Газета Памятные страницы
27.08.21

«Коктейль смерти» из Дзержинска

В поддержку голосования за присвоение Дзержинску звания «Город трудовой доблести» в редакцию еженедельника «Дзержинские ведомости» приходят письма от читателей. Каждый из горожан имел право высказать свое мнение относительно этой инициативы. Ведущий специалист по связям с общественностью и СМИ АО «Авиабор» Анна Лисенкова подготовила исторический экскурс, посвященный производству легендарной противотанковой самовоспламеняющейся жидкости «КС» на Дзержинском
химическом заводе.

С самых первых дней войны

…В самом начале Великой Отечественной войны завод получил особо важное задание Государственного комитета обороны – создать противотанковую жидкость. За несколько дней до 22 июня 1941 года из Москвы от кандидата химических наук Пойлата Ефремовича Казаряна пришел пакет с надписью «Вскрыть в первый день войны». В информации пакета сообщалось о том, что существует принципиальная возможность соединения компонентов «КС», но пакет не содержал ни подробной рецептуры, ни технологии, ни проекта установки по получению продукта.

Возникла необходимость срочно наладить производство этого оружия. Техническое руководство работами поручили П.В. Смирнову – опытному руководителю и отличному специалисту. (Газета «Социалистическая индустрия», 1984, 28 августа.) В конце июня 1941 года химики приступили к делу. Завод не располагал временем для глубокой лабораторной и опытной проверки технологии производства «КС. В заводской многотиражке отмечалось: «Ознакомление с технологией ограничилось проведением лабораторного синтеза в стеклянной колбе. Несколько пробных операций получения «КС» в металлических аппаратах провел начальник смены Ладо И.Ф. и старший аппаратчик Оселедкин И. в присутствии начальника цеха Ульянова М.П., старшего инженера ПТО  П.В. Смирнова». (Газета «Красный химик», 1980, 25 сентября.) Большую роль сыграл довоенный эксперимент, который вселял веру в положительный результат. Обстановка на фронте диктовала начать немедленный выпуск «КС», химикам нужно было работать в ускоренном темпе.

На смену, как на подвиг

Монтировать установку начали на окраине комбината, возле болота, куда сбрасывали огарки и шлаки. Бригада слесарей, руководимая И.С. Конюховым, работала круглосуточно и закончила все монтажные работы на установке за несколько суток. (Газета «Красный химик», 1980, 25 сентября.) И.С. Конюхов рассказывал: «Такого слова «трудно» не было. Было – «надо». Все понимали, что надо и как можно быстрее надо сделать «КС», чтобы не допустить фашистов к Москве. Поэтому никого не приходилось уговаривать оставаться на рабочих местах. Со слипшимися от усталости глазами обессиленные люди продолжали монтаж». (Газета «Красный химик», 1980, 25 сентября.)

Сразу же после монтажа в первой декаде июля 1941 года начался синтез «коктейля смерти». Вручную в стальные чаны загружали компоненты жидкости, а потом аппаратчик в асбестовом костюме из фанерной кабины перемешивал все простыми деревянными веслами. Готовая жидкость могла загореться или взорваться в любое время. Ожоги от нее были очень болезненными и долго не заживали даже от одной капли.

Работники центральной лаборатории для защиты людей на производстве «КС» предоставляли асбестовые шлемы, закрывающие голову и плечи, костюмы, длинные фартуки. Но это не спасало – от взрывов появлялись сильные ожоги. Процесс стал несколько управляем после того, как новый начальник установки
А.А. Калинников в августе 1941 года заметил, что один из компонентов необходимо брать не в сухом, а в сыром виде. Однако и после этого случаи гибели людей на производстве совсем не прекратились. Каждый раз рабочие шли на смену, как на подвиг.

По свидетельствам участников создания «КС», а также согласно архивным документам, в частности, приказу № 317 по Чернореченскому химическому заводу от 10.07.41 г.  «Об организации похорон погибших на производстве» (ГАГО, фонд 1458, опись 4, д. 97, л. 114.), 9 июля 1941 года при выполнении правительственного задания по созданию «КС» погибли газосварщики Теребилин Александр Федорович, Балашов Александр Алексеевич, Балашов Владимир.

13 августа 1941 года при проведении синтеза «КС» от взрыва погибли начальник смены Михаил
Хватков и лаборантка Мария Баскова. Из архивных документов известно, что работники установки выполняли план на 170% и более. В списках стахановцев: Хватков М.А., Сорокин П.И., Кондюрин Н.В., Дорофеев Д.О. и другие.

Готовый «коктейль смерти» без всякой задержки отправляли с завода на фронт. Первая колонна в составе 125 автомашин и вторая из 250 автомашин прибыли под Москву в сопровождении специалистов завода начальника смены И.Ф. Ладо и старшего аппаратчика Оселедкина. В то же время на заводе производилась и разливка «КС» в стеклянные бутылки в цехе под руководством инженера М.П. Лазуткина. 

Зимний «коктейль смерти»

Еще до наступления холодов химики поняли, что при охлаждении способность к самовоспламенению у «КС» снижается, а при температуре –15 градусов смесь переходила в твердое состояние. Необходимо было срочно создать «зимний» вариант – незамерзающую жидкость. Решить дело помогло важное назначение: 3 июля 1941 года во главе Центральной заводской лаборатории встал Григорий Михайлович Стронгин – замечательный химик, человек высочайшего ума и широкой души.

Вместе с назначением Стронгин получил задание в кратчайший срок создать незамерзающий вариант «КС». Советоваться было не с кем – институты эвакуировались на восток. Григорий Михайлович вспоминал спустя много лет в своем очерке «Особое задание»: «Разделились на две смены. Каждая работала по двенадцать часов. Военные наведывались каждый день. Не торопили, понимали, что подталкивать никого не надо… Состояние души было тягостное… Совершенно случайно мне пришла мысль, что жидкость не будет замерзать, если она будет полимером. Я интуитивно чувствовал, что получится, хотя почти никто в это не верил. На специально оборудованном полигоне, где находились листы котельной стали и ванна с водой, чтобы можно было броситься в нее в случае неожиданного возгорания одежды, начали бить бутылки с нашим вариантом «КС». Какое огромное чувство радости мы испытали, увидев, что получилось жидкое, незамерзающее и самовозгорающееся при низких температурах вещество! Но получить искомое в лабораторном реакторе одно, а перенести это даже на опытную установку – совсем другое… Неожиданно температура в котле начала быстро расти, крышка слетела, раздался взрыв…»

Работать становилось все опасней. Над Дзержинском уже пролетали фашистские самолеты. Каждая минута жизни людей, работающих над «КС», могла стать последней. Сотрудники лаборатории все-таки изготовили реактор непрерывного действия. Проверили его на всех возможных режимах. Дело пошло хорошо, но и здесь дала о себе знать недостаточная опробованность. Опять был взрыв и жертвы – погибли аппаратчица и лаборантка.

Чуть позднее был найден безопасный способ получения этой противотанковой зажигательной смеси. За самоотверженность, проявленную при разработке технологии и производства «коктейля смерти», ряд чернореченцев был награжден правительственными наградами. В феврале 1942 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении А.М. Климахина, П.В. Смирнова и Г.М. Стронгина орденами Трудового Красного Знамени.
В мае 1943 года за большой вклад в деле разгрома врага завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
При вручении правительственной  награды  председатель Президиума Верховного Совета СССР
М.И. Калинин сказал: «В самые тяжелые, полные опасности для Родины дни войны, когда враг рвался к Москве, чернореченцы первыми вложили в руки наших солдат грозное боевое оружие, от которого запылали вражеские танки».

Справка

По предложению Стронгина самовоспламеняющаяся жидкость состояла из растворенного в сесквисульфиде фосфора. Введение в состав одного из полимеров придавало жидкости незамерзающие качества. В названии жидкости появилась буква «Т», которая обозначала, что жидкость термическая, незамерзающая.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *