Газета Город Здравоохранение Профессионалы
20.05.21

Хирург повреждений Евгений Никонов

«Недели три назад у меня был необычный рабочий день: я не сделал ни одной операции, — отвечает он на вопрос, как часто ему приходится стоять у операционного стола. — Попытался вспомнить, когда последний раз еще такое случалось, и не смог».

…Бывают в жизни случайные неслучайности. Когда непреднамеренный, казалось бы, шаг оказывается самым верным. И что-то свыше ведет человека по предначертанному пути. Такова судьба Евгения Никонова, который никогда не мечтал примерить белый халат врача, но стал замечательным доктором. В канун профессионального праздника — Всемирного дня травматолога — наш рассказ о враче травматолого-ортопедического отделения ГБУЗ НО «Больница скорой медицинской помощи г. Дзержинска».

Со сцены — в медакадемию

Характер будущего травматолога закалялся за Северным полярным кругом, в Воркуте, откуда родом наш герой. Полярная ночь, зима, длящаяся больше полугода, солнце, которое несколько месяцев выглядывает буквально на пару часов… Папа, шахтер, так и вовсе света белого не видел: в какую бы смену ни уходил в забой — все равно было темно. Мама работала в детском саду. В общем, медиков в роду Никоновых не было, и о врачевательстве как о будущей профессии Женя не задумывался никогда.

Паренек хорошо учился, серьезно увлекался спортом: до черного пояса по карате оставалось совсем немного. Но в старших классах он отдал предпочтение сцене, а не кимоно. Да-да, параллельно Евгений занимался в школьной театральной студии и даже получил «корочки» руководителя детского театрального коллектива. Основы актерского мастерства, сценическое движение и речь, репетиции, спектакли — все это было безумно интересно. А в 90-е годы, когда родители месяцами не получали зарплату, юноше, как участнику театральных фестивалей, посчастливилось выезжать не только на Большую землю, то есть в среднюю полосу России, но даже побывать в Чехии, Франции и Германии.

— В школе я неплохо успевал по химии и биологии, — рассказывает Евгений Александрович. — И как-то случайно увидел брошюру Ярославской медакадемии. Мысли мои были абсолютно прозаичны. Какой красивый город на берегу Волги, подумал я. Наверное, в нем очень здорово жить! Ну и вообще поступить в медицинский — это же круто! Главной же моей целью было получить высшее образование. Ведь потом можно было уйти в фармацевтику или, к примеру, стать медицинским представителем. Но одно я знал точно: если поступлю, то учиться будет интересно!

Задумано — сделано. Успешно сдав вступительные экзамены, Евгений Никонов стал студентом Ярославской государственной медакадемии. Уезжать от родных и друзей в незнакомый город за две тысячи километров было непросто. Тогда, по молодости, суровые климатические условия родного края не пугали, и из древнего и большого Ярославля студенту Никонову все равно очень хотелось домой, в Воркуту.

Травматология — это мое

Поначалу Евгений склонялся к психиатрии и наркологии.

— Наверное, это были отголоски театрального кружка: хотелось изучать душу человека и тому подобное, — с улыбкой объясняет он. — Но потом я понял, что просто сидеть в кабинете, разговаривать с пациентом и писать истории болезни — это не для меня.

С будущей специальностью (травматолог-ортопед) он определился на пятом курсе медакадемии. Стал посещать тематическую научную секцию, где читались дополнительные лекции и проводились практические занятия. А вечерами, вместо того чтобы законно отдыхать после учебы, ходил в местное отделение ярославской БСМП. Дежурил — это громко сказано: просто наблюдал и набирался ума-разума. Естественно, на безвозмездной основе. Пускали — и на том огромное спасибо. «Постоять за плечами» опытных докторов — это дорогого стоит.

— Сначала вообще мало что понимал, — вспоминает Евгений Александрович. — Просто привыкал к больнице. Потом стал осматриваться, вникать, изредка пускали в операционную. Но как только я попал в экстренное отделение, сразу понял, что травматология — это мое. Все происходило как в кино: привозят пострадавших в дорожно-транспортном происшествии, доктора их осматривают, делаются снимки, выполняются экстренные манипуляции. Все это в бешеном ритме, четко, слаженно, без промедления — их действия буквально завораживали. Я смотрел и надеялся, что когда-нибудь тоже смогу стать таким специалистом!

В 2008 году Никонов окончил Ярославскую государственную медакадемию. Интернатуру решил проходить в Дзержинске, где жили родственники. «Нам нужны такие специалисты», — ответили ему в Больнице скорой медицинской помощи. Правда, взяли не в травматолого-ортопедическое отделение, а в хирургическое. Год он был хирургом-интерном, параллельно дежурил в «травме».

— Мое первое самостоятельное дежурство? — улыбается доктор. — Это теперь в смене два травматолога, а тогда я один был. Привезли пациента с переломом лодыжек. Довольно банальный случай, такие травмы происходят чуть ли не каждый день. Но это казалось простым, когда можно было с кем-то посоветоваться… Уже не вспомню в чем, но в чем-то я в тот момент сильно сомневался. Благодаря современным средствам коммуникации можно отправить рентгеновский снимок, результат КТ, проконсультироваться с коллегами. А тогда я мог просто позвонить более опытным коллегам, и все. Но ночью тревожить людей по не очень серьезному случаю — неудобно. Да и как опыт наработаешь, если будешь бегать за помощью?

Так что пришлось Никонову самому принимать решение — на свой страх и риск. И тогда он понял: игры кончились.

— Сказать, что первое время было страшно — это ничего не сказать, — продолжает Евгений Александрович. — Спать даже ночью вообще не хотелось. Сидел и ждал, когда позовут. И думал: «А вдруг — трепанация черепа? А у меня так мало опыта!». Учился у коллег. После суточного дежурства оставался, ходил в операционную. Заслужить, чтобы тебе доверили сложную операцию — непросто. Сначала постоишь в операционной, наблюдая за работой другого врача, потом инструменты подержишь, винтик закрутишь, рану зашьешь.

В состоянии боевой готовности

— Видите, у меня на полке стоит замечательная книга, — показывает доктор. — Это практическое пособие заведующего кафедрой травматологии и ортопедии Ярославской медакадемии Вячеслава Васильевича Ключевского. Оно называется «Хирургия повреждений». Вот этим мы и занимаемся. Наше травматолого-ортопедическое отделение — одно из самых крупных (если не самое крупное) в Нижегородской области. В прошлом году, когда многие больницы региона были перепрофилированы под ковидные госпитали, мы провели порядка полутора тысяч операций! Мы выполняем все виды остеосинтеза (соединение кости), плановые операции по удалению костных опухолей, эндопротезирование, артроскопические операции.

Операции бывают как запланированными, так и экстренными. Первые, чаще всего, более высокотехнологичны. Ошибочно думать, что так называемые плановые операции проходят более спокойно.

— Не бывает двух одинаковых операций, — говорит Евгений Александрович. — Ведь каждый пациент индивидуален, начиная от строения кожных покровов и заканчивая плотностью кости. И нужно быть всегда готовым к тому, что все может пойти не так, как ты задумал. Меня часто спрашивают, сколько будет длиться операция. Я никогда не даю точный ответ. Заходя в операционную, врач не знает, когда из нее выйдет: может, через пятнадцать минут, а может, и через три часа. Конечно, самое страшное, когда пациента не удается спасти. А тебе нужно выйти и сообщить об этом родственникам. Такое не забывается…

«Травма» — это отделение, где врачи всегда в состоянии полной боевой готовности. Бывает такое, что, к примеру, после массовых дорожно-транспортных происшествий в приемном отделении по двадцать человек ждут срочной медицинской помощи. Выдержка, самообладание, стрессоустойчивость — без этих качеств в травматологии никуда. Да и пациенты бывают разные. Процентов восемьдесят травм люди получают в состоянии алкогольного опьянения. Со всяким отношением приходится сталкиваться доктору — и оскорбляют, и угрожают, а некоторые, не остывшие от потасовки, в которой получили повреждения, и в драку лезут.

— Раньше я не был таким спокойным, — откровенничает Евгений Никонов. — Выдержка пришла с годами. По молодости очень переживал: «Как так — меня и обидели?!». Это неправильный подход. Все эмоции идут изнутри, от гордыни. Я — врач. Моя задача — помочь пациенту, причем вне зависимости от его состояния, пола, возраста и социального статуса. Доктор всегда должен быть беспристрастен. И если отвечает агрессией на агрессию, он в любом случае не прав.

Возможность помочь другим

— Конечно, перед каждой операцией есть определенное волнение, — отвечает доктор на вопрос, не пришла ли с годами и со спокойствием абсолютная уверенность в своих возможностях. — И это нормально. Как плох тот актер, который не волнуется перед выходом на сцену, так плох и тот врач, который равнодушно заходит в операционную. Другое дело, что это волнение никто не должен видеть. Ни пациенты, ни их родственники. Шутишь, общаешься, чтобы не подавать виду. Главное — долго не готовиться, не настраиваться. Закончил обход и сразу в операционную.

Кстати, про театр. Как признается Евгений Александрович, обучение в театральной студии пригодилось ему и в медицине. Умение общаться с людьми, находить с ними общий язык — эти качества родом оттуда, из детства.

— С пациентами нужно разговаривать, — уверен он. — Им больно, страшно, они волнуются. Поверьте, когда им все объяснишь, настроишь на положительный лад, и лечение проходит гораздо лучше.

Помимо коммуникабельности и выдержки, травматолог должен быть выносливым и физически развитым человеком. Ведь он работает с силовым оборудованием — дрели, пилы, шуруповерты, винты, стержни. При этом много операций выполняется под контролем С-дуги, которая делает рентгеновские снимки в онлайн-режиме. Поэтому хирург одет в тяжелый специальный защитный фартук, в состав которого входит свинец. Так что проводимые операции очень энергозатратны.

— Я стараюсь раза три в неделю посещать спортзал, — говорит Евгений Александрович. — Даже когда очень сильно устаю на работе, все равно иду. Там и напряжение спадает.

Ну а основное место для снятия стресса у доктора Никонова — его семейная гавань. Любимая супруга-тезка — Евгения — тоже закончила Ярославскую медакадемию: она — фармацевт-провизор. Никоновы — многодетные родители: старшему сыну Федору одиннадцать лет, среднему —  Ивану шесть, младшенький Петя появился на свет всего месяц назад.

— Однозначно, мой успех — это и успех жены, — уверен Евгений Александрович. — Она всегда и во всем меня поддерживает. Без нее я бы как травматолог не состоялся. Я люблю свою профессию за возможность быть нужным людям. Многие хотят помогать другим, но не все знают, как это сделать. А мне Бог дал такую возможность: чтобы помочь, мне нужно просто прийти на работу!

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *