом своей роли. И я стараюсь. Вот возьмем ту же Обноскину из «Села Степанчиково». Ну, гадина же, ей Богу. Одна фамилия чего стоит! Ворует, подслушивает, провоцирует. А если посмотреть на нее по-другому? У нее же сын. Его нужно поить, кормить. Можно оправдать мать, идущую на подлость ради ребенка? Можно!..

Актер должен получать удовольствие от того, что делает. Иначе вся его неловкость передастся залу. А обмен энергией со зрителями – это то, ради чего служители Мельпомены  выходят на сцену. Стоит такое один раз вкусить – и все: ты пропал! Потому что быть актером – это счастье, уверена Лариса Шляндина.

Екатерина КОЗЛОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *