Над Баграмом дует ветер…


17.02.24 09:01

Каждый год 15 февраля отмечается годовщина вывода советских войск из Афганистана

Каждый год 15 февраля отмечается годовщина вывода советских войск из Афганистана
Газета Есть такая профессия

В этот раз дата юбилейная – 35 лет. Памятное событие в истории нашей страны и очень важное для участников военного конфликта и их семей. В редакцию газеты обратился гвардии майор запаса, кавалер ордена «За службу Родине в ВС СССР» III степени Александр Артамонов. В прошлом году (№ 14, от 16 февраля 2023 года) мы уже публиковали выдержки из его личных дневников о службе в Кабуле. Сейчас представляем вниманию читателей воспоминания Александра Николаевича о Баграме.

15 февраля отмечается годовщина вывода советских войск из Афганистана

«Здесь вам не Кабул…»

«Утром 25 июня 1985 года наши, из батальона охраны, на всепроходной «шишиге» довезли меня до северо-западной окраины Кабула, так называемого Теплого стана. А дальше я на попутной БРДМ-2, которую комендантский пост включил в «сборную» колонну, поехал на север, в сторону Баграма.

В БРДМ были два хулиганистых молодых офицера: старший лейтенант – за рулем и капитан. Как только поехали, сразу, в нарушение всех инструктажей, «оторвались» от колонны. Водитель пересел на спинку сиденья: ноги в кроссовках на руле, голова без шлема – над люком, на глазах специальные очки – обзор хороший. В руках длинные палки, снизу прикрепленные к педалям. Передачи рычагом переключает сидящий на правом сиденье капитан. Скорость на шоссе более 100 км/ч. При этом на дороге, которая проходила через Аминовку, успевали объезжать все воронки от взрывов и мин. Шумахер и Джеймс Бонд отдыхают!

Наконец, показываются строения: прямо и слева – афганские, направо – КПП, ворота и Баграмский военный гарнизон. Прибыли.

Через главный КПП зашел на территорию гарнизона. Слева магазин военторг, дальше парк боевой техники. Поворачиваю направо. Слева большой металлический ангар – сборно-разборный модуль (СРМ): это гарнизонный дом офицеров, или попросту клуб. Справа забор, за ним несколько щитовых модулей – это управление и штаб дивизии. За модулями заглубленное укрепленное строение – центр боевого управления (ЦБУ) дивизии.

Баграм – это небольшой город к северу от Кабула, похожий на небольшое селение с аэродромом – авиабазой. Между ними 50 огненных и очень опасных километров. Город окружен горами, стоит на высоте 1500 метров над уровнем моря, как в чаше. Поэтому летом температура на солнце здесь до +60 0С градусов, зимой снега не бывает.

***

По прибытии представился командиру дивизии – генерал-майору Исаеву Василию Ивановичу. Получил инструктаж. Он приказал мне снять с груди знак «Гвардия» и белый ромб о военном образовании. Сказал: «Здесь Вам не Кабул». Чтобы знаки не сверкали на солнце и не выдавали офицера. На панаме и кепке приказал сменить офицерскую кокарду на солдатскую звездочку.

Вообще генерал-майор Исаев был очень хороший человек, умный и заботливый командир. Позже он несколько раз лично вызывал меня к себе для докладов о боевом применении боеприпасов.

В дивизии я сменил балагура и весельчака богатырского телосложения старшего лейтенанта Александра Несмеянова по прозвищу «Грустный». В армии он остался после военной кафедры института и службы лейтенантом по призыву. Но фору мог дать любому кадровому. Не зря он был назначен знаменосцем при награждении дивизии вторым орденом Красного Знамени.

***

Будучи назначенным на должность помощника начальника службы РАВ 108-й мсд по боеприпасам, я «перепрыгнул» ступень полкового звена и сразу попал в дивизию. Сам, конечно, не ожидал столь стремительного повышения, поэтому поначалу немного волновался. Раньше отвечал за обеспечение и исправность вооружения, боеприпасов и приборов отдельного батальона численностью порядка 350 человек, а теперь – за обеспечение всеми видами боеприпасов целой постоянно воюющей мотострелковой дивизии численностью более 14 тысяч человек.

Еще дивизии была постоянно придана вертолетная эскадрилья. А во время проведения крупных боевых операций в Панджшерском ущелье служба вооружения обеспечивала все прибывающие туда части.

По боеприпасам вел два вида учета: один оперативный – на планшете, по докладам из частей, второй – документальный, по накладным и книгам учета.

***

Условия проживания в дивизии были немного лучше, чем в батальоне охраны. Но главное, конечно, не условия, а моральный климат в коллективе. В Баграме я часто с теплотой вспоминал ставший мне родным Кабульский 1357-й отдельный батальон охраны, вспоминаю его и сейчас. Коллектив там был небольшой и очень дружный, все как родные. А здесь людей много, все разные, очень деловые и серьезные. Оно и понятно: задачи они выполняли более масштабные.

Разместили меня в щитовом модуле (казарме). В нашей комнате жили пять человек: я, помощник начальника автомобильной службы дивизии, старший лейтенант Леонид Косицкий, помощник начальника бронетанковой службы, дивизии капитан Александр Голов, помощник начальника связи дивизии по засекреченной аппаратуре связи, капитан Виктор Теущаков, помощник начальника службы РАВ дивизии по пунктам управления, капитан Владимир Кон.

В комнатах только ночевали, и то не всегда и не все. Жара, кондиционер справляется плохо. У входа – посты дежурного по общежитию. Дежурили женщины – служащие Советской Армии. В конце коридора душевые кабины, стиральные машины, электроутюги, доски для глажения, электроплиты. По сравнению с крепостью – цивилизация. Прямо за нашим модулем – о счастье! – баня.

Напротив модуля, через дорогу – щитовой домик под охраной часового: комната для хранения оружия офицеров и прапорщиков управления и штаба дивизии. Оружие получали только при выходе за территорию штаба. Каждый знал не только номер пирамиды (шкафа) и ячейки, где стоял его автомат, но и мог наощупь взять его по тревоге в темноте. Мой АК-74 №827842 был в пирамиде номер четыре, третий справа. Пистолеты – всегда при себе.

Дальше, за оружейной комнатой, была большая столовая… Во всех частях, в основном около штабов, под маскировочными сетями были места для курения и отдыха – самые настоящие оазисы среди жары.

От пыли до пули

Зона ответственности дивизии начиналась на севере – от пыльного города Пули-Хумри… Далее на юг, через высокогорный Гиндукуш-Доши, Хинджан, перевал и тоннель Саланг, Джабаль-ус-Сирадж, Панджшерское ущелье, Гульбахар, далее – Чарикар, Баграм, Аминовка, Кабул, затем на восток – Сароби и, наконец, Джелалабад – с обезьянами на пальмах. Общая протяженность маршрута зоны ответственности 380 км.
Не считая еще самого Панджшера.

Были у нас в Афганистане и свои поговорки на все случаи жизни: «Если хочешь жить в пыли, поезжай в Пули-Хумри. Если хочешь пулю в зад, поезжай в Джелалабад». Получается, что зона ответственности нашей 108-й мотострелковой дивизии была от пыли до пули.

***

В Рухе в составе 108-й мсд был и 682-й мсп, в/ч пп 86997. До 2.01.1980 года он дислоцировался в городе Дзержинске Горьковской области. Здесь он был в составе Сормовской 60-й танковой дивизии как 285-й танковый полк в/ч 77755. 14.02.1980 года 285-й тп в составе 201-й мсд убыл в ДРА в город Кундуз, затем передан в 108-ю мсд и передислоцирован в Баграм.

Полк уходил в ДРА из Дзержинска полностью укомплектованным личным составом, поэтому в 1980-1982 годах в этом полку, тогда еще танковом, в Кундузе и в Баграме служили все наши земляки – дзержинцы. После 1982 года на замену им стали прибывать военнослужащие из других регионов СССР.

23.03.1984 года 285-й тп переформирован в мотострелковый, получил закрытый (действительный) номер – 682 и передислоцирован в Панджшерское ущелье в Руху. Таким образом, он оказался в самом отдаленном и самом опасном месте Афганистана. Поэтому одних только боеприпасов в полку было десять боевых комплектов, причем всех видов, то есть больше боевой нормы в среднем в десять раз.

***

В Кабуле было всё ново, много впечатлений: старинная крепость, большой старинный восточный город, а здесь только одноэтажные мазанки, один большущий рынок, жара, ежедневная и круглосуточная работа по обеспечению войск боеприпасами, война, война и война…

Как и в Кабуле, после обеда обязательно ветер с пылью, но ветер сильнее и пыли больше. Фотографировать в Баграме было некогда, да и особо нечего. Никакого бега по утрам, конечно, нет. Сходить в магазин военторга, который совсем рядом, и то некогда…

***

Дорога через Баграм, вдоль аэродрома, была уложена бетонными плитами… Танки своими гусеницами разбили все стыки плит. Дорога стала как стиральная доска, поэтому на свой страх и риск выезжали через дыру в ограждении на идущую параллельно дороге взлетную полосу аэродрома, по которой в любой момент могли взлетать штурмовики…

Каждый раз при движении по городу в сторону складов проезжали через рынок, который был по обе стороны от дороги. Женщин без паранджи в городе не увидишь совсем… В дуканах полумрак, пахнет товаром, чаем, шурпой. Дуканщики нахваливают товар и жуют «чарс» (местный наркотик)…

***

Периодически дежурил помощником оперативного дежурного по 108-й мсд. Дежурства были хоть и напряженными, но в комфортном помещении, на телефонах, и не надо никуда бежать, ехать или лететь. Случались ночами душманские минометные обстрелы штаба дивизии: тогда объявляли тревогу… Все военнослужащие, кто ночевал в модулях, поднимались, надевали каски и бронежилеты, занимали оборону.

***

В 1984-1986 годах в Афганистане происходили самые крупные боевые столкновения с душманами. Они были хорошо вооружены и обучены своими  заокеанскими «хозяевами»… По данным разведки, на лето 1985 года основные, самые крупные, банды душманов находились в районах Баграма,  Панджшерского ущелья,  Чарикара и Джабаля-ус-Сираджа.

***

Командир дивизии генерал-майор Исаев лично иногда выезжал с офицерами управления в район Чарикара для рекогносцировки на местности. Затем отправлял их в полки дивизии для подготовки боевых операций.

Из рейсов в Джелалабад зимой с 1985 на 1986 год наши иногда привозили в Баграм обезьян. Ловили их там, одевали в хлопчатобумажное обмундирование, на голову – шапку-ушанку со звездой, в лапы – палку вместо оружия. Представляю удивление душманов, когда они видели в бинокль такого сильно небритого советского воина с обезьяньей мордой, сидящего на БТР. Обезьяны были, конечно, расстроены тем, что их привезли из лета в зиму, и дрожали при температуре около 0 градусов, но на бронемашинах сидели цепко. Потом их, конечно же, возвращали назад в Джелалабад, в лето. Не всё же на войне горевать да воевать.

***

В середине 1985 года началась грандиозная Панджшерская операция… Сразу попал в такую круговерть, словами не опишешь! В район Баграма прибыло очень много войск. Надо было круглосуточно грузить и разгружать буквально сотни КамАЗов с боеприпасами, принимать самолеты, отправлять и сопровождать десятки вертолетов и небольших колонн с боеприпасами в районы боевых действий… После операции в дивизию привезли много трофейного оружия и иностранные боеприпасы».

Продолжение в одном из следующих номеров.

Ранее мы публиковали историю и выдержки из личных дневников гвардии майора запаса, кавалера ордена «За службу Родине в ВС СССР» III степени Александра Артамонова.

Ксения КНЯЗЕВА

Фото из личного архива Александра Артамонова

Оставить комментарий