Газета Художники
16.11.21

Алексей Аникин: «Я учился на картинах Шишкина»

В художественной галерее «Палитра Дзержинска» во Дворце культуры химиков работает выставка дзержинского художника Алексея Аникина «Роскошный мир пейзажа». В интервью «Дзержинским ведомостям» Аникин рассказал о том, как живется художнику вдали от столиц, почему творчество Алексея, в отличие от части коллег, очень востребовано на художественном рынке и чем отличаются авангардисты от реалистов?

В Дзержинске ценят живопись

– На выставке представлено более пятидесяти работ, причем только четыре из них написаны до 2020 года. За полтора года пандемии вы написали 50 картин?

– Я написал гораздо больше. Часть написанного в пандемию уже продана, часть оставлена дома.

– Чем «пандемийная» выставка отличается от прошлых выставок? 

– Здесь впервые представлены работы в жанре анималистики – глухарь, лось, медведь. Раньше животных в таком количестве зрители на моих картинах не видели. Такие работы пишутся чаще всего под заказ – для охотников. Вторая особенность  выставки – поскольку в пандемию я почти никуда не ездил, в ДКХ представлены преимущественно пейзажи, написанные в окрестностях нашего города. Например, Святое озеро, Осовец, впадающий в Оку, вид на Дудин монастырь, озеро Плотинка возле Желнино, дендрарий.

– Некоторые дзержинские художники считают, что Аникин и другие пейзажисты, что называется, «сели на конъюнк-
туру». Как говорили в советское время, «творят на потребу невзыскательной публики». Что скажете?

– Я скажу, что это просто зависть. То же самое мне говорили и 20, и 30 лет назад. Сегодня я еще с некоторыми коллегами-авангардистами подружился, а раньше мне, как говорится, руки не подавали.  Многие из них твердят: «Я не работаю на продажу». Когда люди так думают, они, как мне кажется, врут сами себе: если купить у него картину, он будет счастлив.

– Кто-то из «непризнанных гениев» говорит, что, мол, мои работы в Дзержинске просто некому оценить. Нижний Новгород или Москва – это, дескать, другое дело…

– Москва вне конкуренции. Но в Дзержинске, например, больше настоящих ценителей живописи и платежеспособных покупателей, чем в Нижнем. Владельцы художественных галерей говорили мне, что самые дорогие картины покупают именно дзержинцы. Даже не знаю, почему.

«Люблю свой город»

– А с заказами обращаются?

– В начале 90-х я много писал под заказ: или портреты, или копии картин Айвазовского и Шишкина. Сегодня я практически отошел от заказных работ. Один-два заказа в год. В среднем за год я пишу сто картин. Оставляю себе одно-два произведения. Ну, три-пять. Остальные продаются.

– Выставки проходят и
в Москве, и за рубежом…

– Меня знают, меня приглашают. В том числе и на зарубежные выставки. Недавно, например, звали выставиться в рамках культурной программы Каннского кинофестиваля.

– И?

– Для участия в Каннах нужно заплатить минимум 700 евро за одну картину. Только за то, чтобы она повисела в фойе кинотеатра, где идут фильмы конкурсной программы. Пока думаю. Я принимал участие в международных выставках и даже получал там призы, но сказать, что эти поездки всегда окупались, я не могу. Вот у меня в руках газета «Дзержинец» за 1998 год с характерным заголовком «Художник Аникин: «Мало написать картину, нужно ее еще продать». То есть я думал о том, как продать картину еще
23 года назад.

– На выставках вне родного города указывается, что Аникин – художник из Дзержинска?

– Обязательно. Именно так и указано на бирке, которую вешают на картину. Другое дело, что не все знают, где это. Многие москвичи, например, путают наш город с городом Дзержинский в Московской области. Для меня это важно. Я люблю свой город. Мне здесь все нравится.

–  Уже достаточно давно обсуждается создание на Парковой аллее творческого пространства.

