Армия Газета Город Профессионалы
28.05.21

Часовые страны

Какие ассоциации возникают у вас при слове «пограничник»? У жителя средней части России, который пересекал границу только на транспорте, перед глазами обычно всплывает образ военного с автоматом на фоне красно-зеленого пограничного столба, и, само собой, вспоминаются строчки про самураев, которые «решили перейти границу у реки». Но те, кто нес непростую службу на заставе, далеки от романтики.

Три столба и колючая проволока

Герой нашего рассказа Владимир Широков в детстве мечтал подержать в руках винтовку или автомат Калашникова. В мирное время такое возможно только в армии, но парень собирался в морфлот. Его отец был пожарным, мама работала продавцом. В детстве с соседскими ребятами Вовка играл в «войнушку», приспособив для игры выструганный из доски автомат, и мечтал ощутить в руках тяжесть и прохладную сталь настоящего оружия. После окончания школы помогал вышедшему в отставку отцу с ремонтом машин в автосервисе.

— Когда пришла пора нести службу по призыву, отец предложил мне служить в воинской части поселка Мулино, — вспоминает Владимир. – Конечно, я отказался — что за служба рядом с домом, пионерский лагерь какой-то! Вторым предложением отца стала воинская часть на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане. Я не посчитал себя таким выносливым и попросился на Черноморский флот.

По первому же звонку, в апреле 2000 года, Владимир явился в военкомат, прошел в указанный кабинет, представился. Сотрудница военкомата сказала, что призывник ошибся дверью – в этом кабинете работают с ветеранами. Юноша так и не понял, кто же его так разыграл! В мае ему опять позвонили из военкомата, Володя на этот раз решил перепроверить информацию и выяснил, что его служба в морфлоте «сорвалась». Месяц назад он сам ошибся, а если бы не перепутал номер кабинета и пришел вовремя, то детская мечта о море могла бы исполниться.

5 июня призывник Широков собирал друзей на «проводах», а следующим утром трясся в поезде вместе с сорока другими новобранцами из Нижегородской области в направлении Санкт-Петербурга. Через два дня были в Карелии, вот тогда Владимир понял, что попал на границу. Его местом службы стала войсковая часть, располагающаяся в городе Суоярви и относящаяся к Северо-Западному региональному управлению федеральной пограничной службы РФ.

Суровая Карелия встретила молодых солдат северным летом и сильными ветрами. Ребят, которые добирались до места призыва в гражданской одежде, тут же отправили в баню, отмыли после долгой дороги, выдали обмундирование, стали учить искусству мотания портянок. Володе было проще — правильно наматывать портянки его еще в детстве научил дед.

— Первой информацией для нас стало, что государственная граница России – это линия и проходящая по этой линии вертикальная плоскость, определяющие пределы государственной территории, а граница с Финляндией в сухопутной части протянулась на 1272 километра, — рассказывает Широков. — Граница отмечена маленьким беленьким столбиком, который стоит между полосатыми погранстолбами: бело-синим, под цвета флага, финским и российским красно-зеленым с советских времен. На внешней, то есть обращенной к России, стороне нашего столба изображен герб. За три километра до столбов на нашей территории установлен заборчик с колючей проволокой — это тот промежуток, в котором мы должны поймать нарушителя границы.

На самой русско-финской границе существовало несколько застав, но каждый из нижегородцев мечтал служить на заставе имени земляка — старшего лейтенанта Михаила Шмагрина, погибшего во время советско-финляндской войны.

Позывной «Киприда»

Перед распределением по заставам все новобранцы должны были в течение четырех месяцев пройти школу молодого бойца – «учебку»: освоить тактическую подготовку и хождение строем, изучить правила и приемы стрельбы из оружия, познакомиться с видами пограничных нарядов и способами несения службы.

В самом начале учебы Владимир выбрал должность вожатого служебной собаки пограничных войск. Поэтому его подготовка, кроме общевойсковой, включала в себя получение знаний по содержанию и физиологии собак, занятия по ветеринарии и основам дрессировки. На практических занятиях Широков и его напарник Дик – взрослый пес породы немецкая овчарка – вместе привыкали к выстрелам, учились задерживать нарушителей.

— Я целенаправленно пошел в вожатые служебной собаки: отец в свое время много занимался с собаками, и я рос с немецкой овчаркой, — поясняет Владимир. — Для себя решил, если уж охранять рубежи Родины, то вместе с напарником, на которого всегда можно положиться, собака ведь не предаст и не бросит. Отношения с Диком устанавливал через еду — самый проверенный способ дрессировки.

В октябре рядовой Широков и Дик вышли в свое первое патрулирование. Застава с романтическим названием «Киприда» растянулась на 13 километров: на правом фланге до стыка с ближайшей заставой 3,5 километра, на левом – 10. Сходил в одну сторону – прошел 7 километров, сходил в другую – 20, получается, что за время дозора проходили почти тридцать километров.

— На алюминиевых столбах проволочного забора на нашей стороне были укреплены инфракрасные датчики, которые могли среагировать, например, на крупную птицу или зверя. Такие датчики часто срабатывали по ночам. На моей памяти произошел случай: у дежурного по связи «сработал» участок. С тобой в дозоре собака и напарник, на которого в тот момент только и можно положиться: вся застава, а это человек тридцать, спит в нескольких километрах от тебя, на прибытие «по тревоге» может уйти несколько минут, а ты не знаешь, что там тебя ждет! У нас в погранотряде даже шутка такая была: «Карелия – страна чудес, ушел в дозор и там исчез». Напарником в ту ночь был паренек из Вологды, вдвоем с ним и собакой отправились на обход. Чем ближе подходили к критической точке, тем явственней раздавался треск. Нарушителя на месте преступления мы не застали, но в заборе зияла значительная дыра, а на концах порванной проволоки повисла медвежья шерсть. Дыру заделали. А вообще, в сетку кто только не попадал: рыси, росомахи, волки, лисы, частыми гостями были лоси…

Однажды, на втором году службы Владимира Широкова, как в известной песне, «разведка доложила точно», что жители ближнего зарубежья собираются перейти русско-финскую границу на территории заставы. По позывному «Киприда» (от названия заставы) в тревогу были подняты все, смена караулов проводилась в усиленном режиме. В течение недели каждый день «участок» срабатывал через три-четыре часа: в час ночи, в четыре утра, в восемь утра и в полдень, после чего наступало затишье. Следы нарушителей удалось обнаружить только на соседней заставе. «Киприда» отправилась на подмогу: выставили заслон, Владимир в составе тревожной группы прибыл на точку обнаружения.

— С нашей стороны «нарушителями» в большей мере были заблудившиеся грибники, рыболовы и охотники, — улыбается Широков. — А со стороны Финляндии за время моей службы нарушителей ни разу замечено не было. А зачем им к нам идти? У них и так все хорошо.

А как у них?

Уже в 2001 году граница со стороны Финляндии охранялась посредством камер наблюдения.

— Я несколько раз передавал финским пограничникам их собак, — уточняет пограничник. — Это мы, русские, ходили в дозоры с собаками на поводке. У финнов собаки бегали по периметру со специальными датчиками на ошейниках. Для животного столб — не столб, подбегает к забору — срабатывает система, нахожу собаку в «квадрате», подзываю, веду к финнам. У финнов никакой «колючки» нет, у них везде камеры наблюдения. И никаких разговоров на границе — наряды при встрече должны просто пройти мимо — все приветствия и вопросы типа «как дела?» запрещены.

Если на территории России граница проходит по непролазным болотам, то у финнов топь замощена деревянными настилами. И обмундирование солдат разительно отличается: россияне — в «камуфляже» или «пикселе», в берцах, с автоматом наперевес, финны — в форменном кителе и брюках, кепке и при кобуре с пистолетом.

За время службы Владимир выучил несколько фраз на финском языке, несмотря на запреты, общение с местными жителями все же было установлено.

— В то время границу часто пересекали лесовозы, финны покупали у нас делянку, вырубали лес и вывозили через КПП на свою территорию, — поясняет Владимир. — На второй год службы летом при замене столбов электропередачи в генераторе закончилось масло. Меня, как немного говорящего по-фински, отправили к «соседям», которые неподалеку валили лес. Масло для генератора дали, хотя вначале попросили финляндские марки, но после махнули рукой. Финны не терялись.

Летом 2002 года Владимир демобилизовался, Дика передал новому вожатому, но любовь к немецким овчаркам осталась у Широкова на всю жизнь. Сейчас у него живет красавица-овчарка по кличке Грета.

28 мая Владимир Широков по традиции наденет форму и зеленую фуражку пограничника, встретится с товарищами из боевого братства, чтобы всем вместе спеть про тучи, которые «на границе ходят хмуро», и вспомнить о том, как им, молодым и здоровым парням, была доверена почетная миссия – быть часовыми своей Родины.

Ольга СЕРЕГИНА

Фото из архива В.Широкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *