Газета Город Культура
13.05.21

Живопись для души Владимира Корнева

Владимира Корнева в Дзержинске знают многие. Причем не как собственно художника, а как педагога, бессменного (с 1984 года) руководителя студии «Юный скульптор» и автора керамической миниатюры «Растяпинская забава». Поэтому в традиционной рубрике «Дзержинские художники» корреспондент «Дзержинских ведомостей» решил рассказать больше о Корневе — живописце, мастере пейзажа и картин в стиле, который сам Владимир Васильевич называет абстрактным символизмом.

Школа живописи

Мало кто знает, что сначала воспитанники студии «Юный скульптор» хотели «делать большие скульптуры и украшать ими город». В 80-е годы появилась задумка установить малые архитектурные формы возле центрального универмага. Руководство универмага было не против. Несколько лет «большие скульптуры», изготовленные детьми, действительно стояли возле центрального универмага. Авторы идеи воодушевились. В какой-то момент Владимиру Корневу и его ученикам показалось, что еще немного и скульптуры заполнят территорию всего города — будут радовать дзержинцев буквально на каждой остановке общественного транспорта. Но…

— Город нас тогда не поддержал, мы обиделись и стали делать маленькие скульптуры — «Растяпинскую забаву», — говорит Владимир Васильевич.

Корнев — потомственный художник. Его отец работал художником-оформителем в кинотеатре «Родина».

— Мое детство прошло в этом кинотеатре, — вспоминает Владимир Васильевич. — В детский сад меня не водили. Мама часто отдавала меня отцу в мастерскую художника в «Родине». Чтобы я не отвлекал его от работы, отец подкидывал мне фотографии из фильмов и акварельные краски. Я сидел и раскрашивал эти снимки. Вот такая первая моя школа живописи.

Пленэрист из райисполкома

В 1973 году, после окончания Горьковского строительного техникума, Корнева направили на работу в Дзержинский райисполком. Владимир работал одновременно помощником главного архитектора Льва Ершова и начальником инспекции госархстройконтроля района. Принимал построенные здания, выдавал строительные паспорта. Все время мечтал быть свободным художником. В прямом и переносном смысле.

При райисполкоме в то время была создана производственная группа, которая занималась художественным оформлением зданий в Дзержинском районе. Корнев, в частности, оформлял наглядную агитацию в совхозе «Сеймовский», Домах культуры поселков Ильиногорск и Решетиха. Параллельно писал картины и учился в Костромском пединституте на художественно-графическом факультете.

— Я пишу и сюжетные картины, и портреты, — говорит художник. — Но основное мое направление в живописи — пейзаж.

Корнев всегда стремился работать над картиной быстро, искал различные способы скоростного письма. Например, выйти на пленэр и нарисовать картину, что называется, за один присест, не дорабатывая дома детали. Владимир Васильевич  называет себя «пленэристом». Это живопись для души. Хотя, как настоящий профессионал, он умеет творить по-разному.

В 90-е годы Владимир Корнев писал невероятно много и в разных жанрах. Был необычайно востребован. Достаточно сказать, что в течение 1992 года на Большой Покровке в Нижнем Новгороде дзержинец продал 150 своих работ!

Художественный забор

Дзержинские художники, среди которых был Корнев, стали первопроходцами в новом деле уличных продаж картин в конце 80-х годов. Тогда только что открылась после реконструкции московская улица Арбат, которую сразу же оккупировали уличные художники. Стало понятно, что так можно организовать дело и в других городах России. Например, в Нижнем Новгороде.

— Мы сначала облюбовали место на Верхне-Волжской набережной — недалеко от Художественного музея, — рассказывает Владимир. — Чтобы привлечь к себе внимание, ставили этюдники и рисовали портреты прохожих. И тут же на заборе вывешивали свои пейзажи, написанные накануне.

Время было перестроечное, дефицитное. Катастрофически не хватало… рамок для картин. Дзержинские художники, приехавшие завоевывать областной центр, поступали просто. Шли в книжный магазин, покупали там репродукции, вынимали их из рамок и вставляли туда свои работы.

— Сейчас — рай для художника, — констатирует Владимир Васильевич. — А в то время в свободной продаже не было ни кистей, ни холстов, ни красок. Но больше всего не хватало рам.

После Верхне-Волжской набережной группа художников из Дзержинска переместилась ближе к зданию Художественного салона на Большой Покровке. Картины вешали на ставшую впоследствии легендарной ограду здания физического, а затем — филологического факультета университета им. Н.И. Лобачевского.

— Две первые секции забора первыми начали использовать под картины мы, дзержинские художники. Набрались смелости, — улыбается Владимир Васильевич.

Переоценить опыт уличных выставок живописи трудно. Это было место встречи художника и его зрителя, а также потенциального покупателя.

— Нас интересовали не столько деньги, сколько общение, — поясняет Корнев. — Мы искали ответы на профессиональные и метафизические вопросы. Например: «Что ты из себя представляешь, как художник?». Нам нужна была обратная связь с нашим зрителем, и мы ее получали. Когда выставляешь работу на выставке или в салоне, реакции зрителей ты, как правило, не видишь. А тут стоят люди, рассматривают твои работы и высказывают свое мнение о них, не зная, что художник находится у них за спиной и внимательно слушает. Потом кто-то спрашивает: «А где сам художник?». Выходишь из толпы, чтобы услышать, какой ты хороший мастер, и можно ли купить вот эту картину…

При чем здесь консервы?

Ориентиром для цены уличных картин служила заявленная стоимость полотен в Художественном салоне, который располагался в ста метрах от «художественного забора». Нечто подобное существовало в 90-е годы и в Дзержинске. Местный Арбат располагался возле драмтеатра. Такой площадки сейчас очень не хватает в городе.

— Идея нового выставочного пространства на Парковой аллее в Дзержинске исходит от нас, — поясняет Владимир. — Мы все время бьемся, чтобы «Арбат» был в нашем городе. В Дзержинске живет немало сильных художников. Причем это должно быть не сезонное, а постоянное художественное пространство. Чтобы можно было выставлять свои произведения и в мороз, и в дождь.

По мнению Корнева, продажа картин на свежем воздухе — только один аспект проблемы. Не самый главный. Гораздо важнее момент просвещения. Это будет рассказ об изобразительном искусстве, общение художников напрямую с горожанами. Дзержинские мастера живописи хотят перевоспитать нашу техническую интеллигенцию.

Корнев приводит в пример эпоху Возрождения. В итальянском городе Флоренция в XV веке появились банкиры Медичи, которые усиленно скупали произведения искусства. В конечном итоге живопись и скульптура стали востребованными в обществе. Более того — искусство вошло в моду. Безусловно, Дзержинск XXI века превратить во Флоренцию эпохи Возрождения невозможно да и не нужно. Но почему бы не создать атмосферу в обществе, когда люди понимают и ценят искусство?

— Дело ведь не в деньгах, а в желании людей увидеть, понять, оценить живопись, — говорит наш герой. — Повторить картину невозможно. Вдохновение посещает художника только однажды. Второй раз в одну и ту же реку не войдешь. Если уж удалось тебе это написать — береги. А если продавать — то продавать надо достойно!

Некоторые работы Корнева не продаются. Никому, никогда, ни за какие деньги.

Владимир называет себя экспериментатором. «Мне нравится момент поиска», — говорит художник. На заказ, впрочем, Корнев тоже пишет — портреты, пейзажи. Одно время Корнев работал в стилистике, которую он сам называет абстрактным символизмом. Вспоминает забавный случай. Заказчик попросил написать в фирменном корневском стиле лов рыбы в Охотском море. Зачем — не сказал. Выяснилось, что покупатель занимался рыбопереработкой в Нижнем Новгороде. В конечном итоге две работы художника украсили собой… рыбные консервы и офис фирмы.

Сергей АНИСИМОВ

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *