Газета Доска почета
24.07.21

Пароль «Добро»

«Молодцы ребята», – так думает каждый, глядя на волонтеров, помогающих искать пропавших людей. «Я бы теоретически тоже так мог/могла, но у меня же работа, семья», – добавляет при этом большинство. Поисковики, услышав такое объяснение, наверное, просто улыбнутся и… несмотря ни на что, снова откликнутся на пароль «Добро». Так, как это делает руководитель Дзержинского филиала Нижегородской региональной общественной организации «Поисково-спасательный отряд (ПСО) «Волонтер» Надежда Ступницкая.

«А можешь помочь?»

Желание делать добро у Надежды Ступницкой в крови. В детстве она «тренировалась на кошках». Если без шуток, то подбирала бездомных животных, мыла их, лечила, устраивала акции по сбору корма, находила хозяев. Если пристроить в добрые руки не получалось, после долгих уговоров мамы оставляла питомцев у себя.

Со временем волонтерство девушки стало «событийным»: она помогала в организации и проведении различных мероприятий. «А можешь помочь?» – на этот вопрос она никогда не могла ответить отрицательно. Да и круг общения был (и остается) соответствующий: такие же, как она, активные и неравнодушные люди. Шесть лет назад Надежда откликнулась на призыв нижегородских кинологов, которые искали статистов для соревнований: нужно было изображать человека, заблудившегося в лесу. Заинтересовалась, стала ездить к ним на тренировки, познакомилась с волонтерами, ищущими пропавших людей. «Раньше думала, что поисковики – это герои, обладающие чуть ли не сверхъестественными способностями, – улыбается собеседница. – Оказалось, что они такие же обыкновенные люди, у которых есть и работа, и семья. Из необыкновенного у них разве что желание бескорыстно помогать другим. Даже если тебе, к примеру, физически тяжело пройти по лесу десять километров или не с кем оставить маленького ребенка, ты можешь помочь в сборе и распространении информации, расклеивании плакатов и прочее. Словом, если хочешь помогать – поможешь».

«Доброволец России»

Первый поиск, в котором приняла участие Надежда, был неудачным: 56-летнего мужчину, пропавшего в Чкаловском районе, так и не нашли. Тогда она впервые побывала на настоящих болотах. Ощущать, как земля «уходит из-под ног», было жутковато. Особенно, когда местный провожатый, советующий идти за ним след в след, отлучился, пообещав вернуться, да в круговерти поисков забыл про волонтеров. Надя с напарницей так и стояли, боявшись сдвинуться с места, пока кинолог из поискового отряда не помог им выбраться на твердую почву.

С тех пор Ступницкая с ПСО «Волонтер» не расставалась. А в 2017 году – с проектом создания в городе филиала этого отряда – пошла покорять молодежную администрацию. Потом выиграла городской конкурс соцпроектов. Так постепенно дзержинский отряд поисковиков разрастался – и людьми, и техникой. С двух волонтеров (сама Надя и инфорг Ольга Миклюкова) состав актива филиала вырос до тридцати человек (плюс еще сто человек, которые помогают периодически). Были подписаны соглашения о сотрудничестве с администрацией Дзержинска, с силовыми структурами (МЧС, МВД), Единой дежурно-диспетчерской службой. Поверьте, это дорогого стоит, когда волонтеры работают в тесной связке со всеми, кто участвует в поиске.

Уровень развития Дзержинского филиала ПСО «Волонтер» и широту поставленных перед ним задач оценили на самом высоком уровне. В этом году Надежда Ступницкая стала первой на Всероссийском конкурсе лучших волонтерских инициатив «Доброволец России» (номинация «Организация добровольчества»). Победа (которую, кстати, она считает не личной, а отрядной) принесла самое главное – новые знакомства с добровольцами всей страны.

Так, уже осенью в Дзержинске стартует совместный с калининградскими поисковиками проект «Помоги мне вернуться домой». Будет открыт пункт выдачи термонаклеек для родственников людей, страдающих потерей памяти. На наклейке – информация: где живет такой человек, его имя, кому можно позвонить в случае необходимости. Кроме того, для родственников будут проводиться консультации, им расскажут о профилактических мерах, необходимых для предотвращения самовольного ухода таких больных из дома. «Пожилые люди, страдающие деменцией, очень часто теряются, – говорит Надежда. – На одинокого ребенка на улице почти каждый обратит внимание, а вот одинокую бабушку, пусть даже бесцельно идущую куда-то, мало кто заметит. А такие люди могут идти-идти… Пока силы будут».

Еще одно, не менее важное достижение дзержинских волонтеров – получение отдельного помещения в жилом доме по проспекту Ленина, 43. Теперь волонтерам будет где хранить специальное оборудование, проводить обучающие курсы и прочие мероприятия.

«Найден! Жив!»

Поисковики разные и по возрасту, и по социальному положению: студенты, бухгалтеры, директора, домохозяйки, сотрудники силовых структур… Из сотен, проходящих обучение, остаются единицы. Многие не выдерживают, когда раз за разом участвуют в безрезультатных поисках или когда находят трупы и видят безутешных родственников, когда приходится говорить, что поиск окончен, людям, для которых ты – последняя надежда.

«Две недели активных поисков, – рассказывает Ступницкая о пропавшей в Кстовском районе 13-летней Маше Ложкаревой. – Вечером и ночью прочесывали местность, спали час-полтора (в лучшем случае), утром – на работу, а после опять на поиски. Через двадцать дней, уже в Богородске, пропала 9-летняя Маша Люлина. И опять – такой же режим. И снова безрезультатно. Когда 1 сентября поступила заявка о пропаже еще одной Маши, у нас волосы встали дыбом. Приехали на место, развернулись. И вдруг по рации: нашли! Боже, какое это было счастье! Мужчина, похитивший девочку, услышал шум и отпустил ее. В нашем деле, особенно когда речь идет о пропаже детей, счет идет на минуты и часы. Чем больше будет резонанс – тем выше шанс найти ребенка живым и невредимым!»

«С одной бабушкой я сутки по телефону связь держала, – вспоминает волонтер. – Она все время говорила одно: болят ноги, не могу идти, хочу пить. «Принесешь мне воды?» – спрашивала. У меня слезы текли. «Принесу! – восклицала я мысленно. – Знать бы, куда нести!» И не найти ее было особенно страшно: как так? Ведь вот, разговариваю я с ней, жива она. Нашли мы ее через трое суток…»

Подобных историй – и со счастливым концом, и с трагическим – Надежда Ступницкая может рассказать множество. К слову, работает она простым менеджером, воспитывает дочь Наташу, которая, привыкнув к частым отъездам мамы, сама собирает ей рюкзак, заваривает чай. Спрашиваю руководителя отряда: как же вы живете в таком ритме, с таким грузом печального опыта?

«Не скрою, устаю, – признается Надежда. – Иногда даже хочется все бросить и уйти. Но когда благодарят родственники, когда пишут добрые слова… Мы это, шутя, называем своей зарплатой. А эти два коротких слова «Найден! Жив!»… Они перекрывают всю усталость, все трудности. Подумаешь, беда: не спала пару ночей. А человека-то нашли! Нет, мы не считаем себя героями, но точно знаем: мы делаем все, что от нас зависит!»

Екатерина КОЗЛОВА

Фото Руслана Лобанова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий