Я с «Корунда» никуда!


14.04.24 03:17

История ветерана химического производства из Дзержинска

Я с «Корунда» никуда!
Газета Есть такая профессия

Чернореченцы всегда оставались верными своей традиции: в первую очередь осваивать производство той продукции, в которой остро нуждается государство. Сегодня рассказ о Евгении Дмитриевиче Бровко – ветеране ООО «Корунд» (в прошлом «Чернореченский химический завод имени М. И. Калинина»).

Это была судьба

Евгений родился 1 января 1942 года в одной из глухих деревушек на Алтае. Родители были из сельской интеллигенции: мама – учительница в начальной школе-четырехлетке, а папа – председатель колхоза. Отец ушел на фронт, сибирская дивизия, в которой он воевал, в числе других в октябре 41-го была переброшена под Москву. В тех боях отец мальчика получил тяжелое ранение и был эвакуирован в Ковров.

«У него вся жизнь связана с армией. А мама была единственным на всю деревню педагогом. Вспоминала, что в ее классе на одном ряду сидели первоклашки и четвероклашки, на другом – все остальные ученики. Так она и занималась со всеми сразу. Была и завучем, и учителем, и завхозом»,

говорит Евгений Дмитриевич.

После войны семья Бровко по долгу службы перебралась в украинский город Рени на Дунае, затем отца перевели в Николаев на Черном море, потом всё семейство оказалось в Тюмени и, наконец, вернулось на родину, в Алтайский край, в город Бийск.

Окончив школу, Женя устроился на работу в «П/Я 28» – филиал Московского НИИ-9, на базе которого предстояло создать многопрофильный институт оборонного назначения.

Для выполнения этого задания направили Якова Федоровича Савченко, который в течение 17 лет трудился на заводе им. Свердлова на ответственных должностях.

«Я стал работать в лаборатории взрывчатых веществ. Было очень интересно – инженер дает рецептуру приготовления пороха, там указаны вещества, которые нужно смешать, их дозировка и прочее, произвести воспламенение смеси и зафиксировать характеристики. Таким же образом создавались образцы взрывчатых веществ. После их упаковывали и отправляли на испытания. Шутники поместили перед входом табличку: «Всяк входящий сюда, оставь свои надежды…». Так и шло всё своим чередом – снимали характеристики, инженеры вносили коррективы в рецептуру и получали следующее задание»,

рассказывает наш собеседник.

Конечно, на тот момент Евгений еще не был профессиональным лаборантом, но работа была ему по душе – он с готовностью учился и был на хорошем счету в лаборатории. В то время Яков Федорович Савченко работал над кандидатской диссертацией и ему понадобились специалисты для выполнения серии опытов. В эту небольшую группу инженеров и техников попал и Бровко, так как лаборанты и техники из Дзержинска и других городов еще не прибыли.

Я с «Корунда» никуда!

Дальнейший путь Евгения был определен, и он твердо решил связать свою жизнь с химическим производством. Поступил в институт и, отучившись один год в Бийске, перевелся на вечернее отделение Горьковского политехнического института. Переехал в Дзержинск и одновременно с учебой начал трудиться на Чернореченском химическом заводе в Центральной заводской лаборатории в методико-аналитической группе, которой руководил талантливый ученый химик-аналитик Георгий Владимирович Заваров. Он и сделал из Евгения настоящего лаборанта.

Всегда в лидерах

Позднее Евгений Бровко перешел работать на производство в цех фосгена сменным мастером, а затем начальником смены.

«Этот цех – единственный в то время в стране – выпускал сильнодействующее ядовитое вещество – фосген, который относится к продуктам двойного назначения. В мирное время использовался для получения полупродуктов лекарственных препаратов, которые отправляли на фармацевтические заводы»,

поясняет Евгений Дмитриевич.

После окончания института в 1967 году его вместе с другими молодыми специалистами, уже имевшими практический опыт, направили в строящееся новое производство аммиака на должность начальника смены.
«С робостью и волнением я вступил на площадку производства. Проходя мимо установленного оборудования, думал, справлюсь ли я? Ничего подобного я еще не встречал. Меня встретил строгий изучающий взгляд начальника производства, Ибрагима Гиреевича Баширова. Визуальное «тестирование» я прошел успешно и сразу же вместе с коллегами отправился на стажировку в другие города. К концу декабря производство было введено в эксплуатацию», произносит Евгений Дмитриевич.

А уже в марте 1968-го завод получил первые тонны аммиака на новом производстве.

«Тогда это был большой шаг вперед. С достижением проектной мощности выпуск аммиака составил 25 тонн в час. Примерно столько же, сколько старый цех выпускал за сутки. Опыт, приобретенный там, в дальнейшем помогал в решении многих проблем»,

отмечает наш рассказчик.

Спустя три года Евгения Дмитриевича назначили руководителем сектора производственно-технического отдела (ПТО), в том числе занимавшегося вопросами охраны природы: контролем выбросов в атмосферу, в водоемы, работы очистных установок, состояния сточных вод от цехов, выхлопов в воздух.

«Я там не засиделся – много бумажной работы, волокиты. Хотелось живой инженерной работы, изобретать, проявить себя в других делах. К этому с пониманием отнесся Борис Иванович Коломазов, начальник ПТО. Он и предложил директору завода Алексею Георгиевичу Петрищеву назначить меня заместителем начальника цеха изоцианатов, который «лихорадило», план не выполнялся, были большие перерасходы сырья. Возглавил его Юрий Николаевич Буданов, бывший заместитель начальника одного из цехов в производстве аммиака. Мы были молоды, амбициозны, оба аммиачники – ну и взялись за дело»,

признается Евгений Дмитриевич.

Первая половина дня молодых начальников проходила в цехе. Так они вникали во все тонкости, а после обеда садились за документацию.

Спустя год цех выбился из отстающих в передовики, стал занимать призовые места в заводских соцсоревнованиях, а молодые руководители получили признание в коллективе.

Перед предприятием, наращивающим из года в год свою мощь, встали очередные задачи. На этот раз – по созданию цеха модифицированных изоцианатов. Началось всё в 1976 году, когда московский автозавод имени Ленинского комсомола обратился к химикам с просьбой разработать необходимые пенополиуретановые компоненты для производства сидений и спинок из эластичного мягкого материала.

Понимая, что заграничное сырье было очень дорогим, задачу решили специалисты из Владимирского ВНИИСС и Дзержинского ГИАПа, создав технологию получения полиэфирного и изоцианатного компонентов, а предприятию предстояло создать производственные участки и освоить выпуск этой продукции.

«Для завода это было совершенно новое и необычное дело. Руководство предприятия озадачило нас в первых числах января, а в марте уже нужно было выпустить первую тонну продукта. Кадров не хватало, зарплата была низкой, аппаратчики разбежались. Немногих специалистов удалось вернуть, изменив зарплатную сетку. Остальных набирали с улицы, учили. Времени было мало, поэтому иногда сами вставали в смены, пока новички обучались и работали под нашим присмотром»,

вспоминает Евгений Бровко.

Официально цех был создан 23 января 1978 года, а через 17 дней была получена первая тонна суризона АТМ – так химики называли новую продукцию. Она успешно прошла испытания, став первым продуктом, получившим Государственный знак качества. Большая заслуга в этом Сергея Сергеевича Балова, заместителя начальника цеха, грамотного, трудолюбивого, способного инженера. С той поры «Москвичи» стали комплектоваться сиденьями из отечественного пенополиуретана, а с увеличением объемов производства и «Жигули», и «Волги».

Я с «Корунда» никуда!

В 1979 году министерство включило «Корунд» в «Программу по подготовке и оснащению олимпийских объектов». Чтобы обеспечить мебельную промышленность пенополиуретанами, необходимо было срочно разработать технологию и проект новых установок. Три тысячи тонн нужных компонентов предприятие выдало досрочно. Это помогло вполовину уменьшить закупку сырья из-за границы.

«Самой интересной страницей в моей производственной жизни было создание производства по выпуску блочного открытопористого пенополиуретана марки ППУ ЭО-100. Этот материал имеет прямое отношение к афганским событиям. Наша авиация несла много потерь в летном составе и в технике, так как противник бил из пулеметов по топливным бакам самолетов и вертолетов. Для их защиты и разработали рецептуру и технологию ППУ ЭО-100. Опытные партии продукта прошли проверку в боевых условиях. Минхимпром принял решение разместить производство этого материала на «Корунде». Цеховой персонал прошел обучение и успешно освоил работу по выпуску этого крайне необходимого материала».

Его стали сразу отправлять на военные ремонтные заводы для заправки топливных баков боевой техники. Запас топлива стал меньше, но при попадании осколков и пуль в топливные баки взрыва не происходило, и у летчика было достаточно времени для возвращения на аэродром.

Трудовая вахта продолжается

В 50 лет Евгений Дмитриевич оформил пенсию, но продолжил трудиться на заводе в должности заместителя главного инженера по производству. Потом стал начальником службы технического контроля. Там он проработал около десяти лет, руководя работой 18 лабораторий, пяти контрольных групп, под его руководством находился коллектив численностью 300 человек.

Предлагали ему работать и на других заводах, на что Евгений Дмитриевич неизменно отвечал: «Я с «Корунда» никуда!». На заслуженный отдых он вышел лишь в 2008 году, спустя 46 лет после того, как начал работать на родном предприятии.

Но и сейчас его жизнь тесно связана с «Корундом» – он состоит в Совете ветеранов предприятия. А это насыщенная интересными и значимыми событиями жизнь: городские и областные смотры, конкурсы, КВН и игры «Что? Где? Когда?». И другие важные дела.

Одно из самых главных сегодня – поддержка наших бойцов, участников СВО. Ветераны «Корунда» стали изготавливать маскировочные сети и уже отправили «за ленточку» 16 штук. В этой работе занято около 50 человек. С каждой сеткой они посылают бойцам письма и подарки. Еще изготавливают окопные свечи, вяжут носки – в общем, активно занимаются сбором гуманитарной помощи.

«За годы, проведенные на химпроизводстве, было много самых разных событий, связанных с быстрыми темпами строительства, проведением реконструкций, освоением новых технологических процессов, преодолением разных трудностей и проблем в техпроцессе. Но этим и была интересна работа. Нам никогда не приходилось подолгу ждать гостей из НИИ – мы были для них опытной площадкой. И самое главное – мы видели результаты своего труда», завершает разговор Евгений Дмитриевич.

Напомним, новый бетонный завод построили в Дзержинске.

Наталья ПАВЛОВА

Фото из личного архива Евгения Бровко

Оставить комментарий