– Я двумя руками за то, чтобы в нашем городе было как можно больше выставочного пространства. Хотя бы потому, что в Дзержинске очень много художников. Краеведческий музей и галерея «Палитра Дзержинска» в ДКХ всех вместить уже не
могут.

– Кстати, недавно открылось третье выставочное пространство – в Доме книги…

– Замечательно. Другое дело, что город должен каким-то образом помогать художникам и всем творческим людям, которые выставят свои работы на Парковой аллее. Например, доставка и хранение картин. В Дзержинске не получится продавать картины прямо на улице, как было много лет на Большой Покровской в Нижнем Новгороде. И город у нас меньше, и Парковая аллея – не главная улица.

С другой стороны, тем, кто занимается мелочевкой, портретами на заказ и прикладными видами искусства (вазочки, брелочки, бусы, игрушки и так далее) такое пространство может стать хорошим подспорьем.

«Не «грублю» с ценой»

– А правда, что чем больше картина по размеру, тем больше она стоит?

–  Нет. Есть миниатюрные работы, которые достаточно высоки в цене.

– Которую назначает автор?

– Изначально цену определяет сам художник. Если он где-то выставляет свою работу, автор согласовывает цену либо с владельцем галереи, либо с другими людьми, которые устраивают выставку. Я определяю цену на свои работы сам. Как правило, со мной соглашаются, потому что видят, что я не «грублю» с ценой. Вот, например, картина «Прогулка в сосновом бору». Стоить дороже, чем сейчас, она не может по определению. Хотя бы потому, что если ее сегодня купят, завтра я нарисую еще 40 таких же или почти таких же картин. А вот,  например, картина «Хозяин», на которой изображен бурый медведь. Ее, грубо говоря, никак не переделаешь. Поэтому эта картина стоит
дороже.

– Есть ли у вас кумир среди маститых художников?

– Я учился на картинах Шишкина. В свое время ходил в Третьяковскую галерею каждый день, изу-
чал технологию. Где и какой свет наложен. Как сделать так, чтобы ядовитый цвет не казался ядовитым? Почему смотришь на картины некоторых художников, а у тебя глаз режет? Вроде краски те же самые. Какой цвет будет гармонировать с этим цветом, а не с другим, и так далее.

– Говорят, что  реалисты терпеть не могут авангардистов и наоборот. Как пример, уличное творчество молодого дзержинского художника Ильи Спиченкова.

– Илья – молодец. Я сам езжу по городу в расписанных им троллейбусах и могу оценить работы Спиченкова, что называется, не с первого раза. Иногда думаешь: «Как он это делает, я бы так не смог!».  Спиченков не гонится за большими и дорогими заказами. Работает по принципу «курочка по зернышку клюет». 

– А граффитисты-монументалисты – не конкуренты?

–  Мы предлагаем зрителю разные виды искусства: они не выставляются в художественных галереях, а я не пишу на стенах.
30 лет назад, когда я начинал, граффити в нашей стране практически не было. Капоты на машинах расписывали. Стены – очень мало.

Люди говорят

Андрей Демидов, куратор галереи «Палитра Дзержинска»:

«Большинство пейзажей Алексея Аникина написано в окрестностях нашего города.  Многие посетители выставки узнают эти места. Это и приносит Алексею дополнительную известность и в нашем городе, и в России. Аникин – «плодовитый» художник, но на качестве его картин это никак не сказывается».

Ольга Устинова, художник:

«Алеша – очень грамотный художник в плане организации творческой деятельности. И очень целеустремленный человек. Усид­
чивый и работоспособный. Никогда не бездельничает.

Алексея порой упрекают, что он подстраивается под зрителя. А для кого же еще  работает художник, если не для зрителя?»

Николай Осока, фотохудожник:

«Когда Аникин только начинал, я называл его художником одного тона. Все картины у него были зеленые. В последние несколько лет Алексей, видимо, почувствовал, что он может и должен быть художником более разноплановым. Что­то в нем щелкнуло и переменилось. Аникин стал более разнообразен. Творческий рост налицо».

Сергей АНИСИМОВ. Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий