Газета Город Образование Юбилей
11.03.21

Жизнь, полная воспоминаний

В русском языке слово «юбилей» появилось в начале XIX века и имело вполне
определенное значение — торжество, которое совершали через каждые 50 лет. С тех
пор многое изменилось, в том числе и регулярность празднования юбилеев.
Неизменным остается, пожалуй, одно: как и два столетия назад, лишь единицам
удается достичь столетнего рубежа, и такие долгожители всегда вызывали особое
уважение! Наша героиня — Антонина Григорьевна Аржанова — как раз из аксакалов:
6 марта она отпраздновала свой 100-й день рождения!
Правильный выбор
Тонечка родилась в 1921 году в Вязниках. Окончив в родном городе
педагогическое училище, она попала по распределению в село Никулино (тоже во
Владимирской области). Стать учителем начальных классов она захотела, глядя на свою
первую учительницу Марию Сергеевну — женщину очень приятную и открытую. Тогда же
объявила маме, что уже выбрала себе будущую профессию. Время показало, что выбор
был правильный, на всю жизнь.
– Когда спустя два года молодые учителя покидали Никулино, нас провожали всем
селом, детишки плакали, так им не хотелось с нами расставаться, – вспоминает Антонина
Григорьевна. – Конечно, мы были молодыми, задорными, поэтому за стенами школы
общение с детьми не прекращалось. Целые выходные проводили с ними, и даже с горок
катались все вместе.
Но в суровое военное лихолетье было не до бурных развлечений. Когда началась
война, Антонине и ее коллегам по сельской школе довелось трудиться на
торфоразработках, изведав все тяготы нелегкого труда.
Отработав в глубинке, Антонина переехала в Дзержинск. Было это в 1943 году.
Устроилась в физико-математическую школу №2. Через год молодому педагогу дали свой
класс, и пошло-поехало. Школа уже на тот момент считалась лучшей в Дзержинске, и тем,
кто приезжал познакомиться с молодым городом химиков, обязательно хотелось побывать
в этом учебном заведении. Отсюда и многочисленные проверки, комиссии…

  • Я жила прямо в лаборантской, – рассказывает Антонина Григорьевна. — Комнаты
    начали распределять, когда здание школы покинул госпиталь (школа №2 находилась в
    переулке Жуковского, где сейчас располагается Дзержинский филиал ННГУ им. Н.И.
    Лобачевского, — прим. О.К.). Очень тяжело жилось: нищета, отопления практически не
    было. Случалось такое, что просыпаюсь утром, а чай, оставленный в чашке с вечера,
    замерз, покрылся льдом. Писать на уроках было нечем, чернила готовили сами, и они
    тоже замерзали. Металлическим пером потыкаешь в чернильницу, лед пробьешь и
    пишешь, а в качестве тетрадок у ребят были книжные страницы или обои. ЗдОрово тогда
    помогали заводы, они давали нам бумагу. И несмотря ни на что, и в войну, и в
    послевоенные годы жили мы дружно, с уважением, все держались друг за друга.
    А в 1954 году в Дзержинск приехали представители Министерства иностранных
    дел СССР набирать учителей на работу в Германскую Демократическую Республику, в
    школу при министерстве. Стали вызывать кандидатов на беседу, отобрали пять человек,
    из которых в ГДР поехали трое. Одна из них – Антонина Аржанова, успевшая
    зарекомендовать себя с лучшей стороны.
    – Представляете, когда мы приехали, там набрали сразу девять первых классов! –
    восклицает Антонина Григорьевна. – В Союзе такого никогда не было…
    Учить пришлось детей военных и министерских сотрудников. Два года пролетели
    очень быстро.
  • Коллеги, оставшиеся дома, завидовали нам, — улыбается Антонина Григорьевна. —
    В ГДР работали две школы при министерстве: одна в Берлине, другая в Карл-МарксШтадте (ныне – Хемниц). Мы попали во вторую. В качестве здания под школу было
    отдано находившееся там ранее военное училище.
    На автобусе — по Восточной Германии
    В Карл-Маркс-Штадте было акционерное общество по добыче урана. Директор
    предприятия к тому времени уже шесть лет работал в Германии, и в школе учились двое
    его детей. Он взял шефство над учебным заведением.
  • Каждый выходной к школе подъезжал автобус, и для нас проводилась экскурсия,
    – поясняет Антонина Григорьевна. – Таким образом мы объездили всю Восточную
    Германию. Больше всего мне запомнились Бухенвальд, монумент «Воин-освободитель» в
    Берлине и походы в кино. А когда у учителей пришла пора летнего отпуска, директор
    шефствовавшего над школой предприятия отправил нас в пионерский лагерь на
    Балтийском море, где мы прожили два месяца со своими ребятами, с пионерами. Это было
    незабываемо!
    С немцами жили дружно, все вместе играли в волейбол, ходили в гости. 9 Мая в
    Советском Союзе тогда был еще рабочим днем, а в Германии – выходным. В этот день
    они приходили поздравлять русских с Днем Победы и обязательно приглашали в
    ресторан.
    – В ресторане мы в тот вечер здорово посидели, – вспоминает юбилярша. –
    Осталось в памяти, что на столе было много закусок, но порции были очень маленькие. А
    когда немцы пришли к нам в гости, наш стол, собранный по всем правилам русского
    гостеприимства, их очень удивил. Еще запомнилось, как во время месячника германосоветской дружбы для нас устраивали экскурсии на местные заводы и в школы. Мой класс
    пригласили в детский сад, я своих учеников попросила вести себя хорошо, чтобы подать
    пример будущим первоклассникам. Интересно, что когда мы туда пришли, дети тут же
    начали между собой меняться галстуками.
    Между тем на фоне заграничного благополучия специалистам из Союза
    приходилось помнить о строжайшей дисциплине. Однажды пронесся слух, что одну
    молодую учительницу досрочно отправляют домой. Кто-то подглядел и донес, что она
    встречается с советским солдатом, а такого рода общение было под запретом. Директор
    школы спросил у нее: «Зачем к тебе ходил солдат?», она в ответ: «Я ему воротнички
    подшивала к гимнастерке, а он меня учил играть на гитаре». С тем и уехала…
    А когда пришло время дзержинским учителям планово возвращаться на родину,
    устраивавший автобусные туры директор добывающего предприятия в знак
    благодарности за хорошую работу выписал им премиальные.
    Представлена к высокой награде…
    Муж Антонины Григорьевны, Леонид Семенович, с которым они в браке более 60
    лет, родом из Брянска. Там окончил лесохозяйственный институт и в 1951 году приехал в
    Дзержинск на практику.
    – Мы закладывали питомник в поселке Пушкино и дендрарий, – уточняет глава
    семейства. – Потом, через год, я опять приехал в Дзержинск, защитил проект по
    восстановлению лесов в дзержинском лесхозе и поехал в Читу, в Забайкалье, где работал
    лесничим в городском лесничестве. А потом уехал на реку Шилку. С Тоней мы тогда
    переписывались, вся любовь была в письмах. Три года общались на расстоянии, после
    чего воссоединились.
    У Антонины Григорьевны и Леонида Семеновича сын, внучка и два правнука
    (одному шесть лет, другому два годика). Хорошие ребятишки!
    – Я порой, конечно, начинаю брюзжать, но близких надо уметь прощать, мало ли
    какие ситуации случаются, – смеется Антонина Григорьевна. – И всем советую: берегите
    любовь! Это главное в семье. Когда ее нет, тогда очень плохо. Если бы можно было
    повернуть время вспять, то единственное, что бы мне хотелось изменить, так это родить
    еще ребенка. Но в послевоенное время многие жили трудно, зарплаты были грошовые, и
    мы боялись, что не справимся.
    Наша героиня вела активную социальную жизнь, не ограничиваясь стенами школы.
    В начале 1960-х годов она была депутатом Городского совета. В коллекции наград
    Аржановой — орден Ленина, медали «За доблестный труд» и «За трудовое отличие», знак
    «Отличник народного просвещения».
    Стоит напомнить, что до 50-х годов прошлого века школа №2 оставалась женской
    гимназией, потом мужские и женские школы объединили. С мальчишками Антонина
    Григорьевна также быстро нашла общий язык. Среди выпускников Аржановой немало
    известных людей: Михаил Сеславинский – российский государственный и политический
    деятель, исследователь книжной культуры, библиофил; Сергей Калинин – профессор
    радиофака Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского;
    Татьяна Мелендина – актриса дзержинского театра драмы; Елена Мизгунова – почетный
    химик; Ольга Осипова – уважаемый соцработник и многие другие.
    – Орден Ленина я получила в 1969 году, – рассказывает Аржанова. – В то лето
    работала в пионерском лагере при заводе имени М.И. Калинина. И вот приехал тогда к
    нам секретарь горкома, спрашивает директора лагеря: «Как она работает?». Ему сказали,
    что замечательно. После этого он сообщил, что меня представили к высокой
    правительственной награде, что уже было известно. Награждение проходило в Горьком, в
    обкоме партии, причем в День учителя!
    В 1975 году Антонина Григорьевна закончила свою трудовую деятельность и ушла
    на заслуженный отдых. По ее словам, самым активным классом был выпуск 1947 года.
    Ученики и учитель до сих пор общаются: они приходят навестить ее, звонят. За последние
    несколько месяцев самым популярным вопросом у бывших подопечных Аржановой был
    такой: пригласит ли она их на свое столетие? Конечно же, пригласит!
    Ольга КУЗЬМИНА
    Фото из личного архива А.Аржановой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *