Газета От первого лица
02.12.21

Андрей Дьяков: «Мы – единая команда»

За последний год 2-я больница (особенно входящий в нее ковидный госпиталь) заметно преобразилась. И чуть больше года назад у ее руля встал новый руководитель. Положительные перемены и новое назначение – это случайное совпадение или логичная взаимосвязь? Читатели «Дзержинских ведомостей» узнают ответ на этот вопрос из первых уст – от главного врача ГБУЗ НО «Городская больница № 2 г. Дзержинска» Андрея Сергеевича Дьякова, который стал первым в Дзержинске медиком, вышедшим – для прямой и обратной связи – в соцсети.

Новая система движения пациентов

– Андрей Сергеевич, вспомните вашу реакцию на предложение возглавить больницу.

– Да, по сути, никакой особой реакции не было. Надо – значит, надо. Никаких сомнений по поводу справлюсь/не справлюсь не было.

– Вы почти год проработали в должности советника главы города по здравоохранению: со всеми дзержинскими учреждениями были знакомы. Какие проблемы 2-й больницы наметили решить в первую очередь?

– Буквально через две недели, как я стал главврачом, началась вторая волна пандемии новой коронавирусной инфекции. И, если честно, ничего наметить я не успел.  Жили одним днем. Все ресурсы были направлены на то, как в существующих условиях (скудного кадрового потенциала, непродуманной логистики, инфраструктуры помещений) организовать процесс оказания качественной медпомощи. Возникающие проблемы приходилось решать, как говорится, «на коленке».

Дзержинский ковидный госпиталь – один из самых крупных в области. И если в первую волну максимальное количество больных в стационаре составляло 150 человек, то осенью 2020-го эта цифра выросла до 400! Замечу, что мощность инфекционного отделения была всего лишь 35 коек! 
А к нам за помощью ежедневно обращались 80-100 больных.

Нужно было срочно менять структуру госпиталя. И мы разработали новую систему движения пациента. Теперь пациент с подозрением на коронавирусную инфекцию поступает сначала в обсервационное отделение. Там берутся анализы, устанавливается диагноз. Затем, в зависимости от результата – положительного или отрицательного ПЦР-теста – пациента переводят в определенное отделение. В одном у нас лежат только с положительным, в другом – с отрицательным. В последний, кстати, переводятся и те пациенты, которые находятся на долечивании. То есть тест у них уже отрицательный, но последствия заболевания еще остались. Территориально все эти отделения разделены по корпусам.

– Новая система работает без сбоев?

– Когда мы укладываемся в предусмотренный коечный фонд (а это максимум 500 коек), то да. А если больных случается больше, как это было несколько недель назад, то возникают некоторые проблемы.
У нас, в отличие от Нижнего Новгорода, нет запасного «плацдарма», куда можно перенаправить пациентов.

– Из-за этого периодически возникают жалобы, что вы отказываете больным в госпитализации.

– Мы никогда не отказываем в госпитализации тем, кто в ней реально нуждается!
Я не скрываю цифр. Не так давно у нас было 527 больных! То есть 27 человек «назад» у нас уже не было мест, но мы все равно продолжали госпитализировать. Жертвуя имиджем, подставляя себя под угрозу очередных жалоб. Если есть показания, мы положим человека и незамедлительно начнем оказывать ему медицинскую помощь. Да, возможно, какой-то промежуток времени ему придется находиться в не очень комфортных условиях. Но это будет временно. Мы изыскиваем любую возможность. Недавно вот военные нам кровати привозили…

Не стоит настраивать общество на непонятные умозаключения. Каждый конкретный случай нужно разбирать. Вот из последних примеров. Жалоба министру здравоохранения Нижегородской области. Мужчине 1987 года рождения отказали в госпитализации якобы по причине отсутствия свободных мест. Подняли его документы. Легкие – чистые, давление – 130/90, сатурация – 98, температура – 37,3. И это данные от службы скорой помощи, не наши! Впрочем, осмотр нашим врачом состояние пациента подтвердил. А министру написали, что человек чуть ли не при смерти был… 

Повторюсь, даже если нет мест, но мы видим, что у человека есть все показания для госпитализации – низкая сатурация, высокая температура, большой процент поражения легких, мы его обязательно положим. И тут же начнем лечение!

«Я устал от грязи»

– Не устали жалобы читать?

– Я устал от грязи, которую выливают на моих сотрудников. Все могут ошибаться. Не ошибается только тот, кто не работает. Не исключаю, что в таком большом коллективе, как наш, может встретиться и не вполне добросовестный сотрудник. Но в подавляющем своем большинстве здесь – трудяги! Однако люди «выгорают» – уже и зарплаты не зарплаты. И устают они не физически – морально. С одной стороны, они видят горе, смерти, с другой – слышат упреки в свой адрес, хамство. Я вижу, КАК люди работают, с КАКОЙ самоотдачей, и читаю клевету, которую про них пишут…

Я оставляю за собой право за откровенную ложь подавать в суд. И мы будем это делать! Поэтому, кстати, я и начал активную деятельность в соцсетях: завел свою страницу. На то не было никаких приказов сверху, у меня нет никакой цензуры. Просто я решил доводить до дзержинцев информацию о том, что у нас делается, безо всяких кривотолков. Чтобы люди видели не только негатив, но и позитив. И, что удивительно, на моей странице (а она открыта) нет откровенно лживых высказываний и угроз в адрес медиков. Я всегда открыт для диалога. Если обращение конструктивное, отвечу, разберусь в ситуации. Иногда пишут, что будут жаловаться в Минздрав, в прокуратуру. Я спокойно отвечаю: «Ваше право.
От меня вам что-то нужно? Я могу вам чем-то помочь?»

– Говорите, люди «выгорают». Что вы, как главный врач, делаете для стабилизации эмоционального климата в коллективе?

– Я открыт для общения не только в соцсетях, но и тем более для своих коллег. Считаю, что в основе коллектива должны лежать нормальные человеческие отношения. Создавая комфортные взаимоотношения со своими прямыми подчиненными, я настраиваю их на ретрансляцию таких же взаимоотношений и дальше. Я всегда говорю: мы – единая команда! Но психология психологией, а материальное поощрение, конечно, никто не отменял. Мы за этот год значительно продвинулись в направлении повышения заработной платы. Согласитесь, это тоже немаловажный элемент эмоционального комфорта.

«Облик больницы складывается из мелочей»

– В каких еще направлениях продвинулись? Подписана на вас в соцсетях: что ни день, то приятная новость.

– Да, мы времени не теряем. Потихоньку создаем определенные бытовые условия, которые позволят оказывать медпомощь немного на другом уровне. Знаете, мне не привыкать руководить учреждением в некий переломный момент. Я никогда не приходил на все готовенькое: получается, каждый раз выступал в роли кризисного менеджера. Нисколько не умаляю заслуги моего предшественника: Сергей Алексеевич Шамин всегда держал руку на пульсе. Просто внимание (соответственно, и финансирование) со стороны области было не таким, как сейчас. Да и не готова была изначально больница к таким нагрузкам, какие легли на нее, когда она стала ковидным госпиталем: каждый день приходится решать нерешаемое и связывать несвязываемое. Знаете, я долгое время работал в БСМП (не в Дзержинске). Там было 13 операционных залов! Но по интенсивности такой режим работы, какой здесь каждый день, там случался раз-два в месяц…

Началось обновление ковидного госпиталя с привлечения внебюджетных средств. Спасибо меценатам! Было отремонтировано приемное отделение, способное принять 120 человек в день и позволяющее развернуть пять врачебных кабинетов. Сделали несколько палат повышенной комфортности. Они – как образец, по которому и дальше будем приводить стационар в порядок. Пока в плане декоративного ремонта приостановились. До тех пор, пока не отремонтируем крыши и отопительную систему, не сменим сантехническое оборудование. Средства на капремонт кровли первого корпуса (где реанимация и оперблоки) и гаражных блоков Минздрав уже выделил. Контракт заключим в этом году, отремонтируем, понятное дело, в следующем, когда снег сойдет. Занимаемся подготовкой проектно-сметной документации по сантехнике и отоплению. Если все будет благополучно, летом-осенью следующего года решим и эти проблемы.

– Хозяйский подход…

– Когда ты видишь, как что-то потихоньку, но меняется, это радует: к больнице отношусь как к своему дому. Лично я не смогу жить в доме, где кирпичи падают на голову, где забор кривой, где трава не покошена, где грязно и неуютно. Как я гостей приведу в такой дом?

Вот, к примеру, была проблема – разрушенная часть стены у входа во второй корпус. Мы ее восстановили. Заодно и всю входную группу – крыльцо, навес, освещение сделали. Теперь кирпичи на голову не падают. Кстати, обновили и входную группу первого корпуса, где приемный покой. Что еще? Всего сразу и не вспомнишь. Заборы отремонтировали, установили много пластиковых окон (хотя надо в десять раз больше!). Закупили новые кровати, постельное белье, одеяла, подушки. Обновили шкафчики для хранения лекарственных препаратов, стойки для капельницы, кушетки, каталки. Пошили всем сотрудникам форму. Из таких вот мелочей и складывается облик больницы. Причем чем больше делаешь – тем больше хочется.

Против ковида – только вакцинация

– Новым дорогостоящим медоборудованием похвастаться можете?

– В прошлом году купили компьютерный томограф. Он был введен в эксплуатацию в рекордно короткие сроки – за считанные дни. Обычно столь серьезная техника ждет официального «одобрям-с» месяц. В рамках федеральной программы по развитию первичной медико-санитарной помощи в поликлинике № 1, входящей в состав нашей больницы, скоро появится эндоскопическая техника, аппарат УЗИ и рентген-аппарат.

– А поликлиника № 2 как-то обновляется?

– В поликлинике № 2 вместо аналоговой установили IP-телефонию. Создали с нуля колл-центр: выделили кабинет, купили мебель, компьютерное оборудование. Сейчас внедряем систему видеонаблюдения в местах общего пользования. Со звукозаписью.

Опережая ваш вопрос о проблеме очередей, скажу следующее. Поликлиника №2 по количеству прикрепленных пациентов – одна из самых крупных в области, а по кадровому оснащению – одна из самых скромных. Когда я вступил в должность главврача, укомплектованность участковой службы составляла 30 процентов! Это значит – один врач на три участка. Отсюда все проблемы: с дозвоном, с затяжным визитом врача, с очередями в регистратуру и нехваткой талонов.  Мы приложили немало усилий, чтобы поменять имидж нашего учреждения в медицинском сообществе, и к нам потихонечку стали приходить новые сотрудники – фельдшеры, врачи. В основном это дзержинцы, которые работали в Нижнем.

– В завершении нашего разговора не могу не спросить вас о динамике заболеваемости ковидом.

– Полторы недели назад мы впервые за два месяца четвертой волны зафиксировали число госпитализированных менее 400 человек. Для сравнения, месяц назад это число превышало 500 человек! Сократился и поток поступающих в стационар. Поликлиническая служба также отмечает позитивные тенденции. Если все пойдет благополучно, в декабре мы выйдем на минимальные показатели. Но это не повод, чтобы расслабляться. После Нового года, прогнозирую, начнется еще одна волна: из Европы идет новый штамм ковида.

– И нет никакой возможности ее избежать?

– Простая арифметика. В Дзержинске – 70 тысяч вакцинированных (прибавим максимум еще десять тысяч тех, кто сделал прививку, к примеру, в Нижнем) плюс 20 тысяч переболевших новой коронавирусной инфекцией. Взрослого населения в городе – 180 тысяч. Вот и считайте: примерно у половины жителей не выработан иммунитет от ковида!

И это очень печально. Вирус коварен. Он мутирует. И молодеет. Если раньше пациентов до сорока лет в госпитале были единицы, то сейчас даже в реанимации лежат молодые люди. Поверьте мне! В ежедневном режиме лично осматриваю каждого больного в реанимации и о каждом тяжелом пациенте в стационаре получаю развернутый доклад. С полной ответственностью заявляю: сегодня от ковида может защитить только вакцинация!

Беседовала Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий